Мудрый Юрист

Генезис юридической ответственности часть 2

Хачатуров Рудольф Левонович - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Волжского университета имени В.Н. Татищева.

Проблема сущности рассматриваемого наказания вызвала дискуссию в литературе. М.М. Исаев считал, что поток и разграбление были неопределенным по своему содержанию наказанием <1>. С.В. Юшков думал, что сущность потока и разграбления менялась. Вначале оно было изгнанием и конфискацией имущества преступника и членов его семьи. Но с течением времени под потоком и разграблением стало пониматься физическое истребление и уничтожение имущества <2>. Наказание "потоком и разграблением" возникло из изгнания и кровной мести, писал М.Д. Шаргородский. Изгнание означало право каждого безнаказанно убить виновного, а имущество его конфисковать для возмещения потерпевшему. "Фактически то же мы находим в "потоке и разграблении" - имущество конфискуется, как и у изгнанника, а сам он и его семья убиваются или изгоняются" <3>. В.И. Сергеевич под "потоком и разграблением" понимал конфискацию имущества преступника и ссылку его в заточение <4>.

<1> См.: Исаев М.М. Указ. раб. С. 167.
<2> См.: Юшков С.В. Общественно-политический строй... С. 491.
<3> Шаргородский М.Д. Указ. раб. С. 247.
<4> См.: Сергеевич В.И. Лекции и исследования... С. 394.

Было предложено несколько точек зрения по вопросу, являются ли поток и разграбление одним наказанием или это два самостоятельных вида наказания. Многие ученые "поток" понимали как изгнание. "Разбойника отдавали вместе с женою и детьми князю на поток (изгнание)", - писал С.М. Соловьев <5>. Некоторые ученые толковали "поток" как ссылку. А.А. Сухов отмечал, что поток аналогичен наказанию "выбити из волости". Первоначально "поточить" означало изгнать из общины, а затем превратилось в выдачу преступника князю для его ссылки <6>.

<5> Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1851. Т. I. С. 233.
<6> См.: Сухов А.А. Обычно-народные и княжеские наказания по древнерусскому уголовному праву // Юридический вестник. 1873. Дек. С. 8.

С лицами, приговоренными к потоку и разграблению, вначале можно было сделать все, что угодно. По Русской Правде, приговоренный к потоку и разграблению мог быть подвергнут изгнанию. Виновного и его семью иногда убивали, обращали в рабство, изгоняли или отправляли в ссылку, иногда им наносили телесные повреждения и т.п. <7>, полагал М.Д. Шаргородский.

<7> Шаргородский М.Д. Указ. раб. С. 248.

Некоторые исследователи рассматривали поток как обращение или продажу в рабство. Эверс предполагал, что поток означает "отлучение от общества, вероятно, посредством продажи в рабство в чужую землю" <8>. Отдельные авторы высказывали мнение о том, что преступники, обращенные в рабство, не продавались за границу, становились рабами князя. С.В. Ведров писал: "Наказание выдачей на поток равнялось лишению свободы, то есть преступник заточается князем; ...виновный делался государственным рабом" <9>.

<8> Эверс И.Ф.Г. Древнейшее русское право в историческом его раскрытии. Спб., 1835. С. 269.
<9> Ведров С.В. О древних пениях по Русской Правде сравнительно с законами салических франков. М., 1877. С. 86.

Противоречивы мнения историков и в отношении интерпретации термина "разграбление". "Разграбление" толкуется как различные виды имущественных лишений, претерпеваемые преступниками: имущество конфискуется для возмещения потерпевшему или в казну.

Поток и разграбление - единое наказание: за карой, направленной на личность преступника, неизбежно следует имущественная ответственность.

Впервые поток и разграбление упоминаются в Пространной Правде. Этот факт порождает вопрос о существовании подобного наказания во времена Краткой Правды. На наш взгляд, наказание за нарушение общественных отношений становится уголовным лишь с момента признания опасности этих отношений и регулирования их юридическими нормами, установленными государством. Поэтому корни потока и разграбления надо видеть в обычном древнерусском праве, нормы которого были важными источниками Краткой Правды.

Наказание "поток и разграбление" возникло на основе трансформации мер общественного принуждения доклассового общества и стало самым суровым наказанием по Русской Правде. На наш взгляд, именно этот момент является ярким свидетельством классовой направленности развития уголовной ответственности в древнерусском обществе. По смыслу Русской Правды, поток и разграбление представляют собой конфискацию имущества и обращение преступника с семьей в рабство князю. Сущность древнерусского права находит свое выражение не только в видах преступлений и социальном неравенстве системы наказаний, но и в понятии преступления. Понятие преступления является исторической категорией. Оно возникает с появлением государства и права. В процессе становления права уголовное законодательство объявляет преступлением поведение людей, опасное в конечном счете для классовых интересов. Поэтому представляется спорным мнение Ю.Г. Алексеева о том, что признание "общественного характера" и отдача на суд государственной власти "внутрисемейных" преступлений свидетельствует "о падении юридической роли кровнородственных связей - этой основы дофеодального уголовного права" <10>.

<10> Алексеев Ю.Г. Псковская Судная грамота и ее время. М., 1980. С. 44.

Классовую направленность имеют статьи Русской Правды, устанавливающие тарифы за убийство, нанесение побоев, увечий, за посягательства на имущество. Достаточно много статей, в которых предусмотрена дифференцированная ответственность в соответствии с положением потерпевшего на общественной лестнице, обеспечивающая усиленную защиту личных и имущественных интересов феодалов и высших разрядов их слуг. Уголовная политика наиболее откровенно раскрывается в первой части Пространной Правды. За убийство простых свободных людей взимается простая вира в размере 40 гривен, а за убийства представителей привилегированных групп - двойная вира в размере 80 гривен. По степени убывания социального положения потерпевших различались следующие тарифы штрафов за убийство: за дворецкого или конюшего - 80; княжеского отрока, конюха, повара - 40; княжеского тиуна, ремесленника, кормильца, кормилицу - 12; рабыни - 6; рядовича и пашенного холопа - 5.

Сословная неравноправность выражена и в церковном Уставе князя Ярослава Владимировича. По ст. 2 Устава за нанесение побоев дочери или жене бояр взимался штраф в размере 5 гривен золота, меньших бояр - одна гривна золота, а нарочитых людей - 3 рубля, "простой чади" - 15 гривен серебра. Сословным же принципом руководствовались и при определении наказания за оскорбление. Статья 23 предусматривала за оскорбление жены "великих бояр" штраф 5 гривен золота, меньших бояр - 3 гривны золота, городских людей - 3 гривны серебра, сельских людей - гривна серебра <11>. Здесь весьма выпукло проявляется классовая направленность юридической ответственности: наказания различались в зависимости от принадлежности женщин к той или иной социальной группе.

<11> См.: ПРП. С. 259, 261.

Противоречивы мнения ученых и в отношении происхождения термина "вира" в Древней Руси - денежный штраф за убийство свободного человека, взимавшийся в пользу князя.

Вира по смыслу древнерусского права была особым штрафом, который платился в пользу князя, тогда как родственники убитого или пострадавшего получали сумму, равную вире, но называвшуюся "головничество".

Вира дикая - особый вид виры, которая платилась всей вервью в случаях отказа выдать преступника на суд князя.

Вира поклепная - особый вид виры, который налагался в делах, связанных с обвинением в убийстве при отсутствии прямых улик.

В 1912 г. финский филолог Н. Бекман, сравнивая Русскую Правду и древние шведские памятники права, обнаружил в них аналогичные суммы штрафов за одинаковые преступления, одинаковое число присяжных в суде и т.д. На этом основании автор утверждал, что Русская Правда является старошведским обычным правом, введенным Ярославом Мудрым в Древнерусском государстве.

В 1915 г. Е. Щепкин сделал попытку подкрепить взгляды о скандинавском происхождении Русской Правды. Чтобы доказать норманнское происхождение сорокагривенной виры, Е. Щепкин преувеличивал влияние скандинавской культуры на разные страны. Во всех этих странах, по мнению Е. Щепкина, должна была существовать сорокагривенная "варяжская" вира. "Единообразная культура викингов должна была обладать определенными признаками, присущими только ей и разве еще, может быть, вкрапленными в быт территорий, досягаемых для его влияния". Таким признаком этой "варяжской" культуры, отмечал Е. Щепкин, оказалась шкала уголовных выкупов в 20, 40, 80 марок - гривен. Основание этой шкалы, а именно вира в 40 марок... возникло в Англии, в преемственной связи с местной правовой традицией, при столкновении между англосаксами и их завоевателями - данами и норманнами. Отсюда "норма виры в 40 распространилась по всему скандинавскому миру, а вместе с другими влияниями культуры викингов занесена и на Русь".

В специальной литературе по этому вопросу указывалось на более позднее возникновение виры в 40 марок, чем в то время, когда существовала "беспредельная территория единообразной культуры викингов". В 1886 г. Карл Леманн в работе "Королевский мир у северных германцев", рассмотрев датское, норвежское и шведское уголовное законодательство, писал, что на всем скандинавском Севере первоначальной и исконной была высшая пеня в 12 марок. Происхождение пени в 40 марок у Леманна остается невыясненным. "Как возникло это загадочное число? Было ли оно продуктом Севера или заимствованием из чужбины? Мы не в состоянии дать ответ на этот вопрос", - писал Леманн. "Нельзя не пожалеть, что Леманн не знал Русской Правды, - замечал А. Пресняков. - Он нашел бы в ней указание на существование 40-гривенной пени ранее, чем все ему известные указания на пеню в 40 марок. И нашел бы в ее связи именно с охраной жизни, с платой за убийство, притом в такой форме, которая проявляется в шведских законах XIII в. как нововведение". А. Пресняков сообщает несколько сведений относительно возникновения виры в 40 марок в Скандинавских странах. Раньше всего она встречается в Дании. Кнут IV (1076 - 1086 гг.) за измену наложил на начальников судов пеню по 40 марок. При короле Нильсе (1104 - 1134 гг.) старый закон, предусматривающий наказание за убийство или ранение члена королевской дружины, был заменен новым - уплатой 40 марок королю. В Исландии вира в 40 марок была неизвестна. В Норвегии и Швеции вира в 40 марок появилась позже. Характерно, что "старейшее указание на пеню в 40 марок в Швеции связано с защитой жизни чужеземца... Это обстоятельство... показывает, что пеня в 40 марок в него со стороны врезалась".

