Мудрый Юрист

Проблемы правопреемства при реорганизации юридических лиц

М.Н. Илюшина, кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского права РПА МЮ РФ.

При реорганизации юридического лица имеет место универсальное правопреемство (п. 1 ст. 129 ГК РФ), при котором "в результате одного акта переходят в качестве единого целого все права и обязанности правообладателя" <1>. Такой способ наделения субъективным гражданским правом одним субъектом другого гражданское законодательство называет переходом прав. По мнению ряда ученых, к определению понятия "переход прав и (или) обязанностей" применительно к гл. 24 ГК РФ может быть предложен следующий подход: "Переход обязательственного права (и (или) обязанности) от одного субъекта гражданского права (праводателя) к другому (правоприобретателю) означает вступление правоприобретателя во взаимодействие с конкретным лицом (должником и (или) кредитором) с одновременным выбытием праводателя из взаимодействия с этим лицом, а также перенос границ правомерного поведения: установление этих границ для второго субъекта путем снятия их относительно поведения первого субъекта" <2>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - Юридическая фирма "Контракт", Издательский дом "Инфра-М", 2005 (издание третье, исправленное, дополненное, и переработанное).

<1> См.: Комментарий к ГК РФ. Ч. I (постатейный). Изд. 2 / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юр. фирма "Контракт", "Инфра-М", 2002. С. 157.
<2> Ломидзе О. Отчуждение обязательственных прав // Хозяйство и право. 2002. N 6 (Приложение) С. 20.

Хотя это определение довольно абстрактно и не может охватить все случаи перехода прав и обязанностей в результате универсального правопреемства, оно довольно четко показывает, что переход, в частности, субъективной обязанности к другому лицу влечет для последнего необходимость своим поведением обеспечивать пользование определенным благом управомоченным субъектом. На наш взгляд, именно этот ориентир должен быть заложен в законодательстве при выстраивании общего подхода к регулированию прав кредиторов в универсальном правопреемстве при реорганизации юридических лиц.

Глава 24 ГК РФ подразумевает переход (передачу) обязательственных прав по сделке и переход на основании закона. Открытый перечень перехода обязательственных прав и гражданско-правовых обязанностей на основании закона дан в ст. 387 ГК РФ. Реорганизация юридических лиц является таким случаем наряду с наследованием.

В качестве общего правила универсального правопреемства в литературе называют единовременный переход к преемнику (преемникам) всей совокупности прав и обязанностей правопредшественника, принадлежащей ему на момент преемства как единого целого <3>.

<3> Черепахин Б.Б. Правопреемство по светскому гражданскому праву. М., 1962. С. 20.

ГК РФ предусматривает следующие формы реорганизации юридических лиц: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование (ст. 57 ГК РФ). Процедура реорганизации имеет большое значение для любого юридического лица, поскольку именно она оформляет переход не только обязательств, но и иных, как имущественных, так и неимущественных прав реорганизуемого юридического лица (лиц). В процессе реорганизации переходят и те права и обязанности, которые не признаются и (или) оспариваются сторонами, и те, которые будут выявлены позже.

Законодательство устанавливает определенные гарантии соблюдения прав кредиторов, поскольку их права и охраняемые законом интересы могут быть нарушены при любой форме реорганизации. Правопреемство при реорганизации влечет перевод долгов реорганизованного юридического лица на его правопреемников. Как известно, при слиянии прекращается самостоятельное существование сливающихся организаций, и на их основе образуется новое юридическое лицо, которое будет их законным правопреемником. При присоединении одно юридическое лицо вливается в другое, и вновь образованное юридическое лицо также становится их правопреемником в полном объеме. При преобразовании юридическое лицо перестает существовать, перенося свою юридическую личность на новое юридическое лицо, на которое также переходят все права и обязанности преобразуемого юридического лица как участника гражданского оборота. И только при разделении и выделении права и обязанности реорганизованного юридического лица переходят, хотя и в порядке универсального правопреемства, но в соответствии с разделительным балансом, т.е. переходит соответствующая часть обязательственных прав.

Хотя при реорганизации юридического лица происходит перевод долгов реорганизованного юридического лица, в данном случае закрепленное в ст. 381 ГК РФ правило о том, что перевод долга на другое лицо возможен лишь с согласия кредитора, не действует. В случае реорганизации должника по договорному или иному обязательству кредитор не может воспрепятствовать переводу долга. В силу этого в законодательстве закреплен ряд правил, гарантирующих осуществление прав кредитора в обязательствах.

Учредители или орган, принявший решение о реорганизации, обязаны письменно уведомить о реорганизации кредиторов реорганизуемого юридического лица. При этом, по мнению О.А. Беляевой, подтверждающей свою позицию судебной практикой <4>, из содержания п. 1 ст. 60 ГК РФ следует, что обязанностью учредителя является доведение до сведения каждого кредитора информации о реорганизации предприятия-должника. Именно персональное извещение предоставляет кредитору возможность реализации своих прав. Объявление о реорганизации, размещенное в газете, может рассматриваться как дополнительная информация для кредиторов и дополнительный способ соблюдения их прав и законных интересов <5>. При этом кредитор лишен возможности каким-либо образом воспрепятствовать реорганизации юридического лица-должника, каких-либо способов защиты своих прав на этом этапе законодательство ему не предоставляет. Кредитор по договорному обязательству получает лишь право в случае реорганизации юридического лица-должника требовать досрочного исполнения обязательства или его прекращения иным удобным для него способом и потребовать возмещения причиненных этим убытков по правилам ст. 15 ГК РФ.

