Мудрый Юрист

Страховые убытки. Некоторые проблемы правового регулирования

Фогельсон Юрий Борисович

Профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Государственного университета - Высшая школа экономики, адвокат, эксперт Конституционного Суда РФ.

Родился 9 октября 1947 г. в г. Москве.

Автор книг "Введение в страховое право" (М.: Юристъ, 2001), "Избранные вопросы общей теории обязательств" (М.: Юристъ, 2001), "Комментарий к страховому законодательству" (М.: Юристъ, 2002), соавтор постатейного комментария к ГК РФ Института государства и права РАН (М.: Юрайт-Издат, 2005), книги "Комментарий судебной практики к Закону об ОСАГО" (М.: Волтерс Клувер, 2006).

  1. Термин "страховые убытки" в законодательстве отсутствует <1>. Однако убытки, возмещаемые при страховании, надо хотя бы формально отличать от убытков, о которых говорится в ст. 15 ГК РФ. Действительно, ведь убытки, описанные в ст. 15 ГК РФ, - это всегда последствия правонарушения, а убытки, возмещаемые при страховании, - вовсе не всегда <2>. Страховщик возмещает убытки не как лицо, ответственное за их причинение <3>, а потому, что добровольно обязался их возместить. Поэтому для обозначения убытков, возмещаемых при страховании, и был предложен термин "страховые убытки" <4>, которого я и буду придерживаться.
<1> Настоящая статья подготовлена при информационной поддержке СПС "КонсультантПлюс".
<2> Например, в отношении гибели имущества вследствие землетрясения никак нельзя применить ст. 15 ГК РФ, а ст. 929 ГК РФ можно, если был заключен соответствующий договор страхования.
<3> Хотя в жаргоне страховщиков и присутствует выражение "ответственность страховщика" применительно к его обязанности выплатить страховое возмещение при имущественном страховании или, что интересно, страховую сумму при личном страховании, но юридически использование этого выражения является грубой ошибкой.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

<4> См., например: Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частей первой, второй, третьей / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицина-Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2005. Ст. 929.

По договору личного страхования страховщик выплачивает обусловленную договором сумму (п. 1 ст. 934 ГК РФ). То есть в личном страховании, казалось бы, и речи не идет о возмещении убытков. Однако, как это ни странно, проблемы со страховыми убытками возникают не только в имущественном, но и в личном страховании.

В настоящей работе рассмотрены малоисследованные пока правовые явления, которые проявились в практике как имущественного, так и личного страхования при расчете сумм страховых выплат, и предложено одно из их возможных объяснений.

Основной вывод данной работы состоит в том, что возможным источником большинства проблем, связанных с расчетом суммы выплат, является излишнее правовое регулирование. Summum jus est summa injuria - это сказано не нами, но сказано очень точно.

Страховые убытки в имущественном страховании

  1. Рассмотрим одно дело, весьма показательное с точки зрения определения величины страховых убытков <*>.
<*> Дело Арбитражного суда г. Москвы N А40-35615/03-49-334. Не опубликовано, так как решение не обжаловалось в кассационной инстанции.

Поставщик А и покупатель Б заключили в июне 2002 г. договор поставки 1000 т семян подсолнечника по цене 4000 руб. за тонну с условием поставки в ноябре 2002 г. Б оплатил 4 млн. руб. в июне, сразу после заключения договора. Он являлся оптовым торговцем, и смысл сделки состоял в том, чтобы, заплатив летом деньги за будущий урожай, получить его поздней осенью и перепродать по зимним ценам. Соответственно у Б были заключены договоры поставки со своими контрагентами, в которых Б выступал поставщиком.

Свой риск неисполнения поставщиком А обязательства по поставке семян покупатель Б застраховал. По условиям договора страхования страховая сумма составила 4 млн. руб., франшиза (невозмещаемая часть убытка) - 400 тыс. руб., а также в договоре страхования имелась такая оговорка: "возмещаемые страховщиком убытки рассчитываются как договорная стоимость товара, не переданного в собственность страхователя".