Е. Щепкин, анализируя наказание за убийство, приводит ряд норм из шведских законов о пене за убийство в размере 40 марок. Но самый ранний закон, где говорится о ней, закон Вест Етов, относится к концу XIII в. Сборники обычного датского права, предусматривающие такое наказание, относятся тоже к XIII в. Если же согласиться с Е. Щепкиным, что при английском короле Эдуарде Исповеднике (1130 - 1135 гг.) действительно взималась пеня в размере 40 марок, то и этот факт не доказывает варяжское происхождение сорокагривенной виры Русской Правды, т.к. Древнейшая Правда возникла в начале XI в. Таким образом, правовое развитие варягов отставало от Руси, попытка доказать, что наказание за убийство в размере 40 гривен по Русской Правде заимствовано якобы из Скандинавии, так же неудачна, как и прежние.

Некоторые ученые утверждали, что система наказаний Русской Правды и различие наказаний в зависимости от правового положения пострадавших заимствована из германского права и что слово "вира" Русской Правды произошло из германского werdeld. Но, во-первых, если германский вергельд - это вознаграждение в пользу семьи потерпевшего, то виру - штраф - получал князь. Во-вторых, замена кровной мести штрафом является закономерным развитием общества.

В нашей специальной литературе по истории русского языка оспаривается иностранное происхождение слова "вира". Если бы слово "вира" было германским заимствованием, отмечал Б.А. Ларин, оно бы звучало как "вера". "Вира" - корневое слово древнейшего образования. Когда-то у славян оно обозначало войну, вражду, раздор.

Вергельд - это родовой выкуп, т.к. в его уплате и получении принимали участие члены одного рода. Вергельд был порожден обществом, находившимся на более низкой ступени развития, чем Русь времен Русской Правды. Вергельд на всем протяжении своего развития существовал в сфере рода. Виры Русской Правды как государственные наказания представляли собой институт классового общества.

Определенная шкала выкупов и уголовных штрафов не представляет собой уникального явления в истории. Даже при разнообразии уголовных штрафов в отдельных странах характерной чертой их является построение шкалы в точной относительности, сводящейся к общему основанию.

Институты денежных выкупов, установленные государственной властью в праве за преступления, - это итоги внутреннего развития общества. В силу объективных закономерностей, присущих процессу развития общества, эти институты характерны для всех народов, находящихся на одинаковой ступени развития.

Статья 4 Русской Правды устанавливает порядок выплаты вервью дикой виры. Дикая вира (возможно, от слова дикий - чужой, т.е. вира за чужую вину) - штраф, который платят сообща члены верви за убийство, происшедшее на ее территории, когда убийца неизвестен или вервь не хочет его выдавать. В статье установлено, что вервь имеет право платить дикую виру в рассрочку. Размеры виры - 40 и 80 гривен кун - очень значительные суммы, равные стоимости стада из 50 и 100 коров, которые составляли, вероятно, немалую часть собственности, принадлежавшей членам общины в целом. За вервью остается право распределения этих сумм между ее членами, что предполагает существование авторитетной общинной администрации, представляющей вервь и в общении с государственной властью. В свою очередь государственная власть согласна с выплатой дикой виры в рассрочку для сохранения существования такого коллектива и его финансовой способности.

Статья 54 примыкает по содержанию к ст. ст. 48 и 49 и также говорит об особом юридическом положении купца и товарных операциях. Банкротство, утрата купцом взятых в долг денег, не влечет за собой уголовной ответственности. Ему дается возможность восполнить утраченное и в рассрочку выплатить долг. Эта льгота не распространяется на купца, утратившего капитал в результате пьянства и иных предосудительных действий. Судьба такого купца в этом случае зависит от кредиторов, которые могут или получать возмещение также в рассрочку, или, по мнению большинства исследователей, потребовать возмещения ущерба путем продажи имущества и его самого в холопы.

Статья 55 - задолжавший многим купец, взявший для продажи товар у не знающего его положения приезжего купца и не могущий расплатиться с ним, подлежит той же ответственности, которая предусмотрена в предыдущей статье. Очередность возмещения долгов зависит от положения кредиторов: княжеские деньги отдаются в первую очередь, за ними - долги приезжего купца и затем - местных купцов, которые делят между собой остаток.

Поскольку главной отраслью производства в Киевской Руси являлось земледелие, постольку важной функцией древнерусского права являлась охрана феодальной собственности, особенно на землю.

Древнерусское право строго карало за преступления против собственности. Правящий класс понимал, на чем покоится власть. Отсюда и строгое отношение к лицам, посягающим на феодальную собственность как основу общества.

Прежде всего следует подчеркнуть, что Русская Правда в своих уголовных статьях охраняет собственность и права феодалов. Она не содержит норм, регулирующих земельные тяжбы в порядке гражданского иска. Однако это не значит, что таких тяжб не было в действительности. Более того, по Русской Правде преступлением считались посягательства (истребление знаков, нарушение межи) на право земельной собственности. Статьи 71 - 73 направлены на защиту земельной собственности в основном от покушений членов общины. В отмеченных статьях говорится о нарушениях права, а не о захвате чужой земельной собственности. "Если кто срубит знак бортной (межи) или распашет пашенную землю или... подрубит дуб со знаменем или межевой, то (платить) 12 гривен штрафа" <12>. Высокий размер штрафа - 12 гривен, в два раза превышающий тарифы штрафов за убийство рядовича, пашенного холопа и рабыни, равный - за убийство княжеского тиуна или ремесленника - свидетельствует о росте нарушений и привилегированном характере охраняемой частной собственности на землю.

<12> ПРП. С. 130.

К тягчайшим преступлениям относит ст. 83 Русской Правды поджог двора или гумна. Такие преступления карались самым суровым наказанием - потоком и разграблением. Надо полагать, что от поджогов страдали и крестьяне, но предполагаемая злонамеренность совершения данного преступления во многих случаях могла носить характер антифеодальной борьбы народных масс против представителей господствующего класса.

Как и поджигателей, Русская Правда считает наиболее опасными преступниками разбойника и "коневого татя".

Статья 19 Краткой Правды гласит: "Аще убьють огнищанина в обиду, то платити за нь 80 гривен убиици, а людем не надобе; а в подъездном княжи 80 гривен". А.П. Чебышев-Дмитриев толковал выражение "убьють в обиду" как "злоумышленное убийство" <13>. А. Богдановский считал убийство "в обиду" убийством, совершенным из мести <14>. В ст. 20 говорится: "А иже убьють огнищанина в разбои, или убийца не ищуть, то вирное платити, в ней же вири голова нагнеть лежати". По Б.А. Романову, при убийстве в разбое понимается исчезновение и неизвестность убийцы, а при убийстве "в обиду" убийца известен <15>. Убийство "в обиду" по сравнению с убийством в разбое отличается известностью и наличностью убийцы, писал С.В. Юшков <16>. Пространная Правда, усиливая репрессии по отношению к разбойникам, устанавливает поток и разграбление. "Будеть ли стал на разбои без всякоя свады, то за разбойника люди не платят, но выдадять и всего с женою и с детьми на поток и на разграбление" (ст. 7). В литературе многие исследователи высказывали мнение о том, что в оценку разбоя, караемого столь суровым наказанием, вкладывался классовый смысл преступлений. Следует обратить внимание еще на один вопрос. С точки зрения технико-юридического содержания права анализ норм Русской Правды показывает, что в ней учитываются признаки субъективной стороны составов преступлений, что свидетельствует о высоком уровне развития древнерусского права.

<13> См.: Чебышев-Дмитриев А.П. О преступном действии по русскому допетровскому праву. Казань, 1862. С. 73.
<14> См.: Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в Русской Правде до Петра Великого. М., 1857. С. 26.
<15> См.: Романов Б.А. Правда Русская. М.-Л., 1940. С. 47.
<16> См.: Юшков С.В. Общественно-политический строй. С. 494.

Из всех имущественных преступлений по Русской Правде дискуссионными являются составы преступлений о "коневой татьбе" и "краже бобра".

В Правде Ярослава установлено 3 гривны штрафа за кражу коня, оружия или одежды. "Если кто поедет на чужом коне, без спросу, то платить 3 гривны" (ст. 12). "Если кто возьмет чужого коня, оружие или одежду, а (хозяин) опознает (их) в своем миру, то пусть он возьмет свое, а (вору платить) 3 гривны вознаграждения потерпевшему" (ст. 13). Со ст. 13 сходна ст. 31 Краткой Правды, предусматривающая ответственность за кражу коня, совершенную в соучастии. Статья 28 указывает разницу в денежных взысканиях: 3 гривны за княжеского коня и 2 гривны - за смердьего. Это правило повторяет и ст. 45 Пространной Правды. Русская Правда довольно подробно перечисляет различные кражи скота, домашней птицы и сельскохозяйственных продуктов, что свидетельствует о развитии феодального хозяйства.

Сопоставляя цены животных, Ланге писал, что ценность их определялась полом, возрастом животного и принадлежностью его тому или иному лицу <17>.

<17> См.: Ланге Н. Исследование об уголовном праве Русской Правды. М., 1860. С. 217.