<4> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 июля 2002 г. Дело N Ф04/3550-651/А70-2003.
<5> Беляева О.А. Реорганизация юридических лиц: Спорные вопросы современной практики // Цивилист. 2004. N 1. С. 21.

Как нам представляется, именно отсутствием закрепленного в ГК РФ права кредиторов воздействовать на процедуру реорганизации юридического лица объясняется общая позиция Федерального закона от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", не называющего уведомления о реорганизации необходимыми документами для проведения государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

Следует заметить, что специальные законы занимают иную, довольно жесткую позицию по этому вопросу, регулируя этот этап реорганизации императивными правилами. Так, в соответствии со ст. 51 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и ст. 15 ФЗ "Об акционерных обществах" государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесения записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ осуществляется при наличии доказательств уведомления кредиторов. Этой же позиции придерживается Федеральный закон "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" в п. 8 ст. 29: "Государственная регистрация вновь возникших в результате реорганизации унитарных предприятий, внесение записи о прекращении унитарных предприятий, а также государственная регистрация внесенных в устав изменений и дополнений осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц", только при предоставлении доказательств уведомления кредиторов в порядке, установленном п. 7 настоящей статьи".

Кроме того, и на уровне ведомственных актов было осуществлено разъяснение этого положения. Письмом МНС РФ от 10 февраля 2003 г. N ММ-6-09/177@ налоговые инспекции обязаны требовать от заявителей предоставления доказательств уведомления кредиторов о начале процедуры реорганизации. Однако это положение не нашло какого-либо значительного закрепления в ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Ни в данном законодательном акте, ни в ст. 60 ГК РФ не решен вопрос о сроках, в которые должны быть оповещены кредиторы. Такие сроки предусмотрены ст. 15 Федерального закона "Об акционерных обществах" и ст. 51 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

В ФЗ от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" установлено лишь общее требование о необходимости указания в заявлении о государственной регистрации, что все кредиторы уведомлены о реорганизации в письменной форме.

Представляется, что при нарушении прав кредиторов в форме неоповещения их о реорганизации, они вправе обратиться в суд за защитой своих прав с иском о признании реорганизации недействительной.

По общему же правилу отказ в государственной регистрации вновь возникающих юридических лиц возможен только при непредоставлении вместе с учредительными документами соответственно передаточного акта или разделительного баланса, а также отсутствие в них положений о правопреемстве по обязательствам реорганизуемого юридического лица.

По мнению ряда ученых, защитить права кредиторов могло бы правило о солидарной ответственности всех юридических лиц, участвующих в реорганизации или возникших в результате ее <6>.

<6> Беляева О.А. Указ. соч. С. 22. Карлин А.А. Реорганизация акционерного общества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

Однако на сегодняшний день императивное правило о солидарной ответственности всех юридических лиц, участвующих в реорганизации, закреплено в п. 3 ст. 60 ГК РФ только на случай, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица.

Авторы Комментария к части первой ГК РФ считают, что в случае неуведомления всех или большинства кредиторов им должно быть предоставлено право судебного оспаривания самой реорганизации и признания ее несостоявшейся, а в случае неуведомления лишь некоторых кредиторов последним следует предоставить право потребовать досрочного исполнения (прекращения) обязательства от любого или всех правопреемников в порядке их солидарной ответственности, применив по аналогии (ст. 6 ГК РФ) нормы п. 3 ст. 60 ГК РФ <7>. В судебно-арбитражной практике также обнаруживаются решения, когда суд привлекает вновь возникших юридических лиц к солидарной ответственности, если кредитор не был уведомлен о реорганизации путем аналогии закона (ст. 6 ГК РФ) <8>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - Юридическая фирма "Контракт", Издательский дом "Инфра-М", 2005 (издание третье, исправленное, дополненное, и переработанное).

<7> См.: Комментарий к ч. I ГК РФ (постатейный). Изд. 2 / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юр. фирма "Контракт"; Инфра-М, 2002. С. 159.
<8> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 ноября 2003. Дело N Ф08-4493/2003.

Судебная практика также нашла решение довольно распространенной и искусственно создаваемой учредителями хозяйственных обществ ситуации, когда формально соблюдены все правила процедуры реорганизации: имеется разделительный баланс, все кредиторы оповещены, но реорганизация прошла таким образом, что правопреемник реорганизуемого юридического лица не получил какого-либо имущества для погашения своих договорных обязательств. В пункте 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. "О некоторых вопросах применения ФЗ "Об акционерных обществах" указано, что если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению кредиторов этого общества, к солидарной ответственности должны привлекаться созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество) <9>.