Поставщик А не поставил в ноябре семена покупателю Б и тот для исполнения обязательств перед своими контрагентами вынужден был покупать семена по зимним ценам, т.е. по 7000 за одну тонну. Таким образом, Б израсходовал 7 млн. руб., которые и составили его прямые убытки. Из них Б предъявил страховщику требование на сумму 4 млн. рублей. Страховщик отказался платить, и спор был передан на рассмотрение суда, где и возник вопрос о том, следует ли франшизу в 400 тыс. руб. вычитать из 4 млн. руб. или из 7 млн. руб. Иными словами, каков размер убытков, причиненных страховым случаем (страховых убытков): 4 млн. руб. или 7 млн. руб.?

Суд удовлетворил иск в сумме 3,6 млн. руб., указав, что в договоре страхования стороны согласились с исчислением страховых убытков по покупной цене непоставленных семян. В то же время очевидно, что если бы убытки страхователя возмещал поставщик, по вине которого они были причинены, то убытки были бы рассчитаны по общим правилам ст. 15, 393 ГК РФ в сумме 7 млн. руб.

Таким образом, по мнению суда, стороны в договоре страхования могут предусмотреть свой способ расчета подлежащих возмещению убытков, не зависящий от того расчета, который применяется для целей возложения ответственности. Как следует оценивать эту логику суда? Являются ли страховые убытки объективной, не зависящей от воли сторон договора страхования, величиной или это продукт соглашения сторон?

Откроем ст. 948 ГК РФ и прочитаем: "Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости".

Представим себе, что угнана застрахованная автомашина. При страховании страховщик осмотрел ее, и в договоре страхования была указана страховая стоимость 500000 руб. Сколько бы затем страховщик не доказывал, что действительная стоимость этой машины составляет 100000 руб., это не может быть принято во внимание - с него взыщут 500000 руб.

А. Белокрыс по этому поводу пишет, что "страховая стоимость есть величина сугубо договорная", и она, по его мнению, является продуктом соглашения сторон. В обоснование своей позиции он указывает, что при страховании защищается субъективный интерес, "поэтому и страховая стоимость должна быть денежным выражением субъективного интереса данного лица, но никак не выражением ценности объекта "самого по себе", каковым по своей природе является рыночная стоимость" <*>.

<*> Белокрыс А. Страховая стоимость недвижимости: рыночная, восстановительная, остаточная? // ЭЖ-Юрист. 2000. N 3.

Продолжим список примеров.

В п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 <*> (далее - Правила ОСАГО), указано, что в случае причинения вреда имуществу потерпевшего выплата рассчитывается по восстановительным расходам с учетом износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

<*> СЗ РФ. 2003. N 20. Ст. 1897.

Названное положение Правил ОСАГО было оспорено в ВС РФ. Заявитель указывал, что реально при восстановлении старые детали никогда не заменяются на старые же, а только на новые, поэтому уменьшение выплаты на величину износа не полностью восстанавливает причиненный ущерб. Однако ВС РФ, отказывая в удовлетворении заявления, указал в своем решении следующее: "Приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны" <*>.

<*> Решение Верховного Суда РФ от 25 ноября 2003 г. N ГКПИ03-1266 // Бюллетень ВС РФ. 2005. N 8.

Такова позиция правоприменительных органов в отношении обязательного страхования; она подвергается обоснованной критике <*>, но пока остается неизменной. Однако когда речь идет о добровольном страховании, правоприменители, как правило, занимают иную позицию.

<*> Булаевский Б.А. Возмещение ущерба от дорожно-транспортного происшествия путем взыскания стоимости восстановительного ремонта транспортного средства // Комментарий судебной практики. Вып. 10. М.: Юридическая литература, 2004; Николаева А. Цель возмещения убытков - восстановление экономического положения или восстановление имущества в натуре // Хозяйство и право. 2005. N 11.

Так, Всероссийский союз страховщиков разработал в 2000 г. типовые правила добровольного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в которых размер выплаты рассчитывается без учета износа. Эти правила хотя и не были официально опубликованы, но до сих пор используются многими страховщиками <*>. Некоторые страховые компании предусматривают в правилах возможность выплаты как с учетом износа (система возмещения "старое за старое"), так и без учета износа (система возмещения "новое за старое") и устанавливают для этих вариантов различные тарифы для расчета страховой премии <**>.

