Мудрый Юрист

Правовая природа обзоров верховного суда РФ 1

<1> В данной работе имеются в виду обзоры, утвержденные Президиумом Верховного Суда РФ и опубликованные в Бюллетене ВС РФ.

Шульга И.В., помощник председателя Амурского областного суда.

В соответствии с ч. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений и утверждение Президиумом Верховного Суда РФ обзоров судебной практики.

Вопрос о правовой природе этих судебных актов как часть общей проблемы нормотворчества высших судов поднимался неоднократно <2>. В настоящее время данная проблема вновь привлекла особое внимание. Во многом это связано с повышением роли судебной практики в условиях интенсивного законотворческого процесса и становления судебной власти как самостоятельной и независимой.

<2> См.: Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979; Судебная практика в советской правовой системе. Сб. статей. М., 1979; Тишкевич И.С. Являются ли руководящие указания Пленума Верховного Суда СССР источником права? // Советское государство и право. 1955. N 6; Марченко М.Н. Источники права: Учеб. пособие. М.: ТК Велби; Изд-во "Проспект", 2005.

В рамках этой проблемы правоведы, как правило, ограничиваются рассмотрением только постановлений Пленума Верховного Суда РФ <3>. Обзорам как одной из форм судебной практики и обеспечения ее единства исследователи должного внимания не уделяют.

<3> См.: Судебная практика как источник права. Сб. статей. М., 2000; Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником российского права? // Журнал российского права. 2000. N 12; Савельева О.А. Постановления Пленума Верховного Суда РФ: роль в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2006. N 2. С. 31.

Это свидетельствует о явной недооценке в правовой науке той важной роли, которую обзоры играют в правоприменении. Обзорам в силу их утверждения от лица высшего судебного органа, опубликования в его официальном издании и оперативности принятия неизменно придается существенное, а подчас и принципиальное значение в ходе правоприменения. На это указывает рост числа публикации обзоров, многочисленные ссылки на них в юридической литературе, в том числе в научных работах. Их влияние на осуществление судами правосудия особо велико. В практике Амурского областного суда нередки случаи, когда именно позиция, высказанная Верховным Судом в обзоре, послужила основой принятого решения.

Так, приговором Благовещенского городского суда Амурской области Т. осужден по пп. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к шести годам лишения свободы. Не согласившись с приговором, Т. подал кассационную жалобу, в которой также просил обеспечить для него участие адвоката. Судом кассационной инстанции жалоба рассмотрена без участия защитника. Отменяя определение судебной коллегии и передавая дело на новое кассационное рассмотрение, Президиум Амурского областного суда указал в качестве основания нарушение требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции без обеспечения осужденного Т. защитником вопреки его просьбам. В основу решения Президиума была положена позиция Верховного Суда РФ о том, что по смыслу закона обязанность по обеспечению участия защитника в уголовном судопроизводстве возлагается не только на суд первой инстанции, но и на суд кассационной инстанции <4>.

<4> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 7.

В качестве примера из практики по гражданским делам можно привести следующее дело. Акционерное общество обратилось в Благовещенский городской суд с иском о возложении на общество обязанности по передаче квартиры в собственность гражданину Ч. и переселении Ч. в данную квартиру. В обоснование указано, что принадлежащая Ч. на праве собственности квартира находится в доме, расположенном на отведенном обществу для строительства земельном участке, попытки установить с Ч. договорные отношения по передаче принадлежащей ему квартиры были безрезультатными. Решением суда заявленные требования удовлетворены. Отменяя данное решение и вынося новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда указала, что отселение граждан из сносимых жилых домов и прекращение их права собственности на эти дома может быть осуществлено только с согласия собственников путем заключения договора. При этом в обоснование данного решения коллегия привела ссылку на опубликованную в бюллетене позицию Верховного Суда РФ, согласно которой отселение граждан из сносимых жилых домов и прекращение их права собственности на эти жилые дома в связи с предоставлением земельных участков для нужд коммерческого использования может быть осуществлено только с согласия собственников путем заключения с ними договора <5>. Впоследствии такая позиция была воспринята в иных решениях судов Амурской области.

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 1. С. 21.

