Мудрый Юрист

Организация пересылки арестантов в России в начале XX века

Шелестинский Д.Г., адъюнкт кафедры истории государства и права Московского университета МВД России старший лейтенант милиции.

Вопросами организации пересылки осужденных лиц в России занималось Министерство юстиции, а непосредственным исполнителем была конвойная стража. К 1911 г. по всем трактам Российской империи препровождалось около 1,5 миллиона человек всего лишь 537 конвойными командами, а именно <1>:

<1> Тюремный вестник. СПб., 1912. N 5. С. 104. Отчет по ГТУ за 1910 г.
в 1907 г.
в 1908 г.
в 1909 г.
в 1910 г.
По пешим трактам       
  169066 
  143145 
  140102 
  153521 
По железным дорогам    
  668804 
  755546 
  692014 
  660289 
По водным путям        
   88000 
   37600 
   39937 
   71249 
До вокзалов и пристаней
  280540 
  374855 
  340762 
  372969 
В черте городов        
  377022 
  355000 
  358678 
  290478 
Итого                  
 1486638 
 1666188 
 1571493 
 1548506 

Приведенные выше сведения представляют собой сводку препровожденных арестантов каждой конвойной командой в отдельности и ни в коем случае не могут отражать реального количества пересыльных, так как один и тот же арестант мог быть препровожден несколькими командами на протяжении всего пути. Однако эти данные отражают изменения, произошедшие в способе пересылки арестантов. Так, с постепенным закрытием пеших трактов возросло число арестантов, пересылаемых по железной дороге и водным путям.

Само собой разумеется, что переход от пеше-этапного препровождения арестантов к железнодорожному и водному соответственно отражается и на скорости передвижения этих партий.

Со времени установления Сибирского тракта пешее препровождение арестантов на большие расстояния прекратилось, и постепенно этапные партии идут лишь по трактам, которые служат для соединения с водными и железнодорожными путями. В целом к 1912 г. по пешим трактам препровождалось около 1/10 всех арестантов, это примерно 17000 человек.

Значительные неудобства по части пересылки арестантов ощущались также в черте городов, где передвижение арестантских партий обычно совершалось пешим способом (согласно Циркуляру Главного штаба от 2 января 1901 г. на конвойные команды возложено в пределах городов сопровождение арестантов из мест заключения в полицейские управления, суды и т.д.). В этом случае помимо нежелательности выставления препровождаемых арестантов, так сказать, на публичный позор сами собой создаются более благоприятные условия для побега. Поэтому тюремное ведомство с 1908 г. стало практиковать в Санкт-Петербурге и Москве перевозку арестантов, подлежащих доставлению в суды и т.п., на специально приспособленных для этого автомобилях, что дало прекрасные результаты как в смысле безопасности движения, так и в экономии конвоя.

Препровождение арестантов конвойными командами связано прежде всего с тремя важными моментами:

  1. прием арестантов;
  2. их конвоирование;
  3. сдача арестантов по прибытии на место.

Конвоирование партии начинается с того, что по правилам Устава конвойной службы во главе партии ставятся каторжники и бродяги, т.е. важнейшие и наиболее опасные из пересылаемых арестантов, а за ними уже все остальные (например, арестанты военных ведомств). Вместе с партией следуют также подводы, рассчитанные строго для:

  1. арестантов, которые не могут следовать пешком в силу болезни, если об этом есть обязательная отметка в медицинском листке;
  2. арестантов из привилегированных сословий, которые следуют пеше-этапным трактом;
  3. для женщин, если с ними есть грудные дети;
  4. для детей в возрасте до 12 лет, если они следуют за родителями;
  5. для перевозки вещей препровождаемых арестантов.

Уставом конвойной службы установлены условия, которым должно удовлетворять этапное помещение, строительство которых велось по ходу следования арестантских партий. Так как ранее в действовавших до 1907 г. нормативно-правовых актах отсутствовали точные указания относительно этапных помещений, было признано необходимым законодательно закрепить те условия, которым должно удовлетворять этапное здание, а именно: чтобы помещение это устраняло возможность побега, имело отделение для раздельного содержания арестантов разных категорий (мужчин, женщин и детей) и было удобно для охраны при небольшом числе постов.

Для успешного выполнения задачи по препровождению арестантов также необходимо было обыскать препровождаемых, отобрать у них предметы, которые могут помочь при побеге. Тем не менее строгий надзор конвоя за арестантами и предъявление к ним настойчивого требования в точности соблюдать порядок, предписанный Уставом конвойной службы, не исключали в то же время, как этого требует ст. 203 Устава, возможности доброго отношения конвоиров к арестантам.