<*> См., например, Типовые правила, опубликованные на сайте "мойАВТОмобиль" // http://www.myauto.ru/?topic=insurpravl&pravl=go.
<**> См., например, ст. 27, 28 Правил страхования транспортных средств Ингосстраха, опубликованных на сайте Ингосстраха // https://agency.ingos.ru/?ID=462036&CID=5.

Действительно, ведь при ремонте поврежденной автомашины в сервисных центрах никогда не применяются старые детали, а только новые. Можно, конечно, называть убытками только часть расходов на ремонт, рассчитанную с учетом износа, но что бы там ни говорилось относительно недопустимости неосновательного обогащения, у страхователя, ремонтирующего свою машину в сервисном центре, имеется очевидный интерес в возмещении своих расходов в полном объеме. Так почему бы страховщику не продавать, а страхователю не покупать услугу по защите этого интереса за соответствующую страховую премию? Пусть даже в дальнейшем он и не сможет взыскать в порядке суброгации часть выплаченного возмещения с лица, ответственного за вред.

Аналогичная ситуация и с ценами, по которым рассчитывается страховое возмещение при утрате или повреждении застрахованного имущества.

В том же п. 63 Правил ОСАГО указано, что при расчете возмещения должны использоваться среднерыночные цены. Пусть, однако, застрахованная машина находится на гарантии и для сохранения гарантии ее необходимо ремонтировать только у авторизованного дилера. Цена ремонта в таких сервисных центрах выше среднерыночной. Понятно, что страхователь со страховщиком могут договориться о страховании автомашины по ценам авторизованного дилера, естественно, за соответствующую страховую премию, которая будет выше, чем при страховании по среднерыночным ценам. Однако с причинителя вреда страховщик сможет взыскать только сумму, рассчитанную по среднерыночным ценам.

Это же мы видели и в примере с семенами подсолнечника: стороны договора страхования могут договориться о ценах независимо от того, по каким ценам будут рассчитываться убытки в отношениях между их причинителем и страхователем. В примере с семенами подсолнечника страховые убытки оказались меньшими, чем рассчитанные по общим правилам. А в примере с гарантийной автомашиной страховые убытки окажутся большими. Поэтому страховщик, получив в порядке суброгации от страхователя право требования к лицу, ответственному за убытки, не сможет взыскать с него полную выплаченную им сумму.

Вернемся к страховой стоимости. Из сказанного выше видно, что стороны в договоре страхования изношенного имущества могут указать в качестве страховой стоимости его восстановительную стоимость без учета износа, т.е. по существу застраховать имущество на условиях "новое за старое".

Какую же роль играет тогда указание в ст. 947 ГК РФ на то, что страховая стоимость - это действительная стоимость имущества при заключении договора в месте его заключения? Зачем эта норма, раз и страховая стоимость, и величина страховой выплаты - это результат соглашения сторон?

Ответ на эти вопросы достаточно ясен. Сторонами договора страховая стоимость, указанная в договоре страхования, не может быть оспорена, но этот запрет не относится к лицу, ответственному за причиненный вред, а также и к перестраховщику, которые не принимали участия в договоренности страхователя со страховщиком. Они могут оспорить указанную в договоре страховую стоимость, и страховщик, сознательно согласившийся на это условие договора, получит от этих лиц меньше, чем выплатил сам. Норма п. 2 ст. 947 ГК РФ устанавливает некий стандарт возмещения, способ расчета величины возмещения для тех, кто не участвовал в соглашении между страховщиком и страхователем.

  1. В предыдущих примерах речь шла о таких видах имущественного страхования, где можно определить и действительную стоимость, и цены для расчета возмещения. Однако существуют такие виды имущественного страхования, в которых попросту неясно, как рассчитывать убытки, либо расчет страхового возмещения крайне затруднен из-за отсутствия или неразвитости соответствующих рынков. К таким видам относится титульное страхование, или страхование на случай утраты титула собственника на недвижимое имущество.

На первый взгляд титульное страхование ничем не отличается от обычного страхования имущества на случай его утраты. Специфика состоит разве что в страховых случаях (это различные варианты утраты титула собственника недвижимости в результате дефекта совершенной сделки по ее приобретению) <*>. Но простой пример показывает, что это не совсем так.

<*> См., например: Логинов В. О проблемах титульного страхования // Страховое дело. 2001. N 3; Беляева М. Титульное страхование в России: проблемы и практика применения // Недвижимость & цены. 2005. N 49.