Пространная Правда устанавливает высшую меру наказания за конокрадство. "Аще будет коневыи тать, выдати князю на поток; паки ли будеть клетныи тать, то 3 гривны платити ему" (ст. 35). Одни историки отождествляют "коневую татьбу" и конокрадство, а другие полагают, что в данном случае различались два самостоятельных состава преступлений. Ланге считал, что введение потока и разграбления объясняется ростом опасности конокрадства на Руси <18>. Коневодство представляло большую ценность не только для всех форм хозяйств, но и для вооруженных сил. И.Я. Фроянов предполагает, что в отличие от X в. в княжеском хозяйстве XI в. быстрыми темпами развивается скотоводство с акцентом на коневодство. Быстрый темп развития скотоводства объясняется доходностью этой отрасли хозяйства. Поспешное же разведение лошадей требовалось для военных нужд, что отразилось и в Правде Ярославичей. По мнению автора, разницу в сумме штрафа за кражу коня необязательно понимать как выражение преимуществ князя, характеризующих его со стороны частновладельческих прав. Княжеский конь, предназначенный преимущественно для воинских потребностей, в глазах современников ценился выше, чем прочие, заключает И.Я. Фроянов <19>. Но ведь из летописи известно, что и "смердьи" конь использовался в военных нуждах. Кроме того, воинская потребность в лошадях на Руси, как общегосударственная задача, была на несколько столетий раньше, чем в X - XI вв., и объясняется не только обострением внешнеполитической обстановки из-за наплыва к границам Руси печенегов и половцев, как считает И.Я. Фроянов, но и военными походами самой Руси. Г.Е. Кочин, специалист по истории сельского хозяйства на Руси, доказывает, что поголовье лошадей росло в результате внутреннего хозяйственного развития и вследствие войн <20>.

<18> См.: Там же. С. 200.
<19> См.: Фроянов И.Я. Киевская Русь. Л., 1974. С. 57.
<20> См.: Кочин Г.Е. Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государства. М.-Л., 1965.

Особое внимание к конокрадству как наиболее опасному виду татьбы Псковская Судная грамота уделяет в ст. 7 о "коневом тате", которая является развитием ст. 35 Пространной Правды. В один ряд с "коневым татем" грамота ставит "крамского татя", "переветника" и "зажигальника", которые считались особо опасными преступниками во Псковской земле и подлежали смертной казни. Расширение списка особо опасных преступников отражает существенные черты XIV - XV вв. - времени тяжелой борьбы Руси за свое существование <21>.

<21> См.: Алексеев Ю.Г. Указ. раб. С. 45.

Статья 69 Пространной Правды устанавливает большой размер штрафа за кражу бобра: "Если кто украдет бобра, то (платить) 12 гривен". Чем объяснить столь высокий штраф, если убийство ремесленника и княжеского тиуна наказывалось тоже 12-гривенной продажей? Охота на пушных зверей являлась важным источником экспортных товаров, пользовавшихся большим спросом на международных рынках. Размер штрафа определялся не только самим фактом нарушения частной собственности, но и ценностью пушного зверя. Статья 70 перечисляет способы ловли бобров и возлагает на вервь ответственность за сохранность княжеских охотничьих угодий, если к ней ведет след преступника. "Если будет разрыта земля или (останутся) признаки ловли или сеть, то (следует) или искать в верви вора, или платить штраф". М.Н. Тихомиров отмечал, что ст. 70 направлена против верви, которая отвечает за браконьерство, если не найдет нарушителя <22>.

<22> См.: Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М., 1953. С. 102.

Итак, имущественные преступления, направленные в основном против частной собственности, представляли значительную опасность и влекли за собой суровые наказания. Князь и должностные лица пользовались правом суда для охраны феодального общественного порядка и увеличения доходов, получая продажи и виры и отбирая имущество опасных преступников в казну. Поскольку продажи и виры получал князь, государство было непосредственно заинтересовано в увеличении числа вир, так как они стали постоянным способом пополнения фиска.

В литературе общепризнанна точка зрения, согласно которой под преступлением по Русской Правде понималось причинение кому-либо материального, морального или физического вреда, и преследование преступлений всегда зависит от истца. Считалось, что древнерусское гражданское право не отграничивалось от уголовного и не было различий между гражданскими и уголовными правонарушениями. Первоначальной формой процесса объявлялась частноисковая: нет частного обвинителя, нет и преследования преступника. Поэтому преступление носит характер частных обид. Процесс начинался по воле потерпевшего и протекал в виде состязания сторон перед пассивным судом. Если преступник мирился с человеком, им оскорбленным, то судебная власть не вмешивалась в их отношения, т.к. преступление носило характер частной обиды и не имело значения общественно опасного (классового) деяния. Такая схема возникновения процесса и такое определение понятия преступления созданы путем "теоретических соображений". Известный дореволюционный правовед И.Я. Фойницкий писал: "История уголовного процесса начинается господством в нем частного начала... Выясняется и постепенно развивается публичное начало уголовного процесса; он становится делом государственным" <23>. История права, писал Дювернуа, начинается гораздо раньше появления каких-либо законодательных актов. Исходя из понятия о праве как "объективном организме свободы лица", автор заключал, что все формы, которые создавала древняя практика в сфере частного права, возникали независимо от непосредственного влияния законодателя <24>. Подобные утверждения являются ошибочными. Нарушения социальных норм доклассового общества и общественных отношений существовали и в первобытном строе. При родовом строе имели место действия, представлявшие опасность. К числу таких действий относились лишение жизни, нанесение телесных повреждений, различные столкновения между отдельными родами. Мерами принуждения в тех условиях были кровная месть и изгнание. Категория преступного деяния появилась лишь с появлением государства и права. От мер принуждения, которые применялись в доклассовом обществе, меры государственного принуждения отличаются тем, что имеют юридический характер, назначаются и обеспечиваются силой государственной власти. Древнерусское общество эпохи Русской Правды уже, несомненно, миновало первобытный период. Что же касается вопроса о легких телесных повреждениях и побоях, о которых говорит Русская Правда, то дела такого рода могли возбуждаться по жалобам потерпевших. Здесь мы встречаемся с особым правовым явлением, которое возникло в период становления уголовного права и сохранилось до настоящего времени, в том числе в действующем законодательстве многих стран.

<23> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Спб., 1902. С. 14.
<24> См.: Дювернуа Н. История права и суд в Древней России. М., 1869. С. 5.

Точка зрения дореволюционных ученых о том, что в Русской Правде отсутствовало различие между гражданским и уголовным правонарушением, а под преступлением понималось нанесение кому-либо материального, физического или морального вреда, несмотря на различные подходы к изучению истории права Древней Руси, была воспринята советскими исследователями и приводится во всех учебниках по истории государства и права СССР (ч. 1) и в специальной литературе. Так, И.И. Солодкин пришел к выводу, что Русская Правда не различала уголовные и гражданские правонарушения, а преступление называлось "обидой", под которой понималось причинение материального, физического или морального вреда <25>.

<25> См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л., 1970. С. 526.

Следует заметить, что ни в исторической, ни в правовой литературе исследователи не обратили должного внимания на некоторые постановления Русской Правды, которые различали уголовные и гражданские правонарушения, уголовную и гражданско-правовую ответственность. Между тем такие различия имелись уже в Древнейшей Правде. В качестве примера сошлемся на статью 18 (по Академическому списку), касающуюся истребления чужого имущества: "А иже изломить копье, любо шит, любо порт, а начнет хотети его дерьжати у себе, то приати скота у него; а иже есть изломил, аще ли начнет приметати, то скотом ему заплатити, колько дал будеть на нем" <26>. Мы не сомневаемся, что в данной статье зафиксировано гражданско-правовое нарушение - посягательство на имущественные отношения. Характер противоправности заключается в запрете их государством с помощью имущественных санкций: изъятие имущества у незаконного владельца, выплата компенсаций за испорченную вещь, возмещение убытков. Очевидно и то, что в статье не предусмотрена уголовная ответственность, хотя отмеченные в статье казусы (проступки) и причиняли материальный вред.

<26> ПРП. С. 78.

Анализ правонарушений по Русской Правде свидетельствует о том, что во многих случаях предусматривалась одновременно ответственность двух видов: гражданско-правовая и уголовно-правовая. Например, для государственной власти уголовные штрафы (виры и продажи) имели большое значение, так как из них извлекалась материальная выгода.

Как правильно отметил О.И. Чистяков, в Русской Правде "наличествуют сразу две формы ответственности... Законодатель вправе установить уголовную ответственность за нарушение гражданско-правовых обязательств" <27>.

<27> Законодательство Древней Руси. М., 1984. Т. I. С. 22.

Исследование истории древнерусского права свидетельствует о том, что с развитием феодальных отношений в Древней Руси все большее количество вредных и опасных для класса феодалов поступков включается в область уголовных правонарушений. С обострением классовой борьбы в IX - X вв. растет карательная деятельность государства, которая существенно усиливается в XI в. Князья дополняли прежние нормативные акты в направлении расширения составов преступлений и усиления наказаний. Вместе с тем они выносили приговоры по рассмотренным уголовным делам, которые получали значение прецедента для будущего решения аналогичных дел.

В Киевской Руси не было принято систематизированного сборника норм уголовного права типа уголовного кодекса. Несмотря на то, что в Русской Правде отсутствует юридическая фиксация различных видов государственных преступлений, сущность преступления состояла не только в причинении кому-либо материального, физического или морального вреда, как это считается в литературе, а в государственной оценке деяния как вредного, противоправного, виновного и опасного.

Важнейшую роль в возникновении юридической ответственности сыграла система табу. Распространенная во всех первобытных обществах, она представляет собой зародыш юридической ответственности. История табу - это предыстория юридической ответственности, общих юридических запретов.

Право на ранних этапах своей истории, когда оно, собственно, представляло собой еще "предправо", включая в себя новые запреты и предписания, сделало возможным закрепление нового вида социальной ответственности - юридической ответственности.

