Мудрый Юрист

Построение комплексов улик для оптимизации доказывания по уголовному делу

И. Макогон, прокурор Железнодорожного района г. Самары.

Практика показывает, что в процессе доказывания многие следователи стремятся ограничиться получением по делу прямых доказательств. Большая часть следователей, особенно работающих в районном звене следственной системы, испытывает недоверие к доказыванию уликами, полагая, что главным доказательством виновности лица служат либо его признание, либо показания свидетелей - непосредственных очевидцев преступления. Эту позицию разделяют и некоторые судьи. Корни проблемы, полагаем, в незнании способов использования улик, логических основ построения их комплексов.

Между тем в своей практике при расследовании и рассмотрении уголовных дел следователи и судьи не обходятся без формирования комплексов улик, порой этого не осознавая. Особенно часто в уголовных делах, где доказывание вины представляет сложность, поскольку отсутствуют прямые доказательства. Как показывает исследование, построение комплексов улик фактически осуществляется по каждому уголовному делу. Вместе с тем формирование комплексов доказательств следователи порой строят лишь на своем опыте и здравом смысле, не опираясь на научные рекомендации.

Однако собирание следователем доказательств по делу не может осуществляться бессистемно и хаотично. Доказательства, в том числе и косвенные, должны группироваться по определенным признакам, чтобы в общей системе формировать подсистемы, обосновывающие тот или иной тезис. Эти подсистемы традиционно в науке называются комплексами улик - косвенных обвинительных доказательств. К сожалению, научно обоснованное понятие комплекса улик не сформулировано, хотя это понятие широко используется в процессуальной литературе.

Несмотря на то что понятие улики - косвенного обвинительного доказательства, ее разновидности, связи между уликами и предметом доказывания достаточно подробно исследованы в литературе (Шаламов М.П. Теория улик. М., 1960; Эйсман А.А. Логика доказывания. М., 1971; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979 и др.), приемы практического использования улик при расследовании преступлений путем построения их комплексов в достаточной мере не разработаны и не находят должного применения.

Следует отметить, что А. Эйсман первым исследовал логические основы построения комплексов улик, их структуру. Он же предложил разграничение комплексов улик на параллельные и вспомогательные.

Представляется, что комплексом улик является взаимообусловленная система непротиворечивых по содержанию и независимых друг от друга косвенных обвинительных доказательств, устанавливающих обстоятельства, на основе которых можно сделать обоснованный вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также о достоверности того или иного доказательства.

Разграничение по видам комплексов косвенных обвинительных доказательств поможет оценить собранные по делу доказательства, рассмотреть их в системе, определить направления доказывания и исключить получение не относимой к предмету исследования доказательственной информации.

При исследовании, кроме уголовных дел, оконченных за последние 5 лет следователями органов МВД Самарской области, мною изучены уголовные дела об особо тяжких преступлениях, расследованных прокуратурой и рассмотренных районными судами и Самарским областным судом, в которых доказывание вины осуществлялось в основном с помощью улик (всего более 600 дел).

Изучение эмпирического материала и немногочисленных научных исследований позволило сформулировать ряд суждений относительно принципов формирования комплексов улик, которые могут оказаться полезными практике.

В зависимости от структуры комплексов и значения составляющих их содержание элементов в науке принято подразделять все комплексы на параллельные и вспомогательные.

Параллельный комплекс улик охватывает "независимые" друг от друга доказательства, непосредственно устанавливающие обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Например, такой комплекс образуют показания нескольких лиц, которые видели подозреваемого выходившим из квартиры потерпевшего непосредственно после убийства. Из содержания этого комплекса можно сделать вероятный вывод о совершении убийства тем лицом, которого видели свидетели.

На начальных этапах производства по уголовному делу говорить о построении четкой и ясной системы доказательств по делу невозможно. Перед следователем, особенно когда неясно, кем и какое преступление совершено, предстает огромный поток информации, так или иначе относящейся к исследуемому событию. Поэтому первоначально он организует и проводит следственные действия, направленные на получение и закрепление информации об обстоятельствах события, зачастую фрагментарной и противоречивой. Но уже и на этом этапе складывается определенный конгломерат доказательств, часто из разных источников поступает сходная по содержанию информация о преступлении.

К примеру, по уголовному делу по факту убийства супругов П., занимавшихся реализацией на вещевом рынке меховых изделий, несколько свидетелей - коллег погибших, сообщили, что П. покинули свое рабочее место в определенное время, сложив в багажник машины большое количество меховых изделий. На основе однородных данных, полученных от них на первоначальном этапе расследования, сделан вывод о предполагаемом времени убийства П., что впоследствии сыграло существенную роль при опровержении алиби обвиняемых и в конечном счете повлияло на вывод о виновности подсудимых. В данном случае было получено несколько независимых друг от друга доказательств (показаний свидетелей), обосновывающих один и тот же тезис (время, когда потерпевших последний раз видели в живых).

