Мудрый Юрист

Бесплатность исполнения - причина безответственности

Евгений Анатольевич Деготь, главный судебный пристав Республики Карелия, заслуженный юрист Российской Федерации.

Взыскатель имеет право на реальное исполнение исполнительного документа. Но на пути качественного и своевременного исполнения судебных и иных актов стоит немало проблем. Вопросы возникнут и с появлением в России института частных приставов, считает автор. Стоит отметить, что законопроект "О частных судебных приставах" сейчас разрабатывается МЭРТ и, возможно, совсем скоро он поступит на рассмотрение в Госдуму РФ.

Существующее в настоящее время принудительное исполнение само по себе не является бесплатной деятельностью. Бесплатна она только для взыскателя, чем нарушаются права всех других членов российского общества. Такая деятельность оплачивается путем потребления ресурсов общества, государства, которые могли бы быть потрачены совсем на другие цели.

С другой стороны, бесплатность принудительного исполнения как для взыскателя, так и для должника негативно сказывается на активности указанных лиц. Должник, зная об обязательности оплаты деятельности органа принудительного исполнения, был бы более заинтересован в своевременном исполнении исполнительного документа, чем при бесплатности принудительного исполнения.

Схожим образом обстоит дело и с взыскателем. Взыскатель, зная о бесперспективности предъявления исполнительного документа, не предъявлял бы исполнительный документ. В случае платности принудительного исполнения взыскатель предпринимал бы более активные действия по выявлению имущества должника, способствовал бы принудительному исполнению, а в ряде случаев вообще бы не обращался в службу судебных приставов. Стоимость исполнения одного исполнительного документа в среднем составляет 100 рублей. При этом за 6 месяцев текущего года в Управлении Федеральной службы судебных приставов в Республике Карелия 52% окончательных исполнительных документов составляют по сумме взыскания от 30 копеек до 100 рублей. Факт наличия оплаты хотя бы суммы, затраченной на принудительное исполнение, привел бы к резкому сокращению обращений.

Для исполнения исполнительных документов на незначительные суммы нет особого, упрощенного порядка исполнения. Более того, они требуют больших затрат труда, так как исполнение обеспечивается неоднократными выходами пристава-исполнителя в адрес должника. При исключении этих исполнительных документов судебный пристав мог бы уделить больше времени взысканию крупных сумм.

На наш взгляд, исполнение исполнительного документа, осуществляемое государственными органами, не должно быть бесплатным. Плата за судебный процесс не должна включать в себя плату за принудительное исполнение. Это различные виды деятельности, порождающие различные права и обязанности участников данных юридических процессов.

Бездеятельность РФФИ

Другой важнейший вопрос принудительного исполнения в Российской Федерации - участие в принудительном исполнении сторонней организации - Российского фонда федерального имущества (далее - РФФИ).

Может сложиться ошибочное впечатление, что деятельность РФФИ является существенной гарантией соблюдения прав сторон исполнительного производства. В действительности это не так. На самом деле РФФИ представляет собой надстроечную организацию, которая, выполняя не должным образом свои функции по реализации имущества должника, при этом не несет никакой ответственности за ее ненадлежащее исполнение.

Лицом, ответственным за принудительное исполнение, является представленный в каждом конкретном случае судебным приставом-исполнителем орган принудительного исполнения, и исполнительное производство оканчивается только после перечисления денежных средств взыскателю. При этом судебный пристав-исполнитель по закону ответственен за все, в том числе за реализацию имущества должника, несмотря на то, что реализацию проводит не судебный пристав-исполнитель, а РФФИ.

Существование РФФИ объясняется необходимостью предоставления сторонам исполнительного производства гарантии соблюдения независимой продажи имущества должника, то есть продажей имущества по наиболее высокой цене при возможной оперативности.

Практика показывает, что РФФИ не обеспечивает выполнение указанных функций. При существующей в настоящее время системе РФФИ заинтересован в продаже лишь ликвидного и дорогостоящего имущества, деятельность по реализации иного имущества носит формальный характер. К примеру, в течение первого полугодия текущего года по России реализовано всего 19% от переданного на реализацию арестованного приставами имущества, при этом РФФИ не несет никакой ответственности перед сторонами исполнительного производства.