Возникнув, юридическая ответственность заняла центральное место в системе социальной ответственности. Отменяло ли появление юридической ответственности другие виды социальной ответственности, сложившиеся в доклассовом обществе? Нет, так как юридическая ответственность действовала пока в узкой области отношений, а другие виды социальной ответственности постепенно приспосабливались к нуждам классового общества.

Возникновение юридической ответственности было обусловлено тем, что система социальной ответственности первобытного общества оказалась неприспособленной для классового общества. Формирующиеся государство и право нуждались в таком институте, который смог бы стать средством применения государственной силы принуждения к правонарушителям.

К становлению института ответственности имеет прямое отношение рабство - один из древнейших правовых институтов, представляющий собой право собственности на человека как на вещь. Обычными атрибутами рабства были торговля рабами и внеэкономическое принуждение их к труду на рабовладельца. Часто господство над личностью раба включало в себя право рабовладельца произвольно применять их к нему любое наказание вплоть до смертной казни. Зародившись на стадии разложения первобытнообщинного строя, рабство достигло в некоторых древних обществах такого развития, что позволило некоторым ученым говорить о существовании особой экономической формации - рабовладельческого строя. Источниками рабства были иноплеменники, захваченные в плен во время войны или предпринимаемых с этой целью операций (набеги, пиратство и т.п.); соплеменники, обращенные в рабство за неуплату долгов, за совершенные преступления и т.д.; естественный прирост рабов; работорговля и прочее. Начальной формой рабства было так называемое патриархальное рабство, когда рабы входили во владевшую ими семью как бесправные ее члены. Патриархальное рабство существовало (в той или иной степени) у всех народов при переходе к классовому обществу. К XIII в. в большинстве стран Западной Европы рабство фактически исчезает, однако в городах Средиземноморья (особенно в Венеции и Генуе) широкая торговля рабами (перепродажа их из Турции в Северную Африку) продолжалась до XVI в. У германцев и славян рабство было распространено преимущественно в патриархальной форме; на Руси оно существовало в IX - XII вв. в виде холопства.

Для решения вопросов об источниках и правовом положении рабов Русская Правда поставляет достаточные материалы.

При определении юридического статуса рабов мы исходили из того бесспорного, на наш взгляд, положения, что во всех редакциях Русской Правды красной нитью древнерусское общество разделено на две части: на свободные и зависимые социальные группы.

В дореволюционной и советской литературе правовое положение холопов характеризуется по-разному. Одни ученые считают холопов объектом права, т.е. вещью. В советской литературе большей частью в холопах видят субъектов права. Трудно согласиться с С.В. Покровским в том плане, что Русская Правда "с железной логикой и строжайшей последовательностью рассматривает раба-холопа-челядина как объект, как вещь, а не лицо". Элементы правоспособности и дееспособности отражены в нескольких статьях Русской Правды. Разумеется, законодатель, определяя правосубъектность холопов, учитывал интересы не холопов, а их владельцев. Об ограниченной правоспособности говорит статья о различных сделках холопа, торговавшего по поручению хозяина. "Если кто пошлет холопа торговать, а (он) задолжает, то господину его (следует) выкупать, а не расставаться с ним" (ст. 117).

Рост правоспособности холопа зафиксирован в ст. ст. 66, 85. "На свидетельство холопа не ссылаться; но если не будет свободного (человека в качестве свидетеля), то при необходимости (можно) сослаться на боярского тиуна, а на других не ссылаться. А при небольшом иске по необходимости (можно) сослаться на закупа". В данном случае, на наш взгляд, частично признается правоспособность только тех холопов, которые принадлежали верхам феодального класса. Следует отметить и ст. 89, устанавливающую уголовную ответственность за убийство холопа. "А убийство холопа и рабы вира не взыскивается, но если холоп или раба убиты безвинно, то за них платится возмещение убытка (хозяину) и князю 12 гривен штрафа". Введение юридической ответственности за убийство холопа свидетельствует о начале превращения его в крепостного. Русская Правда перечисляет следующие источники рабства: 1) самопродажа свободного человека в рабство; 2) брак свободного с рабыней без заключения особого договора с ее господином; 3) поступление свободного в тиуны тоже без договора. Отмеченные три источника рабства отражены в ст. 110 и свидетельствуют о классовой эволюции эпохи Пространной Правды. "Обельное холопство (бывает) трех видов: если кто купит (кого-либо), хотя бы за полгривны, выставив свидетелей и дав (продавцу) в присутствии самого холопа (хотя бы) ногату; второе холопство - (если) женится на рабе без (предварительного) договора, женится ли согласно договору, то как будет договорено, так пусть и останется; а вот третье холопство - тиунство без (предварительного) договора, или когда (просто) привяжет к себе ключ без (предварительного) договора, если же согласно договору, то как договорено, так пусть и останется".

Четвертый источник рабства - бегство закупа от феодала или совершение закупом преступления - говорит о том, что давно существующие фактические отношения эксплуатации феодалами свободных крестьян, попавших в нужду, были юридически закреплены в Русской Правде. По мнению Б.Д. Грекова, закуп - это бывший свободный смерд, экономической необходимостью вынужденный искать "защиты" и "покровительства" у феодала. В основе закупничества, писал С.В. Юшков, лежит долговое обязательство, которое может возникнуть по разным основаниям: при займе; при получении вперед заработной платы; при отдаче отцом своего сына в кабалу за долг; при условии отпуска на волю холопа; при неуплате вознаграждения за правонарушения; при неуплате ранее сделанного долга, когда кредитор имеет право продать должника в холопство. В лице люда, отмечал И.Я. Фроянов, поступающего в закупы, исследователь имеет дело с деклассированной частью древнерусского общества; закуп полностью утратил связь с крестьянской общиной, членом которой он был раньше. "Закуп - это человек, стоящий на границе холопства, и достаточно одного рискованного шага с его стороны, чтобы дверь к свободе навсегда закрылась для него", - подчеркивал С.В. Покровский.

По своему юридическому положению закуп был ограничен в правах, прежде всего было ограничено его право выхода. "Если закуп убежит от господина, то он становится обельным (холопом); если уйдет на поиски денег, притом открыто, или убежит ко князю или судьям из-за обиды, нанесенной ему господином, то за это его не порабощать, но дать ему управу по закону".

В Китае была широко распространена продажа в рабство обедневшими крестьянами членов своей семьи. Кроме того, в государственных рабов превращали преступников и членов их семей. Довольно широкий размах приобрело рабство и в мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока. Так как ислам запрещал обращать в рабство мусульман, то основными источниками поступления рабов был захват их во время войн с "неверными" и покупка на рынках стран Европы, Азии и Африки.

Новый этап широкого распространения (с XVI в.) рабства в странах Азии, Африки и Америки связан с колониальным плантационным хозяйством. В качестве рабов выступали почти исключительно чернокожие африканцы, захваченные специальными экспедициями работорговцев. Наибольшего размаха работорговля достигла в XVII - XIX вв. В областях крупных плантаций на территории южных штатов США, в Вест-Индии, а также в Бразилии и Гвиане негры-рабы в конце XVIII в. составляли большинство населения.

Великая французская революция провозгласила отмену рабства в 1793 г. Однако во французских колониях этот акт был проведен в жизнь, по существу, лишь в 1848 г. Великобритания юридически отменила рабство в 1807 г., но фактически вплоть до 1833 г. оно в английских колониях сохранялось. Так, в Эфиопии рабство было официально отменено только в 1930 г., а в Саудовской Аравии - в 1948 г. В настоящее время встречаются лишь отдельные случаи неузаконенного рабства <28>.

<28> См. подр.: Хачатуров Р.Л. Русская Правда. Тольятти, 2003; Всемирная история государства и права. М., 2001.

Юридическая ответственность, образно говоря, возникла не вдруг и не на голом месте - становление было подготовлено развитием системы социального регулирования и ответственности первобытного общества. Об этом ярко свидетельствует трансформация обычая кровной мести.

Как уже отмечалось, институт кровной мести - общечеловеческое понятие. Его развитие, а затем смягчение, ограничение и отмена ведут к возникновению первых уголовно-правовых норм и уголовной ответственности как одного из вида юридической ответственности. Об этом свидетельствует, например, Гортинская Правда - памятник древнегреческого права середины V века до н.э.

Известные в истории законы Драконта, относящиеся к VII в. до н.э., ограничивали кровную месть, установив, что ответственность за убийство не должна распространяться, как по обычаю прошлых времен, на род убийцы - отвечать должен сам виновный. Драконт узаконил обычай примирения с убийцей и его родом с помощью выкупа.

Законы Драконта известны своей жестокостью: укравшие овощи и плоды несли те же наказания, что и отцеубийцы, - смертную казнь <29>.

<29> См. подр.: Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1983; Кечекьян С.Ф. Всеобщая история государства и права. М., 1944.

Смертная казнь существовала у всех народов мира с древнейших времен, а истоками ее можно считать обычаи кровной мести <30>.

<30> См.: Хачатуров Р.Л. Отказ от смертной казни в праве Древней Руси. В кн. Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 377.

Сегодня само собой разумеется, что только те действия и бездействия, которые предусмотрены законом как преступные, влекут за собой наказание.

Древняя юстиция относилась к этому по-другому. Хотя источники права предписывали наказания за определенные действия, судьи не были жестко связаны этими предписаниями. То же самое можно сказать и о видах наказаний.

К числу наиболее распространенных наказаний относилась смертная казнь. Во всех феодальных обществах средневековая юстиция считала устрашение главной целью наказания. Поэтому смертную казнь осуществляли в наиболее мучительных формах, говоря языком права XVIII века, "чтоб ины на то смотря, не повадно было так делать".

