Мудрый Юрист

Самоисполнимость решений конституционных судов (на примере постсоциалистических государств)

Кальяк А.М., преподаватель кафедры теории государства и права, международного права Новосибирского юридического института Томского государственного университета.

В литературе обосновывается точка зрения, что нет необходимости создавать механизм исполнения решений конституционных судов и вырабатывать средства, обеспечивающие их исполнение. Эти решения должны реализовываться силой своей аргументации. Создание механизма исполнения будет восприниматься как невысказанное подтверждение их несамостоятельности в правовом регулировании <1>.

<1> Подробнее об этом см.: Трошев А. Принятие закона о механизме исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное правосудие: Восточноевропейское обозрение. 2002. N 2(39). С. 39, 45; Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 346 (автор главы - Т.Г. Морщакова).

В определенной степени это мнение основано на представлении о том, что решения конституционных судов вообще не требуют каких-либо исполнительных действий. "Если нормативный акт, - пишет Н.В. Витрук - ...либо отдельное его положение признан не соответствующим Конституции РФ, то решение Конституционного Суда является самодостаточным и не требуется органу, издавшему этот нормативный акт, издание нового акта об отмене неконституционного акта либо отдельного его положения..." <2> Более подробно это свойство актов отечественного органа конституционного правосудия охарактеризовано Т.Г. Морщаковой: "...закон, признанный неконституционным, применению не подлежит, действовать в дальнейшем не может, для этого его отмена органом, издавшим этот закон, не требуется, решение Конституционного Суда о том, что закон противоконституционен и поэтому более не действует, реализуется немедленно, не требует никаких специальных других дополнительных актов по исполнению решения суда" <3>.

<2> Витрук Н.В. Российская Федерация // Конституционное правосудие: Восточноевропейское обозрение. 2002. N 3(40). С. 54. С такой терминологией соглашается Г.А. Гаджиев (см. его статью "Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в Российской Федерации (на основе решений Конституционного Суда РФ 2000 - 2002 годов)" // Журнал российского права. 2003. N 1. С. 17).
<3> Морщакова Т.Г. Российское правосудие в контексте судебной реформы. М., 2004. С. 89.

Таким образом, самодостаточность решения Конституционного Суда проявляется в том, что признанный неконституционным акт исключается из правовой системы этим решением. Правотворческому органу такой акт не нужно специально отменять.

В зарубежных источниках решения конституционных судов характеризуются как самоисполнимые. Например, специалисты Конституционного Суда Македонии отмечают, что "если обращение в Суд ставит вопрос об аннулировании нормативного акта, то решение Суда, по своей природе, так сказать, самоисполнимо (samoizvrna) - нормативный акт больше не входит в состав правовой системы, и любое обращение к нему при решении конкретных дел просто незаконно" <4>. Судья литовского Конституционного Суда С. Стачекас выделяет "сами собой реализуемые" постановления, которыми оспариваемый акт признается конституционным. "Их исполнять не надо потому, что оспариваемые акты или нормы признаются конституционными, и для институций, принявших эти акты, не надо их изменять так, чтобы они были конституционными. С другой стороны, суды и другие правоприменяющие институции должны руководствоваться этими постановлениями в своей практике", то есть не применять неконституционные акты со дня провозглашения решения Конституционного Суда <5>.

<4> http://www.usud.gov.mk/domino/WEBSUD.nsf/GlavenE?OpenFrameSet.
<5> См. его статью: Литовская Республика // Исполнение решений конституционных судов. М., 2003. С. 183.

Право некоторых государств содержит положения, характеризующие решения соответствующих конституционных судов как самоисполнимые, - специальная отмена актов, признанных неконституционными, не требуется. Например, ч. 1 ст. 147 Конституции Румынии <6> указывает на автоматическое прекращение действия неконституционных положений (по истечении установленного периода времени), если такие положения правотворческим органом не будут приведены в соответствие с Конституцией.