Гражданин купил участок земли и, получив все необходимые разрешения, построил на нем дом, ввел его в эксплуатацию, зарегистрировал право собственности на дом и живет в этом доме. Затем выяснилось, что сделка по продаже земельного участка заключена с нарушением закона, и суд признал ее недействительной. Даже если участок перестанет быть собственностью владельца дома, никто не может лишить его самого дома и соответственно прав выкупить (или арендовать) участок, предоставленных в соответствии с п. 3 ст. 35 Земельного кодекса РФ. Как в этом случае рассчитать причиненные ему убытки, не совсем ясно, поскольку нельзя сказать, что имущество им полностью утрачено и убытки составляют цену земельного участка.

Не менее сложная проблема возникает в связи с реституцией при признании сделки продажи земельного участка недействительной. Как подсчитать убытки бывшего собственника, если в случае признания сделки купли-продажи недействительной он получает взамен участка право требовать от продавца уплаченную за участок цену?

Еще одной серьезнейшей проблемой титульного страхования является определение цены земли, стоимость которой подлежит возмещению при утрате титула собственника. Эта проблема стоит и на родине титульного страхования - в США <*>. Но в значительно большей степени она присутствует у нас, где существуют как минимум четыре цены земли - нормативная, кадастровая, цена, указанная в договоре купли-продажи, и фактическая цена покупки - и все они разные. Можно прибавить к этому и отсутствие отечественного рынка земли, и поэтому все названные цены нельзя признать рыночными - рыночная цена земли пока не сформировалась. Соответственно говорить о действительной стоимости земли и о рыночных ценах практически бессмысленно.

<*> Barlow D. Burke Law of Title Insurance. Aspen Publisher. N.Y., 2000; John F. Dobbin Insurance Law in a nutshell. 3rd edition. St. Paul, Minn., 1996.

Как мы увидим далее, в англо-американской правовой системе расчет убытков не так формализован, как в России. Поэтому титульное страхование родилось в США, и сегодня американские страховые компании, занимающиеся титульным страхованием, ведут информационные базы, в которых содержится вся история каждого земельного участка и строений на нем. Поэтому в США полис титульного страхования является мощнейшей гарантией при покупке недвижимости.

В России, где подобная информация отсутствует и ежеминутно правила могут измениться так, что титул собственника будет утрачен, подобное страхование по реальной рыночной цене и с гибким американским подходом к расчету убытков было бы опасным, так как оно могло бы обернуться для страховщика большими потерями.

Несмотря на это, и в России титульное страхование развивается достаточно успешно, и многие страховые компании предлагают этот вид страхования. Хотя расчет реальных убытков практически невозможен, страховая защита все же предоставляется, так как порядок расчета страхового возмещения стороны устанавливают в договоре. Возмещение рассчитывается как покупная стоимость квартиры, дома или земельного участка, если право собственности на этот объект утрачено из-за какого-либо дефекта совершенной сделки по его приобретению <*>. При этом стороны не слишком заботятся о том, насколько сумма страхового возмещения отражает реальные убытки. Важно, что интерес, подлежащий защите, у страхователя, очевидно, имеется и защита предоставляется в том объеме и на тех условиях, о которых стороны договорились.

<*> В качестве типичного примера можно привести Правила страхования потери имущества в результате прекращения права собственности страховой компании "Ренессанс Страхование" // http://www.renins.com/clients-care/hypothec-rules/hypothec-rules04.html.
  1. Еще больший интерес представляет расчет страховых убытков (суммы возмещения) при страховании ответственности за причинение вреда жизни и здоровью. Казалось бы, в § 2 гл. 59 ГК РФ с учетом разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 <*>, содержится достаточно ясный способ расчета. Однако внимательное прочтение указанного параграфа показывает, что это вовсе не расчет размера возмещения вреда, причиненного личному нематериальному благу (жизни или здоровью), а расчет прямых убытков, причиненных повреждением жизни или здоровья.
<*> Бюллетень ВС РФ. 1994. N 7.