Нарушения принятых норм социальной жизни существовали у восточных славян и при первобытном строе. К их числу можно отнести убийство, телесные повреждения. Мерами борьбы с этим злом в тех условиях были кровная месть и изгнание.

Известия о быте, нравах и обычаях восточных славян до образования у них государства и возникновения права содержатся в древнерусской летописи и сочинениях иностранных авторов <31>.

<31> См.: Повесть временных лет / Под ред. В.П. Андриановой-Перетц. М.-Л., 1950. В дальнейшем - ПВЛ.

По ст. 1 Краткой Правды за убийство мстят близкие родственники: "Убьет муж мужа, то мстить брату брата, или сынови отца, либо отцю сына, или брату чаду, любо сстрину сынови". Напомним, что Древнерусское государство возникло в IX веке, а присхождение Древнейшей Правды относится к 1016 году и представляет собой законодательный акт, созданный князем Ярославом. После смерти Ярослава (1054 год) его сыновья "отменили мщение смертью за убийство, установив денежный выкуп, а что касается всего остального, то как судил Ярослав, так решили судить и его сыновья" (ст. 2 Пространной Правды). Таким образом, кровная месть юридически отменяется государством только в середине XI века. Итак, обычай кровной мести, перешедший из первобытного строя, был санкционирован, а затем ограничен и отменен Древнерусским государством.

Еще до отмены кровной мести в X веке киевские князья усилили карательную деятельность государства, дополнили нормативные акты в направлении расширения составов преступлений и усиления наказаний. Доказательством существования смертной казни в качестве уголовного наказания может служить летописное предание о том, как князь Владимир по совету епископов вместо вир ввел смертную казнь.

В годы правления князя Владимира усилились разбои. По летописи, в 996 году "живяще же Володимер в страсе божьи. И умножишася зело разбоево". Это было результатом развития феодальных отношений. Разбой (или вооруженное нападение на лиц, обладающих имуществом, их ограбление и часто убийство) представлял собой в ряде случаев не просто уголовное деяние, а акт классовой борьбы. Активные выступления этих людей были опасными для господствующего класса. Епископы посоветовали казнить таких преступников: "И реша епископи Володимеру: "Се умножишася разбойници; почто не казниши их?". Он же рече им: "Боюся греха". Они же реча ему: "Ты поставлен еси от бога на казнь злым, а добрым на помилованье. Достоить ти казнити разбойника, но со испытом". Володимер же отверг виры, иначе казнити разойникы" <32>. На основании этого летописного рассказа можно считать, что князь Владимир отменил виру и ввел смертную казнь за убийство и разбой. Если принять на веру рассказ летописца, значит, еще до Владимира существовала вира, которая, по мнению В.О. Ключевского, первоначально платилась в пользу частных лиц и только Владимир стал взыскивать ее в пользу князя <33>. Положение В.О. Ключевского о том, что Владимир первым стал взыскивать виру в пользу князя, является спорным. В летописи говорится, что епископы обратились к Владимиру с новыми советами: "Рать многа: оже вира, то на оружьи и на конях буди". И рече Володимер: "Тако буди". И живяще Володимер по устроенью отьню и дедню" <34>. Здесь речь идет о том, что виры нужны были для приобретения оружия и коней. Поэтому епископы и советовали отменить смертную казнь и возвратиться к вирам. Значит, еще до Владимира законом предусматривалось такое наказание, как вира - денежный штраф, который шел в пользу князя. Владимир в целях борьбы с наиболее опасными преступлениями для господствующего класса, возможно, и с антифеодальными, ввел смертную казнь, а затем вынужден был заменить ее денежными штрафами (вирами), превратив их снова в один из важнейших источников доходов княжеской казны.

<32> ПВЛ. С. 86 - 87.
<33> См.: Ключевский В.О. Боярская дума. Петроград, 1919. С. 528.
<34> ПВЛ. С. 86 - 87.

Итак, в XI веке Русская Правда запретила кровную месть, не предусмотрев смертную казнь.

В древнейший период Римского государства смертная казнь осуществлялась различными способами: виновный в убийстве родителей подвергался сечению до крови, затем зашивался в мешок вместе с собакой, петухом, змеей и обезьяной и выбрасывался в море; соблазнитель римской гражданки подвергался сечению розгами насмерть.

Смертная казнь в Риме применялась особенно широко в период империи, причем вводятся особо мучительные способы лишения жизни: сожжение живым, распятие на кресте. Нередко практиковалось присуждение виновного к отдаче диким зверям, то есть к борьбе со зверями на арене цирка или к выступлению в качестве гладиатора <35>.

<35> См.: Перетерский И.С. Всеобщая история государства и права. Ч. 1. М., 1945. С. 173.

В Афинах смертная казнь назначалась за убийство, государственную измену, безбожие. Здесь осужденному предоставлялась возможность привести приговор в исполнение путем принятия яда. Иногда для этой же цели ему предоставлялись меч и веревка <36>.

<36> См.: Кечекьян С.Ф. Всеобщая история государства и права. Ч. 1. М., 1944. С. 204.

В Древней Индии в Законах Ману подчеркивалось: только наказанием держится весь мир. Там, где наказание процветает, там подданные не возмущаются, поэтому целью наказания было устрашение и широкое применение смертной казни в виде сожжения, утопления, разрезания на части, растоптания слоном. Преступников варили в котле, вливали в рот и уши кипящее масло, сажали на кол.

В Испании торжественное объявление приговора инквизиционного суда (аутодафе) сопровождалось в большинстве случаев сожжением осужденных. Церемония обычно происходила на главной площади города при обязательном участии представителей власти - короля, аристократии, духовенства, городских магистратов, корпораций и т.д. - и огромном стечении народа; подсудимых проводили в торжественной процессии со свечами в руках и одетых в унизительные одежды кающихся. Произносилась проповедь, после которой присутствующие клялись повиноваться и помогать инквизиции; затем следовало чтение приговоров: сначала легких, потом содержащих более или менее тяжелые наказания для раскаявшихся еретиков и преступников; потом нераскаянные передавались в руки светской власти, что было равносильно присуждению к сожжению на костре. На этом, собственно, и кончалось аутодафе. Однако обычно под аутодафе понимают как раз заключительную часть, т.е. массовое приведение смертного приговора в исполнение, которое могло следовать непосредственно за церемонией или переносилось на другое время. Последнее аутодафе состоялось в 1826 г. в Валенсии.

В России по Соборному уложению 1649 г. предусматривались следующие способы смертной казни: отсечение головы, повешение, утопление, сожжение, закапывание живых в землю, залитие горла расплавленным металлом, четвертование. В Соборном уложении 1649 г. отражена достаточно развитая для того времени система обязательств. Обязательства по договорам в Уложении преобладают. Оно предписывает имущественную ответственность при нанесении ущерба. Сделки, заключенные в состоянии опьянения, считались недействительными. Ответственность по долгам распространялась на все виды имущества, есть прямое указание, что взыскания обращаются на "поместья, вотчины и живот" (ст. 142 гл. 10).

Целый ряд глав был посвящен уголовному праву. Впервые была сделана попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Вводились такие уголовно-правовые понятия, как необходимая оборона и крайняя необходимость, различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель. Предусмотренное широкое (в 63 случаях) применение смертной казни, членовредительских наказаний, которые имели не только устрашающее, но и превентивное значение, свидетельствуя о "судимости" лица.

Дальнейшее развитие получили нормы Особенной части. На первое по опасности место ставились религиозные преступления. За ними шли государственные преступления (измена, посягательство на жизнь и здоровье царя и др.). Тяжкими являлись фальшивомонетничество, подделка царских печатей.

По воинским артикулам Петра I смертная казнь была предусмотрена в 101 Артикуле. Способы смертной казни были определены так: расстрел в 56 случаях, повешение в 25 случаях, отсечение головы мечом в 11 случаях, четвертование в 4 случаях. Далее предусматривалось закапывание в землю, залитие горла металлом, сожжение, повешение за ребро на крюке <37>.

<37> См.: Памятники русского права. Вып. 8. М., 1956.

Артикулы воинские состоят из 209 артикулов (статей) с толкованиями, которые имели силу закона. Составитель артикулов воинских Петр I преступлением считал не только формальный акт нарушения его воли, но и акт, причиняющий вред государству. В толковании к артикулу 20 Петр I сформулировал определение абсолютной монархии в России: "...Его Величество есть самовластный Монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен; но силу и власть имеет свои Государства и земли, яко Христианский Государь, по своей воле и богомнению управлять".

Основными целями юридической ответственности по Артикулам воинским являлись кара и устрашение. Вместе с тем в Артикулах предусматривается необходимость и важность воспитания воинского долга и обязанность защиты отечества от нападения.

Воинские артикулы Петра I ввели "шельмование", последствия которого определялись следующим образом: "1) ни в какое дело, ни ко свидетельству не принимать; 2) кто такого грабит, побьет или ранит, или у него отымет, у иного челобитья не принимать и суда ему не давать, разве до смерти кто его убьет, то яко убийца судитися будет; 3) в компании не допускать, а одним словом, такой весьма лишен общества добрых людей; а кто сие преступит, сам имеет наказан быть".

Уложение о наказаниях в редакции 1885 г. знало гражданскую смерть. Лишение всех прав состояния, присоединяющееся к смертной казни, каторжным работам и ссылке на поселение, означало лишение прав сословных, служебных, политических, имущественных и семейных. Осужденный исключался из того сословия, к которому он принадлежал до осуждения, лишался права вступать на государственную или общественную службу, записываться в купечество и получать какие-либо свидетельства на торговлю, быть свидетелем при договорах и по гражданским делам, быть третейским судьей, опекуном, попечителем или поверенным. В случае если невиновный супруг не следовал за осужденным, каждый из супругов имел право просить о расторжении брака. Осужденный лишался родительской власти над детьми, если дети не следовали за ним в ссылку или впоследствии ее оставляли; он лишался всего движимого и недвижимого имущества, которое переходило к его наследникам, и терял право на имущество, которое могло ему достаться по наследству. Меньшим был объем поражения прав при "лишении всех особенных и по состоянию присвоенных прав и преимуществ", а также при лишении некоторых личных прав и преимуществ.

