Мудрый Юрист

Оффшорные финансовые центры и морская деятельность

Николаев Александр Васильевич - доктор юридических наук (псевдоним автора).

Петченко Максим Александрович - аспирант кафедры международного права МГИМО (Университет) Министерства иностранных дел РФ, юрисконсульт ОАО "Международный аэропорт Внуково".

Одним из многих противоречивых проявлений глобализации в мировой экономике стала активизация и эволюция деятельности оффшорных финансовых центров. Международное право регулирует связанные с этим общественные отношения, хотя такое регулирование находится, как представляется, на начальном этапе развития. Это сказывается, прежде всего, на понятийном аппарате, применяемом на международном и национальном законодательном уровнях. Кроме используемого в документах Международного валютного фонда (одного из специализированных учреждений ООН) термина "оффшорный финансовый центр" (ОФЦ) в литературе, в том числе юридической, употребляются словосочетания "оффшорная зона", "оффшор", "офшор". По определению известного отечественного специалиста по международному экономическому праву проф. Г.М. Вельяминова, "оффшором считаются государства или территории, предоставляющие сверхльготный налоговый режим (до 3 - 5% налога на прибыль) и не предусматривающие раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций" <1>. Проф. В.М. Шумилов пишет, "что сам по себе термин "оффшорная зона" принадлежит, скорее, к предпринимательскому сленгу (англо-саксонского происхождения), чем к правовой терминологии" <2>. Иного мнения придерживается А.С. Барулин, считающий, что "в этом случае усматривается правовой вакуум терминологий и институтов права" <3>.

<1> Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. М., 2004. С. 393 - 394.
<2> Шумилов В.М. Международное экономическое право. Изд. 3-е, переработ. и доп. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс". 2003. С. 125.
<3> Барулин А.С. Проблема законодательного регулирования свободных экономических зон // Внешнеторговое право. 2005. N 1 (4).

Как представляется, термин "оффшорные финансовые центры" - это не сленг по российскому законодательству. Термин "офшорные (оффшорные) зоны" используется, например, Центральным банком РФ. Так, в Указании от 7 августа 2003 г. N 1318-У "О формировании и размере резерва под операции кредитных организаций с резидентами офшорных зон" (в ред. от 15.06.2004 N 1449-У), в п. 1.1 говорится, что "к категории резидентов офшорных зон относятся: физические лица, имеющие постоянное место жительства на территориях иностранных государств, предоставляющих льготный налоговый режим и (или) не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (далее - офшорная зона) <4>. Таким образом, под оффшорной зоной ЦБ РФ понимает, соответственно, территорию иностранного государства, предоставляющего льготный налоговый режим и (или) не предусматривающего раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций. По нашему мнению, это определение не является точным и в полной мере раскрывающим суть оффшоров.

<4> Справочная электронно-правовая система КонсультантПлюс.

Дать юридически полное определение оффшора нелегко. Как указывается в Докладе Рабочей группы Форума финансовой стабильности <5>, посвященном оффшорным финансовым центрам, опубликованном 5 апреля 2000 г., любая юрисдикция может считаться "оффшором" в той степени, в которой она отличается от иных юрисдикций - экономически более благоприятным режимом, например, низкими ставками корпоративного налога, либеральным регулированием, особыми благоприятными условиями регистрации компаний; нормами о повышенной конфиденциальности <6>. В вышеуказанном докладе не дается определение оффшорных финансовых центров, но называются основные признаки, им присущие, среди которых: низкие налоги либо отсутствие таковых; отсутствие подоходного налога; легкий и гибкий режим регистрации компаний и получения лицензий; легкий и гибкий режим регулирования деятельности; отсутствие необходимости в физическом присутствии финансовых учреждений или корпоративных структур; законы, устанавливающие чрезвычайно высокий уровень конфиденциальности для клиентов; недоступность таких льгот для резидентов.

<5> Форум финансовой стабильности (FSF) был создан в феврале 1999 в целях обеспечения международной финансовой стабильности посредством обмена информацией и международного сотрудничества в финансовом регулировании и контроле.
<6> FSF. Report of the Working Group on Offshore Centers. http://www.fsforum.org/Reports/RepOFC.pdf.

