Мудрый Юрист

Проблемы реализации прав заключенных в области психологии и медицины в пенитенциарных учреждениях скандинавии

Багреева Е.В., научный сотрудник НИИ ФСИН России.

Психологическая помощь заключенным в странах Скандинавии обеспечивается с того момента, когда человек лишается свободы. Согласно Минимальным стандартным правилам по обращению с заключенными, принятым ООН в 1955 г., "по мере возможности штаты пенитенциарных учреждений должны включать достаточное число специалистов, таких, как психиатры, психологи, социальные работники..." <1>. На практике это означает, что руководство каждой тюрьмы может комплектовать штат психологами по своему усмотрению, исходя из своих возможностей.

<1> Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Ст. 49.1 // Защита прав человека в местах лишения свободы: Сборник нормативных актов и официальных документов. М.: Юриспруденция, 2003. С. 38 - 55.

В отношении необходимого присутствия в пенитенциарных учреждениях психиатров Минимальные стандартные правила содержат в главе "Медицинское обслуживание" достаточно четкие требования: "Все заведения должны иметь в своем распоряжении по крайней мере одного квалифицированного медицинского работника, имеющего познания в области психиатрии. Медицинское обслуживание следует организовывать в тесной связи с местными или государственными органами здравоохранения. Оно должно охватывать психиатрические диагностические службы и там, где это необходимо, лечение психически ненормальных заключенных" <2>.

<2> Там же. Ст. 22.1.

Рекомендации были сформулированы 50 лет назад, и все эти годы страны Скандинавии следовали им. Это означает, что основное внимание руководства пенитенциарных учреждений уделяло организации психиатрической помощи заключенным, а психологи вводились в штат служащих тюрем лишь "по возможности". Отсутствие психологов и их своевременной помощи заключенным при появлении первых психологических проблем усугубляло их состояние, способствовало развитию психического заболевания.

По сути дела, долгие годы администрация скандинавских тюрем прибегала к помощи психиатра лишь тогда, когда психическое состояние заключенных уже нельзя было рассматривать в рамках нормы и требовало медикаментозного вмешательства и/или госпитализации.

Таким образом, в то время, когда в Скандинавии делается упор на работе психиатров и других медицинских работников в пенитенциарных учреждениях и недооценивается роль психологов в местах лишения свободы, в России этого периода, несмотря на очевидную психологическую составляющую политико-воспитательной работы, ученые и практики все чаще стали поднимать вопрос об усилении роли психолога и педагога в процессе перевоспитания осужденных.

В настоящее время скандинавские пенитенциаристы пришли к осознанию необходимости ведения целенаправленной психологической работы с заключенными. С начала 90-х гг. в скандинавской пенитенциарной практике стали активно вводиться когнитивные программы для работы с заключенными, положительно зарекомендовавшие себя в Канаде, Англии и США.

Таким образом, на рубеже XXI в. пенитенциаристы разных стран, в том числе Скандинавии и России, пришли к осознанию необходимости обращения к психологам для позитивного воздействия на заключенных в пенитенциарных учреждениях.

Однако несовершенство перевода без учета социокультурного контекста стран создавало и создает немало дополнительных проблем при адаптации зарубежных психологических пенитенциарных методик.

Согласно требованиям Минимальных стандартных правил по обращению с заключенными их медицинское обслуживание следует организовывать в тесной связи с местными или государственными органами здравоохранения. Такой подход полностью реализован в пенитенциарной практике Скандинавских стран по сей день. Так, в Норвегии система пенитенциарного здравоохранения объединена с государственным здравоохранением с 1988 г. За оказание медицинской, в том числе и психиатрической помощи заключенным отвечает муниципалитет, на территории которого расположено исправительное учреждение. Поэтому так называемый тюремный доктор или психолог по сути дела является практикующим врачом, работающим в этом регионе. Такой врач обычно редко работает на полную ставку в пенитенциарном учреждении, посещая его несколько раз в неделю. Иногда два-три врача делят одну должность в зависимости от количества работы и числа заключенных.

Чтобы решить проблему недостаточности/отсутствия необходимых квалифицированных кадров, психологов и психотерапевтов, скандинавские пенитенциарные системы пошли по пути максимального использования имеющегося персонала тюрем. В связи с этим были расширены полномочия и служебные обязанности работников тюрем.

В апреле 2000 г. были обнародованы новые Правила медицинского обслуживания заключенных в пенитенциарных учреждениях Норвегии. Этот документ сразу обозначил новые проблемы, вызвал волну разногласий и споров, не угасающих и по сей день. Новые предписания сотрудникам пенитенциарных учреждений оказались на практике трудновыполнимыми и явились фактором повышенной психологической напряженности в этих учреждениях.