<6> Monitorul Oficial al Rombniei. 1991. N 233; 2003. N 758, N 767.

Самоисполнимость решений конституционных судов иногда отождествляется с принципом их непосредственного действия. Согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" <7> (далее - ФКЗоКС) решения Конституционного Суда РФ действуют непосредственно, то есть, по мнению П.Е. Кондратова, не требуют отмены признанных Судом неконституционными актов. Непосредственное действие решения Конституционного Суда не исключает того, что для реализации его положений может понадобиться издание нормативных актов самого различного уровня <8>. Аналогичным образом использовал этот термин и сам Конституционный Суд РФ <9>.

<7> См.: Российская газета. 1994. 23 июля; 2001. 20 дек.; 2004. 9 июня; 2005. 9 апр.
<8> Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации". Комментарий. М., 1996. С. 246 (автор комментария к главе VIII - П.Е. Кондратов). Этот подход в 1992 г. использовался В.Д. Зорькиным, утверждавшим, что закрепление мер ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда "ломает механизм реализации решений Конституционного Суда", которые "не требуют никакого подтверждения со стороны кого бы то ни было. Они должны исполняться" (см.: Митюков М.А. К истории конституционного правосудия России. М., 2002. С. 109).
<9> Пункт 7 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2000. N 16. Ст. 1774; п. 1 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 15 мая 2001 г. N 98-О "По жалобе гражданина Ревазова Бориса Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьями 1 и 2 Закона Республики Северная Осетия - Алания "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Северная Осетия - Алания "О местном самоуправлении в Республике Северная Осетия - Алания" // Собрание законодательства РФ. 2001. N 27. Ст. 2803.

Но, учитывая изложенное выше, можно сделать вывод, что в этом случае речь идет о самоисполнимости решений Конституционного Суда РФ, а не об их непосредственном действии. Последнее проявляется в том, что решения Суда не нуждаются в дополнительном подтверждении своей юридической силы, своего действия со стороны других органов власти <10>. Следовательно, признак непосредственного действия относится ко всем решениям Конституционного Суда РФ, в то время как самоисполнимость характеризует лишь некоторые из них.

<10> Шмавонян Г.А. Конституционное правосудие в системе разделения властей. М., 2001. С. 163.

Н.В. Витрук отмечает, что "в ряде случаев признание того или иного положения нормативного акта не соответствующим Конституции РФ является самодостаточным и не требует дополнительного нормативного регулирования. Как сказано в части четвертой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", до принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации... Но зачастую непосредственное применение Конституции невозможно. Поэтому необходимо либо принятие нового нормативного акта (ряда взаимосвязанных нормативных актов), либо изменение и (или) дополнение действующего нормативного акта в его системном видении" <11>.

<11> Витрук Н.В. Повышение эффективности действия и исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации // Исполнение решений конституционных судов. Сборник докладов. М., 2003. С. 16.

Следовательно, в определенных ситуациях и самоисполнимые решения требуют принятия развивающих их положения актов. Помимо этого, решения о неконституционности правовых актов могут повлечь пересмотр правоприменительных дел. Согласно ФКЗоКС такое последствие является обязательным в отношении заявителей, чьи обращения были рассмотрены Конституционным Судом. Пользуясь терминологией науки международного права, такие решения можно называть частично самоисполнимыми <12>.

<12> Черниченко С.В. Теория международного права. Т. 2. М., 1999. С. 354, 355.

Вопрос о самоисполнимости решений конституционных судов, являющихся особыми нормативными правовыми актами, можно рассмотреть с позиции реализации норм права <13>. Некоторые формы их реализации могут предполагать совершение активных действий. Соблюдение права предполагает осуществление нормы путем воздержания от совершения действий, воздержания от нарушения запрета, установленного соответствующей нормой права. Следовательно, осуществление решений, устанавливающих запреты, не требует совершения каких-либо действий <14>. Но, как будет показано далее, самоисполнимые решения не ограничиваются ими.

