Мудрый Юрист

К вопросу об ответственности за преступления, связанные с терроризмом, в уголовном праве великобритании

Виноградов Н.С., адъюнкт кафедры общеправовых дисциплин Академии ФСБ России.

Вопросы уголовной ответственности за преступления, связанные с террористической деятельностью, по сей день остаются одними из наиболее актуальных как для правовой науки, так и для правоприменителей. Анализ зарубежного опыта в составлении и использовании уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм в данной области представляет значительный интерес для отечественного уголовного права, так как позволяет выделить основные общемировые тенденции развития отрасли права в целом и отдельных его институтов в частности. Великобритания и ее уголовное право, основные изменения в котором произошли за последние несколько лет, связаны в первую очередь именно с борьбой с терроризмом и представляют ввиду вышеуказанных причин особый интерес для исследования.

Великобритания, как известно, принадлежит к англосаксонской правовой семье. Несмотря на некоторые сдвиги в характере правового регулирования в сторону континентальной правовой семьи, большинство особенностей уголовного права Великобритании характерно именно для англосаксонской правовой семьи. К числу таких особенностей относятся в первую очередь некодифицированность уголовного права и отнесение судебных прецедентов по уголовным делам к числу источников уголовного права. Также определенное влияние на уголовное право оказывает и само государственное устройство Великобритании. Существует ряд уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, действие которых распространяется только на определенные регионы государства (например, Северную Ирландию, Шотландию). Отчасти это вызвано сложностями сложившейся в Великобритании судебной системы. Также в различных частях страны за одно и то же деяние могут быть установлены разные нормы назначения наказания, например различные максимальные суммы штрафов или сроки лишения свободы.

На настоящий момент основные статутные нормы, устанавливающие юридическую ответственность за деятельность, связанную с терроризмом, входят в состав нескольких актов. К числу таких актов можно отнести: Закон "О терроризме" 2000 г. <1>, Закон "О безопасности, борьбе с терроризмом и преступностью" 2001 г. <2>, Закон "О борьбе с терроризмом" 2006 г. <3>, Закон "О предотвращении терроризма" 2005 г. <4>. Данные Законы содержат не только нормы уголовного и уголовно-процессуального права, но также административного, конституционного, гражданского и других отраслей.

<1> Terrorism Act 2000.
<2> Anti-Terrorism, Crime and Security Act 2001.
<3> Terrorism Act 2006.
<4> Prevention of Terrorism Act 2005.

Понятие терроризма, используемое в праве Великобритании, хотя во многом и совпадает с российским аналогичным понятием, используемым в Уголовном кодексе Российской Федерации, но все же несколько шире. В частности, террористическими признаются действия или угроза их совершения, направленные на оказание влияния на Правительство или запугивание населения для достижения политических, корыстных или религиозных целей. При этом действия этих лиц сопряжены с причинением серьезного материального ущерба или причинением вреда жизни и здоровью группы лиц <5> или же могут существенно нарушить работу электронных систем <6>. Последний аспект, касающийся внесения помех в работы электронных систем, отсутствует в российском законодательстве. Именно на основании наличия данного признака в британском законе многие акты компьютерного взлома вычислительных, информационных и телекоммуникационных сетей в Великобритании, в соответствии с данным актом, признаются актами терроризма со всеми вытекающими правовыми последствиями. Отечественное законодательство не признает подобного подхода.

<5> Что практически совпадает с формулировкой, данной в ст. 205 УК РФ.
<6> Terrorism Act 2000 1(1).

Для британского уголовного права характерно достаточно большое число составов преступления, связанных с терроризмом. Часть из них имеет аналоги в российском уголовном праве (ст. ст. 205, 205.1, 207, 215.1 и др.) Однако некоторые из деяний, признаваемых в Великобритании преступлениями, связанными с терроризмом, по российскому уголовному праву таковыми не являются. Например, к числу самостоятельных преступлений в Великобритании отнесены участие в финансировании террористической деятельности <7>, отмывание денег с целью финансирования терроризма <8>, несообщение о возможной причастности лица к террористической деятельности <9>, сбор информации в интересах террористической организации <10>, нарушение требований контрольного приказа <11>, создание препятствий должностному лицу, уполномоченному на издание, изменение и уведомление о контрольном приказе <12>, и другие <13>.