Образно говоря, содержание такой системы доказательств - несколько независимых параллельных друг другу линий (показаний) с совпадающим содержанием, оканчивающихся в одной общей точке (общим выводом). Характерная особенность такого комплекса улик - возможность сформулировать единый вывод из совокупности входящих в его систему независимых доказательств. Причем виды таких доказательств могут быть различными.

В отличие от параллельного структура вспомогательного комплекса включает в себя, наряду с основным доказательством, ряд вспомогательных, группирующихся вокруг основного, которые либо подтверждают, либо ставят под сомнение достоверность сведений, являющихся содержанием основного доказательства.

По сути, назначение вспомогательного комплекса - проверка основного доказательства. Способы проверки доказательств, а соответственно, и пути построения вспомогательного комплекса улик на законодательном уровне закреплены в ст. 87 УПК.

Нередко при изучении уголовных дел обнаруживается, что в числе вспомогательных комплексов улик выступают как комплексы, подтверждающие достоверность и допустимость сведений, составляющих содержание основного доказательства, так и комплексы улик, ослабляющие их. Деление вспомогательных комплексов на усиливающие и ослабляющие в какой-то мере нашло отражение и в уголовно-процессуальном законодательстве. Согласно ст. 87 УПК один из способов проверки доказательств - получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, т.е. "усиливающих" или "ослабляющих" надежность вывода, следуемого из проверяемого доказательства.

Примером успешного применения вспомогательного комплекса, ослабляющего и в конечном итоге опровергающего показания обвиняемого, может служить система доказательств, построенная следователем по уголовному делу в отношении З., обвиняемого в убийстве Г. Обвинение строилось исключительно на уликах. Г. был убит путем причинения множества колото-резаных ран в жизненно важные органы. В совершении преступления был заподозрен З. Сложность расследования определялась и тем, что преступление совершено в условиях неочевидности: в безлюдном месте (на обочине проселочной дороги) в ночное время.

На первоначальном этапе расследования сотрудники милиции установили подростков З., К., В. и Б., которые проезжали в предполагаемое время убийства на машине по дороге, где был обнаружен труп. Возникла версия о совершении преступления указанными лицами. Подростки причастность к убийству отрицали. Однако, проверяя версию, следователь осмотрел их машину и в кабине, на двери и в салоне, обнаружил следы, похожие на кровь. При осмотре одежды, изъятой при обыске у З., также были в большом количестве обнаружены аналогичные следы.

По заключению геномной биологической экспертизы было установлено, что обнаруженные следы являются кровью и принадлежат убитому Г. Подозреваемый З. пояснял, что в ночь убийства он со своими друзьями, проезжая на машине, встретил Г., который стоял на обочине и "голосовал". З. попросил остановить машину и вышел к Г. Он увидел на шее Г. обширную резаную рану, Г. облокотился и испачкал его одежду кровью. З. испугался, что его могут обвинить в убийстве, и уехал домой.

Применительно к показаниям З. следователь построил вспомогательный ослабляющий комплекс улик, в который включил:

С помощью построенного вспомогательного комплекса улик следователь доказал несостоятельность показаний З. Несмотря на отсутствие прямых доказательств, на основе собранных улик З. был признан судом виновным в убийстве Г.

Анализ комплексов улик позволяет сделать следующие выводы о значении комплексов в доказывании:

  1. они вносят определенность в оценку надежности акта доказывания, т.е. позволяют прийти к обоснованному заключению о достоверности и допустимости того или иного установленного с помощью комплекса улик факта;
  2. позволяют проверять доказательства, основываясь не столько на интуиции и опыте, сколько на более или менее научно обоснованных правилах и алгоритмах построения комплексов улик. Использование разработанных наукой и проверенных на практике способов проверки доказательств и построения комплексов улик способствует предотвращению ошибок при оценке доказательств;
  3. помогают привести собранные доказательства в систему, т.е. устранить их хаотичность, что дает возможность исключить из системы доказательств недостоверные и сомнительные и позволит другим участникам процесса проверить обоснованность сделанных следователем выводов;
  4. практика показывает, что умелое использование следователем этих рекомендаций вооружает его знаниями, которые дают возможность раскрыть и надежно обосновать обвинение по делам, которые в глазах неопытного следователя выглядят малоперспективными.