Мудрый Юрист

Проблема подбора и подготовки кадров для исправительно-трудовых учреждений на территории ленинграда и области в послевоенный период

Во время Великой Отечественной войны территория Ленинграда и области явилась одной из территориальных частей страны, наиболее пострадавших от нашествия врага. В силу создавшегося положения перед всеми партийными, советскими органами и правоохранительными структурами на территории Ленинградского региона появились задачи не только по ликвидации тяжелых последствий опустошительной войны, но и по поиску ресурсов для дальнейшего экономического развития. Особая роль в реализации этих задач отводилась УИТЛК УМВД ЛО (Управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний Управления Министерства внутренних дел по Ленинграду и области), в ведении которого находились все места лишения свободы с фактически бесплатной рабочей силой заключенных.

Наиболее многочисленную группу лагерных служащих составляли стрелки и командиры подразделений военизированной стрелковой охраны (ВОХР), подчиненные руководству исправительно-трудовых учреждений (ИТУ). На них была возложена задача охраны содержащегося в лагерях и колониях подневольного контингента. В послевоенные годы штаты военизированной охраны постоянно расширялись и исчислялись из расчета до 9 и более процентов от наличного состава заключенных <1>.

<1> ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои / Под ред. И.В. Добровольского. СПб., 1998. С. 49.

По состоянию на декабрь 1945 г. штат подразделений ВОХР исправительно-трудовых учреждений Управления НКВД по Ленинграду и области насчитывал 873 чел. начальствующего и рядового состава, что составляло 11 процентов от числа содержащихся в ИТУ заключенных. Тем не менее, несмотря на то, что количество стрелков военизированной охраны превышало установленный в тот период лимит в 7 процентов от числа заключенных, руководство УНКВД отмечало в деятельности ВОХР значительные проблемы. Наличный состав не обеспечивал потребность в охране зон и выводе заключенных на производство, что объяснялось большим числом мелких объектов, требующих содержания такой же численности ВОХР для охраны зон, как и для более крупных подразделений. Недостаток охраны вынуждал руководство ИТУ привлекать личный состав к несению службы сверхурочно, при этом выходные дни и очередные отпуска предоставлялись не полностью. Все это не могло не отразиться на качестве несения караульно-конвойной службы и как следствие - влекло за собой дисциплинарные нарушения и допущение побегов заключенных <2>.

<2> Отдел специальных фондов Информационного центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области). Ф. 28. Оп. 1. Д. 12. Л. 43 - 47.

По служебному положению к охране лагерей и колоний тесно примыкал надзорсостав. Внутренняя надзирательская служба была введена в ГУЛАГе (Главном управлении исправительно-трудовых лагерей) в апреле 1944 г. Она была создана в составе военизированной охраны исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД (МВД) для усиления в них изоляции заключенных, установления постоянного надзора за соблюдением заключенными внутрилагерного режима, правил внутреннего распорядка, укрепления трудовой дисциплины. В соответствии с поставленными перед ней задачами внутреннюю надзирательскую службу предполагалось укомплектовать лучшими стрелками и командирами военизированной охраны <3>.

<3> ГУЛАГ: Главное управление лагерей, 1918 - 1960 / Под ред. акад. А.Н. Яковлева. М., 2002. С. 309.

Но проблема укомплектования надзирательской службы в исправительно-трудовых учреждениях Ленинграда и области в послевоенный период так и осталась нерешенной. В семи следственных тюрьмах, дислоцированных на 1 января 1950 г. на территории Ленинграда и области, откуда происходило этапирование заключенных для отбытия наказания не только в имеющиеся в тот же самый период времени в составе УИТЛК УМВД ЛО 28 подразделений, но и в исправительно-трудовые учреждения более дальних регионов страны, постоянно наблюдался рост некомплекта надзорсостава. Это, например, подчеркивалось в Отчетном докладе Управления МВД по Ленинграду и области за 1-й квартал 1950 г.:

"В тюрьмах увеличился некомплект надзорсостава с 54 единиц на 1 октября 1949 года до 63 единиц на 1 января 1950 года, что осложняет охрану. Отдел кадров УМВД ЛО в I квартале 1950 года принимает необходимые меры к ликвидации некомплекта, часть надзорсостава уже оформляется" <4>.

<4> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 28. Оп. 1. Д. 32. Л. 1 - 4.

