Мудрый Юрист

Становление и развитие производства пенитенциарных учреждений

Шлыков В.В., кандидат экономических наук, профессор Академии ФСИН (г. Рязань).

Для выполнения возложенных на учреждения, исполняющие наказания, обязанностей по организации привлечения осужденных к труду <1>, самообеспечения уголовно-исполнительной системы (УИС) необходимой продукцией создаются собственные производства и предприятия учреждений, исполняющих наказания, заключаются контракты на предоставление работы осужденным с предприятиями любой организационно-правовой формы, не входящими в УИС, что в совокупности образует производство (промышленный комплекс) УИС в широком смысле слова.

<1> Часть 3 ст. 13 Закона РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы".

Основой производства УИС является производственная деятельность осужденных, под которой автор понимает осуществляемую ими в соответствии с Трудовым кодексом деятельность, связанную с производством продукции, выполнением работ, оказанием услуг, необходимых для выполнения производственной программы предприятия ИУ либо иной организации, где осужденные могут привлекаться к труду, в соответствии с требованиями Уголовно-исполнительного кодекса, направленными на их исправление, - производство в узком смысле слова.

Необходимо отметить, что производственная деятельность УИС в отличие от производственной деятельности других социальных систем имеет особую правовую природу, основой которой помимо экономических являются правоохранительные, социальные, образовательные, воспитательные и другие пенитенциарные цели, стоящие перед администрацией исправительных учреждений по отношению к привлекаемым к труду - осужденным. Как отмечают ряд исследователей, эта деятельность имеет глубокие исторические корни.

В Указе Петра I от 24 ноября 1699 г. написано: "Великий государь указал, которые виновны посадские люди, земской староста со товарищи, выборных своих таможенных и кабацких бурмистров от сборов оставили за то, что их старостину прошению ничего не дали выбрали место на оных, взяли за то с них 120 рублев и тем людям, которые взяли деньги и которые им те деньги дали и накупились к сборам, сказать смерть и положить на плаху и от плахи, подняв, бить, вместо смерти кнутом без пощады и сослать в ссылку в Азов на вечное житье с женами и с детьми и быть им на каторге в работе" <2>.

<2> См.: Бернер А.Ф. Учебник уголовного права: Часть общая и особенная. СПб., 1865. С. 611.

И.Я. Фойницкий указывает, что еще в 1704 г. Петр I предлагал заменять смертное наказание за тяжкие преступления вечной каторгой. Эта же идея высказывается Петром I в 1714, 1715 гг. В 1717 г. круг потенциальных каторжан расширяется. Как подчеркивает И.Я. Фойницкий, в первой половине XVIII в. каторга по сути своей была не столько средством уголовного наказания, сколько местом нужного правительству принудительного труда <3>.

<3> См.: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889. С. 269.

И. Упоров и Н. Томина отмечают, что к началу XVIII в. для переустройства России по западному образцу, к которому стремился Петр I, требовались огромные людские ресурсы. Однако рабочей силы из вольнонаемных, особенно в отдаленных районах, на тяжелых работах не хватало. Зарождалась зависимость государства от наличия осужденных преступников. Первоначальным сосредоточением значительного количества каторжников был Рогервик (Балтийский порт), впоследствии Оренбург, Рига, Ревель, Таганрог, Екатеринбург и др. <4>

<4> См.: Томина Н., Упоров И. Роль экономического фактора в формировании пенитенциарной политики Российского государства. Рязань: Учебный отдел, ОНиРИО, 1996. С. 6 - 8.

Исходя из рассмотренного, мы согласны с С. Шамсуновым, что использование преступников на принудительных работах во благо Отечества во времена Петра I получило широкое распространение на строительстве крепостей, фортов и иных оборонных сооружений <5>.

<5> См.: Шамсунов С.Х. Труд осужденных к лишению свободы в России (организационно-правовые проблемы): Моногр. Рязань, 2003. С. 28.

Главным контингентом фабричных рабочих были беглые крепостные и казенные люди. Более того, в 1719 г. был создан прецедент, а с 1721 г. женщины, виновные в разных проступках, отсылались по решению Мануфактур-коллегии и Берг-коллегии для работы на компанейских фабриках на некоторый срок или даже пожизненно.

Важным шагом в тюремно-правовой реформе, предпринятым Екатериной II, стало принятие 7 ноября 1775 г. "Учреждений для управлений губерниями", в которых предусматривалось создание работных домов для привлечения находящихся в них осужденных к выполнению различных принудительных работ <6>.

<6> См.: Петренко Н.И. Становление и развитие управления уголовно-исполнительной системы России. Дис. ... докт. юрид. наук. Рязань, 2002. С. 96, 117.