Международным валютным фондом разработана Программа (Offshore Financial Center Program), направленная на оценку состояния правового регулирования и контроля в пределах оффшорных территорий, а также мер, направленных на борьбу с отмыванием посредством таких центров доходов, полученных преступным путем и с финансированием терроризма <7>. Эта международная организация использует термин "оффшорный финансовый центр". Таким образом, с точки зрения международного права корректнее всего использовать термин "оффшорный финансовый центр" <8>.

<7> http://www.imf.org/external/np/mae/oshore/2002/eng/032802.htm.
<8> http://www.imf.org/external/np/mae/oshore/2000/eng/role.htm.

Оффшорный финансовый центр - это часть территории государств (или даже вся территория государства), в пределах которой, в соответствии с применимым правом (международным и национальным), регистрируются компании иностранных резидентов, таким компаниям предоставляется право ведения на льготных (не только налоговых) условиях торговых, финансовых и иных коммерческих операций. Компания, зарегистрированная в оффшорном финансовом центре, зачастую платит только регистрационные сборы либо существенно более низкие налоги, по сравнению с налогами вне оффшоров. Соответственно, оффшорной деятельностью считается всякая юридически допустимая коммерческая деятельность физических и юридических лиц, зарегистрированных на территории, являющейся оффшорным финансовым центром в льготном режиме (валютном, таможенном, налоговом и ином), с физическими и юридическими лицами - резидентами зарубежных по отношению к оффшору стран. Такая деятельность, как правило, осуществляется вне территории оффшорного финансового центра.

Проявляется конкуренция между мировыми оффшорными финансовыми центрами за приток капитала, и результаты такой конкуренции зависят, в конечном счете, от привлекательности конкретных оффшоров для международного бизнеса. Уже отмечено, что такие "налоговые гавани" привлекают как легитимный, так и противоправный бизнес. Вместе с тем, практику течения капитала многих компаний туда, где капиталу сохраннее, где налоговое, валютно-финансовое, бюрократическое бремя на бизнес меньше, не следует отождествлять с уровнем коррупции в стране. Например, США и Великобритания, на территории которых функционируют оффшоры (Делавэр, Невада, о. Мэн и др.), оцениваются Коалицией по борьбе против коррупции ("Transparency international") как менее подверженные коррупции, чем государства, где международных оффшорных финансовых центров официально нет. Так, США занимают 17 место, Великобритания - 11 место в списке стран, наименее подверженных коррупции, а Россия, на территории которой международных оффшорных финансовых центров в настоящее время нет, находится в числе таких стран лишь на 90-м месте в мире из 146 <9>.

<9> "В России продолжает процветать коррупция". http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_3759000/3759742.stm.

Наиболее популярными оффшорными финансовыми центрами в специальной литературе названы Каймановы острова, Виргинские острова (Великобритания), Сейшельские острова, Багамские острова, Кипр, Гибралтар, Панама, остров Мэн (Великобритания), Доминиканская Республика и ряд других. Всего по данным Международного валютного фонда в мире насчитывается более сорока стран или территорий, относимых к оффшорным финансовым центрам. Их иногда разделяют на специализированные и универсальные.

К первой категории относятся оффшоры, специализирующиеся на предоставлении конкретно обозначенного спектра услуг (например, Нидерланды привлекают иностранные компании своими льготами в области инвестиционного бизнеса; Швейцария знаменита экономически привлекательным правовым регулированием банковской сферы).

Другая категория оффшорных финансовых центров - универсальные, характеризуется льготным режимом налогообложения всякой деятельности компании. По такому принципу функционируют оффшорные финансовые центры Каймановых островов, Бермудских островов, Британских Виргинских островов, Кипра. К примеру, компания, зарегистрированная на Бермудских островах, в соответствии с Законом о компаниях 1981 г., получает статус освобожденной компании ("exempt company"). Такая компания имеет право не уплачивать налог на прибыль, на прирост стоимости капитала и т.д. <10>. Для регистрации компании достаточно одного акционера, капитал компании должен составлять не менее 12000 долларов США. В зависимости от размера уставного капитала уплачивается ежегодный сбор. При минимальном уставном капитале (12000 долл.) ежегодный сбор составляет 1780 долларов <11>.

<10> Энциклопедия оффшорного бизнеса. М.: НПК-Веста. 2000. С. 92 - 93.
<11> http://www.lowtax.net/lowtax/html/bermuda/jbrlcos.html.