Личный состав военизированной стрелковой охраны, надзирательской службы и военизированной пожарной охраны (ВПО), основной задачей которой явилось осуществление противопожарной охраны и безопасности в лагерях и колониях НКВД (МВД) и находящихся в их ведении объектах, набирался преимущественно по вольному найму. Как и в довоенный период, рядовой и сержантский состав комплектовался в основном путем вербовки демобилизованных солдат Советской армии, которые давали подписку о согласии служить в ГУЛАГе в течение двух- трех лет. В отличие от солдат срочной службы они получали в виде заработной платы ежемесячно 250 - 350 рублей, находясь при этом на полном государственном обеспечении <5>.

<5> ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои / Под ред. И.В. Добровольского. СПб., 1998. С. 51 - 52.

Непосредственное отношение к функционированию ИТУ имели и подразделения входивших в состав НКВД - МВД конвойных войск (с 18 мая 1951 г. конвойной охраны МВД СССР). Их главными задачами являлись конвоирование подследственных в суды и доставка осужденных эшелонными и другими видами конвоев в исправительно-трудовые учреждения, где они сдавались администрации. Комплектование рядового и сержантского состава конвойных войск осуществлялось через военкоматы путем призыва граждан на действительную военную службу <6>.

<6> Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М.: Объединенная редакция МВД РФ, 1996. С. 295.

В конвойных войсках, как и во всех войсках МВД СССР, существовал жесткий отбор призывников. Так, для несения службы в войсках МВД запрещалось направлять следующие категории призывников: имеющих судимость, хотя бы и за маловажные проступки; из числа репатриированных, а также временно проживающих вне СССР; имеющих родителей - выходцев из социально чуждой среды, кроме призывников - членов и кандидатов ВКП(б); представителей репрессированных народов: калмыков, карачаевцев, ингушей, чеченцев, балкарцев, крымских татар и т.д.; безродных, то есть не имеющих семьи, родителей или близких родственников (братьев, сестер); воспитанников трудовых колоний; имеющих отрицательные политические настроения и морально неустойчивых; с грамотностью ниже 4 классов <7>.

<7> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 147. Л. 133 - 134.

На территории Ленинграда и области задачи по обеспечению 100-процентного бесперебойного вывода заключенных на работы при строжайшем недопущении случаев срыва их трудоиспользования осуществляла 47-я дивизия конвойных войск МВД. Но при этом существовали серьезные проблемы из-за многочисленности подразделений УИТЛК и находящихся в их ведении объектов, их территориальной разбросанности <8>. По этой же причине, а также из-за возрастающего в лагерях и колониях количества заключенных в рассматриваемый период создавалась еще одна серьезная проблема в деятельности ИТУ на территории региона - проблема соблюдения постоянного надзора над спецконтингентом и сохранения его дисциплины. Ведь в этом случае такое положение дел препятствовало руководству ИТУ на территории Ленинградского региона не только обеспечивать охрану и режим содержания заключенных, но и выполнять большой комплекс производственных заданий. Выполнением этой двуединой задачи ГУЛАГа, по существу, и определялись количество и состав кадров в ИТУ на территории Ленинграда и области в послевоенное десятилетие <9>.

<8> Там же. Д. 122. Л. 327.
<9> ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои / Под ред. И.В. Добровольского. СПб., 1998. С. 53.

Для наилучшего выполнения хозяйственно-экономических задач возложенных органами государственной власти и местного управления на территории рассматриваемого региона на руководство УИТЛК, ему приходилось проводить работу и по вовлечению в трудовой процесс не только как можно большего количества рабочих рук заключенных, но и кадров рабочих профессий и инженерно-технических специалистов из числа вольнонаемного состава.

Проведенный автором анализ выявленных архивных источников позволяет сделать вывод о том, что на всем протяжении послевоенного периода руководству УМВД ЛО постоянно приходилось изыскивать различные пути решения проблемы подбора и подготовки кадров для всей системы УИТЛК. В решении данной проблемы принимали участие и органы местной власти. Так, например, только за третий квартал 1948 г. в соответствии с решением исполкома Леноблсовета от 22 июля 1948 г. на работу в ВОХР исправительно-трудовых лагерей и колоний было направлено 7000 чел. из числа нетрудоустроенного населения города <10>.

<10> Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб.). Ф. 7179. Оп. 53. Д. 165. Л. 155.