XX в. внес свои коррективы и в документацию, отправляемую с арестантами, что нашло отражение в Уставе. Кроме уже ставших обязательными статейных списков, открытых листов и записок о казенной одежде (кому такая была выдана) требовалась еще и фотографическая карточка на арестанта, что значительно облегчало идентификацию конвоируемого (заключенного), поимку беглых и учет ссыльных. В случае доставки арестанта без документов или с документами, не отвечающими установленному образцу, начальник места заключения был вынужден отказать в приеме арестанта, за исключением случая, когда задержанный по подозрению в совершении преступления доставлен по письменному распоряжению судебного следователя, жандармской власти или полиции. В случае отказа принять арестанта начальник места заключения делает надпись на бумаге, по которой препровожден арестант, или по требованию лица, доставившего его, составляет протокол с указанием причины отказа принятия арестанта.

На арестантов, назначенных к отправке, согласно ст. 55 Устава конвойной службы составляются путевые документы, передаваемые накануне уездному воинскому начальнику или начальнику конвойной команды. В канцеляриях вышеназванных должностных лиц на пересылаемых составляются именные попутные списки, по которым производится начальником конвоя прием арестантов (ст. 65 и 132 Устава конвойной службы). Если арестант не принимается к пересылке (по болезни, за неимением одежды и т.п.), то делается соответствующая отметка в именных попутных списках, а все путевые документы на оставленных арестантов возвращаются начальником конвоя начальнику тюрьмы, который в свою очередь представляет эти документы губернскому правлению или уездному полицейскому управлению по подведомственности с указанием причин, из-за которых арестанты не отправлены.

Вновь было введено правило, согласно которому в открытых листах указываются сведения о принадлежности арестанта к числу лиц привилегированных или непривилегированных сословий, для того, чтобы конвой мог решить: а) могут ли быть на арестанта наложены наручники (ст. 155) и; б) в каком размере следует выдавать арестанту кормовые деньги (ст. 77). С этой же целью изменен и арестантский журнал, который был дополнен графой о привилегированных. В то же время в устав конвойной службы не было введено никаких особых мер по отношению к арестантам, обвиняемым в государственных преступлениях.

Пересылка арестантов также потребовала соответствующего изменения в связи с тем, что состав конвоируемых изменился, основная масса представляла собой людей образованных, физически крепких, умеющих обращаться с оружием (бывшие солдаты). Все это требовало большего внимания со стороны конвоиров, шире стала применяться перевозка военнопленных по водным путям и железным дорогам в усовершенствованных арестантских вагонах нового типа 1911 г. До 1907 г. не было издано общих правил для перевозки арестантов по водным путям сообщения. В каждом отдельном случае, когда устанавливалась перевозка арестантов, в приказах по военному ведомству и циркулярах Главного штаба объявлялись только основания перевозки, условия, на которых заключались договоры с разными пароходными обществами и планы движения судов. Однако отсутствие даже общих правил, определяющих права и обязанности чинов конвоя, сопровождающих арестантов, порядок несения ими службы, не могло не отразиться на деле. Поэтому в ст. 345 - 370 Устава конвойной службы указаны общие основания препровождения арестантов по водным путям с предоставлением начальникам конвойных команд устанавливать порядок несения службы в инструкционном порядке.

Многочисленные изменения в маршрутах и способах этапирования арестантов потребовали пересмотра Свода этапных маршрутов 1882 г., который уже утратил свое назначение. Новый документ был значительно переработан и издан отдельной книжкой под наименованием "Свод маршрутов и планов движения этапных партий" в 1909 г. Этот документ заключал в себе маршруты пешего и планы железнодорожного и водного препровождения арестантских партий по Российской империи, за исключением Кавказа, где пересылка осуществлялась по-прежнему на основании особых распоряжений Штаба Кавказского военного округа. В начале Свода были изложены основания пересылки арестантов по этапам и даны указания, необходимые для использования Свода, в конце документа был помещен алфавитный список всех пунктов приема и сдачи арестантов и приложена этапная карта европейской части России. Основным источником при составлении нового Свода маршрутов послужили действовавшие ранее маршруты. Данный документ был составлен в соответствии с Уставом конвойной службы 1907 г. и другими законоположениями, а потому выполнение его требований было обязательно для всех учреждений и лиц, занимающихся пересылкой арестантов.

Таким образом, как мы видим, деятельность государства в уголовно-исполнительной сфере постоянно совершенствовалась как на законодательном уровне, так и на практике. К началу XX в. конвойная стража России представляла собой самостоятельное подразделение, которое профессионально занималось выполнением возложенных на него задач по сопровождению арестантов.