Мудрый Юрист

Нравственные и физические страдания потерпевшего

Виктория Владимирова, канд. юрид. наук, юрисконсульт ООО "ТРОЙКА-ЛОГИСТИК ЦЕНТР", г. Москва.

Все чаще при рассмотрении гражданского иска о компенсации морального вреда судами факт претерпевания нравственных и физических страданий потерпевшим презюмируется. Но существующие критерии определения размера компенсации морального вреда носят чаще всего оценочный характер, что неправильно, так как для их учета нужны специальные познания в области психологии и медицины. Помочь здесь может проведение судебно-психологической экспертизы по факту причинения морального вреда, нового, но перспективного вида экспертных исследований.

Доказывание гражданского иска о компенсации морального вреда в уголовном процессе производится по правилам уголовно-процессуального законодательства РФ, поскольку характер и размер ущерба, причиненного преступлением, входят в предмет доказывания (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Обращая на это внимание, Верховный Суд РФ подчеркнул, что "суд первой инстанции не вправе оставлять иск без рассмотрения, основываясь на том, что истцы не представили доказательств в подтверждение размера причиненного преступлением ущерба" <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 1. С. 15.

Презумпция морального вреда

Обобщение судебной практики <1> по вопросам доказывания факта претерпевания морального вреда в уголовном процессе свидетельствует о том, что основным и единственными (в материалах уголовного дела в 22% изученных случаев) доказательством претерпевания потерпевшим морального вреда явились документы из лечебных заведений: выписки из медицинских карт, листки нетрудоспособности и др. В 78% случаев при рассмотрении гражданского иска о компенсации морального вреда судами, по всей видимости, факт претерпевания морального вреда потерпевшим презюмировался. В судебных решениях, к примеру, встречались следующие мотивировки: "В судебном заседании достоверно установлено, что действиями подсудимого были причинены нравственные и физические страдания потерпевшему" <2>. Необходимо отметить, что Верховный Суд РФ уже пошел по пути формирования "презумпции морального вреда" по тем делам, когда незаконными действиями сотрудников государственных органов были нарушены нематериальные блага человека, разъясняя, что при причинении морального вреда подлежит доказыванию лишь размер денежной компенсации <3>. При этом отметим, что только в 5% изученных нами случаев судом было отказано в рассмотрении гражданского иска о компенсации морального вреда по причине непредоставления доказательств. Так, решением Южно-Сахалинского городского суда "в удовлетворении гражданского иска потерпевшей было отказано по причине неуказания, какие именно нравственные и физические страдания были причинены ей виновными действиями подсудимого, а также не представлены доказательства их претерпевания" <4>. Решением Пролетарского районного суда города Саранска было отказано в удовлетворении гражданского иска по причине "непредставления каких-либо доказательств причинения нравственных и физических страданий" <5>.

<1> См.: Архив Южно-Сахалинского городского суда, Пролетарского районного суда города Саранска, Фрунзенского районного суда города Иванова за 2002 - 2003 годы.
<2> Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 год // Уголовные дела N 1-82/02, 1-84/02, 1-607/02, 1-1087/02 и др.
<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3. С. 6 - 7.
<4> Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 год // Уголовное дело N 1-174/02.
<5> Архив Пролетарского районного суда города Саранска за 2002 год // Уголовное дело N 1-184/02.

Презумпции - в закон

Очевидно, что сложность доказывания внутренних негативных изменений в психической сфере человека, поскольку институт морального вреда находится на стыке таких наук, как юриспруденция, психология и медицина, и сложившаяся судебная практика породили предложения ряда авторов <*> о необходимости законодательного закрепления "презумпции морального вреда": "Любое лицо (физическое или юридическое), в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается претерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное".

<*> Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000. С. 100 - 108; Эрделевский А.М. Ответственность за причинение морального вреда // Российская юстиция. 1994. N 7. С. 35.

Несмотря на все преимущества предложения о "презумпции морального вреда", следует отметить, что оно имеет немало противников <*>, полагающих, что подобное законодательное закрепление противоречит одному из основных принципов уголовного процесса - принципу презумпции невиновности обвиняемого. Необходимо отметить несостоятельность подобной точки зрения. Во-первых, при обоснованности исковых требований подсудимый несет обязанность возместить причиненный имущественный вред или компенсировать моральный вред, таким образом, защита от обвинения чаще всего одновременно является и защитой от иска. Во-вторых, ничто не препятствует подсудимому оспаривать размер исковых требований потерпевшего. В-третьих, достаточно часто возникает ситуация, когда подсудимый и гражданский ответчик по делу являются совершенно разными субъектами (например, по делам о преступлениях, связанных с использованием источника повышенной опасности).