Вышеприведенную классификацию можно дополнить обозначением специфики тех оффшорных финансовых центров, законодательство которых предусматривает возможность наличия бенефициара-предъявителя (т.е. право владельца акций оффшорной компании передать свой пакет акций без какой-либо регистрации любому лицу). В такой законодательной среде фактического собственника крупной оффшорной компании практически невозможно установить, поскольку номинальный собственник акций по приказу фактического бенефициара в любой момент может передать акции любому лицу. А это дает возможность обойти тот или иной запрет, установленный национальным законом. Например, согласно п. 4 ч. 1 ст. 17 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" от 27.07.2004 гражданскому служащему запрещается приобретать в случаях, установленных федеральным законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход <12>.

<12> ФЗ от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Популярны оффшорные зоны и в сфере морской деятельности, прежде всего торгового судоходства и морского рыболовства. Здесь проблема оффшоров связана прежде всего с известным юридическим вопросом о практике использования удобного флага (англ. - flag of covenience), т.е. о случаях регистрации судна под флагом одного государства в то время, когда в действительности судном владеет лицо (гражданин или компания) другого государства. На практике такое судно нередко управляется иностранным (по отношению к флагу) экипажем, даже не заходит в порты страны регистрации. Как известно, стоимость морских судов и судового оборудования весьма значительна, при приобретении морских судов и дорогостоящего оборудования уплата налогов, обусловленных стоимостью имущества, становится фактором, который существенно влияет на конкурентоспособность судоходных компаний, зарегистрированных в странах с высоким уровнем таких налогов, в т.ч. в России <13>. Достаточно сказать, что под флагом Российской Федерации остается, по признанию руководства Министерства транспорта, все меньше торговых судов. Сейчас отечественный торговый флот имеет суммарное водоизмещение менее 3 млн. тонн дедвейта, а еще в 1996 году оно было в три раза больше <14>. В этой связи возникает вопрос, в какой мере допустима и перспективна с точки зрения международного права практика увода российскими - причем с ведома Минтранса - судовладельцами судов под удобные флаги (практика, разумеется, не только российская).

<13> Ушаков Д.Л. Оффшорные зоны в практике российских налогоплательщиков. М.: Юрист, 2002. С. 263.
<14> Климов А. Кораблям рановато на пенсию // Версия. 18 - 24.04.2005. С. 9.

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. <15> суда "имеют национальность того государства, под флагом которого они имеют право плавать", а между "государством и судном должна существовать реальная связь" (ст. 91). Согласно ст. 92 этой Конвенции, судно "должно плавать под флагом только одного государства".

<15> Библиографию по вопросам толкования и применения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. см. в: Вылегжанин А.Н., Гуреев С.А., Иванов Г.Г. Международное морское право. М., 2003. С. 437 - 443.

Такие государства, как, например, Панама, Либерия, Гондурас, Сомали, Коста-Рика, Гонконг, Каймановы острова, Кипр, предоставляют свою национальность судам и регистрируют их на своей территории, предоставляя право таким иностранным судам плавать под флагом государства регистрации. Эти государства, вопреки цитированным нормам Конвенции, не осуществляют реальную связь (genuine link) с таким судном, зарегистрированным под их флагом. Основными побудительными мотивами для государств, предоставляющих такую регистрацию, является плата за регистрацию, а также налоги, регулярные сборы (все это служит источником пополнения бюджета); для судовладельцев удобный флаг обусловлен их желанием экономить на налогах <16>. По мнению французских юристов-международников Д. Карро и П. Жюйара, "удобные флаги" уже на протяжении многих лет постоянно искажают картину международного торгового судоходства <17>.

<16> Maritime law. Lloyd's Practical Shipping Guides by Christopher Hill. Fith edition. LLP. London Hong Kong. 1998. P. 21.
<17> Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М., Международные отношения. С. 274.

