Мудрый Юрист

К вопросу о концепции правового регулирования репродуктивной деятельности

Недостатки механизма правового регулирования в области искусственных методов репродукции и репродуктивных прав отрицательно сказываются на защите прав и законных интересов субъектов возникающих правоотношений.

Для того чтобы понять, каков должен быть этот механизм, необходимо определиться с тем, какой смысл мы вкладываем в термины "репродуктивные права" и "репродуктивные технологии", насколько они взаимосвязаны и взаимозависимы.

В Приказе Министерства здравоохранения РФ от 26 февраля 2003 г. N 67 "О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия" употребляется термин "вспомогательные репродуктивные технологии". Согласно Приказу ВТР - это методы терапии бесплодия, при которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма. ВТР включают: экстракорпоральное оплодотворение и перенос эмбрионов в полость матки, инъекцию сперматозоида в цитоплазму ооцита, донорство спермы, донорство ооцитов, суррогатное материнство, предимплантационную диагностику наследственных болезней, искусственную инсеминацию спермой мужа (донора).

Схожий термин "вспомогательные репродуктивные методы и технологии" используется и в Законе Республики Казахстан от 16 июля 2004 г. N 565-2 "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления". Однако определение, содержащееся в этом Законе, несколько отличается от приведенного выше. Вспомогательные репродуктивные методы и технологии - комплекс медицинских мероприятий по диагностике, лечению и реабилитации, направленных на коррекцию репродуктивной деятельности граждан.

Эти две формулировки в целом достаточно похожи, однако между ними есть и коренное различие. Приказ Министерства здравоохранения РФ и в своем названии, и в первых словах определения указывает на то, что ВРТ применяются для терапии бесплодия. Закон Республики Казахстан акцентирует внимание на репродуктивных правах граждан, т.е. вспомогательные репродуктивные методы и технологии рассматриваются через призму репродуктивного права граждан. Это следует и из приведенного в Законе определения репродуктивных прав: это права граждан на охрану их репродуктивного здоровья, принятие и реализацию решения относительно рождения или отказа от рождения детей в браке или вне брака, методов зачатия и рождения детей, их числа, времени и места рождения, интервалов между рождениями, а также на медико-социальную, информативную и консультативную помощь в этой сфере.

Как пишет О. Хазова, репродуктивные права граждан являются одной из наиболее гендерно-чувствительных областей. Однако до недавнего времени эта область оставалась практически полностью за пределами правового анализа и ей не уделялось надлежащего внимания в российской юридической литературе. Возможно, это объясняется тем, что понятие репродуктивных прав является новым для российского права и еще не нашло себе "законного" места в общей системе российского права. Только недавно вопросы, связанные с репродуктивными правами, стали привлекать к себе более пристальное внимание юристов <*>.

<*> Хазова О.А. Проблема гендерного равенства и репродуктивного права супругов // http://www.owl.ru.

Так, Е. Дмитриева рассматривает репродуктивные права как единство трех принципов: невозможность насильственного лишения сексуальных и репродуктивных качеств; право на признание личного достоинства; принцип равноправия мужчин и женщин <*>.

<*> Дмитриева Е. Концепция репродуктивных прав // http://www.hro.org/editions/women.

О. Хазова считает, что репродуктивные права - это область человеческой жизни, которая не может быть поставлена под контроль других лиц, даже очень близких, не говоря уже о контроле со стороны государства <*>.

<*> Хазова О.А. Указ. соч.

М. Цыганов связывает репродуктивные права с правами женщин, в частности с правом женщины на аборт <*>.

<*> Цыганов М.Е. Значение религиозной политики в обеспечении репродуктивных прав: международный опыт // http://www.healthmanagement.ru/theory9.html.

Таким образом, среди юристов, занимающихся исследованиями в данной области, нет единого мнения о том, что включают в себя репродуктивные права, какова их роль в осуществлении вспомогательных репродуктивных технологий, т.е. нет единой концепции.

Во многом эта ситуация обусловлена недостаточностью правового регулирования государства, а именно отсутствием закона, посвященного репродуктивной деятельности.

Так, Закон Республики Казахстан включает в себя государственные гарантии осуществления репродуктивных прав граждан (свобода репродуктивного выбора; охрана репродуктивного здоровья и соблюдение репродуктивных прав; доступность, преемственность, бесплатность медицинской помощи в пределах гарантированного объема; невмешательство в вопросах осуществления репродуктивных прав; принятие решения о деторождении без дискриминации, угроз и насилия; неприкосновенность частной жизни, личная семейная тайна, сохранение сведений, составляющих врачебную тайну) и государственное регулирование в области репродуктивных прав граждан (развитие системы охраны репродуктивного здоровья граждан; формирование и совершенствование законодательства Республики Казахстан в области репродуктивного здоровья граждан; обеспечение просвещения граждан по вопросам половой жизни и деторождения, отрицательного влияния психоактивных веществ, неблагоприятных экологических факторов на состояние их репродуктивного здоровья; формирование сознательного отношения граждан к рождению детей; обеспечение доступности услуг по консультированию, просвещению, планированию семьи, оказанию медицинской помощи, включая медицинские услуги по искусственному оплодотворению и иным возможностям родить ребенка; поддержка научных исследований в области охраны репродуктивного здоровья граждан).

Таким образом, в Российской Федерации необходим закон, посвященный репродуктивной деятельности человека, а также государственная политика в данной области, создающая правовой механизм защиты репродуктивных прав субъектов возникающих правоотношений.