Анализ проблем, с которыми столкнулась пенитенциарная практика Норвегии, позволит российской исправительной системе избежать подобных ошибок: даже незначительное изменение правовых норм, регламентирующих деятельность исследуемых учреждений, может привести к целому ряду негативных последствий, в том числе и психологического характера.

В соответствии с новыми Правилами медицинского обслуживания заключенных <3> в пенитенциарных учреждениях Норвегии наряду с представителями медицинского персонала тюрем раздачу лекарств заключенным могут осуществлять и другие служащие, не имеющие непосредственного отношения к медицинскому персоналу.

<3> Helsetilsyne. Oslo, april 2000.

Согласно распоряжению властей в пенитенциарных учреждениях Норвегии были проведены специальные курсы для сотрудников, получающих впоследствии право раздавать лекарственные препараты заключенным. Предполагалось, что дежурный врач заранее будет распределять лекарственные препараты по индивидуальным ячейкам, предназначенным для каждого, нуждающегося в лекарствах заключенного для того, чтобы охранники, прошедшие подготовительный курс, разносили лекарства непосредственно заключенным. Дежурный врач мог возложить обязанность раздачи лекарств на отдельных служащих тюрьмы, правда, прошедших курсы специальной подготовки.

На практике целый ряд молодых сотрудников пенитенциарных учреждений и привлекаемые, особенно в выходные дни, специалисты, не имеющие достаточного опыта работы, оказались не в состоянии справиться с подобной задачей. Как следствие сложившейся ситуации в адрес главного областного врача Петтера Шоу был отправлен целый ряд писем с протестами против нововведения от заключенных различных пенитенциарных учреждений, в том числе из тюрьмы "Уллерозмо", расположенной в области Осло/Акершус. Несмотря на возникшую психологическую напряженность, Петтер Шоу не принял всерьез жалобы заключенных, считая, что медицинский персонал пенитенциарных учреждений вправе поручать разносить лекарства охранникам в тюрьмах, прошедшим специальную подготовку <4>.

<4> RB locale nyheter 24.09.2005.

Однако проблема состоит и в том, что не все пенитенциарные учреждения оказались в состоянии оперативно организовать необходимые курсы. Так, главный врач области Хо, отвечающий за медицинское обслуживание в тюрьме "Аана", признал с сожалением, что подготовительные курсы для персонала их тюрьмы еще не начались <5>.

<5> Официальный сайт Норвежского объединения по борьбе с преступностью. Осло, 2000.

Председатель Норвежского объединения пенитенциарных систем Руар Овребе выразил беспокойство относительно репутации служащих тюрем и возможной ответственности, падающей на их плечи в случае ошибки в медицинском обслуживании заключенных.

Разного рода проблемы, связанные с новыми Правилами медицинского обслуживания в пенитенциарных учреждениях Норвегии, сказались на изменении психологического климата в тюрьмах, где подавляющее число заключенных, как и во всех странах, страдают от разного рода психических расстройств и физических недугов. Очевидно, что данная категория людей требует повышенного внимания к изменению привычных норм и правил в исправительных учреждениях.

С одной стороны, весь комплекс негативных переживаний людей, связанный с пребыванием в заключении, усугубляется их возросшим недоверием к немедицинскому персоналу, занимающемуся раздачей лекарств. С другой стороны, боязнь вероятной ошибки в распределении лекарств охранниками тюрем. Эти два фактора вызывают усиление общего уровня тревожности заключенных.

Целый ряд проблем, связанных с введением новых Правил медицинского обслуживания в пенитенциарных учреждениях Норвегии, возникает из-за вопросов, касающихся закона о неразглашении врачебной тайны. Немедицинский персонал тюрем, раздающий медицинские препараты заключенным, не информируют их о заболеваниях, которыми они страдают. В противном случае это было бы разглашением врачебной тайны, так как в отношения "врач - пациент" вовлекалось бы третье лицо.

Однако отсутствие необходимой информации ведет к целому ряду дополнительных проблем как для самих заключенных, так и для персонала пенитенциарных заведений.

Так, служащим тюрем не сообщается о психофизиологическом состоянии заключенных, отбывающих наказание. Информация медицинского характера о заключенных, находящихся в особо опасном психическом состоянии, склонных к суициду, а также о преступниках, по своим психологическим характеристикам склонных к побегу, не разглашается. Следовательно, у охранников тюрем нет возможности постоянно оказывать требуемое дополнительное внимание данной категории заключенных, а в случае острой необходимости применять адекватные эффективные меры предотвращения возможных попыток суицида.