Международный суд ООН вынес в 1960 г. консультативное заключение "О составе Комитета по безопасности на море". В нем главный судебный орган Объединенных Наций указал в частности: "Национальность судна определяется внутренним правом того государства, флаг которого оно носит. Но при осуществлении своего внутреннего права государство не должно игнорировать общепризнанных норм международного общения. Принцип реальной связи относится к числу таких норм. Следовательно, если то или иное государство явно и в больших масштабах отступает от указанного принципа, то суверенным правом всякого третьего государства будет не признавать для себя обязательным такое использование внутреннего права. Отказ признавать автоматически флаг (фикцию) - это тоже суверенное право. Иначе говоря, нельзя принудить, обязать суверенную волю признавать то, что, очевидно, не соответствует реальным, фактическим обстоятельствам" <18>. Эта позиция Международного суда имеет в настоящее время универсальное конвенционное "подкрепление": согласно ч. 2 ст. 110 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., "военный корабль может произвести проверку права судна на его флаг. С этой целью он может послать шлюпку под командой офицера к подозреваемому судну. Если после проверки документов подозрения остаются, он может произвести дальнейший досмотр на борту этого судна". Такая проверка, однако, допустима в соответствии с ч. 1 ст. 110, в открытом море в случаях, если есть разумные основания подозревать, что: "a) это судно занимается пиратством; b) это судно занимается работорговлей; c) это судно занимается несанкционированным вещанием, а государство флага военного корабля имеет юрисдикцию в соответствии со статьей 109; d) это судно не имеет национальности; е) хотя на нем поднят иностранный флаг или оно отказывается поднять флаг, это судно в действительности имеет ту же национальность, что и данный военный корабль".

<18> Кожевников Ф.И., Шармазанашвили Г.В. Международный суд ООН. Организация, цели, практика. М., 1971. С. 131.

Вопрос о толковании международно-правовых положений о реальной связи вызывает дискуссии. Английские специалисты в области международного морского права Р. Черчилл и А. Лоу утверждают, что "несмотря на то, что международное право признает в качестве обязательного условия наличие реальной связи между судном и государством, под флагом которого оно плавает, нет согласия в том, что входит в понятие такой связи" <19>.

<19> The law of the sea. Third edition. R.R. Churchill and A.V. Lowe. Juris Publishing. Manchester University Press. 1999. P. 262.

В 1986 году в Женеве под эгидой ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию) была принята Конвенция ООН об условиях регистрации судов (United Nations Convention on Conditions for Registration of Ships). Согласно ст. 1 Конвенции государство флага применяет положения, содержащиеся в настоящей Конвенции "в целях обеспечения или, в зависимости от случая, укрепления реальной связи между государством и судами, плавающими под его флагом, и для эффективного осуществления своей юрисдикции и контроля над такими судами в отношении идентификации и подотчетности собственников и операторов судов, а также в отношении административных, технических, экономических и социальных вопросов". Конвенция предписывает государству регистрации принять законы, отвечающие принципу реальной связи; в частности, в соответствии с ч. 1 ст. 9 "государство регистрации при осуществлении настоящей Конвенции соблюдает принцип, согласно которому удовлетворительную часть командного состава и членов экипажа торговых судов, плавающих под флагом государства регистрации, составляют граждане государства регистрации или лица, домицилированные или в законном порядке постоянно проживающие в нем" <20>. Эти требования весьма актуальны в отношении государств, допускающих регистрацию в оффшорных финансовых центрах своих морских судов, поскольку в таких случаях обозначенные конвенционные требования зачастую не выполняются.

<20> Там же.

Вступление в силу Конвенции ООН об условиях регистрации судов, ратификация ее государствами, являющимися оффшорными финансовыми центрами, могли бы существенным образом укрепить международно-правовой принцип реальной связи между судном и государством его флага, наполнить этот принцип конкретным содержанием и тем самым способствовать положительным изменениям в нынешней неоднозначной практике использования судовладельческими компаниями оффшорных финансовых центров. Конвенция вступает в силу спустя 12 месяцев после даты, когда не менее сорока государств с общим тоннажем по меньшей мере в 25% мирового тоннажа присоединится к Конвенции (ст. 19). По состоянию на 2005 г. Конвенция пока не вступила в силу. Ее ратифицировали Болгария, Кот-д'Ивуар, Египет, Грузия, Гана, Гаити, Венгрия, Ливия, Мексика, Марокко, Оман. СССР подписал Конвенцию 12 февраля 1987 г., однако она не была ратифицирована ни СССР, ни Российской Федерацией.

Как уже отмечалось, страна, предоставляющая удобный флаг, может быть одновременно страной, являющейся международным оффшорным финансовым центром (Кипр, Панама и др.). Более того, возможность регистрации судов под удобным флагом называется в качестве одной из характеристик идеального оффшорного финансового центра, финансовой гавани (financial haven) <21>. Словосочетания "финансовая гавань", "налоговая гавань", даже "налоговый рай" используются для обозначения именно оффшорного финансового центра. Упомянутые словосочетания не являются, конечно, правовыми.