В указанный период акцент в использовании труда осужденных сместился со строительных работ, что было характерно для Петровской эпохи, на работы по освоению природных богатств, что, однако, не исключало привлечения их и на сооружение важных стратегических объектов, в частности железной дороги на Дальнем Востоке <7>.

<7> См.: Томина Н., Упоров И. Указ. работа. С. 9.

Таким образом, можно говорить о появлении у государства в начале XVIII в. потребности в привлечении значительного количества осужденных к политическим и экономическим проектам. Здесь же необходимо отметить отсутствие в указанный период специальных законодательных актов и организационного механизма привлечения арестантов к труду.

Рассматриваемый исторический период можно охарактеризовать как первый (начальный), связанный с привлечением осужденных к труду, а вместе с тем и частичной реализацией идей воспитательного характера пенитенциарной системы. Примером может являться открытие в Санкт-Петербурге в 1819 г. "Общества попечительного о тюрьмах", перед которым стояли задачи нравственного исправления преступников и улучшения содержания заключенных <8>.

<8> См.: Ремесло окаянное. Очерки по истории уголовно-исполнительной системы Самарской области. 1894 - 2004. Т. 1. Самара, 2004. С. 29.

Началом второго этапа зарождения пенитенциарного производства в России можно считать первую четверть XIX в., когда в 1827 г. в механизме пенитенциарной политики государства появляется институт арестантских исправительных рот, целью создания которых являлось удешевление устройства губернских городов и исключение затрат на отправку арестантов в Сибирь <9>.

<9> См.: Латкин В.Н. Учебник истории русского права: Периода империи (XVIII и XIX ст.). СПб., 1899. С. 437.

Неудивительно, что первоначально работа заключенных сводилась к таким занятиям, которые не требовали для их выполнения особых помещений, сложных инструментов и предварительной подготовки (очистка улиц города, пилка дров и т.д.).

В то же время положение с организацией тюремного труда длительное время оставалось сложным. Незначительная часть арестантов занималась обслуживанием учреждения, а также портняжным, сапожным делом и некоторыми другими работами. Кроме причин экономического характера и чрезвычайного переполнения тюрем, негативную роль в организации арестантского труда сыграло неудовлетворительное состояние законодательства по этому вопросу.

Последствием несовершенства законодательства об арестантском труде явилось полное отсутствие порядка и единообразия в этой сфере. В одних местах заключения все арестанты без исключения привлекались к труду только по собственному желанию, а в других - обязательность работы распространялась и на находящихся под судом и следствием; в одних значительные денежные средства от труда арестантов обращались в доход тюрьмы, в других - арестантский труд становился статьей дохода тюремного начальства, поскольку четко регламентированной отчетности по этому вопросу не было.

Неудивительно, что официальные сведения о государственных тюрьмах империи, собранные Министерством внутренних дел в 1865 г., показали, что во многих тюрьмах в нарушение закона не оказалось никаких мастерских или подсобного хозяйства, и поэтому арестанты проводили здесь сроки своего заключения в полнейшей праздности и безделии <10>.

<10> См.: Ремесло окаянное. С. 30 - 31.

Важным шагом, реформой того времени в области управления пенитенциарной системой стало образование при Министерстве внутренних дел в 1879 г. Главного тюремного управления (ГТУ) и принятие им в свое ведение мест содержания заключенных по всей империи.

Главное тюремное управление в 1882 г. приступило к подготовке законодательства об основах организации арестантского труда. Однако его необходимо было согласовать с полицией, разрабатывающей Уголовное уложение, чтобы правила о привилегии арестантов к труду не противоречили основам новой карательной системы. Итогом этой работы стал Закон от 6 января 1886 г. "О занятии арестантов работами и о распределении получаемых от сего доходов".

До этого времени занятия арестантов работами, кроме как на каторге и в арестантских ротах, не было сколько-нибудь подробно регламентировано законодателем. Введение обязательного труда в местах лишения свободы на практике вызвало очень большие трудности. В тюремных зданиях совершенно не было помещений, приспособленных для того или иного вида труда. Не существовало опыта трудового использования осужденных, отсутствовали инструменты и сырье, не было спроса на арестантский труд.

Указанный Закон допускал эксплуатацию труда заключенных частными подрядчиками и самой администрацией тюрьмы. Эта система использования арестантского труда нередко превращала осужденных в настоящих рабов. Однако очень часто вместо тюремного труда было тюремное безделье, еще более тяжелое, чем работа <11>.

<11> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 3. М., 1961. С. 16.