Сложность проблемы укомплектования кадрами личного состава ВОХР в годы после окончания Великой Отечественной войны существовала прежде всего из-за объективно тяжелых условий службы, ее крайне низкой престижности и оплаты. Тяжелые условия службы усугублялись ростом контингента заключенных в лагерях и колониях. Например, если на 1 января 1946 г. в ИТУ на территории Ленинграда и области находилось 7338 заключенных, то уже к 1 апреля 1946 г. их число в ИТУ возросло до 12998 чел. <11>.

<11> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 28. Оп. 1. Д. 14. Л. 57.

Охрану заключенных в первые послевоенные годы осуществляли подразделения ВОХР, в основном укомплектованные женщинами и репатриированными гражданами, ведь во время недавно закончившейся Великой Отечественной войны основные физически здоровые кадры ВОХР молодых возрастов, хорошо подготовленные в военном отношении к несению караульно-конвойной службы, были переданы в Советскую армию. Поэтому неудивительно, что караульно-конвойная служба нового кадрового состава ВОХР оставляла желать лучшего, что подчеркивалось в Отчетном докладе УМВД ЛО за 4-й квартал 1946 г.:

"Военизированная охрана в большинстве состоит из репатриированных и женщин, которые нести службу не желают. Воинская дисциплина стоит на низком уровне, и, как следствие этого, побеги заключенных продолжают иметь место" <12>.

<12> Там же. Д. 17. Л. 54.

Вследствие такого катастрофического положения с кадровым составом ВОХР руководству МВД СССР пришлось пойти на такой шаг, как создание в ИТУ "самоохраны" из заключенных. В связи с этим в Приказе УМВД ЛО от 21 июня 1946 г. "Об укреплении режима содержания, изоляции и охраны заключенных в лагерных подразделениях и колониях УИТЛК УМВД по Ленинградской области" руководству УИТЛК предписывалось:

"В соответствии с инструкцией ГУЛАГа МВД СССР отобрать, обучить и привлечь к несению службы в военизированной охране 300 заключенных, осужденных за маловажные преступления и отбывших не менее 1/3 срока наказания. Отбор произвести в строго индивидуальном порядке" <13>.

<13> Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 121. Л. 278.

Инструкция о порядке использования заключенных в ВОХР разрешала привлечение заключенных для несения конвойно-караульной службы в ВОХР ИТЛ и ИТК МВД как временную меру на срок, необходимый для укомплектования ВОХР вольнонаемным составом. В ВОХР привлекались заключенные, отбираемые в персональном порядке после тщательной проверки только из числа впервые осужденных на срок до 10 лет, преимущественно за совершение должностных, воинских и бытовых преступлений, в силу чего являвшихся наименее социально опасными. Количество заключенных в ВОХР не должно было превышать 30% от наличного рядового и сержантского состава вольнонаемной военизированной охраны. Заключенные могли использоваться только на рядовых должностях, им не выдавались автоматическое оружие и гранаты. Дисциплинарный устав Вооруженных сил СССР на них не распространялся. Ношение погон, петлиц и звездочек на головных уборах им не разрешалось. Стрелки из заключенных обеспечивались питанием по нормам и из фондов ВОХР. Заключенным, состоявшим в охране, ежемесячно выдавалось премиальное вознаграждение от 30 до 60 рублей в месяц в зависимости от стажа службы в охране. В отношении заключенных из "самоохраны", особо отличившихся в несении службы, по истечении года службы руководством ИТУ возбуждалось ходатайство о снижении срока наказания или условно-досрочном освобождении. К заключенным из "самоохраны" применялись следующие меры воздействия: за допущенное впервые нарушение дисциплины выносилось предупреждение, а за повторное нарушение следовало отчисление из ВОХР с переводом на общие работы. За содействие или соучастие в побеге стрелки ВОХР из "самоохраны" привлекались к уголовной ответственности <14>.

<14> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. 2001. N 1. С. 113.

Для выхода из критической ситуации в деле укрепления кадрового состава в системе УИТЛК руководство УМВД ЛО обращалось за содействием к МВД СССР. Так, в июне 1950 г. руководство УМВД Ленинградской области обратилось в МВД СССР со следующими предложениями:

<15> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 28. Оп. 1. Д. 37. Л. 7 - 8.

