Мудрый Юрист

Актуальные вопросы предварительного расследования по делам о невозвращении на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран

Грозин В.Ю., старший оперуполномоченный по особо важным делам оперативно-розыскного отдела Московской северной таможни.

С 1994 г. в нашей стране установлена уголовная ответственность за невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран.

Вместе с тем за весь прошедший период по фактам преступного невозвращения на территорию РФ культурных ценностей было возбуждено не более двух десятков уголовных дел. Весьма примечательно, что в 2000, 2003, 2004 гг. по ст. 190 УК РФ не было возбуждено вообще ни одного дела.

Представляется, что практически полное отсутствие случаев выявления вышеуказанных преступных деяний свидетельствует не столько об их реальном отсутствии, сколько о крайне низкой результативности проводимой таможенными органами работы по их выявлению.

Недостаточная эффективность данной работы, по мнению автора, в значительной степени обусловлена тем, что у дознавателей и сотрудников соответствующих оперативных подразделений таможенных органов отсутствует четкое понимание того, что организационной основой выявления и расследования данной категории преступлений должен служить институт таможенного контроля, грамотное использование результатов которого способно существенным образом снизить уровень их латентности.

Представляется, что при выявлении и анализе организационно-тактических особенностей процессуальной и криминалистической деятельности дознавателей и следователей на этапе принятия решения о возбуждении уголовного дела по ст. 190 УК РФ, установлении типичных следственных ситуаций и разработке алгоритма действий на первоначальном и последующих этапах предварительного расследования по данной категории уголовных дел, а равно в ходе разработки и обоснования тактических рекомендаций по проведению отдельных следственных действий, а также по применению специальных познаний при расследовании невозвращения культурных ценностей на территорию РФ особое внимание должно быть уделено следующему: 1) контроль исполнения обязательств лиц об обратном ввозе вывезенных ранее с таможенной территории РФ российских товаров, если такие товары подлежат обязательному обратному ввозу в соответствии с законодательством РФ, является составной частью таможенного контроля (п. 3 ст. 360 ТК РФ); 2) обратный ввоз на таможенную территорию РФ не позднее дня истечения срока временного вывоза вышеуказанных товаров является требованием таможенного режима "временный вывоз" (п. 1 ст. 256 ТК РФ). То есть невозвращение культурных ценностей представляет собой нарушение не только законодательства об их вывозе и ввозе, но и таможенного законодательства.

Учитывая изложенное, можно заключить, что надлежащим образом оформленные результаты проведения таможенного контроля имеют существенное значение для формирования доказательственной базы по уголовным делам рассматриваемой категории, содержат сведения, на основе которых в определенном УПК РФ порядке устанавливается наличие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а сам институт таможенного контроля по праву подлежит признанию в качестве организационной основы деятельности должностных лиц таможенных органов, связанной с осуществлением проверочных и следственных действий, необходимых для выявления и расследования преступного невозвращения культурных ценностей на территорию РФ.

В соответствии со ст. 157 УПК РФ в компетенцию таможенных органов как органов дознания входит возбуждение уголовных дел по ст. 190 УК РФ, а также производство неотложных следственных действий.

Порядок возбуждения уголовных дел установлен ст. 146 УПК РФ, которая в качестве обязательных условий для возбуждения уголовного дела устанавливает наличие повода и основания к возбуждению уголовного дела, предусмотренных ст. 140 УПК РФ. Специфика возбуждения данных уголовных дел обусловлена следующим.