<21> "Financial Havens, Banking Secrecy and Moneylaundering". United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention. 1996. www.un.org. p. 31.

Значительным мотивом в пользу использования судовладельцем оффшора на практике являются последствия платежей по международной купле-продаже морских судов, исходя из зачастую обременительного национального валютного регулирования в странах, не практикующих оффшорную практику. Имеются в виду прежде всего прерогативы органов валютного контроля квалифицировать платежи такого рода как нарушение национального законодательства о валютном регулировании. Кроме того, регистрация в оффшорных центрах компаний, использующих суда для международных перевозок, позволяет значительно сократить либо полностью избежать расходов по уплате взносов в фонды социального страхования и социального обеспечения. Помимо указанных причин, стимулирующих судовладельцев к регистрации компаний в оффшорных финансовых центрах, привлекательными для них представляются упрощенные правила предоставления отчетности, отсутствие многих законодательных или иных формальных ограничений, возможность выпуска акций на предъявителя без указания их номинала, отсутствие необходимости ведения открытого реестра акционеров и ряд других послаблений в регулировании <22>.

<22> Ушаков Д.Л. Указ. соч. С. 264.

Старейшими оффшорными финансовыми центрами с ярко выраженной морской составляющей являются Либерия и Панама. Традиционная специализация Панамы на регистрации предприятий в сфере международных морских перевозок была связана с созданием так называемой открытой системы морской регистрации (1925 год) <23>. Общеизвестно, что под либерийскими, кипрскими, панамскими флагами ходит значительное число перевозящих экспортные грузы судов, владельцами которых являются лица иных государств. И такие судовладельцы платят в бюджеты стран, предоставивших такую регистрацию, гораздо меньшие налоги, чем те, которые было бы необходимо платить, если такие компании были бы зарегистрированы в своих государствах. Факты массового увода морских торговых судов от отечественной регистрации не могут не беспокоить, в том числе и Российскую Федерацию, чей рыболовный флот во времена СССР занимал первое место по количеству судов, а торговый флот - шестое место по тоннажу. Например, в 1992 - 2003 гг. для российских судовладельцев было построено 204 судна (общим водоизмещением 6,8 млн. тонн). Из них под российским флагом зарегистрировались только 65 судов; 139 судов осуществили регистрацию вне России и ходят под иностранными флагами. В процентном отношении под российским флагом ходит 31,8% из построенных в 1992 - 2003 годах судов, а по дедвейту (водоизмещению) - еще меньше (только 8,8%) <24>.

<23> Там же. С. 269.
<24> Кукушкин М. Российский флот поднимает чужие флаги // Время новостей. 23 августа 2004 г.

В последние десятилетия проблему ухода судовладельцев под "удобные флаги" Норвегия, Великобритания решают путем создания "второго" (параллельного) морского реестра, условия регистрации в котором максимально приближаются к "удобным". Нужно отметить, что такие меры признаются эффективными. К примеру, в Норвегии за период с 1987 г. (когда в этом государстве был создан международный реестр судов) по 1995 г. тоннаж судов, плавающих под норвежским флагом, увеличился более чем в два раза; причем в международном реестре было зарегистрировано около 90% судов <25>.

<25> R.R. Churchill and A.V. Lowe. Op. cit., p. 261.

Как отмечается в Концепции развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации, одобренной распоряжением Правительства РФ от 3 июля 2003 г. N 909-р: "Одним из способов решения проблемы обновления транспортного флота является создание нормативной правовой базы, регулирующей возврат под флаг Российской Федерации судов, построенных по заказу российских судоходных компаний и зарегистрированных в оффшорных зонах".

В 1997 году в Российской Федерации началась разработка законопроекта, который был призван "вернуть" под российский флаг отечественный торговый флот, в т.ч. из оффшорных зон. Таким образом, была поставлена задача вернуть в страну миллионы долларов инвестиций. Минфин согласился с тем, что здесь главным приоритетом должно стать не количество собранных налогов, а общий экономический эффект от возрождения целой отрасли экономики <27>. Как отмечалось, "развитые иностранные государства столкнулись с практикой ухода своих кораблей в оффшоры еще 20 лет назад, поэтому они давно озаботились этой проблемой, и сейчас на Западе функционируют национальные международные реестры судов. Первой его ввела, как уже упоминалось, Норвегия в 1986 году. В целом по всем государствам в таких реестрах зарегистрировано в настоящее время более 60 процентов тоннажа всего мирового флота" <28>.