Данное положение несправедливо не столько по отношению к органу принудительного исполнения, сколько к сторонам исполнительного производства, несущим большие и зачастую излишние затраты и не получающим присужденные деньги.

К вопросу о частных приставах

Другая важная проблема исполнительного производства - несовершенство действующего законодательства об исполнительном производстве. Со стороны государства наблюдается невнимательное отношение к указанному закону, что подтверждается, в частности, тем, что с момента его принятия в 1997 году не было внесено никаких существенных изменений.

К сожалению, в юридической науке привлекает внимание не совершенствование законодательства об исполнительном производстве, а идея о частных приставах.

Можно было бы приветствовать данную идею. Вместе с тем реалии опыта российских правовых реформ не позволяют этого делать. Примером являются арбитражные управляющие и нотариусы.

До тех пор, пока функции по регистрации прав на недвижимое имущество не были переданы государственному органу, в сфере продажи недвижимого имущества преобладал криминальный бизнес, последствия которого наблюдаются и сейчас.

Проблема арбитражных управляющих знакома лишь достаточно узкому кругу лиц. Она не афишируется в СМИ, поскольку напрямую не затрагивает интересы частных лиц. Постоянно сталкиваясь с проблемой частных арбитражных управляющих, возмущает удивительный правовой нигилизм в этой сфере.

Арбитражный управляющий предоставлен сам себе, его никто по существу не контролирует. Суд формально относится к деятельности арбитражного управляющего, который вовсе не стремится восстановить платежеспособность несостоятельного должника или выплатить все его долги. Например, в Республике Карелия с 2002 года был лишь один случай из 1408, когда после введения процедуры наблюдения предприятие не признали банкротом и не ликвидировали.

В то же время множество примеров, когда вся вырученная сумма от реализации уходит на обслуживание работы управляющих и ни копейки на обслуживание долгов предприятий. Так, Лоухское жилищное управление имело 2,5 млн. рублей долгов и в результате было признано банкротом. После реализации имущества было выручено 2,5 млн. рублей, но все деньги были потрачены только на оплату работы ликвидаторов. И таких примеров сотни.

Кстати, в Карелии не было ни одного случая, чтобы управляющие оплатили долги даже третьей очереди из почти 1500 должников, находившихся в процедуре банкротства за последние 4 года. Арбитражный управляющий прежде всего пытается обогатиться. Данный факт, очевидно, следует из того, что арбитражный управляющий - индивидуальный предприниматель, к тому же бесконтрольный.

Решением проблемы в сфере банкротства явилась бы передача функций по осуществлению банкротства органу принудительного исполнения. Думается, что этот шаг позволил бы решить множество проблем и значительно уменьшил бы злоупотребления в названной сфере.

Как довод в пользу создания института частных исполнителей называется слабая работа приставов-исполнителей. Но здесь необходимо разбираться со статистическими выкладками в руках. Для примера возьмем принудительное исполнение по решениям арбитражных судов в Управлении Федеральной службы судебных приставов по Республике Карелия, где за 6 месяцев 2006 года фактическим исполнением окончено 60,4% исполнительных производств от количества подлежащих фактическому исполнению (и это при нагрузке в 150 исполнительных производств в месяц на одного судебного пристава-исполнителя при норме 22,5), что по сумме составляет 47%. Остальные, т.е. не исполненные, - это оконченные исполнительные производства ввиду отсутствия имущества и прекращенные по предприятиям-банкротам. При этом за отсутствием имущества - 30%, или 1555 документов. Потенциальные клиенты частных исполнителей - это 90 взыскателей данной категории, или 6%, в связи с чем возникает вопрос: какой частный предприниматель будет заниматься такой деятельностью, которая не принесет прибыли и не обеспечит его существования? Передача же всех исполнительных документов данной категории частным исполнителям бессмысленна, так как большая их часть реально исполняется судебными приставами.

В заключение можно назвать множество частных проблем, имеющих второстепенное значение по отношению к уже названным. Например, усиление престижа, авторитета судебного пристава-исполнителя, в том числе и путем увеличения его заработной платы, установление четких границ обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя и взимания госпошлины при обращении с такой жалобой в суд, пренебрежительное отношение судей к исполнительному производству.