Мудрый Юрист

Ответственность за преступления против чести и достоинства личности по законодательству середины XIX - начала XX века

Преступления против чести и достоинства получают особое развитие в законодательных памятниках середины XIX - начала XX вв. Речь идет об Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., а также об Уголовном уложении 1903 г. По законодательству все преступления против чести и достоинства (в то время речь шла о преступлениях против чести) подразделялись на два вида: на обиду или оскорбительное обращение с человеком, выражение неуважения к нему оскорбительным с ним обхождением и на опозорение, т.е. противозаконное разглашение сведений о поступках или каких-либо обстоятельствах, вообще разглашение фактов, касающихся лица и способных порочить его доброе имя.

Слово "опозорение" нельзя понимать в том смысле, что для наличности данного преступления необходимо, чтобы другой был опозорен. Необходимо, чтобы сведение было разглашено, но не требуется, чтобы разглашение увенчалось успехом, чтобы клеветнику поверили <1>. Под обидой понималось умышленное и противозаконное выражение неуважения к другому человеку заведомо оскорбительным для него обращением с ним.

<1> Познышев С.В. Особенная часть уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов Особенной части старого и нового уложений. М., 1909. С. 112.

Обязательными признаками обиды считались:

  1. умышленность. Для наличия состава обиды не обязательно намерение или желание оскорбить, достаточно одного сознания субъекта, что его слова или действия могут оскорбить. Умышленность как обязательный признак обиды рассматривался как по Уложению 1845 г., так и по Уголовному уложению 1903 г. Для наличия обиды достаточно, чтобы субъект допускал оскорбление, относился к нему безразлично <2>, то есть, по сути, речь идет о привлечении за обиду и при наличии косвенного умысла;
<2> Познышев С.В. Указ. соч. С. 113.
  1. противозаконность. В том случае, если в обращении с другим лицом субъект не выходил за пределы своих прав или обязанностей, данное деяние не могло рассматриваться как обида, даже в том случае, если потерпевший воспринял такое обращение как оскорбление;
  2. обида должна была носить непосредственный, личный характер, в том числе и в случае, если для ее передачи использовалось лицо невменяемое. Заочная обида признавалась ненаказуемой. Однако законодательству того времени известно такое понятие, как "посредственная" обида. Потерпевшим от оскорбления могло быть только физическое лицо, так как юридические лицо не могло осознать обиду, а следовательно, не могло быть обижено. В качестве исключения Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривало возможность оскорбления и юридических лиц, в частности в ст. 1040 Уложения говорилось об оскорблении в печати в том числе и юридического лица. Уложение 1903 г. по общему правилу потерпевшими признавало физических лиц, но в виде исключения в ч. 4 ст. 532 говорило об оскорблении "военного караула, часового оного, воинской части или команды" <3>;
<3> Маргулиес М.С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 157.
  1. обращение должно было быть заведомо оскорбительным. Обида предполагала такое обращение с человеком, которое унижало бы человека, задевало чувство чести и противоречило правилам приличия. Объем обиды был разным по отношению к женщине и мужчине, по отношению к военному и статскому.

По законодательству середины XIX - начала XX в. выделялось два вида обиды - обида словом и обида действием.

К обиде действием относились те символические действия, которые совершались посредством знаков и жестов, а также посягательства или угрозы посягательством на телесную неприкосновенность. Понятие обиды действием соприкасалось с причинением телесных повреждений. Так, по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. обида действием включала непосредственное легкое нарушение телесной неприкосновенности (ст. 1533). Уголовное уложение 1903 г. в ст. 530 говорило об обиде словом: "Виновный в умышленной личной обиде обхождением или отзывом, позорящим обиженного или члена его семьи, хотя бы умершего, за сие оскорбление наказывается: арестом или денежною пенею не свыше пятисот рублей" <4>. В Уложении 1903 г. отдельных постановлений, которые бы предусматривали ответственность за обиду действием, не содержалось. Отдельные случаи обиды действием (жесты, знаки) составители Уложения включили в понятие "обхождение", но под это понятие подпадали только такие действия, которые не влекли нарушения телесной неприкосновенности обиженного и не причиняли ему физической боли.