  1. В подавляющем большинстве случаев поводом к принятию такого решения выступает сообщение о совершенном преступлении, исходящее от должностного лица таможни, в зоне деятельности которой соответствующие культурные ценности были помещены под таможенный режим "временный вывоз", оформленное в виде рапорта об обнаружении признаков преступления, составленного в порядке ст. 143 УПК РФ. При этом сообщение о непосредственном обнаружении должностным лицом отдела таможенных режимов, осуществляющими контроль исполнения обязательств об обратном ввозе вывезенных ранее с таможенной территории РФ культурных ценностей, обычно становится единственным реальным источником первичной информации о деянии, содержащем признаки данного преступления.
  2. Неосуществление обратного ввоза в РФ временно вывезенных товаров, подлежащих в соответствии с законодательством РФ обязательному обратному ввозу, а равно незавершение в установленные сроки таможенного режима "временный вывоз" являются административными правонарушениями (далее - АП), предусмотренными соответственно ч. 2 ст. 16.18 и ч. 3 ст. 16.19 КоАП РФ. То есть законодательно предусмотрена ситуация, когда за одно таможенное правонарушение возможно одновременное наступление ответственности двух субъектов: должностных лиц или иных работников юридических лиц по УК РФ, а юридических лиц по КоАП РФ. Производство по делу об АП в отношении юридического лица осуществляется независимо от возбуждения и расследования уголовного дела по ст. 190 УК РФ. В результате одни и те же предметы могут быть вещественными доказательствами по уголовному делу (ст. 81 УПК РФ) и по делу об АП (ст. 26.6 КоАП РФ), во многом совпадают обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ и ст. 26.1 КоАП РФ), одни и те же лица являются свидетелями по обоим делам (ст. 56 УПК РФ и ст. 25.6 КоАП РФ). Сказанное указывает на необходимость взаимодействия лица, принимающего решение о возбуждении уголовного дела по ст. 190 УК РФ и производящего предварительное расследование, с лицом, осуществляющим производство по делу о соответствующем АП.
  3. Из каких бы источников ни поступали в отделы дознания таможен материалы с признаками преступлений для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, они должны быть проверены в порядке. Так как в УПК РФ практически не содержится предписаний о конкретных формах проверочных действий (за исключением указанных в ч. 1 ст. 144 УПК РФ), особое значение приобретают положения ТК РФ, относящиеся к осуществлению таможенного контроля в форме получения пояснений (ст. 369). Получение должностным лицом таможенного органа сведений об обстоятельствах, имеющих значение для проведения таможенного контроля, от декларантов и иных лиц, имеющих отношение к вывозу культурных ценностей, может оказаться ценным юридическим инструментом, позволяющим на стадии возбуждения уголовного дела получить достаточные данные, указывающие на признаки рассматриваемого преступления.

Не меньшее значение институт таможенного контроля имеет и для такой формы процессуальной деятельности таможенных органов, как производство неотложных следственных действий по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 190 УК РФ. Дознавателю, приступившему к производству неотложных следственных действий, необходимо прежде всего выяснить, содержит ли уголовное дело все необходимые для расследования материалы и документы (таможенные декларации, транспортные документы, уставно-регистрационные документы юридических лиц и др.), которыми уже располагает таможенный орган, и в обязательном порядке истребовать их. Если же производство по делу о соответствующем АП еще не завершено, то следует решить вопрос о том, чтобы по мере обнаружения в ходе такого производства новых материалов и документов, имеющих значение доказательств и для уголовного дела, с ними осуществлялось ознакомление дознавателя, а в случае необходимости - их истребование.

В соответствии с ч. ч. 3 и 4 ст. 157 УПК РФ после производства неотложных следственных действий уголовное дело направляется прокурору, осуществляющему надзор за следствием, который поручает производство предварительного следствия конкретному следователю. После направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. Но и на данной стадии досудебного производства по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 190 УК РФ, могут и должны использоваться возможности соответствующей инфраструктуры, созданной в таможенных органах для обеспечения реализации их функций, связанных с осуществлением таможенного контроля.

Так, по уголовным делам данной категории часто возникает необходимость проверки факта существования зарубежных организаций и физических лиц, наличия у российских лиц договоров с принимающей культурные ценности стороной о целях и условиях их временного вывоза. Решение таких вопросов в предусмотренном УПК РФ порядке через Генпрокуратуру РФ, как правило, занимает много времени. Положение осложняется еще и тем, что с рядом государств у РФ отсутствуют договоры об оказании правовой помощи по уголовным делам. Вместе с тем ФТС России входит во Всемирную таможенную организацию, имеет многочисленные договоры и соглашения о сотрудничестве с таможенными службами иных государств, позволяющие оперативно получать от них необходимые сведения и документы.

Более того, существующая система взаимодействия между ФТС России и иностранными таможенными службами позволяет не просто осуществлять международный информационный обмен в рассматриваемой сфере, но и оперативно инициировать проведение зарубежными службами целого комплекса мероприятий, направленных на активный поиск доказательственной информации по делам о преступном невозвращении культурных ценностей на территорию РФ. В этом отношении ФТС России располагает даже большими возможностями, чем НЦБ Интерпола, поскольку получаемые по каналам последнего сведения могут выполнять лишь роль ориентирующей информации.

Таким образом, можно с полным основанием утверждать, что в настоящее время институт таможенного контроля составляет организационную основу деятельности должностных лиц таможенных органов по выявлению и расследованию преступного невозвращения культурных ценностей на территорию РФ. Можно ожидать дальнейшего повышения значимости данного института для данной деятельности по мере дальнейшего укрепления и поступательного развития системы мер, осуществляемых таможенными органами в целях обеспечения соблюдения таможенного законодательства.