Разница существенная. Полагаю, не надо особенно доказывать, что вред, причиненный жизни или здоровью, совершенно не исчерпывается прямыми убытками, вызванными повреждением жизни или здоровья. Повреждение жизни или здоровья помимо прямых убытков вызывает и косвенные убытки, и моральный вред (физические и нравственные страдания). Но страхование производится на случай возникновения ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью, а вовсе не за вред, причиненный повреждением здоровья.

Безусловно, невозможно рассчитать и полностью компенсировать все составляющие вреда, причиненного жизни или здоровью. Однако стремиться к наиболее полной его компенсации уже давно призывает Конституционный Суд РФ <*>. Может быть, хотя бы при страховании ответственности за причинение вреда жизни или здоровью попытаться компенсировать больше, чем прямые убытки, так как они - это лишь незначительная часть причиненного вреда?

<*> Постановление Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1997 г. N 18-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. N 6; Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. N 11-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2002. N 5.

Именно по такому пути пошла западноевропейская практика. Несмотря на то что страхование ответственности является имущественным страхованием и соответственно страхованием убытков, во многих европейских странах, а также в США суммы страховых выплат при страховании ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью, рассчитываются вовсе не как убытки, а по специальным таблицам и коэффициентам <*>, т.е. по существу в имущественном страховании используются фиксированные суммы выплат. Появились такие предложения и в России <**>. И, на мой взгляд, они вполне обоснованны <***>.

<*> Германская система описана в кн.: Страховое дело: Учебник. В 2 т. Т. 2. Виды страхования / Под ред. Т.А. Федоровой. М.: Экономистъ, 2004. С. 447 - 460, а американская - в кн.: Dobbin J.F. Insurance Law in a nutshell. Third edition. St. Paul, Minn., 1996. P. 35 - 42.
<**> Копылкова Н.М. Правовые аспекты обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств: Автореф. дис. ... канд. наук. М., 2006. С. 9.
<***> См.: Фогельсон Ю.Б. ОСАГО и защита прав потерпевших на возмещение вреда // Страховое право. 2005. N 1.

Страховые убытки в личном страховании

  1. Если в имущественном страховании убытки подлежат возмещению просто в силу закона (п. 1 ст. 929 ГК РФ), то в личном страховании норма п. 1 ст. 934 ГК РФ устанавливает императивное правило, в силу которого страхователю (выгодоприобретателю) выплачивается указанная в договоре сумма. То есть ни о каком возмещении убытков нет и речи. Однако, как это ни покажется парадоксальным, и в личном страховании защита иногда предоставляется именно путем возмещения убытков.

Первый, очень характерный пример - медицинское страхование. Оно является личным, во-первых, по классификации ст. 4 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации". Во-вторых, медицинское страхование заключается на случай болезни, т.е. причинения вреда здоровью, и поэтому является личным в силу п. 1 ст. 934 ГК РФ.

Несмотря на все это, при медицинском страховании возмещаются расходы на лечение (ст. 3 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"), т.е. прямые убытки, вызванные болезнью. Иными словами, медицинское страхование является прекрасным примером личного страхования, при котором страховая защита предоставляется путем возмещения убытков. Это, правда, можно легально объяснить тем, что ГК РФ применяется к медицинскому страхованию субсидиарно по отношению к специальному закону (ст. 970 ГК РФ).

Но имеется пример личного страхования, в отношении которого никаких специальных правил не установлено, а страховая защита предоставляется тем не менее путем возмещения убытков. Это - страхование туристов, выезжающих за рубеж, на случай болезни или смерти за пределами России. В этом виде страхования в полном противоречии с п. 1 ст. 934 ГК РФ страхователям не выплачивается страховая сумма, а возмещаются расходы на лечение, перевозку на родину, репатриацию останков и пр., т.е. убытки в пределах страховой суммы <*>.

<*> См., например: Условия страхования граждан во время деловых, частных и туристических поездок страховой компании "Ренессанс Страхование" // http://www.renins.com/docs/travel/01.html. Необходимо отметить, что эти противоречащие закону правила страхования прошли лицензирование в органе страхового надзора. Совершенно аналогичные условия имелись и в действовавшей до 30 января 2006 г. Классификации по видам страховой деятельности (п. 2) (приложение 2 к Условиям лицензирования страховой деятельности в РФ, утвержденным Приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г. N 02-02/08 // БНА. 1994. N 11. В настоящее время этот Приказ утратил силу в связи с изданием Приказа Минфина РФ от 30 января 2006 г. N 13н).

