Мудрый Юрист

Европейская компания (socIetas europaea) 1: новая организационно-правовая форма юридического лица по праву европейского союза (ЕС) в банковской сфере

<1> Новая организационно-правовая форма юридического лица по праву ЕС, представляющая собой открытое акционерное общество и регулируемая совместно правом ЕС и национальным правом государств - членов ЕС. Учреждена Регламентом об уставе ЕК (Council Regulation (EC) N 2157/2001 of 8 October 2001 on the Statute for a European company (SE), CELEX) и дополняющей его Директивой 2001/86/EC (Council Directive 2001/86/EC of 8 October 2001 supplementing the Statute for a European company with regard to the involvement of employees, CELEX). Сокращение SE, от лат. Societas Europaea (Европейская компания). Далее по тексту используется сокращение ЕК.

Юрьев М.Е., магистр юриспруденции, аспирант кафедры Европейского права МГИМО (У) МИД России.

Крупнейшая финансовая группа в Скандинавии и странах Балтии - Нордеа <2> - стала одной из первых европейских финансовых групп, предпринимающих попытки по преобразованию в новую организационно-правовую форму юридического лица по праву ЕС - Европейскую компанию (ЕК). В случае успеха Нордеа станет первым банком, который проявил активный интерес к новой структуре ЕК, предназначенной для того, чтобы получить максимальную выгоду от единого внутреннего рынка ЕС в области предоставления банковских услуг. Преобразование Нордеа в ЕК станет высшей ступенью в интеграционном процессе членов Нордеа на уровне ЕС с 1998 г., отмеченном слиянием Мерита Банк Финляндии, Нордбанкен Швеции, Унибанк Дании и Кристиан банк Норвегии и приведшим к созданию интегрированной трансграничной группы.

<2> Нордеа образована в 2000 г. Является крупнейшей в регионе финансовой группой, мировым лидером в области предоставления банковских услуг через Интернет. В настоящее время обслуживает 10 млн. частных клиентов и 1 млн. юридических лиц. Располагает сетью из 1200 отделений, в которых работает 30 тыс. человек. Активы составляют 262 млрд. евро, капитализация - 17 млрд. евро.

Стремление к созданию новой организационно-правовой формы ЕК продиктовано возможностью повышения операционной эффективности путем преодоления препятствий, с которыми в настоящее время сталкивается Нордеа, подчиняясь четырем различным правовым системам государств - членов ЕС. Нордеа не раз заявляла, что существующая организация группы, состоящая из четырех самостоятельных национальных банковских групп, является неуправляемой, и что было бы эффективнее управлять консорциумом, предоставляющим финансовые услуги в качестве единого юридического лица, осуществляющего свою деятельность на всех рынках. Таким образом, решение о предстоящем преобразовании Нордеа можно считать знаковым событием в ее развитии и в банковской сфере в целом.

Как отметил комиссар ЕС по внутреннему единому рынку Фриц Болкенстайн <3>: "Устав Европейской компании позволяет компаниям расширять свое присутствие и осуществлять реструктуризацию своей трансграничной предпринимательской деятельности, не прибегая к высоко затратной и длительной процедуре создания сети филиалов". Он также подчеркивал, что "Устав Европейской компании будет способствовать увеличению трансграничных связей и в конечном итоге усилит конкурентоспособность Европы на мировом рынке". Иначе говоря, организационно-правовая форма Европейской компании, по мысли ее создателей, должна предоставить европейским хозяйствующим субъектам возможность воспользоваться всеми преимуществами единого внутреннего рынка Европейского союза, в частности при ведении бизнеса, а также проведении реструктуризации на территории нескольких государств - членов ЕС.

<3> См.: Single Market News, European Company Statute blocked by national delays, Issue N 35. October 2004.

Следует отметить, что ЕК отразила насущную потребность европейских законодателей и деловых кругов в создании такой организационно-правовой формы юридического лица, которая позволила бы хозяйствующим субъектам осуществлять трансграничные слияния и переносить место нахождения официального административного центра из одного государства - члена ЕС в другое, не прибегая к процедуре ликвидации и повторной регистрации в другом государстве, упрощать административные структуры и снижать уровень административных расходов компаний <4>. По замыслам европейских законодателей, ЕК должна стать "флагманом общеевропейского права компаний" <5>, дополнительной организационно-правовой формой юридического лица, позволяющей открыть ряд новых возможностей по реструктурированию деятельности европейских предприятий и их выходу на международный уровень <6>.