Наряду с обращениями в вышестоящие ведомственные и другие государственные инстанции руководством УМВД ЛО предпринимались шаги по решению проблемы некомплекта ВОХР за счет солдат срочной службы. Так, 15 марта 1949 г. появился Приказ УМВД ЛО "О призыве на службу в ВОХР ИТЛиК граждан 1928 года рождения". В нем, в частности, сообщалось, что "призыв будет произведен райвоенкоматами по нарядам горвоенкомата и облвоенкомата из числа призывников, годных к нестроевой службе, политически и морально устойчивых, не имеющих отсрочки от призыва в армию" <16>.

<16> Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 164. Л. 15.

Материально-бытовые условия как стрелков ВОХР, так и надзирательского состава лагерей, колоний и тюрем были далеко не привлекательными. Если в первые годы послевоенного периода стрелок ВОХР получал в виде заработной платы денежное довольствие в сумме 250 - 350 рублей, то и зарплата надзирательского состава исправительно-трудовых учреждений также не превышала 350 рублей. Но при этом надзирательский состав тюрем получал продукты по продовольственным карточкам по тем же нормам, что и рабочие предприятий Ленинграда <17>. В то же самое время семья из четырех человек в Ленинграде (с двумя работающими членами и двумя детьми) тратила на покупку продуктов и оплату коммунальных услуг около 1800 рублей, а после отмены продуктовых карточек прожиточный минимум в крупных городах (Ленинград и Москва) составлял примерно 1900 рублей, из которых на продукты уходило 946 рублей, 720 рублей - на одежду, 98 рублей - на оплату жилья <18>.

<17> Там же. Д. 121. Л. 173 - 174.
<18> Говоров И.В. Разгул преступности в послевоенном Ленинграде и области // Вопросы истории. 2003. N 4. С. 141.

Следует указать, что на необходимость улучшения бытовых условий для военизированной охраны и надзирательского состава мест лишения свободы было обращено внимание еще в приложении к Приказу народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берии от 8 мая 1945 г. "Об основных мероприятиях по итогам совещания при НКВД СССР с начальниками военизированной охраны ИТЛ и колоний НКВД". В этом документе предписывалось:

<19> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 2. Оп. 1. Д. 67. Л. 215 - 216.

Особое внимание руководства НКВД (МВД) СССР к решению проблем материально-бытового характера, существовавших у сотрудников системы исправительно-трудовых учреждений, можно объяснить тем, что с окончанием войны у государства появилась возможность выделения дополнительных средств НКВД СССР. В частности, Совет Министров СССР положительно решил вопрос о присвоении воинских званий работникам, занимавшим административно-хозяйственные должности, и повышении им окладов содержания до уровня оперативных работников НКВД. Эта мера наряду с мобилизацией военнослужащих из Советской армии создавала объективные предпосылки для укрепления кадров ИТЛ и ИТК. Вслед за этим в 1947 г. ЦК ВКП(б) принимается специальное решение, направленное на укрепление органов внутренних дел людьми, способными выполнять поставленные перед ними задачи <20>.

<20> Кузьмин С.И. Деятельность исправительно-трудовых учреждений (1936 - 1960 гг.). М., 1989. С. 21 - 22.

Благодаря большому вниманию высших партийных и государственных органов к решению проблемы подбора кадров для исправительно-трудовых учреждений, постепенно происходило и укрепление кадров их офицерского состава. Ведь к первым послевоенным годам он существенно изменился. Особенно сильные изменения произошли в кадровом составе среднего звена ИТУ - среди начальников отделений и лагерных пунктов. Ведь во время Великой Отечественной войны наиболее подготовленная в военном отношении большая часть командно-начальствующего состава была передана в действующую армию. Ушедших на фронт заменили направленные для дальнейшего прохождения службы офицеры-фронтовики, а также лица, мобилизованные на работу в систему УИТЛК партийно-комсомольскими органами. Однако среди вновь появившихся сотрудников на офицерских должностях нередко попадались люди, освобожденные по различным причинам от ранее занимаемых ответственных должностей в различных государственных структурах. Но присвоение офицерских званий командно-начальствующему составу значительно подняло его авторитет и несколько улучшило материальное положение. В связи с этим командный состав службу в военизированной охране стал рассматривать как пожизненную профессию. Тем не менее для надлежащего исполнения функциональных обязанностей на таких решающих участках работы, как должности среднего звена ИТУ, особенно требовались профессиональная подготовка и опыт практической работы. Поэтому командно-начальственные должности в ИТУ занимали и положительно зарекомендовавшие себя служащие ВОХР из рядового и сержантского состава после прохождения соответствующей подготовки.