Достижению указанного результата может существенно поспособствовать законодательное установление требования о возможности выпуска в свободное обращение обратно ввозимых на таможенную территорию РФ культурных ценностей, возвращенных после временного вывоза с территории РФ, лишь при условии представления в их отношении экспертного заключения Минкультуры РФ или его территориальных органов об их подлинности. Важным представляется и внесение в действующий порядок выдачи свидетельств на право временного вывоза культурных ценностей требования об обязательном представлении заинтересованными лицами в их отношении фотографий, даже в тех случаях, когда последние представляют собой архивные документы, печатные издания, предметы филателии, нумизматики, бонистики и фалеристики.

Вместе с тем было бы неправильным сводить причины крайне низкого выявления случаев вышеуказанных преступных деяний лишь к отсутствию у соответствующих должностных лиц необходимых навыков и методических наработок, позволяющих эффективно использовать институт таможенного контроля для выявления и противодействия преступному невозвращению на территорию РФ культурных ценностей.

Представляется, что негативное влияние на результативность работы, проводимой в данном направлении, оказывают и возникающие в правоприменительной практике трудности, связанные с разграничением составов преступлений, предусмотренных ст. 190 и ч. ч. 2 - 4 ст. 188 УК РФ, в тех случаях, когда вывоз с территории РФ культурных ценностей осуществляется хотя и в установленном порядке и с соблюдением всех формальностей, но лицом, у которого умысел на невозвращение указанных ценностей на территорию РФ возник еще до фактического пересечения ими таможенной границы РФ.

По мнению ряда авторов, в рассматриваемом случае действия лица, на которое возложена обязанность возвратить культурные ценности, влекут "ответственность за контрабанду культурных ценностей по признаку обманного использования документов, разрешающих временный вывоз" <1>.

<1> Ильин Г.Б. Соотношение контрабанды культурных ценностей и преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ // Таможенное дело: проблемы и перспективы: Сборник материалов научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и слушателей. М.: РИОРТА, 2005. С. 424.

Вместе с тем представляется, что подобная точка зрения неоправданно придает решающее значение при квалификации описанного выше общественно опасного деяния моменту возникновения преступного умысла на невозвращение из-за границы культурных ценностей и не может быть признана обоснованной в силу того, что:

  1. лежащее в основе данной точки зрения представление о том, что цели контрабанды могут быть подразделены на "первичную - перемещение товаров и других предметов через таможенную границу РФ и последующую - доставление их на территорию иностранного государства либо с территории иностранного государства на территорию России для реализации на внешнем или внутренних рынках, без установления которых... ответственность за контрабанду по ст. 188 УК не может иметь места" <2>, полностью игнорирует тот факт, что "уголовный закон указывает только на одну цель, на достижение которой направлен прямой умысел субъекта контрабанды, - это фактическое (оконченное) перемещение товаров и иных предметов преступления через таможенную границу РФ (т.е. их ввоз или вывоз с таможенной территории государства), которая может быть достигнута путем нарушения установленных таможенным законодательством правил и порядка", в связи с чем намерения виновных лиц о последующем использовании предметов преступления после их контрабандного перемещения через границу "не могут возводиться в ранг обязательных конструктивных признаков состава контрабанды и обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию..." <3>. При этом в отличие от контрабанды преступное невозвращение культурных ценностей имеет своей целью достижение преступного результата, заключающегося не в том, чтобы без должных к тому оснований сделать возможным их перемещение за пределы таможенной территории РФ, а в том, чтобы достичь того, чтобы вышеуказанные культурные ценности остались на территории соответствующего иностранного государства и по истечении установленного срока их вывоза;
<2> Сучков Ю.И. Защита внешнеэкономической деятельности Российской Федерации по уголовному и таможенному законодательству (проблемные аспекты теории и законодательства): Дис. ... д-ра юрид. наук. Калининград, 1997. С. 246 - 247.
<3> Беспалько В.Г. Доказывание по делам о контрабанде: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 84 - 85.
  1. согласно подп. "в" п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 г. N 2 "О судебной практике по делам о контрабанде" под обманным использованием таможенных и иных документов следует понимать действия лиц, связанные с представлением таможенному контролю в качестве оснований для перемещения товаров или иных ценностей заведомо поддельных документов или полученных незаконным путем либо документов, содержащих ложные сведения.

Учитывая все изложенное, следует признать, что временный вывоз с таможенной территории РФ культурных ценностей лицом, у которого умысел на их невозвращение на территорию РФ возник еще до фактического пересечения ими таможенной границы РФ, сам по себе может быть квалифицирован в качестве контрабанды исключительно при условии их принадлежности к категории культурных ценностей, вывоз которых (в том числе и временный) полностью запрещен законом (в этом случае будет иметь место представление юридически недействительных документов).