<4> Proposition de loi relative a la societe europeenne, session ordinaire de 2003 - 2004, annexe au procus-verbal de la seance du 9 octobre 2003 // http://www.senat.fr/leg/ppl03-011.html.
<5> Hopt K.J. Zeitschrift fur Wirtschaftsrecht (ZIP), 1998. P. 96.
<6> Werlauff. SE - The law of the European Company. DJWF Publishing. Copenhagen, 2003. P. 1.

Это обстоятельство является особенно актуальным для европейских банковских институтов, поскольку именно в финансово-кредитной сфере в ЕС в последнее время наблюдается наименьшее количество трансграничных слияний и поглощений. Так, с 1999 по 2004 г. трансграничные слияния и поглощения составляли примерно 20% общего объема сделок по слияниям и поглощениям в финансовом секторе, в то время как на трансграничные сделки вообще пришлось около 45% сделок по слиянию и поглощению в остальных сферах за тот же период <7>.

<7> DG Internal Market and Services - April 2005, IPM Survey on obstacles to cross-border mergers and acquisitions. P. 1.

Среди основных трудностей для проведения слияний и поглощений в банковской сфере назывались следующие: отсутствие необходимой прозрачности в механизме принятия решения о проведении соответствующих сделок, наличие особых защитных механизмов, препятствующих поглощению компании, сложности в оценке финансовой ситуации, наличие ограничений на тип предложения о приобретении компании, различные ограничительные положения трудового законодательства, различие в системах отчетности в разных государствах - членах ЕС и др.

В настоящей статье будут рассмотрены основные особенности новой организационно-правовой формы, ее преимущества и недостатки по сравнению с действующими национальными формами, а также будет проанализировано, почему, несмотря на имеющиеся преимущества, такая крупнейшая финансовая группа, как Нордеа, пока что не стала Европейской компанией.

На протяжении нескольких десятилетий в контексте реализации одного из основополагающих принципов Договора о ЕС - свободы учреждения и экономической деятельности - Сообществом принимались меры по разработке правового механизма, призванного облегчить процедуру трансграничных слияний и помочь преодолеть препятствия, вызванные коллизией между нормами права различных государств - членов ЕС. Законодательство о компаниях ранее не позволяло проводить трансграничные слияния, посредством которых компания одного государства - члена ЕС приобретает контроль над компанией другого государства Сообщества путем поглощения или присоединения или путем универсального правопреемства в соответствии с гражданским законодательством. Таким образом, в случае трансграничного слияния компании не удавалось сохранить правосубъектность. Одна из компаний должна была быть ликвидирована и, следовательно, прекратить свое существование (с последующей уплатой налога на ликвидацию и отчуждением акций акционерами), или должны были использоваться альтернативные решения, например учреждение общей дочерней компании или общей холдинговой компании.

Отныне Регламент об Уставе ЕК делает возможным такое трансграничное слияние. Регламент предоставил ЕК два неоспоримых преимущества: (а) возможность изменять свою национальную принадлежность, т.е. перемещаться из одного государства - члена ЕС в другое, не прибегая к процедуре ликвидации и повторной регистрации в другом государстве - члене ЕС; (б) возможность осуществлять внутри Сообщества трансграничные слияния.

Следует отметить, что решаемая ЕС задача по формированию единого внутреннего рынка, созданию единого экономического пространства предполагает не только право учреждать компанию на территории другого государства - члена ЕС, но и также право оказывать услуги на территории другого государства Сообщества без учреждения в нем предприятия. Это нашло свое отражение в принципе свободы оказания услуг <8>. Именно принципы свободы учреждения и оказания услуг легли в основу банковского законодательства ЕС.

<8> Услуги в понимании Договора о ЕС включают в себя возмездные услуги, в том числе коммерческого характера и услуги профессионалов.

Однако провозглашения этих принципов было еще недостаточно. Необходима была гармонизация банковского законодательства государств - членов ЕС. В самом деле в различных государствах - членах ЕС существовали различные правила, регулирующие банковскую деятельность, прежде всего устанавливающие экономические нормативы деятельности банков (требования к капиталу, ликвидности и т.п.). В силу этого "одномерное" внедрение вышеупомянутых принципов на деле обернулось бы фактическим неравенством банковских предприятий. Действительно, допущение свободы деятельности банковского предприятия из страны с менее строгим режимом банковской деятельности в стране с более строгим режимом без установления каких-либо дополнительных правил, барьеров привело бы к изменению сложившейся системы конкуренции, а следовательно, к дестабилизации рынка банковских услуг.