Некоторые юристы (Г. Романовский, М.Н. Маленина и др.) в качестве "улучшения" законодательного регулирования предлагают такие репрессивные способы, как ограничение круга субъектов, имеющих право на применение вспомогательных репродуктивных технологий, установление запрета для гомосексуальных пар и иностранцев <*>.

<*> Романовский Г. Право на искусственное оплодотворение и экология размножения // Законность. 2003. N 7. С. 33.

С таким подходом к репродуктивной деятельности нельзя согласиться, так как он противоречит Конституции РФ: в соответствии с положением ч. 2 ст. 55 в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Предложенные запреты не могут быть истолкованы иначе как умаление прав и свобод. Согласно Конституции РФ все равны перед законом <*>, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его убеждений и других обстоятельств <**>, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь <***>.

<*> Конституция Российской Федерации. СПб.: Литера, 1998.
<**> Там же.
<***> Там же.

В данном случае усматривается нарушение и репродуктивных прав граждан, и принципа свободного репродуктивного выбора. Праву на свободный репродуктивный выбор посвящена ст. 10 Закона Республики Казахстан, согласно которой граждане имеют право на свободное принятие решения относительно количества детей и времени их рождения, в браке или вне брака, интервалов между рождениями, необходимых для сохранения здоровья матери и ребенка.

Идея свободного репродуктивного выбора была озвучена в 1925 г.: доктор А.А. Шорохова в своем докладе на VI съезде Всесоюзного общества гинекологов и акушеров в Ташкенте предложила рассматривать искусственное оплодотворение не только как метод преодоления бесплодия, но и как "право иметь ребенка неполовым путем" или как "нежелание женщин сходиться с мужчиной". А.А. Шолохова описала в докладе 88 операций по искусственному оплодотворению.

Законом Республики Казахстан свободный репродуктивный выбор рассматривается как вспомогательное право по отношению к репродуктивному праву. Однако в таком подходе усматривается занижение роли свободного репродуктивного выбора.

Можно предложить несколько иную концепцию правового регулирования репродуктивной деятельности, в соответствии с которой право на свободный репродуктивный выбор следует рассматривать и как самостоятельное правомочие, и как связующее звено между репродуктивным правом и репродуктивными технологиями.

Очень важный критерий права на свободный репродуктивный выбор упоминается в Законе Тульской области от 21 сентября 2000 г. "О защите прав граждан по созданию семьи и сохранения ее здоровья на территории Тульской области", в Законе Ивановской области от 10 декабря 1998 г. "О правах и гарантиях граждан по созданию семьи и сохранению ее здоровья", в Законе Кыргызской Республики от 20 декабря 1999 г. "О репродуктивных правах граждан": невмешательство со стороны государства (областных органов исполнительной власти, органов и должностных лиц местного самоуправления).

Таким образом, право на свободный репродуктивный выбор - это единение в первую очередь двух критериев: свободы личности в принятии решения и невмешательства в этот процесс посторонних лиц.

Право на свободный репродуктивный выбор - это право свободно принимать решения в области репродуктивной деятельности, без вмешательства со стороны государства (органов государственной власти, должностных лиц, органов местного самоуправления, общественных и религиозных организаций и др.).

К сожалению, в законодательстве Российской Федерации из связки трех основ репродуктивной деятельности наличествует только одно - репродуктивные технологии. Государством не гарантированы ни репродуктивные права граждан, ни свободный репродуктивный выбор. Существующие в области репродуктивной деятельности пробелы пытаются заполнить некоторые областные законодательные собрания. Однако для создания должного механизма правового регулирования необходимо принятие именно федерального закона, который учитывал бы и репродуктивные права граждан, и право на свободный репродуктивный выбор.

Репродуктивные технологии - услуга, которая не может существовать сама по себе, так как это создает возможность злоупотребления своими полномочиями и медицинскими работниками и медицинскими учреждениями, получившими лицензию на данный вид деятельности. Репродуктивные права дают основы прав граждан в области репродуктивной деятельности, декларируют их. Право на свободный репродуктивный выбор обеспечивает реализацию и репродуктивных технологий, и репродуктивных прав. Поэтому в случае исключения даже одной из упомянутых выше основ регулирование репродуктивной деятельности не будет осуществляться в полной мере, и права граждан в данной области не будут в полной мере защищены.

На основании приведенных доводов можно сделать следующие выводы.

Во-первых, необходимо принятие федерального закона, посвященного репродуктивной деятельности; причем закон должен основываться на конституционных правах граждан на материнство и отцовство, на охрану здоровья и медицинскую помощь, исходить из признания неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, равенства прав и свобод.

Во-вторых, для реализации указанных выше принципов закон должен исходить из концепции единства трех основ репродуктивной деятельности: репродуктивных прав, репродуктивных технологий и права на свободный репродуктивный выбор.

В-третьих, направленность федерального закона на защиту (охрану) репродуктивных прав должна быть отражена в его названии, так как формулировки "создание семьи и сохранение ее здоровья" (Закон Ивановской области, Закон Тульской области) противоречат сущности репродуктивных прав как права граждан на охрану их репродуктивного здоровья, принятия и реализации гражданами решения относительно рождения или отказа от рождения детей в браке или вне брака.

В-четвертых, должен быть создан эффективный механизм защиты прав и законных интересов субъектов возникающих правоотношений в области репродуктивной деятельности и эффективный механизм реализации репродуктивных прав.