Рассмотрим еще пример из практики Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа <*>, касающийся так называемого кредитного страхования жизни, которое получает все большее распространение в связи с ростом числа кредитов, выдаваемых гражданам.

<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10 июня 2002 г. N Ф08-1941/2002 // СПС "КонсультантПлюс".

Гражданин взял кредит в Сбербанке РФ и заключил договор страхования жизни на случай смерти или полной утраты трудоспособности в течение всего срока кредитного договора. Страховая сумма в договоре была установлена в размере выданного кредита плюс проценты за кредит. Выгодоприобретателем по договору страхования был назначен Сбербанк РФ. Через некоторое время после этого гражданина убил сотрудник МВД РФ в результате неосторожного обращения с оружием. К моменту смерти часть кредита и процентов по нему были Сбербанку РФ возвращены.

Действуя строго по закону (п. 1 ст. 934 ГК РФ), страховщик должен был бы выплатить Сбербанку РФ - выгодоприобретателю - всю страховую сумму, т.е. всю сумму кредита плюс проценты, несмотря на то, что часть кредита уже была ему возвращена. Однако страховщик поступил не по закону, а по справедливости: непогашенная часть кредита была выплачена Сбербанку РФ, а остаток страховой суммы был выплачен наследникам страхователя. Самое же интересное здесь в том, что после этого страховая компания обратилась в порядке суброгации к МВД России и взыскала в судебном порядке выплаченную сумму, несмотря на то что в личном страховании суброгация не происходит (ст. 965 ГК РФ)!

Ясно, что при кредитном страховании жизни защищается интерес, связанный с возвратом остатка кредита с процентами и в случае смерти заемщика. Можно как угодно относиться к судам, принимающим откровенно неправосудные решения, но нельзя пройти мимо того, что в данном деле страховщик, а затем и суд обеспечили реальную защиту именно того интереса, который был застрахован, и обеспечили они ее путем возмещения убытков банка. Взыскание же выплаченной страховщиком суммы с лица, ответственного за убытки, хотя и незаконно, но также вполне справедливо: действительно, почему лицо, причинившее вред, должно быть освобождено от ответственности? Правда, здесь возникает серьезная проблема со справедливостью взыскания в порядке суброгации разницы между страховой суммой и невозвращенной частью кредита, но это уже издержки неправосудности.

  1. Посмотрим на личное страхование с более общих позиций. В первоначальной (действовавшей до 16 января 2004 г.) редакции Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страхование определялось как защита имущественных интересов. Этой норме корреспондировала и ст. 4 Закона, в которой подчеркивалось, что объектом как имущественного, так и личного страхования является имущественный интерес.

ГК РФ в этом отношении не так однозначен. Объектом имущественного страхования ГК РФ признает имущественный интерес (ст. 929, 942, 947 ГК РФ), а в отношении объекта личного страхования - умалчивает. В ГК РФ не удается обнаружить норм, в которых с достаточной определенностью был бы упомянут объект личного страхования.

Еще большую путаницу в этот вопрос внесла новая редакция Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации". Теперь из ст. 2 Закона изъято упоминание об имущественном характере интереса, но в ст. 4 Закона оно осталось.

Не вдаваясь в подробное обсуждение проблемы объекта личного страхования, отмечу лишь, что защита имущественного интереса может предоставляться не только в имущественном, но и в личном страховании <*>. Это происходит потому, что причинение вреда жизни, здоровью, трудоспособности, иным благам, неразрывно связанным с личностью застрахованного лица, помимо физических и нравственных страданий часто влечет за собой различные расходы, неполучение ожидаемых доходов, т.е. имущественный вред. Из приведенных примеров это следует с достаточной очевидностью.

<*> Я не придерживаюсь той точки зрения, что объектом личного страхования всегда является только имущественный интерес. Защита в личном страховании предоставляется не только на случай причинения имущественного вреда, но и на случай причинения имущественного вреда в том числе. Мы здесь рассматриваем именно этот случай.

Можно дополнить эти примеры страхованием на случай, например, достижения застрахованным лицом совершеннолетия.