В связи с этими причинами руководство УИТЛК Ленинграда и области стало активно проводить линию не только на обновление кадрового состава исправительно-трудовых учреждений, но и на совершенствование его профессиональной деятельности.

Первыми шагами в этом направлении следует считать исполнение Приказа наркома внутренних дел СССР от 10 апреля 1945 г. "О комплектовании очередного набора курсантов в школу начальствующего состава тюрем НКВД СССР", а также Приказа МВД от 24 марта 1946 г. "Об организации при Ленинградской школе МВД отделения переподготовки оперативных работников Управления МВД по Ленинградской области и милиции", на котором в течение шести месяцев должны были пройти обучение 100 чел. <21>; <22>. Кроме того, в соответствии с Приказом Министра внутренних дел СССР от 6 апреля 1950 г. в Знаменской офицерской школе (Урицк Ленинградской области - ныне Стрельна) должны были проходить подготовку будущие политработники ГУЛАГа <23>.

<21> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 2. Оп. 1. Д. 67. Л. 136 - 141.
<22> Там же. Д. 76. Л. 96 - 97.
<23> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. 2001. N 4. С. 97.

Профессиональная подготовка различных категорий командно-начальствующего состава для ИТУ Ленинграда и области осуществлялась и на территории других регионов страны. Так, например, подготовка и переподготовка руководящего офицерского состава органов, лагерей и строительств МВД осуществлялась в Высшей офицерской школе МВД СССР в Москве и в Куйбышевской офицерской школе; подготовка начальников лагерных подразделений ИТЛ - ИТК - в Вильнюсской офицерской школе; подготовка начальников и заместителей начальников тюрем - во Владимирской офицерской школе; подготовка начальников детских колоний и их воспитательского состава - в Ташкентской офицерской школе; подготовка руководящих счетно-финансовых работников органов МВД - в Минской офицерской школе; подготовка офицерского состава военизированной стрелковой охраны ГУЛАГа - в Калининградской офицерской школе (Багратионовск Калининградской области); подготовка оперативного состава МВД - в Свердловской и Рижской офицерских школах <24>.

<24> ГУЛАГ: Главное управление лагерей, 1918 - 1960 / Под ред. акад. А.Н. Яковлева. М., 2002. С. 365 - 366.

В последующем на территории Ленинградской области наряду с Ленинградской школой по подготовке и усовершенствованию политсостава ГУЛАГа МЮ СССР в Сосновой Поляне была создана школа подготовки начсостава ГУЛАГа МЮ СССР в г. Сланцы <25>.

<25> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 217. Л. 64.

Еще одним источником пополнения офицерских кадров лагерей и колоний являлся экстернат за военные училища МВД СССР. Кандидатами к сдаче экзамена экстерном становились лица, отвечающие общим требованиям службы офицерского состава военизированной стрелковой охраны ГУЛАГа МВД СССР, офицеры, сержанты и рядовые, прослужившие в охране не менее двух лет и избравшие службу в охране своей профессией, имеющие положительные служебные и партийно-комсомольские характеристики. Лица сержантского и рядового состава должны были иметь образование не ниже семи классов средней школы <26>.

<26> Там же. Д. 240. Л. 14.

Будущих офицеров для УИТЛК УМВД ЛО готовило и расположенное в Петродворце Суворовское училище МВД. Туда зачислялись мальчики не старше 12 лет, окончившие четыре класса средней школы и по состоянию здоровья годные к обучению в военно-учебном заведении и дальнейшей военной службе. Преимуществом для зачисления пользовались сыновья погибших во время боевых действий и при исполнении служебного долга военнослужащих войск и сотрудников МВД. Родителей отобранных кандидатов ставили в известность, что по окончании учебы в Суворовском училище их сыновья будут направлены для продолжения обучения в военные училища и школы МВД <27>.

<27> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. 2001. N 4. С. 100.