Приступая к исследованию правовой природы обзоров, целесообразно провести их сравнение с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ.

Во-первых, природа любого юридического акта во многом определяется статусом издавшего его органа. В полной мере это применимо к постановлениям и обзорам Верховного Суда РФ. Обзоры, равно как и постановления Пленума Верховного Суда РФ, являются юридическими актами Верховного Суда РФ. Соответственно, их роль подчинена основной цели Верховного Суда РФ - осуществлению правосудия. Поэтому будет справедливо утверждать, что главная, хотя и не единственная, по нашему мнению, функция обзоров и постановлений - обеспечить единообразное и правильное применение судами законов и подзаконных нормативных актов. "Цель разъяснений заключается не только в том, чтобы акцентировать внимание судов на необходимости правильного и единообразного толкования законов, но и в том, чтобы обязать их разрешать дела в точном соответствии с законом" <6>.

<6> Савельева О.А. Постановления Пленума Верховного Суда РФ: роль в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2006. N 2. С. 31.

Однако, если постановления принимаются Пленумом Верховного Суда РФ, то обзоры утверждаются Президиумом Верховного Суда РФ. Такое различие оказывает существенное влияние на определение правовой природы указанных актов.

Верховный Суд РФ действует в составе Пленума Верховного Суда РФ; Президиума Верховного Суда РФ; Кассационной коллегии, Судебной коллегии по гражданским делам; Судебной коллегии по уголовным делам; Военной коллегии.

В соответствии со ст. 58 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР" именно Пленуму Верховного Суда предоставлено полномочие по принятию для судов разъяснений по вопросам применения законодательства.

Президиум Верховного Суда РФ является высшей судебной инстанцией в системе судов общей юрисдикции и рассматривает судебные дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам; материалы изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики; вопросы организации работы судебных коллегий и аппарата суда. Решения Президиума являются окончательными и не могут быть опротестованы.

Положения действующего законодательства позволяют сделать несколько выводов.

Так, к полномочиям обоих органов относится изучение и анализ судебной практики, однако право издавать разъяснения для нижестоящих судов, предусмотренное Конституцией РФ, законом закреплено именно за Пленумом Верховного Суда РФ. Принимая во внимание различный уровень законодательного закрепления, в случаях возможных коллизий между постановлениями Пленума Верховного Суда РФ и обзорами первые должны обладать приоритетом или, насколько здесь допустима такая терминология, более высокой юридической силой.

Кроме того, к полномочиям Пленума Верховного Суда непосредственно не отнесено осуществление правосудия (в его узком определении, как деятельности по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных, административных дел), в то время как для Президиума оно является одним из основных. Как следствие - обзоры гораздо прочнее связаны с непосредственным осуществлением правосудия, в связи с чем практически всегда основаны на конкретном деле. В свою очередь, это оказывает существенное влияние на характер положений, содержащихся в обзорах и постановлениях.

Во-вторых, и обзоры, и постановления связаны с судебной практикой и ориентированы на нее. Однако характер такой связи различен. Если обзоры всегда основаны на уже существующей судебной практике, то для постановлений данное правило выполняется не всегда. Например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" было издано еще до официального вступления в действие Гражданского процессуального кодекса РФ <7>. В этих случаях постановление Пленума еще не может отражать практику применения разъясняемого нормативно-правового акта. Скорее, в основе лежит опыт правоприменения аналогичных актов в прошлом и предвидение последствий использования законодателем тех или иных приемов юридической техники, что позволяет предвосхищать возможные трудности. Таким образом, обзоры всегда отражают часть уже сложившейся практики, которая признана Верховным Судом РФ в качестве верной.

<7> Согласно ст. 1 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" Гражданский процессуальный кодекс введен в действие с 1 февраля 2003 г.