<27> "ФК-Новости">Рамблер>Экономика. "В России будет создан международный реестр судов" 05.12.2003.
<28> Там же.

Президентом РФ 20 декабря 2005 г. был подписан Федеральный закон N 168-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием Российского международного реестра судов". Этим Федеральным законом вносятся изменения в Кодекс торгового мореплавания РФ, Налоговый кодекс РФ и Закон РФ "О таможенном тарифе". Теперь в соответствии со статьей 33 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации "судно подлежит регистрации в одном из реестров судов Российской Федерации: Государственном судовом реестре; Российском международном реестре судов; судовой книге; бербоут-чартерном реестре. Право собственности и иные вещные права на судно, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие) подлежат регистрации в Государственном судовом реестре или судовой книге" <29>. Право собственности и иные вещные права на судно, зарегистрированное в Российском международном реестре судов, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие) подлежат регистрации в Российском международном реестре судов, за исключением таких прав и ограничений (обременений) прав на судно, зафрахтованное по договору фрахтования судна без экипажа (бербоут-чартеру).

<29> Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ в ред. от 30.06.2003 с изменениями от 06.04.2004.

В Государственном судовом реестре регистрируются пассажирские, грузопассажирские, нефтеналивные, буксирные суда, а также другие самоходные суда с главными двигателями мощностью не менее чем 55 киловатт и несамоходные суда вместимостью не менее чем 80 тонн, за исключением используемых в некоммерческих целях спортивных и прогулочных судов. В судовых книгах регистрируются спортивные и прогулочные суда независимо от мощности главных двигателей и вместимости таких судов, а также иные суда. В бербоут-чартерном реестре регистрируются суда, которым временно предоставлено право плавания под Государственным флагом Российской Федерации.

В соответствии с п. 7. ст. 33 КТМ РФ в Российском международном реестре судов регистрируются суда, которые используются для международных перевозок грузов, пассажиров и их багажа, а также для оказания иных связанных с осуществлением указанных перевозок услуг. К использованию судов для международных перевозок грузов, пассажиров и их багажа относится также сдача судов в аренду для оказания таких услуг. Суда, зарегистрированные в Российском международном реестре судов, могут использоваться для перевозок и буксировки в каботаже в соответствии с пунктом 2 статьи 4 настоящего Кодекса.

Подпункт 83 ст. 333.33 Налогового кодекса РФ устанавливает государственную пошлину за регистрацию судов в Российском международном реестре судов, размер которой возрастает в зависимости от валовой вместимости судна.

За ежегодное подтверждение регистрации судна в Российском международном реестре судов установлены размеры государственной пошлины, которые также соотносятся с валовой вместимостью судна.

В Закон РФ "О таможенном тарифе" внесено следующее изменение, связанное с созданием Российского международного реестра судов: регистрируемые в Российском международном реестре судов освобождаются от уплаты пошлины; для предоставления льготы в течение 45 дней с даты принятия таможенной декларации декларант обязан представить в таможенный орган свидетельство о регистрации судна в Российском международном реестре судов и копию документа об уплате государственной пошлины за регистрацию судна в указанном реестре.

Таким образом, путем внесения изменений в действующее российское законодательство, Российская Федерация сделала первый шаг, направленный на возврат под российский флаг торговых судов, плавающих в основном под "удобными флагами", а также определенные стимулы, которые, возможно, сыграют позитивную роль при регистрации строящихся в России судов. Как справедливо указывает Г. Иванов, этим Законом "созданы предпосылки для функционирования Российского международного реестра судов. Время покажет, насколько эти предпосылки будут использованы российскими судовладельцами" <30>.

<30> Иванов Г. Российский международный реестр судов // Хозяйство и право. N 1. 2006. С. 39.

При том, что "удобным флагом" пользуются компании цивилизованных государств, в т.ч. США, Великобритания и др., нельзя не отметить, что "удобными флагами" активно пользуются и пособники наркоторговцев, торговцев оружием, в том числе компонентами ядерного оружия. С учетом этого Панама, например, формально обладающая за счет предоставления своего "удобного флага" одним из самых больших торговых флотов мира, подписала в феврале 2002 г. Соглашение <31> (в мае 2004 г. - дополнение к нему <32>), разрешающее представителям американских властей подниматься на борт и обыскивать суда, ходящие под панамским флагом. Договорным путем согласовано, что такие меры допустимы, если у американской стороны есть основания полагать, что на этих судах перевозится оружие массового поражения. Таким образом, в данном случае США и Панама на международно-правовом уровне создали lex speciales по отношению к положениям lex generales Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Аналогичное Соглашение в феврале 2004 года США подписали и с другой крупнейшей (по количеству и тоннажу торгового флота) морской державой - Либерией <33>. Договорная практика такого рода может существенно повлиять на дальнейшее регулирование международного судоходства.