В этой связи проблема создания единого рынка банковских услуг могла быть решена только путем гармонизации банковского права в различных государствах - членах ЕС на основе принципа минимальной гармонизации. Данный принцип означает, что на уровне Сообщества устанавливается лишь минимум правил, которые должны содержаться в законодательстве каждого государства - члена ЕС. Последним же предоставлялась широкая степень усмотрения в принятии более строгих правил, нежели те, которые устанавливались на уровне Сообщества.

Проведение гармонизации банковского права в странах - членах ЕС привело к возникновению еще трех принципов, на базе которых развивается банковское право ЕС: принципов взаимного признания, контроля страны учреждения и единой лицензии. Представляется необходимым для правильного понимания происходящих в настоящее время в Европе интеграционных процессов, в частности в банковской сфере, показать в общем виде суть этих принципов, обратив внимание на различия в национальных законодательствах государств - членов ЕС, в особенности в банковской сфере.

Принцип взаимного признания (mutual recognition) направлен на создание равных гарантий для банков, учрежденных в различных государствах - членах ЕС, осуществляющих свою деятельность на территории другого государства Сообщества. Согласно данному принципу компетентные органы страны пребывания кредитного института или его филиала признают требования, которые установлены для кредитного института законодательством в стране его учреждения (home country) <9>, и обязуются воздерживаться от навязывания такому кредитному институту дополнительных стандартов или требований, которые существуют для кредитных институтов, учрежденных в государстве пребывания (host country) <10> данного кредитного института.

<9> Под государством учреждения понимается государство - член ЕС, в котором кредитный институт был создан как юридическое лицо и получил лицензию, необходимую для осуществления банковской деятельности.
<10> Под государством пребывания понимается государство - член ЕС, в котором кредитный институт осуществляет банковскую деятельность. Большинство правил, установленных в банковских директивах Совета ЕС, относится к случаям, когда государство учреждения кредитного института и государство его пребывания являются различными государствами.

Из принципа взаимного признания следует другой принцип - принцип контроля страны учреждения (home country control). Суть его состоит в следующем: поскольку компетентные власти государства пребывания воздерживаются от дополнительных мер контроля за иностранными кредитными институтами, действующими на их территории, то должно признаваться право компетентных властей государства учреждения осуществлять надзор за подчиненными им кредитными институтами, осуществляющими свою деятельность за границей как в форме учреждения филиала, так и в форме предоставления банковских услуг без учреждения филиала или субсидиария. Таким образом, кредитный институт остается поднадзорным компетентным властям государства учреждения независимо от своего фактического места нахождения и места оказания банковских услуг.

И наконец, третий принцип - принцип единой лицензии (single license). Его суть сводится к тому, что кредитный институт вправе осуществлять свою деятельность в государстве пребывания на основе лицензии, полученной им в государстве учреждения.

Проводимые Нордеа изменения организационно-правовой формы в определенной степени идут дальше указанных принципов, что вызывает опасения со стороны компетентных государственных органов ряда государств - членов ЕС. В частности, Банк Финляндии выразил обеспокоенность относительно вероятного изменения организационно-правовой структуры группы Нордеа в Европейскую компанию с домицилием в Швеции. Центральный банк встревоженно относится к идее, что Финляндии предстоит стать "подопытным кроликом", испытав на себе действие нового законодательства, которое может ослабить контроль за деятельностью самого крупного банкирского дома страны.

Так, по мнению Банка Финляндии, ключевой вопрос состоит в том, что ответственность за надзор и защиту депозитов переходит от Финляндии к Швеции, даже если Нордеа будет вести свою деятельность в Финляндии. Центральный банк указывает на то, что подобный вопрос не был учтен при составлении Устава Европейской компании. Согласно регламентам Совета ЕС контроль за филиалами банка должны всегда осуществлять органы той страны, где находится домицилий банка. Следовательно, в данном случае соответствующий орган Швеции Finansinspektion становился бы ответственным за контроль над значительной частью - почти 50% - внутренней банковской деятельности Финляндии.