В-третьих, различен характер отражения судебной практики в положениях обзоров и постановлений, что определяет степень абстрактности формируемых положений. В отличие от постановлений обзоры всегда основаны на конкретных судебных делах и содержат отсылку к ним. Содержание последних гораздо ближе к тому, что в системе общего права называют "ratio decidendi" прецедента. И если рассматривать отдельные акты высших судебных органов в качестве формальных источников права, то обзоры можно определить как способ доведения прецедента Верховного Суда РФ до правоприменителя. Но все же их нельзя признать прецедентом в подлинном смысле этого слова, поскольку обзор содержит в себе как пример судебного решения, так и его теоретическую интерпретацию высшей судебной инстанцией. Это не просто элемент судебного решения по конкретному делу, но элемент решения, признанный в качестве обязательного образца Президиумом Верховного Суда РФ. Тем самым имеет место своеобразное "санкционирование" решения в качестве прецедента путем его включения в содержание обзора. Иными словами, положения обзоров - это своеобразный сплав правила, выраженного в достаточно общей форме и лежащего в основе конкретного судебного дела. Таким образом, казуальный характер обзоров представляется очевидным.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат более глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Постановления Пленума Верховного Суда РФ, как уже указывалось ранее, менее всего связаны с деятельностью по непосредственному осуществлению правосудия. Поэтому как таковые судебные решения здесь отсутствуют, что, по нашему мнению, не позволяет утверждать о прецедентом характере содержащихся в постановлении положений. Как справедливо указывает профессор А.И. Рарог, "разъяснения по вопросам судебной практики носят общий характер и не могут иметь силы судебного прецедента" <8>. Поэтому вполне естественно, что степень абстрактности содержащихся в нем положений существенно выше. Более обоснованной представляется точка зрения о том, что Постановления Пленума Верховного Суда РФ при наличии в нем новых регулирующих элементов представляет собой нормативный правовой акт <9>. Наличие установленной процедуры принятия, опубликование в официальных изданиях, обязательность и абстрактный характер положений свидетельствуют в пользу именно такого вывода. При отсутствии в нем новых элементов постановление Пленума представляет собой акт официального толкования, и его правовая природа в этом случае не вызывает особых сомнений.

<8> Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 51.
<9> См.: Братусь С.Н., Венгеров А.Б. Понятие, содержание и функции судебной практики. Судебная практика в советской правовой системе. Сб. статей. М., 1979.

Таким образом, положения, содержащиеся в постановлениях и в обзорах, существенно различаются по степени абстрактности предписаний и по характеру отражения судебной практики.

В-четвертых, нельзя оставить без внимания такую специфическую черту обзоров, как разноплановость содержащихся положений. В тексте одного обзора содержатся положения о процессуальном и материальном праве различных отраслей, отражающих судебную практику за отчетный период времени. В то же время постановления Пленума, представляя собой более глубокую переработку опыта правоприменения, являются узкоспециализированными.

Принимая во внимание перечисленные выше обстоятельства, а именно уровень законодательного закрепления полномочий по изданию данных актов, статус издавших их органов, различный характер отражения судебной практики и степень общности положений, следует признать подчиненную роль обзоров судебной практики. Поэтому логичным представляется решать коллизии между положениями обзоров и постановлениями Пленума Верховного Суда РФ в пользу последних.

Вместе с тем обзоры как форма обеспечения единства судебной практики (а равно и как источник права, в случае признания их таковым) имеют определенные преимущества. Прежде всего следует отметить оперативность их принятия. Обзоры отражают текущую позицию Верховного Суда РФ по различным вопросам и служат ориентиром правоприменителю. Именно они являются первым, а подчас и единственным руководством в применении вновь принятых актов. В то же время первоначально высказанная позиция Верховного Суда РФ впоследствии может быть не воспринята в дальнейшей практике. Тем самым положения, содержащиеся в обзоре, фактически будут отменены более поздними решениями Верховного Суда РФ. Как следствие - "доверие" правоприменителей к ним несколько ниже, чем к постановлениям. Тем не менее обзоры в силу их оперативности, официальности издания от имени высшего судебного органа неизменно привлекают и будут привлекать особое внимание практиков. А потому правовая природа данных актов нуждается в дальнейшем исследовании. Уже сейчас в числе требующих решения проблем можно назвать вопросы о степени обязательности данных актов для нижестоящих судов, их месте в системе иных актов Верховного Суда, механизме утверждения и изменения обзоров, преодоления коллизий между различными по времени обзорами, систематизации обзоров, последовательности высказанных в них позиций и т.д.