<31> Supplementary Arrangement Between the Government of the United States of America and the Government of the Republic of Panama to the Arrangement Between the Government of the United States of America and the Government of the Republic of Panama for Support and Assistance from the United States Coast Guard for the National Maritime Service of the Ministry of Government and Justice. Signed at Panama City, Panama February 5, 2002. www.state.gov/t/np/trty/32859.htm.
<32> Amendment to the Supplementary Arrangement Between the Government of the United States of America and the Government of the Republic of Panama to the Arrangement Between the Government of the United States of America and the Government of the Republic of Panama for Support and Assistance from the United States Coast Guard for the National Maritime Service of the Ministry of Government and Justice. 12 May, 2004. www.state.gov/t/np/trty/32858.htm.
<33> Удобных флагов становится меньше. www.cbsfcorp.ru/index.php?action=default.publication&id=362.

Английский правовед-международник Кристофер Хилл пишет, "что удобные флаги будут существовать, пока международное право признает за каждым государством право определять условия предоставления своей национальности судам" <34>. Не представляется, однако, что порочно само по себе это международно-правовое установление. Главный порок скорее в том, что на практике не обеспечивается, чтобы государства, предоставляющие свой флаг и регистрацию судам, имели, в строгом соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., реальную связь с судами под своим флагом; исполняли предусмотренные международным правом обязанности государства флага, в том числе в отношении контроля в различных областях.

<34> Christopher Hill. Op. cit., p. 22.

Особенности оффшорной финансовой системы делают ее, как уже отмечалось, привлекательной для использования не только в разумных коммерческих, легитимных целях, но и в преступных, в том числе для легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем. Как отмечено в международно-правовой литературе, "при анализе финансовых операций в целях выявления операций, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем, не всегда удается получить от оффшорных юрисдикций сведения о движении по счетам в оффшорных банках, сведения о реальных владельцах компаний, имеющих регистрацию в оффшоре" <35>. Но это обстоятельство не означает, что надо бороться не с преступностью, не с конкретными правонарушениями, а с оффшорами вообще: повторим, ни США, ни Великобритания, госаппарат в которых пользуется "антикоррупционной" репутацией, не отказались от оффшорных финансовых центров. Поэтому проф. Г.М. Вельяминов реалистично отмечает, что "эффективных антиоффшорных коллективных мер международно-правового характера не наблюдается" <36>. С этим созвучно и мнение Э.А. Иванова о том, что "проблему оффшорных финансовых центров вряд ли можно рассматривать с точки зрения их полной ликвидации. Целью здесь должно являться обеспечение возможности получения информации от соответствующих государств при подозрении, что размещаемые в их финансовых учреждениях или проходящие через их банки денежные средства имеют преступное происхождение" <37>.

<35> Иванов Э.А. Система международно-правового регулирования борьбы с отмыванием денег. М., 2003. С. 237.
<36> Вельяминов Г.М. Указ. соч. С. 394.
<37> Иванов Э.А. Указ. соч. С. 238 - 239.

В порядке выводов отметим следующее.

  1. Вряд ли реалистично прогнозировать применение по крайней мере на многостороннем международно-правовом уровне эффективных антиоффшорных мер в обозримом будущем.
  2. Международный оффшорный бизнес - это скорее развивающаяся реальность мировой экономики, отражающая растущую состязательность национальных экономик и их налоговых систем, хотя и в весьма специфичной форме; в обозримом будущем, с учетом стремления государств по возможности минимизировать налоговое бремя для привлечения инвестиций в целом для развития бизнеса, оффшорные финансовые центры не только не исчезнут, но будут, скорее всего, развиваться.
  3. Международно-правовое регулирование оффшорной деятельности, вливаясь в общую тенденцию ужесточения международно-правового финансового регулирования, будет становиться все более предметным, в том числе и в части обеспечения ее большей прозрачности, открытости.