<9> Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2004. N 1. С. 25.

Статья 59 ГК РФ устанавливает процедурные документы, подтверждающие правопреемство в процессе реорганизации. Переход прав и обязанностей при реорганизации осуществляется при слиянии, присоединении или преобразовании на основании передаточного акта, а в случае разделения и выделения - на основании разделительного баланса. Указанные документы имеют важнейшее правовое значение, поскольку в них устанавливается объем прав и обязанностей, переходящих правопреемнику. Особое внимание подготовке этих документов придает и судебно-арбитражная практика. В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" установлено, что при рассмотрении споров, связанных с реорганизацией общества в форме слияния, присоединения, разделения, выделения или преобразования, необходимо учитывать порядок ее проведения... При этом нужно иметь в виду, в частности, следующее: ...б) ...при присоединении одного или нескольких обществ к другому... общее собрание участников присоединяемого общества принимает также решение об утверждении передаточного акта... в) при разделении общества наряду с решением о проведении такой реорганизации принимается решение об утверждении разделительного баланса... г) в случае выделения общества общее собрание участников реорганизуемого общества принимает решение о такой реорганизации, определяет условия создания нового общества, утверждает разделительный баланс..." <10>.

<10> Вестник Высшего Арбитражного суда РФ 2001. N 1 (Приложение) С. 168.

Особо установлено, что государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесение записей о прекращении деятельности реорганизуемых обществ осуществляется только при условии предоставления доказательств уведомления кредиторов о проводимой реорганизации в порядке, установленном Законом (п. 5 ст. 51 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Однако это не означает, что не попавшие в эти документы кредиторы окажутся в положении "забытых" участников договорных обязательств. Следует признать не соответствующей закону практику некоторых судов, оставляющих невыявленных кредиторов при реорганизации юридических лиц в статусе контрагентов сделок с участием правопредшественника реорганизованного юридического лица <11>.

<11> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 13 октября 2003 г. Дело N Ф09-2926/03-ГК.

По общему правилу, к правопреемникам переходят и не отраженные и даже не выявленные на момент реорганизации права и обязанности.

Срок, в течение которого кредитор может предъявить требование о досрочном исполнении или прекращении обязательств, начинает течь с даты опубликования сообщения о реорганизации, является пресекательным (не подлежит восстановлению) и не влияет на процессы реорганизации и государственной регистрации возникающих юридических лиц или изменений, вносимых в учредительные документы. В том случае, если кредитор не реализует свое право на досрочное прекращение или досрочное исполнение обязательств должником, все требования будут предъявляться правопреемнику должника.

При этом не является реорганизацией изменение вида акционерного общества с закрытого на открытое и наоборот, поскольку его организационно-правовая форма не меняется. Поэтому требование законодательства о составлении акта об уведомлении кредиторов, предусмотренное п. 5 ст. 58 ГК РФ, п. 5 ст. 15 и ст. 20 ФЗ "Об АО" не применяется.

Не решен вопрос и о том, является ли реорганизацией и применимы ли в данном случае реорганизационные процедуры при изменении вида унитарных предприятий. Как известно, в соответствии со ст. 2 ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" выделяют 6 видов унитарных предприятий:

а) федеральные государственные предприятия;

б) государственные предприятия субъекта РФ;

в) муниципальные предприятия;

а) федеральные казенные предприятия;

б) казенные предприятия субъекта РФ;

в) муниципальные казенные предприятия.

Пункт 4 ст. 29 названного Закона говорит о том, что не является реорганизацией изменение вида унитарного предприятия. Не является таковой и смена собственника государственного или муниципального имущества, принадлежащего унитарному предприятию. Вместе с тем изменение вида предприятия влечет значительные перемены в его правовом статусе. Меняется объем правомочия предприятия на закрепленное за ним имущество, объем правоспособности в целом, что, по мнению ряда ученых, может быть весьма существенно для кредиторов. И отсутствие гарантий прав кредиторов в этом случае является необоснованным <12>. В публикациях, посвященных ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях", уже высказывались предложения о предоставлении контрагентам преобразуемого унитарного предприятия права защититься от возможного нарушения их интересов, используя меры, предусмотренные ст. 60 ГК РФ <13>.

<12> ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях": Научно-практический комментарий. М.: Статут, 2003. С. 121; Научно-практический комментарий к ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" / Под ред. Коршунова Н.М. М.: Эксмо, 2005. С. 182 - 183.
<13> См.: Новиков К. Закон о государственных и муниципальных предприятиях // www.balfort.com/ru/news/state&municipal_enterprises_1/shtml[16.12.2002].

Для обеспечения устойчивости экономического оборота независимо от происходящих смен его субъектов требуется дальнейшее совершенствование правил о реорганизационных процедурах в части перехода обязательственных прав. Прежде всего, на наш взгляд, это должны быть императивные предписания как на уровне федеральных законов, устанавливающих общие правила правопреемства при реорганизации всех юридических лиц, так и правила специальных федеральных законов, посвященных отдельным организационно-правовым формам юридических лиц.