<7> Terrorism Act 2000 15(1)-15(3).
<8> Terrorism Act 2000 18(1).
<9> Terrorism Act 2000 19.
<10> Terrorism Act 2000 58.
<11> Prevention of Terrorism Act 2005 9-(1).
<12> Prevention of Terrorism Act 2005 9-(3).
<13> Контрольный приказ представляет собой основание внесудебного ограничения любых прав лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности. Используется в Великобритании с 2005 г.

Существуют также обстоятельства, исключающие преступность деяния, которых нет в отечественном праве и о необходимости наличия которых неоднократно заявлялось представителями "силовых" ведомств. В частности, участие в террористической деятельности не является преступлением, если данное участие осуществлялось с ведома сотрудника правоохранительных органов <14>. При всей спорности приведенной выше формулировки (не говорится, например, о возможности причинения вреда охраняемым законом интересам и об ответственности за подобное причинение) подобное положение способно существенно облегчить оперативную работу правоохранительных органов Великобритании, занимающихся борьбой с терроризмом. Также обстоятельством, исключающим преступность деяния, является осуществление действий в качестве выполнения обязательного для него приказа. Ответственность за выполнение заведомо незаконного приказа не установлена.

<14> Terrorism Act 2000 21.

Наказания, предусмотренные уголовным правом Великобритании, существенно мягче тех, которые предусмотрены отечественным законодательством. Как правило, это тюремное заключение на определенный срок, конфискация имущества или штраф. В частности, за терроризм максимальным наказанием является 14 лет лишения свободы. Однако не стоит забывать о том, что в англосаксонской правовой семье применяется принцип сложения наказаний, в том числе полного, в связи с этим по совокупности преступлений конечное наказание может существенно превышать установленные законом нормы. С учетом получающих все большее развитие внесудебных форм ответственности, допускаемых правом Великобритании, можно с определенной долей уверенности сказать, что наказания за преступления, связанные с терроризмом, в Великобритании носят в итоге крайне суровый характер.

Нельзя не сказать о крайней расплывчатости некоторых формулировок, используемых законодателем для описания объективной стороны преступления. Для всего права Великобритании в целом характерна подобная нечеткость, когда оставлено значительное пространство для толкования норм права. Однако обычно она выражалась в использовании оценочных категорий в описании обстоятельств объективной стороны преступления (серьезные последствия, значительный ущерб и т.д.) или же в той части норм, которые касались информированности субъекта (разумные предположения обвиняемого, невозможность заподозрить связь своих действий с терроризмом, невозможность знать что-либо и т.д.). Однако с принятием Закона "О борьбе с терроризмом" 2006 г. расплывчатость категорий стала характерна и для описания целей деяний, признаваемых преступными. Данный Закон, устанавливая ответственность за пропаганду терроризма в различных формах, настолько неконкретно описывает само преступное деяние и его цели, что если следовать букве закона, то ответственности подлежит любое лицо, коснувшееся в публичном выступлении темы терроризма, так как это тоже может, цитируем закон, "быть принято общественностью или ее частью как прямое или косвенное прославление и иная пропаганда терроризма" <15>. При этом предусматривается как виновное совершение деяния, так и совершение его по неосторожности. Форма вины не влияет на характер наказания. Более того, при формулировании состава данного преступления законодатель придает данному составу формальный характер, оговариваясь, что не имеет значения, оказало лицо на кого-либо воздействие или нет <16>. По мнению газеты "The independent", в подобных случаях нечеткость юридических дефиниций, скорее, вредит безопасности государства, чем способствует ее защите <17>. Подобное формулирование законодательства приводит к необоснованному зачастую ущемлению прав граждан в интересах борьбы с терроризмом.

<15> Terrorism Act 2006 1 (1).
<16> Terrorism Act 2006 1 (5).
<17> The independent. New anti-terror laws come into force, 13 April 2006.

В заключение можно сделать следующие выводы. Уголовное право Великобритании предусматривает большее число преступлений, связанных с терроризмом, нежели отечественное уголовное право. При этом уголовно-правовые нормы входят в состав множества законов, совокупностью своей являясь некодифицированным уголовным правом Британии. Некоторые положения британского законодательства целесообразно использовать при совершенствовании российского уголовного права, в частности в сфере борьбы с терроризмом. Однако право Великобритании не лишено и определенных недостатков. Таковыми в первую очередь являются неконкретность и расплывчатость многих понятий и формулировок, широкое использование оценочных категорий, предоставляющее значительное пространство для злоупотреблений при толковании правовых норм, что особенно опасно, по мнению автора, в уголовном праве, так как именно уголовно-правовые правоотношения непосредственно связаны с нарушением и ограничением прав и свобод личности.