<13> Например, см.: Реутов В.П. Юридическая практика и развитие законодательства. Автореферат дис. ... к.ю.н. Свердловск, 1968. С. 6; Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1972. С. 9, 10; Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985. С. 102; Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 1987. С. 357; Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 118.
<14> См.: Стачекас С. Литовская Республика // Исполнение решений конституционных судов. М., 2003. С. 183.

Наиболее часто в качестве самоисполнимых указываются решения о конституционности оспоренных правовых актов. Решения судов других юрисдикций, вынесенные на основании таких актов, не подлежат исполнению. Однако они должны быть пересмотрены (ч. 3 ст. 79 ФКЗоКС), что свидетельствует об их частичной самоисполнимости. Эта характеристика к таким решениям конституционных судов применима также потому, что, как отмечалось, они могут повлечь необходимость принятия новых правовых актов или изменение действующих. Самоисполнимость решений о неконституционности правовых актов проявляется в том, что с момента опубликования решения или вступления его в силу неконституционные нормы не могут применяться всеми субъектами права, а субъекты правотворчества должны не принимать нормативные акты, аналогичные признанным неконституционными (ст. 79 ФКЗоКС). К самоисполнимым можно отнести и решения о неконституционности утративших силу правовых актов <15>, которые в последующем не могут применяться в смысле переживания закона.

<15> См.: ст. 128 Конституции Хорватии // Narodne novine. 1990. N 56/90; 1997. N 135/97; 2000. N 113/00; 2001. N 28/01.

Самоисполнимыми являются решения о неконституционности международных договоров, так как такие договоры не могут быть ратифицированы (ч. 4 ст. 79 ФКЗоКС). Отрицательные решения конституционных судов по спорам о компетенции реализуются в форме соблюдения, поскольку влекут утрату силы акта, принятого некомпетентным органом, либо устанавливают запрет на принятие такого акта.

Нельзя однозначно определить как самоисполнимые решения о конституционности инициативы референдума, законности его проведения и его итогах. Осуществление юридически значимых действий, опосредующих проведение референдума или установление его результатов, в то же время означает исполнение решения конституционного суда <16>.

<16> Например, см.: ст. 35, 36 Закона Республики Армения от 12 сентября 2001 г. "О референдуме" // Официальный вестник Республики Армения. 2001. N 32. Ст. 164.

В форме соблюдения должны быть реализованы решения органов конституционного правосудия о несоответствии Конституции инициативы проведения референдума <17> и отрицательные заключения по вопросам о соблюдении порядка выдвижения обвинения президента (а в некоторых зарубежных странах и других должностных лиц) в совершении тяжкого преступления.

<17> См.: ч. 2 ст. 23 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. "О референдуме Российской Федерации" // Российская газета. 2004. 30 июня.

Самоисполнимыми являются принимаемые конституционными судами в отдельных странах решения относительно проверки конституционности устава и деятельности политических партий <18>, правильности результатов выборов и утверждение их результатов <19>, об инициативе внесения изменений в конституцию <20>, заключения о введении чрезвычайного положения <21>, решения о совместимости избранных должностных лиц <22>. Соответствующие процедуры прекращаются, как и конституционно-правовые отношения, связанные с деятельностью партий, избранием должностного лица, проведением выборов и подведением их итогов. Положительные решения по этим вопросам также соблюдаются, поскольку снимается неопределенность по вопросу о конституционности оспоренных в суде действий.