<4> Маргулиес М.С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 156.

Вторым видом преступлений против чести являлось опозорение - оглашение обстоятельства, позорящего человека. По Уложению 1845 г. закреплялось два вида опозорения: 1) клевета (ст. ст. 1535 - 1539) и 2) диффамация или опозорение в тесном смысле слова (ст. 1039). Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ст. 1535 определяло клевету как оглашение заведомо ложного обстоятельства, позорящего другое лицо. Она могла быть совершена устно, письменно, символически или в печати. Клевета - это умышленное преступление, признавалось оконченным, когда лицо, к которому направлено обращение, услышало, восприняло, осознало сообщаемые сведения. В соответствии со ст. 1039 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных под диффамацией понималось оглашение в печати о частном или должностном лице, обществе или установлении такого обстоятельства, которое могло повредить их чести, достоинству или доброму имени <5>.

<5> Дриль Д.А. Уголовное право. СПб., 1909. С. 278.

Отличие клеветы от диффамации по Уложению 1845 г. заключалось в следующем: во-первых, оглашение при клевете должно было быть ложным, в то время как при диффамации наказуемым являлось и оглашение истинных обстоятельств, за некоторыми исключениями (о которых будет сказано ниже); во-вторых, диффамация могла быть совершена только путем печати, клевета же, в свою очередь, могла быть совершена словом, письмом, печатью, посредством знаков, изображением и т.д.; в-третьих, при клевете обязанность доказать, что оглашенные обстоятельства были истинными или что субъект добросовестно считал их истинными, лежала на обвиняемом. При этом возможно было использование доказательств всякого рода, которые впоследствии оценивались судом. При диффамации доказательство справедливости оглашенного не допускалось, так как оглашение само по себе признавалось наказуемым. Исключение возможно было лишь в том случае, если оглашенные сведения касались служебной или общественной деятельности лица, занимавшего должность по назначению правительства или выборную должность. Однако доказывать справедливость позорящего обстоятельства в данном случае возможно было посредством использования только письменных доказательств, под которыми понимались всякие "официальные и неофициальные документы, могущие иметь в уголовном деле значение доказательства и не заключающие в себе свидетельского показания" <6>. В том случае, если виновный доказывал правдивость оглашенных сведений, он освобождался от наказания.

<6> Таганцев Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. СПб., 1912. С. 208.

Уголовное уложение 1903 г. знало уже общее понятие опозорения, в котором объединялись оба вида этого посягательства, известные Уложению 1845 г., - клевета и диффамация. "Опозорение есть умышленное разглашение о лице обстоятельства, роняющего его в глазах других людей, вредящего его доброму имени. Предметом опозорения может быть репутация не только отдельного человека, но и юридического лица, которое как таковое имеет известное значение во мнении общества и может утратить это значение благодаря разглашению известных обстоятельств. Для состава этого преступления безразлично, присутствовал ли при оглашении сам потерпевший. Со стороны субъективной опозорение является умышленным". Средства и способы опозорения могли быть самыми различными - слова, знаки, письмо, печать и т.д. Наряду с опозорением Уголовное уложение содержало в качестве особой разновидности посягательства на честь разглашение заведомо ложного обстоятельства, подрывающего доверие к промышленной или торговой деятельности лица, общества или учреждения, или к способностям лица исполнить обязанности его звания или занятия (ст. 540). По данной статье деяние квалифицировалось, если оно: 1) учинено в распространенных или публично выставленных произведениях печати, письма, изображении или в публичной речи, и 2) если учинено с целью причинить имущественный ущерб или получить имущественную выгоду <7>.

<7> Познышев С.В. Особенная часть уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового уложений. М., 1909. С. 126.

Как по Уложению 1845 г., так и по Уложению 1903 г. к оскорблению примыкал еще целый ряд преступлений, которые были связаны с оглашением тайн (гл. 2), когда оглашенное сведение могло опозорить лицо, к которому относится, или когда оглашение осуществлено с целью "причинить вред чести". В Уложении 1845 г., кроме того, предусматривался и такой вид деяния, посягающего на честь, как оказание неуважения - неисполнение требования закона оказывать внешние знаки почтения.