В действующем Уголовном кодексе РФ в числе наказаний предусмотрено лишение (на срок) права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В Германии уголовное уложение, принятое в 1532 г. и получившее название "Каролина", предусматривало за большинство преступлений смертную казнь в виде сожжения, четвертования, повешения, утопления, погребения заживо.

Большая часть "Каролины" посвящена уголовному процессу (103 статьи). Остальные 76 статей содержат нормы уголовного права.

"Каролина" характеризуется исключительной жестокостью наказаний.

Жесточайшие репрессии "Каролина" установила за малейшие попытки посягнуть на церковь, на главу феодального государства - императора. Жестоко преследовалось малейшее неповиновение власти феодала. Так, за измену, под которой понималось нарушение долга верности по отношению к сюзерену, мужчины наказывались четвертованием, женщины - утоплением, а при отягчающих обстоятельствах - дополнительно волочением к месту казни.

В "Каролине" обвинительный процесс заменяется инквизиционным процессом, значительно расширяется письменность производства, отпадают непосредственность и гласность судопроизводства. Пытка становится основным средством ведения процесса.

Характерной чертой "Каролины" являются довольно часто встречающиеся в ее уголовно-правовых нормах абсолютно неопределенные санкции, допускающие широкий произвол судей при назначении наказания. Все это характеризует "Каролину" как один из самых реакционных актов уголовно-процессуального и уголовного законодательства средневековья.

В феодальной Японии смертная казнь носила крайне жестокий характер. Как правило, применялись различные способы удушения, обезглавливание с помощью железной или бамбуковой пилы с выставлением головы казненного для всеобщего обозрения <38>.

<38> См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. 1. М., 1988. С. 348.

В начале XIX в. английские законы угрожали смертной казнью по 240 составам преступлений. Смертью карались увечья животных, письменная угроза, лесная порубка и почти всякая кража. Смертная казнь осуществлялась в виде колесования, четвертования, извлечения внутренностей из живого тела и пр. <39>.

<39> См.: Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1983. С. 387.

В феодальной Армении по судебнику Смбата Спарапета (XIII в.) смертная казнь осуществлялась во многих случаях и в жестоких формах: сожжении, повешении, закапывании живыми в землю, избиении камнями <40>.

<40> См.: История государства и права СССР. Ч. 1. М., 1972. С. 417.

До XX в. почти во всех странах смертная казнь осуществлялась в наиболее мучительных формах. Между тем история свидетельствует о том, что суровые казни не уменьшали число преступлений.

Быть или не быть смертной казни в современном обществе? Несколько лет тому назад ООН провела обследование по этому вопросу в 48 странах. В 24 из них смертная казнь отменена, в 12 закон о ней сохраняется, но не используется. Идет процесс сокращения применения смертной казни в Западной Европе, где от нее отказались почти повсюду. Она сохраняется преимущественно в азиатских и африканских странах.

В СССР трижды отменялась смертная казнь, но это не вызвало роста преступности. В период с 1947 по 1954 гг. суды не выносили смертные приговоры за умышленное убийство.

В принципе смертная казнь противна человеческой природе, потому что она в итоге ожесточает нравы человеческого общества, деформирует сознание его членов. История и современность убеждают: чем выше социальный и культурный уровень общества, тем милосерднее это общество к своим гражданам и тем меньше в уголовном праве статей, предусматривающих смертную казнь. Падение общественных нравов и забвение общечеловеческих ценностей, как правило, ведет к увеличению уголовных санкций, предусматривающих смертную казнь.

В настоящее время во многих странах обсуждается вопрос об упразднении смертной казни. В 1983 г. 21 страна - участницы Европейского совета - одобрила дополнение Европейской конвенции по защите прав и основных свобод человека Протоколом об отмене смертной казни в мирное время.

Можно выделить три группы стран, где смертная казнь не применяется: 1) страны, где полностью она отменена - Австралия, Исландия, Португалия, Финляндия, Германия, Швеция; 2) страны, где применение смертной казни допускается лишь в военное время - Дания, Голландия, Норвегия, Франция, Италия, Испания, Швейцария; 3) страны, где смертная казнь не отменена, однако фактически не применяется - Бельгия, Греция, Великобритания, Ирландия, Кипр.

В некоторых странах это наказание сохранено за государственные преступления.

В истории США впервые смертная казнь была отменена в штате Мичиган еще в 1846 г. В настоящее время это наказание сохранилось в 32 штатах.

Интересно отметить, что в Австралии смертная казнь была отменена еще в 1921 г., а в штате Западная Австралия этот вопрос обсуждался вплоть до 1990 г. В Италии смертную казнь дважды восстанавливали и отменяли. В Англии в 1965 г. в порядке эксперимента смертная казнь за тяжкое убийство была отменена на 5 лет, а в 1970 г. - окончательно.

В странах, где смертная казнь отменена, наиболее тяжким видом наказания являются пожизненное уголовное заключение и заключение в тюрьму на длительные сроки.

К становлению уголовной ответственности представляет интерес клеймение как позорящее наказание, состоявшее в нанесении (выжигании) особых знаков на теле осужденного.

Клеймение - средство распознавания осужденных преступников - состояло в наложении на них особых знаков - клейм. Играло ту же роль, что и некоторые виды увечий, причинявшихся осужденному по приговору суда (например, отрезать ухо, рвать ноздри в русском праве). Постепенно ограничивается круг лиц, к которым применяется клеймение; вместо лба и щек клейма начинают накалываться на грудь, спину, плечи, т.е. на места тела, скрытые одеждой. Наконец, вместо клейма ставятся отметки в паспортах; затем их заменяют справки о судимости. Однако еще в начале XX в. некоторые криминалисты предлагали своеобразную форму клеймения - татуировку преступников.

В русском праве наибольшее число указов о клеймении относится к XVII - XVIII вв. Клейма были в виде букв "ВОР", причем они накалывались на лбу и щеках, или в виде буквы "Б" (бунтовщик), "СП" (ссыльнопоселенец), "СК" (ссыльнокаторжный), или в виде орла и пр. Уложению о наказаниях, изданному в 1845 г., мужчины, приговоренные к каторжным работам, подлежали клеймению буквами "К", "А", "Т", причем первая накалывалась на лоб, а две другие - на щеки. По Уставу о ссыльных, изданному в 1857 г., клеймились бежавшие из ссылки. Клеймение было отменено в России 17 апреля 1863 г. <41>.

<41> Всемирная история государства и права. М., 2001. С. 154.

Из первобытнообщинного строя берут свое начало такие виды уголовной ответственности, как ссылка и высылка. Как уже отмечалось, изгнание применялось еще в доклассовом обществе, но с возникновением государства оно становится уголовным наказанием. Изгнание в Риме называлось "лишением воды и огня". В период империи изгнание заменяется ссылкой и высылкой навсегда или на какой-то срок. Различие между этими двумя наказаниями заключалось в том, что высланный не терял гражданства, а сосланный становился лицом без гражданства. Осужденный, самовольно покидавший место ссылки, предавался смерти <42>.

<42> Перетерский И.С. Указ. соч. С. 174.

В первобытном обществе изгнание виновного, нередко вместе с его семьей, писал Косвен, представляло собой распространенную карательную меру в случаях преступлений, совершенных внутри группы по отношению к ее сочленам. Ставя такого преступника вне защиты, вне своего мира, группа изгоняла его из своей среды, тем самым предоставляя право обиженной стороне лично настичь преступника и отомстить ему. Впрочем, новое отношение родственного коллектива к преступлениям своих членов заставляло нередко и самого преступника бежать из своей группы <43>.

<43> Косвен М. Преступление и наказание в догосударственном обществе. М.-Л., 1925. С. 50.

В классовом обществе изгнание изменило свой характер: виновные с семьями и их имуществом поступали в распоряжение органов государства. В связи с рассматриваемыми вопросами представляет интерес каторга, как вид уголовного наказания, состоящий в использовании осужденных на тяжелых принудительных работах в местах заключения или ссылки в сочетании с особо жестким режимом содержания. Принудительный тяжкий труд преступников в пользу государства применялся с древнейших времен. В XVI - XVII вв. в Западной Европе осужденные на каторгу использовались на самых тяжелых работах в тюрьмах, а также крупных портах, на рудниках и т.п. Приговоренных клеймили, заковывали в цепи и т.п. В Англии каторжные работы были отменены в 1948 г., в ФРГ этот вид наказания отменен в 1970 г.

Каторга в России зародилась в XVII в. Соборное уложение 1649 г. предусматривало мошенников, воров и разбойников после тюремного заключения "посылать в кандалах работать на всякие изделия, где государь укажет". Основным местом каторги была Сибирь, а также ряд других вновь осваиваемых земель. Термин "каторга" впервые стал применяться при Петре I. Воинский устав 1716 г. предусматривал как срочную, так и бессрочную каторгу. В этот период она назначалась в виде ссылки на работу по строительству гаваней, крепостей, на работу в рудники и на мануфактуры.

Значение высшей карательной меры каторга получила лишь в 1754 г., по отмене Елизаветой Петровной смертной казни. К этому времени каторжные работы сосредоточились на сибирских и уральских рудниках. В 1765 г. дворяне получили право ссылать на каторгу своих крепостных. Устав о ссыльных 1822 г. и Уложение о наказаниях 1845 г. устанавливали бессрочные и срочные (до 20 лет, с последующим переходом к поселению) каторжные работы. В 1869 г. был издан закон, по которому сибирские каторжные тюрьмы сохранялись лишь для жителей Сибири, а для каторжных остальной империи создавались в пределах Европейской России особые "центральные" каторжные тюрьмы с более строгим, чем в обычных тюрьмах, режимом. В 1879 г. ввиду отсутствия каких бы то ни было работ в "центральных" каторжных тюрьмах и сильного роста числа приговоренных к каторге ее отбывание вновь было перенесено в Сибирь. После Февральской революции 1917 г. одним из первых указов Временного правительства каторга была ликвидирована.