Казалось бы, о каком причинении имущественного вреда и его возмещении может идти речь в данном виде страхования? Однако, если разобраться зачем люди платят за эту услугу, станет ясно, что таким образом родители защищают своих детей от того, что в 18 лет ребенок становится самостоятельным и начинает самостоятельно отвечать за себя, а достаточных средств зарабатывать еще не может. Другими словами, деньги нужны ему для компенсации необходимых расходов в условиях, когда доходов у него практически нет. Подсчитать же такие расходы просто невозможно.

Одно из объяснений того, почему при личном страховании на случай причинения имущественного вреда выплачивается фиксированная сумма, как раз и состоит в том, что в имущественном страховании в отличие от личного убытки могут быть подсчитаны, и поэтому подлежит возмещению именно сумма убытков. В личном же страховании на случай причинения имущественного вреда убытки хотя в принципе и причиняются, но подсчитать их практически невозможно, поэтому законодатель допускает при личном страховании выплату заранее согласованной суммы без доказывания факта причинения убытков и их расчета, так же как, например, в случае неустойки <*>.

<*> Эта точка зрения подробно проанализирована В.И. Серебровским (см.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1997. С. 330 - 333).

Иными словами, подход все тот же, который мы анализировали в имущественном страховании. При страховании предоставляется защита интереса, и при этом допускается, что даже в случае причинения убытков выплата может и не быть непосредственно связана с суммой причиненных убытков, которые в личном страховании часто просто невозможно подсчитать.

Возмещение убытков и/или защита интереса

  1. В книге А.И. Худякова мы можем найти некоторые идеи, позволяющие объяснить рассмотренные правовые явления. "Принято считать, что страховое возмещение имеет целью возмещение... убытков, причиненных страховым случаем, - пишет А.И. Худяков. - Этот тезис является одним из самых устоявшихся в страховом деле... Однако, возможно, мы имеем дело с одним из самых старых заблуждений юридической мысли... Дело в том, что... отношение из причинения убытка и страховое отношение - это различные виды общественных отношений... Страховое возмещение выступает способом страховой защиты страхователя" <*>. И далее он подчеркивает, что "главное в имущественном страховании - это не возмещение убытков, а осуществление страховой защиты имущественного положения страхователя" <**>.
<*> Худяков А.И. Страховое право. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 179.
<**> Там же. С. 180.

Вряд ли можно согласиться с тезисом относительно "самого старого заблуждения". Страхование - это, безусловно, защита на случай причинения вреда путем его компенсации. Принцип компенсации - один из основополагающих принципов страхового права, который позволяет отличать страхование от игр и пари. Однако условия этой компенсации могут быть различными. Последовательно продолжая логику А.И. Худякова, можно прийти к простому выводу: раз целью страхования является не возмещение убытков, а защита одним лицом субъективного интереса другого лица, то стороны договора страхования вправе сами договориться об условиях этой защиты.

Обратим внимание, как изложенные идеи А.И. Худякова корреспондируют с приведенным ранее высказыванием А. Белокрыса о том, что "страховая стоимость должна быть денежным выражением субъективного интереса данного лица, но никак не выражением ценности объекта "самого по себе", каковым по своей природе является рыночная стоимость" <*>.

<*> Белокрыс А. Указ. соч.

Если через призму этой логики посмотреть на приведенные выше примеры, можно сказать, что у владельца имущества или обладателя личного блага (жизни или здоровья) имеются в отношении этого имущества или этого блага разные субъективные интересы в связи с возможным причинением вреда. Например:

(а) экономически оказаться в том же положении, что и до причинения вреда;

(б) восстановить имущество в прежнем состоянии, чтобы его можно было использовать и чтобы сохранились все права, которые имелись до причинения вреда (например, гарантия);

(в) получить хоть какую-то компенсацию причиненного вреда, несмотря на то, что точный расчет убытков крайне затруднен или невозможен.

Могут быть, конечно, и иные интересы, например выгода, упущенная страхователем в результате повреждения имущества или здоровья.

Страхование - это способ защиты интересов, и оно может быть направлено на защиту любого из них. Важно лишь договориться - какого. Если защищается интерес типа (а), то возмещение выплачивается с учетом износа и по среднерыночным ценам. Если защищается интерес типа (б), то возмещение может выплачиваться и без учета износа и по тем ценам, о которых договорятся стороны договора страхования независимо от того, по каким ценам рассчитываются убытки в отношениях между их причинителем и страхователем. Если защищается интерес типа (в), то вообще может выплачиваться фиксированная, заранее оговоренная сумма, как в личном страховании и как в европейских странах при страховании ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, или сумма, определяемая по правилам, указанным в договоре, как в титульном страховании.