Разумеется, среди тюремных служащих растет психологическая напряженность из-за невозможности предотвратить негативные последствия крайних эмоциональных состояний заключенных. Данная ситуация вызывает у сотрудников тюрем сильное беспокойство, фрустрацию и усиленное чувство вины, что может, в свою очередь, явиться причиной депрессий.

Особое беспокойство среди служащих пенитенциарных учреждений Норвегии вызвал инцидент с одним из заключенных тюрьмы области Осло/Акершус, который был доставлен в больницу "Уллевал" (Осло) в связи с подозрением на наличие туберкулеза. Двое охранников, сопровождавших заключенного во время обследования, не были проинформированы о подозрении на наличие данного заболевания у их подопечного. В интервью, данном газете "Афтенпостен" <6>, служащие тюрьмы выражали крайнее беспокойство в связи с тем, что они не были проинформированы о возможной опасности заражения туберкулезом и, следовательно, были не в состоянии предпринять необходимые меры по защите своего здоровья.

<6> Aftenposten. Oslo, 26.09.2005.

Хрупкий и крайне необходимый психологический баланс в отношениях заключенный - охранник/сотрудник тюрьмы находится зачастую под угрозой распада в связи с возрастанием взаимного недоверия вследствие возникших проблем после введения новых Правил в части, касающейся распределения медикаментов в пенитенциарных учреждениях Норвегии.

Перечень медикаментозных средств, которые охранники тюрем раздают заключенным, включает в себя различные успокоительные средства, антиаллергенные препараты, лекарства, влияющие на сердечную деятельность, снотворные и целый ряд лекарств от психических недугов. Многие из вышеперечисленных препаратов имеют огромный список побочных эффектов, затрагивающих психофизиологическое состояние человека. В связи с отсутствием у охранников информации о лекарствах для конкретных заключенных и их побочных эффектах возрастает опасность летальных исходов от передозировки теми или иными препаратами.

Кроме того, сочетание ряда препаратов с амфетаминами может вызвать вспышку буйного поведения, которое может быть воспринято тюремными служащими как преднамеренное, что повлечет за собой вполне определенные действия персонала с негативными последствиями для заключенного.

Наряду с этим многие заключенные норвежских пенитенциарных учреждений работают. Ряд работ предполагает использование различных аппаратов и механизмов, в то же время большое количество медицинских препаратов, выдаваемых заключенным, имеют побочные эффекты, влияющие на концентрацию внимания, остроту восприятия и зрения, вызывающие сонливость и влияющие на мышечный тонус организма. Отсутствие у немедицинского персонала знаний о побочных эффектах лекарств не позволяет предотвратить возможные ошибки и даже катастрофы.

Нарастающая психологическая напряженность как среди сотрудников тюремной системы, так и среди заключенных явилась основанием для выработки официального заявления. Представители Норвежского объединения по борьбе с преступностью обратились в Управление по организации медицинского обслуживания (Helsetilsyne) с требованиями о пересмотре новых Правил о медицинском обслуживании в тюрьмах и Закона о неразглашении врачебной тайны в части, касающейся пенитенциарных учреждений.

Кроме того, для решения психологических проблем, касающихся оказания психологической поддержки заключенным в пенитенциарных учреждениях Скандинавии, служащие тюрем - инструкторы - были дополнительно наделены функциями куратора. Наряду с ролью посредников между заключенным и тюремными службами, а также различными институтами на свободе, в обязанность куратора входит обеспечивать психологическую поддержку, разрабатывать план психокоррекционных и других мероприятий, активно мотивировать заключенных к получению образования и участию в психологических программах, а также создавать благоприятные условия для позитивного изменения самих заключенных. Однако на практике такое нововведение нередко является трудновыполнимым из-за смешения в лице куратора роли охранника и доверенного лица одновременно. Кроме того, в связи с этим возникает еще одна проблема, связанная с отсутствием базового психологического образования. Те краткосрочные курсы, которые организованы как повышение профессиональной квалификации служащих тюрем для выполнения функций куратора, не могут восполнить необходимые системные психологические и медицинские знания.

Таким образом, даже в странах с таким высоким уровнем жизни, как Скандинавские, реализации прав заключенных в области психологической и медицинской помощи в пенитенциарных учреждениях сопутствует целый ряд нерешенных проблем. Изучение зарубежного опыта по реализации прав заключенных позволит российским пенитенциаристам избежать подобных ошибок или выработать эффективные меры их решения.