В СССР каторжные работы были введены в апреле 1943 г. для специальных субъектов уголовного права ("фашистских преступников и их пособников"); последующим советским законодательством этот вид наказания не воспринят <44>.

<44> Всемирная история государства и права. М., 2001. С. 151.

Анализ памятников права рабовладельческого и феодального строя свидетельствует о том, что во многих случаях предусматривалась одновременно ответственность двух видов: гражданско-правовая и уголовно-правовая. Для государственной власти уголовные штрафы имели большое значение, так как из них пополнялась государственная казна. Этот факт зафиксирован источниками права всех стран.

С точки зрения истории науки уголовного права значительный интерес представляет классическая школа уголовного права как ведущее направление в науке уголовного права XVIII - XIX вв. Ее представители выдвинули ряд принципов уголовного права, сохранивших свое значение до современной эпохи (нет преступления без указания о том в законе, соразмерность наказания, презумпция невиновности и др.).

Всемирную известность приобрел императив: "Лучше десять преступников оставить безнаказанными, чем наказать одного невиновного". Идеи гуманистов синтезировал Ч. Беккариа в следующих правовых принципах: "Лучше предупреждать преступления, чем наказывать"; "Должна быть соразмерность между преступлениями и наказаниями"; "Единственным и истинным мерилом преступлений является вред, который они причиняют нации"; "Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека... цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь принести вред обществу и удержать других от совершения того же"; "Уверенность в неизбежности хотя бы и умеренного наказания произведет всегда большее впечатление, чем страх перед другим, более жестоким, но сопровождаемым надеждой на безнаказанность".

Огромный вклад в развитие идей классической школы права внес английский ученый Иеремия Бентам (1748 - 1832 гг.), который разработал свою теорию наказания. Развивая идеи о необходимости соразмерности наказания, он попытался найти конкретный способ определения этой соразмерности. Бентам сконструировал идеальную модель преступника и процесса принятия им решения перед совершением преступного деяния. Тот оценивает положительные и отрицательные последствия нарушения закона и в зависимости от того, чего преступление принесет больше - хорошего или плохого, решает, совершать его или не совершать.

Бентам вывел ряд принципов назначения наказания преступникам: "Должно, чтобы зло наказания превосходило выгоду преступления"; "Чем менее неминуемость наказания, тем более должна быть строгость его"; "Чем важнее преступление, тем более можно решиться на наказание жестокое для вящей надежды предупредить преступление". Он выступал противником чрезмерного нерационального ужесточения наказаний. Аналогичные идеи разрабатывал видный немецкий ученый Пауль-Иоган-Ансельм Фейербах (1775 - 1833 гг.), отец известного философа Л. Фейербаха. Он разработал уголовно-правовую теорию психического принуждения или психического устрашения как цели наказания. Наказания Фейербах делил на две группы: наказания угрожаемые и наказания причиняемые. Цель первого - отвращение страхом от преступления, цель второго - демонстрация действенности закона. Работы Беккариа, Бентама, Фейербаха и их последователей сформировали классическое направление уголовного права. Основные идеи классической школы сводились к следующему: человек является носителем свободной воли, и преступление есть результат его произвольного выбора; в силу того, что лицо, обладая нравственной свободой, избирает зло, оно должно нести наказание за свой выбор; процесс принятия решения о совершении преступления носит исключительно рациональный характер.

Если рассматривать историю уголовного процесса, то можно заметить, что одним из первых форм процесса возник так называемый "состязательный" (обвинительный) процесс, в основе которого были методы разрешения конфликтов, существовавшие еще в эпоху родоплеменных отношений.

Вместе с тем, заимствовав обычные процессуальные нормы, государственная власть изменила их, приспособив к условиям классового общества.

Наиболее подробно и интересно процессуальные отношения регламентировались нормами Салической Правды, составленной в V - VI вв., в период становления франкского государства.

Процесс, по Салической Правде, начинался с вызова в суд. Обвинитель и истец должны были сами вызывать обвиняемого и свидетелей в суд.

Вызванный в суд ответчик или обвиняемый обязаны были явиться в назначенный день, их ждали до захода солнца, а за неявку штрафовали. Неявившемуся устанавливали новый срок явки, но если и после этого обвиняемый не явился и при этом у него не было уважительных причин, то он считался виновным в совершении преступления.

Порядок заявления требований на суде.

На суде обвинителем выступал потерпевший или его близкие. Они обращались к обвиняемому с требованием об оплате долга, возмещении ущерба за совершенное преступление. Это требование нужно было сформулировать так, чтобы обвиняемый мог сказать только "да" или "нет". Обвиняемый либо признавал свою вину, и тогда процесс заканчивался, либо отрицал - тогда переходили к рассмотрению доказательств.

Система доказательств.

Наиболее важным доказательством считалась поимка с поличным на месте преступления убийцы с окровавленным оружием. Это доказательство было явным, бесспорным, и если такого доказательства не было, государственная власть возлагала на общину ответственность за совершенное на ее территории преступление и требовала от нее розыска и выдачи преступника. Если община не устанавливала преступника, то отыскивали преступника жребием, т.е. изображали дело так, что будто жребием бог укажет преступника, которого не хочет выдать община, что жребий докажет виновность данного лица. Но жребий - не способ доказательства виновности обвиняемого, а способ определения лица, ответственного за преступление, в нем, как правило, не виновного.

Сознание под пыткой

Если раб не сознавался в совершении преступления, его пытали. Признание было необходимо и для того, чтобы оправдаться перед господином за наказание его раба, и для того, чтобы добиться от господина возложенной на него ответственности за раба. Закон не ограничивал пытки рабов, но интересы господина ограждал, и показаниям рабов против господина не верили.

Салическая Правда в главе 40 подробно говорит о наказании раба, о способах пыток и об ответственности господина на основании признания раба.

Очистительная присяга и соприсяжничество

Обвиняемому и ответчику при некоторых условиях предоставлялась возможность очистить себя от обвинения, дав присягу о своей невиновности.

Клятва давалась либо на священном месте (предмете), либо со ссылкой на бога (видит бог), либо с готовностью принять кару божества (да сразит меня бог). Вместе с обвиняемым присягали его близкие, т.н. соприсяжники. Они не могли знать обстоятельств дела, но свидетельствовали, что присяга обвиняемого "чиста и неложна", что этот человек честен, правдив. Поэтому это были не свидетели, а т.н. "хвалители" обвиняемого.

Присяга и соприсяга связаны с церковными обрядами - символическими движениями, торжественными словами, с соблюдением формальностей, с точным указанием, как стоят и как дают присягу соприсяжники

Салическая Правда грозила соприсяжникам штрафом за ложную присягу: первые трое платили штраф 15 солидов, а остальные по 5.

Ордали - суд божий

Судебная власть установила и способы раскрытия преступления, устрашающие народ, они были связаны с силами, которым народ поклонялся, т.е. были основаны на суеверии народа.

Салическая Правда предусматривает испытание при помощи божественной силы, т.е. утверждает, что не люди раскрывают преступления и судят, а бог, суд становится божьим. Существовали различные формы божьего суда.

Испытание горячей водой, т.н. "котлом"

Воду в котле доводили до кипения, бросали туда кольцо или камень, и обвиняемый должен был достать их обнаженной рукой. Если через некоторое время его рука покрывалась пузырями, оказывалась поврежденной, то он признавался виновным.

Испытание огнем

Существовало несколько способов такого испытания: обвиняемый некоторое время держит руку в огне. Обвиняемый должен взять в руку раскаленный кусок железа и сделать несколько шагов либо пройти в одной рубашке сквозь огонь. Если ожоги не скоро заживали, это считалось признаком вины.

Испытание холодной водой

Обвиняемого связывали за руки и опускали в воду - пруд, реку. Если он шел ко дну, его вытаскивали за веревку и считали невиновным. Если он всплывал, его считали виновным, ибо чистая вода, как говорили, не принимает грешника.

Испытание крестом

Подозреваемые или спорящие стороны, вытянув правую руку по направлению к кресту, либо так, чтобы их руки составляли крест, должны были стоять неподвижно, пока шло церковное служение. Кто первым из них падал от усталости, или опускал руку, или чуть двинул ее, тот считался виновным.

Испытание хлебом и сыром

В рот подозреваемого в воровстве вкладывали освященные куски хлеба и сыра и заставляли проглотить. Если он проглатывал их, то считался невиновным, если же хлеб и сыр застревали в горле, он признавался виновным.

Как правило, божий суд применялся в отношении несвободных и бедных, а знать использовала другой метод "доказывания" - судебный поединок.

Поединок происходил с соблюдением определенных правил: бойцов отводили в "отгороженное поле", они опускались на колени, подтверждая друг другу истину своих заявлений и призывая в свидетели бога и святых. Мужчины должны были лично участвовать в поединке, а женщинам с позволения короля и церковным служителям разрешалось выставлять вместо себя бойца. Противники бились до захода солнца, пока один из них не был убит или не произносил позорного слова пощады. В данном случае спор разрешали физические силы.