Как указывал С.В. Познышев, хорошая организация арестантского труда составляет одно из первых условий правильной постановки тюремного дела. Труд в тюрьмах должен иметь воспитательное, морализующее значение. Стремление окупить трудом арестантов издержки государства на тюрьму - как это ни желательно - должно занимать второе место <12>.

<12> См.: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. М., 1915. С. 182.

А.К. Пономарев писал: "Работы заключенных составляют необходимое условие правильной постановки всякой тюрьмы. Введение работ для заключенных - первый шаг, с которого должна начинать тюрьма, и этот шаг должен быть сделан во что бы то ни стало. Интересы, с ним связанные, до того велики, что в сравнении с ними прочие интересы имеют лишь второстепенное значение и, в случае надобности, ими можно и должно жертвовать без колебаний". Целями трудовой занятости заключенных он считал:

"- цели финансовые, состоящие в наибольшей выгодности арестантского труда для государства;

<13> Труды пенитенциарной комиссии С.-Петербургского юридического общества. СПб., 1890. С. 99.

Следующим правовым актом рассматриваемого периода является Свод Учреждений и Уставов о содержании под стражей 1890 г., в гл. 6 "О занятии арестантов работами и о распределении получаемых от сего доходов" которого было определено, что организация работы арестантов и непосредственное руководство ими возлагаются на начальников мест заключения.

Там же было определено, что обязательному привлечению к труду по назначению тюремного начальства подлежали следующие категории заключенных:

В случае болезни арестанта решением тюремного начальства по представлению тюремного врача он освобождался от работы на время болезни. Если заключенный по своему физическому состоянию не мог работать вообще, то его содержание осуществлялось полностью за счет государства.

При поступлении в тюрьму женщин с грудными младенцами они привлекались к таким работам, которые позволяли им заботиться о детях.

Впервые устанавливалась фиксированная продолжительность рабочего дня - одиннадцать часов летом и десять - зимой, включая занятия в школе и прием пищи. Арестанты освобождались от работы в некоторые праздничные и выходные дни. Все заключенные, включая и задействованных в хозяйственном обслуживании тюрьмы, за свой труд получали денежное вознаграждение. Его размер, за вычетом стоимости использованного на работу сырья и материалов, устанавливался из полученного дохода в следующих пропорциях: 40% для приговоренных к тюремному заключению; 30% для осужденных, которые приговорены к исправительным арестантским отделениям; 10% для приговоренных к ссылке на каторжные работы и остальных категорий арестантов. Из оставшихся сумм половина шла в доход государства, а другая - в пользу тюрьмы. Лица, не подлежащие обязательному привлечению к труду, но работавшие добровольно, получали 60% от вырученного дохода. В случае смерти арестанта заработанные им деньги передавались в установленном порядке наследникам <14>.

<14> См.: Уголовно-исполнительное законодательство России XIX - начала XX века. С. 90 - 92.

Важным элементом управления пенитенциарного производства рассматриваемого периода являются циркуляры Главного тюремного управления. Например, в 80-е годы XIX в. Циркуляры N 13 от 25 апреля 1886 г., N 6 от 13 марта и N 21 от 14 декабря 1888 г., N 16 от 25 июня 1889 г. уточняли условия арестантского труда внутри тюремных помещений и вне их <15>.

<15> Гернет М.Н. Там же.

Главное тюремное управление, желая материально заинтересовать тюремную администрацию в более эффективной организации арестантского труда, в новых правилах разрешило использовать 30% прибыли для их премирования.

К 1894 г. российским властям стало окончательно ясно, что управление тюремных хозяйств империи требует жесткой централизации, поэтому в 1894 г. в большинстве губерний России были образованы губернские тюремные управления. В 1895 г. ГТУ передается в подчинение Министерства юстиции, после чего значительно улучшилось взаимодействие местных властей с учреждениями лишения свободы. Этому способствовало то обстоятельство, что наряду с административными властями к выполнению тюремных задач привлекались губернские комитеты и отделения "Общества попечительного о тюрьмах" <16>.

<16> См.: Ремесло окаянное. Т. 1. С. 33 - 34.

В 1902 г. в составе Главного тюремного управления было открыто специальное отделение по организации труда <17>.

<17> См.: Гернет М.Н. Там же.

7 марта 1906 г. было принято решение освободить войска от необходимости самостоятельного изготовления для себя обмундирования и обуви. ГТУ посчитало целесообразным использовать на этих работах арестантов и рекомендовало Циркуляром N 8 от 15 мая 1906 г. начальникам мест заключения оформить заказы на изготовление обмундирования и обуви для войск.

