Мудрый Юрист

Проблема двусмысленности термина "неоднократность", содержащегося в ст. 180 УК РФ, и пути ее преодоления

Головизнина И.А., научный сотрудник НИЦ Академии экономической безопасности МВД России.

В теории и правоприменительной практике отсутствует единый подход к пониманию такого признака объективной стороны незаконного использования товарного знака, как неоднократность.

Представляется, что причиной такого положения является ошибка законодательной техники. При конструировании диспозиции статьи законодатель использовал юридический термин с устоявшимся значением, вложив в него иной смысл. Точнее, не термин, а слово, являющееся частью термина, которое у большинства юристов вызывает стойкую ассоциацию с термином в целом, в связи с чем возникает смешение таких понятий, как "неоднократность" и "неоднократность преступлений".

Термин "неоднократность преступлений" использовался в УК РФ 1996 г. с момента принятия данного Кодекса до 8 декабря 2003 г., когда был принят Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", которым ст. 16 была признана утратившей силу. Таким образом, около восьми лет существовал такой вид множественности преступлений, как неоднократность преступлений. За это время данный термин в обиходе часто сокращался до одного слова - "неоднократность", в результате чего подавляющее большинство юристов, встречая в конструкции нормы слово "неоднократность", видят в нем не фактический смысл, который вкладывается в это слово в обыденной лексике, а, используя свои специальные познания, наполняют его иным смыслом, подразумевая неоднократность как разновидность множественности преступлений.

Проблема двусмысленности термина "неоднократность" в диспозиции ст. 180 УК РФ (незаконное использование товарного знака) усугубляется отсутствием разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по этому вопросу.

Как уже отмечалось, большинство юристов подразумевают под "неоднократностью" множественность преступлений. Но существуют также противоположные точки зрения. Таким образом, выделяются два лагеря ученых.

Основой точки зрения первых является толкование термина "неоднократность" исходя из положений утратившей силу ст. 16 УК РФ 1996 г., согласно которой "неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса".

Отталкиваясь от одной и той же посылки (под неоднократностью подразумевается вид множественности преступлений), ученые первого лагеря делают разные выводы о том, в каких случаях будет иметь место неоднократное незаконное использование товарного знака.

Так, Т.В. Пинкевич делает вывод о том, что "неоднократным незаконное использование товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара будет в случаях, когда:

лицо незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания или наименование места происхождения товара после привлечения его к административной ответственности на основании предписания антимонопольного комитета за такое же деяние;

виновный не выполняет вступивший в силу судебный акт (решение), обязывающий прекратить использование чужого товарного знака, знака обслуживания или наименования место происхождения товара, а также сходных с ними обозначений;

лицо ранее осуждалось за данное деяние, и судимость не снята и не погашена;

незаконное использование указанных предметов совершено два и более раза и при этом отсутствуют признаки продолжаемого преступления, а также не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности" <1>.

<1> Пинкевич Т.В. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака // Сборник Академии управления "Уголовная политика...". М., 2000. С. 159.

В то же время С.А. Склярук считает, что "неоднократность незаконного использования товарного знака возможна только в тех случаях, когда лицо, его совершившее, было ранее осуждено за тождественное преступление (при этом судимость не должна быть снята или погашена), либо предыдущим деянием причинило крупный ущерб" <2>.

<2> Склярук С.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 10.

К аналогичным выводам пришла и А.Ф. Быкодорова, которая считает, что "при отсутствии факта осуждения преступным признается лишь следующее (следующие) совершение данного деяния, если отсутствует последствие в виде крупного ущерба. А вот первоначально совершенное деяние должно всегда причинить такой ущерб, чтобы изначально быть преступным. И если такового ущерба не последует, мы не можем признавать само это деяние неоднократным, а, следовательно, и преступным... неоднократным можно будет признать только такое незаконное использование товарного знака, если лицо имеет судимость за аналогичное преступление" <3>.

<3> Быкодорова А.Ф. Уголовно-правовое значение незаконного использования товарного знака: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук, Ставрополь, 2000. С. 14.

Надо отметить, что данные выводы делались до принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", которым из УК исключена норма о неоднократности преступлений и, соответственно, все пункты статей Особенной части, предусматривающие неоднократное совершение преступления в качестве квалифицирующего признака.

Несмотря на это, все еще звучат мнения о том, что в ст. 180 УК предусматривается множественность преступлений.

Так, в комментарии к Уголовному кодексу под редакцией А.И. Рарога (2004 г.) рекомендуется понимать неоднократность "лишь в узком смысле совершения деяния лицом, ранее совершившим преступление, предусмотренное ст. 180 УК (т.е. причинившее крупный ущерб или неоднократное), если не истекли сроки давности, или имеющим судимость за ранее совершенное деяние, предусмотренное ст. 180 УК" <4>.

<4> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2004.

При описанном выше подходе толкования признака неоднократности не просматривается логика существования данного признака, что толкает представителей первого лагеря к выводам о том, что использование этого признака в конструкции состава ст. 180 УК РФ бессмысленно и что его необходимо изъять.

Нам же представляется, что использование слова "неоднократность" вполне объяснимо, если исходить из того, что законодатель вкладывал в него обыденный смысл и рассчитывал на то, что правоприменители не будут путать неоднократность с неоднократностью преступлений.

Таким образом, на наш взгляд, более верной является точка зрения второго лагеря ученых, основной посылкой выводов которых является понимание того, что неоднократность в качестве конструктивного признака преступления не может являться видом множественности.

К этому лагерю относятся такие ученые, как П.С. Яни, А.В. Галахова, А.Э. Жалинский. Для данных ученых очевидно, что "в ст. 16 УК РФ речь шла не просто о неоднократности, а о неоднократности преступлений, тогда как в ст. 180 УК РФ говорится о неоднократности деяний" <5>.

<5> Яни П.С. Неоднократность как признак незаконного использования товарного знака // Уголовное право. 2000. N 1. С. 143.

Основным аргументом наших оппонентов является ссылка на то, что в современном российском уголовном праве отсутствует административная преюдиция, при этом не объясняется, как это влияет на квалификацию ст. 180 УК РФ, ведь административная преюдиция не используется при конструкции этого состава.

В конструкции диспозиции ст. 180 используется принцип, согласно которому в случае совершения двух и более деяний, подпадающих по отдельности под признаки административного правонарушения, образуется состав преступления. Тем не менее данный прием юридической техники не является административной преюдицией потому, что, во-первых, в статье не упоминается об административном наказании, во-вторых, о сроках давности привлечения к административной ответственности. Для привлечения лица к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ, не требуется постановления об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.10 КоАП РФ. Таким образом, сам акт незаконного использования товарного знака рассматривается не как правонарушение, а как часть продолжаемого единичного преступления, состоящего из нескольких актов незаконного использования товарного знака.

Кроме того, ч. 2 ст. 180 УК РФ сконструирована по той же схеме, несмотря на то что такое правонарушение, как "незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара", не предусмотрено КоАП РФ. Это еще раз подтверждает, что данная статья сформулирована независимо от законодательства об административных правонарушениях.

Представляется, можно было избежать этих разночтений, если бы законодатель избежал упоминания в диспозиции ст. 180 УК РФ слова "неоднократность". Например, можно было бы сформулировать статью следующим образом: "Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено более одного раза или причинило крупный ущерб...".

В сложившейся ситуации наиболее целесообразным, на наш взгляд, было бы принятие постановления Пленума ВС РФ, разъясняющего, что понимать под "неоднократностью" в ст. ст. 180 и 154 УК РФ.