<*> Милицин С., Попкова Е. Уголовное дело и гражданский иск: вместе или порознь? // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 46 - 49.

Определение размера компенсации

При определении размера компенсационной суммы суд должен исходить из критериев, предусмотренных ст. 151, 1101 ГК РФ. Стоит отметить, что данные критерии носят оценочный характер. В связи с этим судебная практика вынуждена вырабатывать негласную классификацию по определению размера вреда, которая в силу неразработанности проблемы имеет признаки неадекватности, неясности и новизны. Кроме того, в литературе встречается утверждение <*>, впрочем, об этом свидетельствует и сложившаяся судебная практика, - судьи негласно договариваются о приемлемом размере компенсации морального вреда по конкретным категориям дел. "Суд согласен с мотивировкой, изложенной потерпевшей, полагает, что заявлен иск обоснованно. Но, учитывая сложившуюся судебную практику, удовлетворяет иск частично" <**>. Нам представляется, что для учета такого критерия, как степень и характер нравственных и физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен моральный вред, необходимы специальные познания в области психологии и медицины. К примеру, с точки зрения психологии <***> для определения степени и характера страданий индивида необходимо исследовать факторы:

<*> Цветкова А.Н. Практика судебных решений по делам о моральном вреде и психологическая экспертиза // Бюллетень Управления судебного департамента Калужской области. Выпуск 1. 2001. С. 122 - 126; Шипшин С.С. Производство судебно-психологической экспертизы // Бюллетень министерства юстиции РФ. 2001. N 4. С. 116; и др.
<**> Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 год // Уголовное дело N 1-537/02.
<***> Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., 1997. С. 80.

Судебно-психологическая экспертиза

В связи с этим обстоятельством более чем разумным было бы проведение судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда. К сожалению, теория судебно-психологической экспертизы по факту причинения морального вреда сегодня в России находится в зачаточном состоянии. Данный вид экспертизы до сих пор относят к категории новых видов экспертных исследований. И это несмотря на то, что основные принципы данного вида экспертизы были разработаны еще на конференции в Санкт-Петербургском государственном университете в 1996 году <*>. Вместе с тем практические экспертные работы опережают в России развитие теории и методологии судебно-психологической экспертизы. Отсутствуют соответствующие инструктивные и методические разработки, обобщения сложившегося опыта проведения экспертных исследований по вопросам морального вреда - это, безусловно, отражается на качестве экспертных исследований и, разумеется, порождает сомнение в истинности выводов экспертов. Нецентрализованное внедрение данного вида экспертизы в системе лабораторий судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ сказывается на осведомленности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, потерпевших, а значит, и на количествах обращений. Отметим и тот факт, что только в 14 городах России проводится данный вид экспертных исследований. И как следствие всего вышесказанного - соотношение стоимости услуг по проведению экспертизы, размера компенсационной суммы (о котором потерпевший даже не имеет представления) и возможности ее получения заставляет потерпевшего задуматься о возможности, доступности и целесообразности обращения в экспертное учреждение для проведения экспертного исследования.

<*> Цветкова А.Н. Исследование психологических компонент морального вреда // Журнал практического психолога. 2002. N 4. С. 14; Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве: Монография. Калининград, 2003. С. 17.

Между тем уже существующая сегодня экспертная практика показывает заинтересованность судей в привлечении экспертов для разрешения дополнительных вопросов о возможностях судебно-психологической экспертизы в вопросах установления фактических данных для определения размера компенсации морального вреда. В связи с этим видятся большие возможности научных исследований Центра экологии человека при Институте проблем управления Российской академии наук <*>. Сенсационные разработки сотрудников Центра позволяют видеть и оценивать внутренний мир человека, состояние его духовных и жизненных сил посредством нескольких компьютерных изображений одного и того же человека. Притом информация считывается с лица испытуемого с помощью обычного сканера.

<*> Захарова Г.С. К вопросу о пределе размера компенсации морального вреда // Современное состояние и перспективы развития юридической психологии в Северо-Кавказском регионе. Ставрополь, 2001. С. 141.

На наш взгляд, "презумпция морального вреда" является разумным предложением решения сложностей правоприменения. Установление презумпции причинения морального вреда потерпевшему позволит предполагать моральный вред, тем самым избавляя гражданского истца от необходимости доказывания факта его причинения. Вместе с тем поддерживаемая нами необходимость внедрения данного института не предполагает обязанности гражданского ответчика по выплате гражданскому истцу конкретной денежной суммы. Размер компенсации морального вреда, его соразмерность нравственным и физическим страданиям должны будут доказываться гражданским истцом всеми предусмотренными законом способами, в том числе с помощью возможностей судебно-психологической экспертизы.