Особое внимание уделялось внешним работам. ГТУ считало целесообразным при организации внешних работ допускать вывод только тех арестантов, которые уже содержались в учреждении не менее месяца и до конца срока которым осталось не более трех лет. При выводе партии арестантов до 15 человек помимо охраны обязательно должен был присутствовать один тюремный надзиратель для организации работ. В небольших группах арестантов действовал принцип взаимной ответственности. В случае побега кого-либо из арестантов вся группа лишалась права выхода на внешние работы. Учитывая трудности караульной службы на внешних работах, министр внутренних дел решил причислить состав конвоя к числу лиц, получающих вознаграждение из дохода от арестантских работ.

Интересны исследования С.В. Познышева, в которых приводится статистика привлечения арестантов к труду, их средний заработок и годовой чистый заработок <18>. Например, в 1912 г. средний дневной заработок арестанта на кузнечно-станочных работах достигал 39,2 коп., годовой чистый заработок арестантов Главного тюремного управления составил свыше 5 млн. руб. <19> Рост его с 1887 по 1910 г. составил 10 раз <20>.

<18> См.: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. С. 208 - 212.
<19> См.: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. С. 182.
<20> Рассчитано по: Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения. С. 207.

Накопленный за предыдущее время опыт трудового использования заключенных позволил разработать в 1914 г. проект нового вида мест заключения - исправительных работных домов, которые должны были заменить тюрьмы.

Авторы проекта отмечали "развращающее влияние краткосрочных тюремных приговоров" и указывали, что "есть категория людей, вредных в социальном отношении, людей праздношатающихся, тунеядцев, для которых единственной мерой может быть только принудительная и долговременная работа". По их мнению, работные дома были так же необходимы государству, как больницы для больных. Отмечаем, что законопроект реализован не был.

Однако анализ рассмотренных процессов, несмотря на вовлечение осужденных в экономические отношения в масштабах отдельных регионов и всего государства, позволяет говорить только о возникновении предпосылок их широкомасштабного использования в складывающемся индустриальном обществе.

В то же время, как показывают проведенные исследования, несмотря на усиление экономической компоненты, трудовое использование осужденных содержало и компоненту их исправления в виде трудового перевоспитания, прообраза трудовой адаптации в том виде, в котором их видит автор исследования. На это же указывают многие крупные ученые-пенитенциаристы, которые, оценивая значимость арестантского труда XIX - начала XX в., указывали, что арестантская работа была необходима пенитенциарным учреждениям не как источник дохода, а как одна из важнейших воспитательных мер.

Таким образом, в качестве выводов можно отметить, что зародившееся в отечественной пенитенциарной практике более 300 лет назад привлечение осужденных к труду можно разделить на два основных исторических периода, характеризующихся, во-первых, организационными основами и управленческими механизмами привлечения осужденных к труду; во-вторых, состоянием разработанности правовой базы производственного процесса в уголовно-исполнительной системе; в-третьих, различающиеся по предполагаемым результатам от привлечения осужденных к труду после отбытия ими наказания в виде лишения свободы; в-четвертых, по глубине и всесторонности научного изучения рассмотренных выше вопросов.

I период (начало XVIII в. - первая четверть XIX в.) связан с началом использования осужденных в целях экономического и политического развития государства. Этот же период отмечен отсутствием собственной производственной и законодательной базы привлечения осужденных к труду, равно как и отсутствием научных исследований этого процесса. В организации и управлении данным процессом используются общие, известные на тот период принципы, применяемые в других сферах государственной деятельности. Конец указанного периода отмечен спадом интенсивности и некоторой либерализацией арестантского труда в связи с развитием либеральных взглядов Запада.

II период (первая четверть XIX в. - 1917 г.) - создание в Российской империи сначала фрагментарной, а затем единой законодательной базы привлечения осужденных к труду, регламентирующей, как правило, производственную деятельность в рамках отдельных исправительных учреждений, с одновременным появлением воспитательной компоненты труда осужденных. В качестве примера можно вспомнить появление в 1827 г. в механизме пенитенциарной политики государства института арестантских исправительных рот, Законы от 24 апреля 1884 г. "Об отмене заключения в смирительном и рабочем домах, о закрытии сиих учреждений", от 11 июня 1885 г. "Об отмене установленного Уложением о наказаниях подразделения каторжных работ на рудничные, крепостные и работы на заводах", от 6 января 1886 г. "О занятии арестантов работами и о распределении получаемых от сего доходов", разработку Закона "Об основах организации арестантского труда". Это время отмечено первыми научными исследованиями пенитенциарной системы России, возникновением общественных организаций, например "Общества попечительного о тюрьмах", которое содействовало развитию арестантского труда. А.П. Чехов в 1890 г. совершает путешествие на остров Сахалин и в своем одноименном произведении описывает быт и работу ссыльных.