<18> Напр., см.: ст. 2 Закона Республики Польша от 1 сентября 1997 г. "О Конституционном Трибунале" // Dziennik Ustaw. 1997. N 102. Poz. 643; 2000. N 48. Poz. 552, N 53. Poz. 638; 2001. N 98. Poz. 1070; 2005. N 169. Poz. 1417.
<19> См.: ст. 86 Конституции Азербайджана // Конституции государств Европы. В 3 т. Т. 1. М., 2001. С. 146; ст. 12 Закона Болгарии от 30 июля 1991 г. "О Конституционном Суде" // Държавен вестник. 1991. N 67; 1999. N 20; 2001. N 25; 2002. N 45; 2003. N 114; 2006. N 23.
<20> См.: ст. 4 Закона Молдовы от 13 декабря 1994 г. "О Конституционном Суде" // Мониторул Официал ал Р. Молдова. 1995. N 8. Ст. 86; 1996. N 54 - 55. Ст. 513; 1997. N 51 - 52. Ст. 457; 2002. N 103 - 105. Ст. 795; 2002. N 154 - 157. Ст. 1199; 2003. N 1 - 2. Ст. 4.
<21> Например, см.: ч. 6 ст. 129 Конституции Словакии // Zbierka zakonov Slovenskej republiky. 1992. N 466; 1998. N 244; 1999. N 9; 2001. N 90; 2004. N 140, N 323; 2005. N 463; 2006. N 92.
<22> См.: ст. 87 Конституции Чехии // Sbirka zakonu Ceske republiky. 1993. N 1; 1997. N 347; 2000. N 300; 2001. N 395, N 448; 2002. N 515.

Как справедливо отмечает М.А. Митюков, "самодостаточность" и непосредственное действие решений Конституционного Суда Российской Федерации не являются гарантией их исполнения <23>. В Беларуси представления о том, "что достаточно Конституционному Суду признать норму закона неконституционной и в результате этого она уже не может применяться", сталкивались с практикой правоприменительных органов, которые "ссылаются на отсутствие механизма непосредственного исполнения решения Конституционного Суда, который должен быть урегулирован только законом" <24>.

<23> Митюков М.А. Исполнение актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Российская юстиция. 2001. N 6. С. 13.
<24> Саркисова Э.А. Исполнение решений Конституционного Суда - важное средство утверждения законности в правотворческой и правоприменительной практике // II Международная научно-практическая конференция "Конституционное судопроизводство". Минск, 2000. С. 65.

Таким образом, лишь часть решений, принимаемых органами конституционного правосудия, могут быть определены как самоисполнимые (самодостаточные). Как представляется, с грамматической точки зрения более предпочтителен термин "самоисполнимость". Самодостаточный - "ограничивающийся самим собой, не нуждающийся в чем-либо другом" (см.: Словарь новых слов русского языка (середина 50-х - середина 80-х годов). СПб., 1995. С. 659). Но решение Конституционного суда является частью действующего права, существует и оценивается с точки зрения права, в конечном итоге ориентировано на реализацию - регулирование общественных отношений. Решение о неконституционности нормативного акта не самодостаточно, так как его целью является исключение из законодательства противоречащего конституции акта. Если же названный термин понимать как структурную завершенность решения конституционного суда, то это свойство характеризует любой правовой акт.

Но использование термина "самоисполнимость" также требует оговорок и должно сопровождаться определением пределов применения этого термина. Он не может пониматься буквально. Решение конституционного суда не исполняется само. Оно не требует специальной процедуры исполнения. В случае игнорирования такого решения субъектами права может возникнуть необходимость использования средств обеспечения исполнения решений принудительного характера (например, конституционной ответственности) <25>.

<25> Например, см.: п. 5 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 65-О "По ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан" // Российская газета. 2001. 16 мая.

Также нужно учитывать, что некоторые из самоисполнимых решений требуют исполнения путем ликвидации пробелов в законодательстве или иных его изменений.

Рассматриваемое свойство решений конституционных судов имеет значение не только для механизма их исполнения, но и для всего социально-правового института исполнения решений этих судов. Самоисполнимое решение в ситуации, не связанной с его нарушением, не требует какой-либо деятельности по обеспечению их исполнения. То есть является самообеспечиваемым.