Как отмечает Банк Финляндии, вопрос не был бы столь актуальным, если бы филиалы банка в третьих странах не были столь значительны в деловом отношении. Однако Нордеа представляет приблизительно 40% банковского рынка Финляндии. В других Скандинавских странах доля рынка Нордеа заметно меньше. Согласно запланированным действиям, Finansinspektion Швеции становится органом государственной власти, осуществляющим надзор и мониторинг за финансовой стабильностью и управлением рисками Нордеа, в то время как местный финский Rahoitmtarkastus (орган финансового надзора) играет более ограниченную роль в надзоре за ликвидностью и общим состоянием рынка.

Аналогично, если Нордеа становится Европейской компанией согласно положениям Устава Европейской компании, то защита депозитов клиентов также может перейти к стране постоянного места нахождения, другими словами, к Швеции. Само по себе это является проблематичным, поскольку степень и объем предоставляемой защиты варьируются от одной страны к другой.

В то же время, как отметил один из членов Совета директоров банковской группы Нордеа, Петер Шутц, европейская составляющая и привязка к правопорядку ЕС помогут преодолеть некоторые барьеры, которые существуют при проведении трансграничной деятельности <11>. В то же время он предупредил, что преобразование в ЕК не решит всех проблем, с которыми сталкивается его компания. "Европейская компания не станет панацеей от всех бед", - отметил Жером Шовен, директор Европейской ассоциации работодателей UNICE. Он также добавил: "Мы всегда поддерживали эту идею, но в настоящее время есть по-прежнему много пробелов, объясняющих, почему пока так мало европейских хозяйственных обществ желает преобразоваться в новую форму ЕК".

<11> http://www.financialexpress.com/print.php?content_id=70895.

Следует отметить, что финансовые услуги всегда были отраслью, которая медленнее всего воспринимала преимущества единого внутреннего рынка, во многом из-за непрозрачных национальных банковских правил, которые препятствовали пересечению банками национальных границ при предоставлении услуг и ведении предпринимательской деятельности.

Парадоксальность ситуации в настоящее время состоит в том, что наибольшее препятствие для Нордеа представляет общеевропейский по своей природе закон, направленный на защиту сбережений клиентов банка в случае прекращения им своей деятельности.

В соответствии с принятым в 1994 г. законом банки, имеющие филиалы более чем в одном государстве - члене ЕС, обязаны производить отчисления в государственный гарантийный фонд по месту нахождения головного офиса банка. С того времени Нордеа перечислила более 400 миллионов евро с операций в Финляндии, Норвегии и Дании в фонды этих стран. Однако в соответствии с общеевропейским законом Нордеа придется теперь производить выплаты в шведский фонд, потому что там находится головной офис банка, образованного в результате слияния.

В этой связи существует реальный риск потерять все эти деньги, а преобразование в Европейскую компанию, видимо, не поможет в решении этой проблемы. Более того, будет сложно, например, объяснить клиентам из Дании, что их сбережения защищены в Швеции.

В этой связи, как отметил Петер Шутц, Европейская Комиссия, которая составляла схему гарантии вкладов 1994 г., "с пониманием относится к проблемам банков и намерена в ближайшее время просить о предоставлении изъятия из закона". В более длительной перспективе Комиссия рассматривает вопрос о том, чтобы приспособить закон к потребностям банковского сектора, гармонизировав системы гарантии вкладов в разных государствах - членах ЕС. Как заметил Петр Шутц: "Хотя мы с интересом относимся к идее создания Европейской компании, мы опасаемся того, что необходимость выбора одной страны, в которой будет располагаться наш головной офис, будет иметь последствия для наших акционеров в налоговой сфере".

В целом можно отметить, что предпринимаемые на уровне Сообщества меры по разработке и гармонизации банковского законодательства, а также созданию новой организационно-правовой формы юридического лица представляют несомненный интерес и имеют определенную перспективу. Представляется, что в конечном счете роль и значение новой организационно-правовой формы юридического лица по праву ЕС в банковской сфере во многом будут зависеть от проявленного к ней интереса со стороны банковских кругов государств - членов ЕС. А количество созданных в результате трансграничных слияний новых банковских структур станет показателем состоятельности разработанного на уровне ЕС правового механизма проведения трансграничных слияний и создания холдингов.