  1. Надо сказать, что и сама обязанность по возмещению убытков, установленная в ст. 15 ГК РФ как мера ответственности, является способом защиты, компенсации причиненного вреда. Как мы видели, в связи с возможным причинением одного и того же вреда возникает несколько различных видов интересов. В зависимости от того, какой из них подлежит защите, и должна рассчитываться сумма возмещения.

Именно такой подход используется при расчете подлежащих возмещению убытков в англо-американском общем праве. Решающую роль для расчета убытков, подлежащих взысканию с их причинителя, играет тот интерес потерпевшего, который подлежит защите. Его выбирает суд. И хотя классификация интересов иная, чем приведенная выше, принцип очень похож: убытки рассчитываются в зависимости именно от того, защиту какого из интересов потерпевшего обеспечивает суд <*>.

<*> Подробнее об этом см.: Cassels J. The Law of Damages. London, 2000.

Можно сказать, что те стандарты расчета убытков, подлежащих возмещению лицом, ответственным за их причинение, которые используются в российском праве (учет износа, действительная (рыночная) цена и пр.) определяют интерес потерпевшего, подлежащий защите. Российское гражданское право исходит из того, что при применении мер ответственности стороны вряд ли смогут о чем-то договориться и им нужно дать соответствующий стандарт. Этот стандарт и устанавливается законом и его толкованием. В общем праве ситуация иная: истинным героем там является не закон, а суд. Поэтому суд, а не закон выбирает интерес, подлежащий защите при возложении ответственности.

Вместе с тем при страховании стороны могут договориться о характере подлежащего защите интереса. А установленный законом стандарт возмещения может быть использован, если договором не установлено иное. Поэтому, вообще говоря, по соглашению сторон страховые убытки могут и отличаться от указанного стандарта.

  1. И еще один вопрос напрашивается из всех приведенных рассуждений. А так ли уж необходимо разграничение имущественного и личного страхования? Это разграничение традиционно и берет свое начало в известном в российском праве тезисе о том, что договор имущественного страхования и договор личного страхования - это совершенно разные договоры. Первый направлен на компенсацию вреда, а второй не имеет никакой связи с компенсацией вреда, так как и о вреде-то в личном страховании говорить не приходится <*>.
<*> См., например: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 349.

Этот тезис, довольно популярный в России в конце XIX в., был весьма обоснованно раскритикован в XX в., и поэтому современный ГК РФ исходит из единства юридической природы этих договоров. Это хорошо видно из структуры гл. 48 ГК РФ, в которой эти виды договоров даже не разнесены по разным параграфам. Однако различие тем не менее сохранено. Основа этого различия - в определении размера выплаты. В имущественном страховании ГК РФ требует возмещения убытков, а в личном страховании - уплаты заранее согласованной суммы.

Между тем мы видели в приведенных примерах, что оба вида страхования направлены на защиту интересов. Причем эти интересы настолько разнообразны, что при личном страховании могут возмещаться убытки, а при имущественном страховании размер страхового возмещения может быть весьма далек от действительной величины убытков, так как рассчитать их величину практически невозможно. Зачем же законодательно закреплять различие, которого в действительности нет? Зачем излишне регулировать отношения, которые с очевидностью не вписываются в рамки этого регулирования? Такое регулирование весьма опасно и создает соблазн для судов выносить экономически справедливые, но неправосудные решения.

По-видимому, более правильным было бы дать единое определение договора страхования как договора, по которому страховщик обязуется за определенную договором плату при наступлении определенного договором события выплатить страхователю (выгодоприобретателю) компенсацию за причиненный вред. Причем если причиненный вред имеет денежную оценку, то компенсация не должна превышать этой оценки.

Таким образом, изучение частного на первый взгляд вопроса о страховых убытках выводит нас на одну из центральных проблем страхового права - проблему различия правовой природы договоров личного и имущественного страхования. Возможно, результаты этого исследования станут еще одним аргументом в пользу того, что различия эти не так уж и существенны.