Существенные недостатки имелись в следственном процессе, допускавшем пытки - физическое насилие при допросе с целью получения признаний или признания. На протяжении многих веков оставались методом следствия. В Древнем Риме пытки можно было применять только к рабам, однако в период империи это ограничение уже не соблюдалось. В Европе пытки широко применялись на протяжении почти всего Средневековья и значительную часть Нового времени. На рубеже XVIII - XIX вв. пытки исчезли из уголовного процесса почти во всех европейских странах. Периодически практика применения пыток возобновлялась при реакционных режимах, особенно при гитлеровском режиме в Германии (1933 - 1945 гг.), франкистском - в Испании (1939 - 1975 гг.), режиме "черных полковников" в Греции (1967 - 1974 гг.). В настоящее время пытки запрещены международным и национальным правом всех стран, однако в большинстве государств мира этот запрет в той или иной степени продолжает нарушаться властями.

В Русском государстве пытки стали применять с XIV в. В Русской Правде еще нет упоминания о пытках при рассмотрении уголовных и гражданских дел. Процесс был состязательным. В то же самое время Уставом князя Владимира Святославовича рассмотрение ряда дел было передано под юрисдикцию церковных судов, в которых процесс зачастую носил инквизиционный характер, применялись пытки. В Московском государстве появилась новая форма судопроизводства - розыск. Дело возбуждалось судом по собственной инициативе, главным способом получения доказательств была пытка. Небывалых размеров пытки достигли при Иване Грозном (XVI в.). В XVII в. инквизиционный процесс приобретает все большее значение. По религиозным и государственным преступлениям пытка применялась ко всем подозреваемым без исключения. Порядок проведения пытки регламентировался Указом 1673 г., который предусматривал троекратную пытку огнем и кнутом (на дыбе). Устанавливалась норма ударов при каждой пытке: последовательность 80, 120 и 150. При Петре I пыткам придавалось особенно большое значение. Признание вины, даже полученное под пытками, считалось "лучшим свидетельством всего света". При Екатерине II обвиняемого подвергали пытке, если суд не смог собрать уличающих его доказательств. Фактически пытки применялись и в первой половине XIX в., пока сохранялась старая модель уголовного процесса. Только судебная реформа 1864 г. положила конец пыткам на предварительном следствии.

Практика применения пыток возобновилась сразу же после победы Октябрьской революции и создания ВЧК. Особенно массовый и изощренный характер применение пыток носило в период "красного террора" 1918 - 1921 гг. и периода репрессий 1934 - 1953 гг., когда они были санкционированы секретными партийными директивами. После разоблачения "культа личности" применение пыток органами предварительного следствия в СССР имело ограниченный, хотя и устойчивый характер <45>.

<45> Всемирная история государства и права. М., 2001. С. 281.

Нет сомнений, что при такой системе доказательств имело место привлечение к уголовной и гражданско-правовой ответственности лиц, не виновных в совершении правонарушений.

С образованием государства и права возник еще один вид юридической ответственности - гражданско-правовая ответственность.

Наиболее разработанной частью римского права в классический период было гражданское право, особенно его важнейший институт - обязательное право. Было дано довольно четкое определение договора, который считался нерушимым и должен был строго соблюдаться. Невыполнение или нарушение договорного обязательства влекло за собою юридическую ответственность. Формы ответственности должников в различные исторические периоды были неодинаковы. В период возникновения юридической ответственности, на раннем этапе римского права, ответственность имела личный характер: в случае неисполнения должником обязанности его могли заключить в тюрьму, продать в рабство, лишить жизни. Указания на такую ответственность содержатся в постановлениях XII таблиц, где на должника возлагалась уголовная ответственность. С течением времени форма ответственности была изменена: за неисполнение обязательств должники стали отвечать не своей личностью, а своим имуществом. По источникам это новшество было введено законом Петелия в IV в. до н.э., значит, история римской гражданско-правовой ответственности берет свое начало с IV в. до н.э.

Ответственность должника строилась на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в причиненном кредитору ущербе. Наиболее тяжкой формой вины признавалось умышленное причинение вреда.

Вопрос о том, возмещался ли по римскому праву вред неимущественного характера, остается спорным. Вопрос об ответственности гражданско-правовой решался в особом легисакционном процессе - в римской юстиции форма судопроизводства по частным искам. Название "легисакционный процесс" происходит от названия исков, основанных исключительно на предписаниях закона, и прежде всего Законов XII таблиц.

В первые века государственности римская юстиция была основана на институтах, унаследованных от догосударственных судов. Судопроизводство находилось в руках жрецов-понтификов, и только в очень редких случаях заинтересованный римлянин мог обратиться к суду консулов. По делам, связанным с нарушениями городского порядка и торговым, суд осуществляли эдилы.

Только понтифики проводили разбор споров по существу. Магистраты лишь придавали законную силу решениям подчиненных судей, которые проводили рассмотрение дел.

Для подачи судебных жалоб и для судоговорения были установлены особые дни. В начале каждого месяца понтифики оглашали, какие дни неблагоприятны для дел юстиции, какие подходящи. Свое требование следовало объявить в общественном центре города - на форуме, где сидели при исполнении должности магистраты или понтифики. Обоснование своего требования, доставка ответчика, поиск свидетелей - все это было личным делом заявителя-истца. Магистрат выслушивал требование и либо принимал жалобу к рассмотрению, либо отклонял ее в принципе. Эта стадия процесса называлась провозглашением права (in jure). После этого магистрат назначал судью для выслушивания доказательств, выяснения фактической стороны дела. Эта стадия называлась судоговорением (in judicio) и обязательно заканчивалась тем или иным решением, которое утверждал магистрат. Обжалование решений не допускалось.

Первая стадия была особо ответственной. Иск следовало заявлять в строго предписанных законами и правовой практикой формах. Все это сопровождалось особыми обрядами: наложением руки на предмет спора непосредственно или символически, использованием палочки-виндикты при отстаивании права на вещь и т.п. Малейшее нарушение процедуры, обмолвка в словах влекли признание спора не имеющим юридического характера и не допускающимся к рассмотрению. Действия сторон могли быть строго подзаконными (legis actiones), поэтому и весь процесс, присущий римской юстиции на ранней стадии развития судебного дела, получил название легисакционного.

Древнейшими видами легисакционного процесса, известными еще Законами XII таблиц, были: процесс путем внесения залога и процесс наложением руки. Первый состоял в том, что стороны представляли суду определенные законами залоги, о которых и спорили, имея в виду отстоять право на вещь или на исполнение обязательства. Второй - в том, что истец буквально накладывал на ответчика руку перед судом и, если тот немедленно не платил по обязательству, уводил его к себе в заложники. Позднее появился процесс путем взятия заклада, когда, желая добиться от должника исполнения, истец произносил особые и торжественные слова и брал какую-то его вещь в залог. В конце III в. до н.э. сложился еще один вид - процесс под условием, когда первая и вторая стадии были отдалены по времени месяцем и когда ответчику давался срок для возражений; в этой форме отсуживали свое имущество, украденные вещи и убытки.

Заявить легисакционные требования могли только полноправные римские граждане. Малейшее отступление от требований к правовому статусу истца или ответчика также влекло аннулирование жалобы и самого судебного дела, как и нарушение установленных обрядов <46>.

<46> Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Т. 1. М., 1998.

По афинскому праву, обязательства по причинению вреда возникали при нанесении ущерба имуществу. Вред, причиненный сознательно, возмещался в двойном размере. Гражданско-правовая ответственность возникала и тогда, когда вред был результатом действий детей, рабов. В последнем случае раб мог быть передан потерпевшему как компенсация за причиненный ущерб <47>.

<47> См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. 1, М., 1986. С. 90.

Правеж - в Русском государстве насильственный порядок взыскания долга с ответчика, который отказывался или не имел возможности его уплатить. Правеж распространялся не на имущество, а на личность должника, которого заставляли ежедневно, кроме воскресений, являться к приказу или к суду, а в провинции - к съезжей избе, где было разобрано его дело. У дверей учреждения служители - "недельщики" - всенародно в течение нескольких часов били поставленного на правеж ответчика батогами по икрам. Соборным уложением 1649 г. и указом 1682 г. за долг в 100 руб. ставили на правеж в течение месяца. После этого, если ответчик не платил долга или не находил поручителя, его "выдавали головой до искупу" истцу-кредитору. Указом 1718 г. Петр I заменил правеж принудительными работами <48>.

<48> Всемирная история государства и права. М., 2001. С. 263.

Римское право предусматривало и административную ответственность: за неисполнение распоряжения магистрата при выполнении им административных функций на виновных налагались штрафы. Возникновение права магистратов налагать штрафы относится к древнейшему периоду. Это видно из того, что первоначально штрафы взыскивались не деньгами, а скотом, и только в конце V в. штрафы стали взыскиваться в деньгах. Максимум штрафа составлял 3000 асов (стоимость овцы - 10 асов).

В Риме право налагать штрафы перешло и к другим многочисленным должностным лицам, которые широко пользовались им <49>.

<49> См.: Перетерский И.С. Указ. соч. С. 175.

В истории становления юридической ответственности представляет интерес остракизм - в афинской рабовладельческой демократии временное изгнание граждан из государства. Остракизм возник как мера, призванная обеспечить сохранность рабовладельческой демократии. Постановление об изгнании выносилось народным собранием посредством закрытого голосования черепками ("остракон"), на которых писались имена предполагаемых изгнанников. Сначала ставили общий вопрос: не находит ли народ нужным изгнать из государства кого-либо, кто в силу своего возросшего влияния и выдающегося положения стал опасным для рабовладельческой демократии. Если народ отвечал на этот вопрос утвердительно, производилось закрытое голосование черепками для определения имени лица, подлежащего изгнанию. Тот, чье имя оказывалось в этом голосовании на большинстве черепков, должен был покинуть Афинское государство обычно на 10 лет, сохраняя за собой свои имущественные права. Остракизм рассматривался в Афинах не как наказание, а как мера политического значения.

Многогранность и масштабность проблем истории юридической ответственности не позволяет в рамках одной работы осветить все вопросы данной темы. Такое всестороннее исследование необходимо, но оно не входит в нашу задачу.