Одновременно с мерами, направленными на улучшение подготовки и совершенствование профессиональной деятельности различных категорий офицерского состава системы исправительно-трудовых учреждений, со стороны их руководства проводилась линия и на повышение квалификации рядового и сержантского состава. В связи с этим необходимо отметить появившийся 23 июня 1950 г. Приказ МВД СССР "О реорганизации учебно-резервного полка ВОХР ГУЛАГа в учебный полк по подготовке сержантского состава ВОХР". В соответствии с Приказом на расположенный в селе Михайловское Ивановской области учебный полк возлагалась подготовка помощников командиров взводов, старших надзирателей, а также рядового состава, поступающего на укомплектование ВОХР ГУЛАГа в порядке призыва. Продолжительность обучения в полку была установлена в шесть месяцев. Успешно закончившим курс присваивались сержантские и старшинские звания с направлением для дальнейшего прохождения службы в те же ИТЛ и ИТК, откуда они поступали в полк <28>.

<28> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 197. Л. 171.

Руководство УМВД ЛО изыскивало различные способы для использования имеющихся средств с целью улучшения профессиональной подготовки нового пополнения для подразделений ВОХР. Так, в 1951 г. в г. Сланцы начал действовать учебный пункт, в котором проводились учебные сборы для поступивших на службу стрелков ВОХР <29>.

<29> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. 2001. N 4. С. 95 - 96.

Одновременно с мерами по совершенствованию профессиональной подготовки кадрового состава различных категорий сотрудников ИТУ руководство территориальных органов МВД активно пыталось привлечь как можно большее число дипломированных специалистов во все более расширяющуюся структуру лагерного производства. Так, например, в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1949 г. МВД было выделено 2107 выпускников вузов и 3694 выпускника со средним специальным образованием. Согласно Приказу МВД СССР от 6 марта 1950 г. молодые специалисты были распределены по лагерным главкам. Среди них были представители практически всех специальностей, в том числе медики, юристы, финансисты, геодезисты и учителя. В этом же Приказе начальники лагерей, а также руководители строительств и предприятий, подведомственных МВД СССР, предупреждались о строгой ответственности за самовольное увольнение из системы МВД специалистов с высшим и средним образованием <30>.

<30> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 179. Л. 390.

Проблема утечки кадров молодых специалистов существовала и в подразделениях УИТЛК УМВД ЛО. В связи с этим 25 декабря 1950 г. появляется распоряжение УМВД ЛО "О мероприятиях по закреплению и правильному использованию инженерно-технических кадров в системе МВД СССР". В нем указывалось, что со стороны некоторых руководителей предприятий и строек, находящихся в ведении Управления МВД по Ленинградской области, продолжают иметь место самовольные, без санкции МВД СССР, увольнения специалистов. Руководству Отдела кадров УМВД ЛО предписывалось принять все меры к тому, чтобы довести до минимума увольнения специалистов по семейным обстоятельствам и другим причинам, не могущим служить препятствием к их работе в органах МВД <31>.

<31> Там же. Д. 194. Л. 51 - 52.

В это же время на кадровый аппарат УМВД Ленинградской области была возложена задача по обеспечению специалистами и квалифицированными рабочими важнейших строек и наиболее значимых объектов народно-хозяйственной инфраструктуры страны. Так, в 1951 г. УМВД было поручено провести набор специалистов и квалифицированных рабочих для ГлавгидроВолгодонстроя, Куйбышевгидростроя, Сталинградгидростроя, Енисейстроя, Норильского комбината, Главного Туркменского канала, Вытеграгидростроя, Дальстроя и других подведомственных МВД СССР объектов и строек <32>. Такое положение дел следует объяснить явно недостаточным количеством свободного контингента, занятого на объектах и стройках с наибольшим хозяйственным значением, в силу степени тяжести труда и других причин социально-экономического характера послевоенного времени. Вместе с тем в силу этих же причин принудительный труд заключенных не мог отличаться высокой производительностью. Поэтому возникла необходимость создания условий для стимулирования труда подневольного контингента. При этом не могла не учитываться и его квалификация, полученная в учебных комбинатах, школах и на курсах, имеющихся в исправительно-трудовых учреждениях.

<32> Там же. Д. 218. Л. 211.

Выход из положения был найден благодаря проведению организованного набора квалифицированной рабочей силы и специалистов из числа заключенных, освобождающихся из ИТЛ и ИТК. Их набор производился кадровым аппаратом УМВД ЛО на основе индивидуальных трудовых договоров с лицами, изъявившими желание остаться после освобождения из лагерей и колоний на постоянной работе в качестве вольнонаемных рабочих и служащих на предприятиях и строительствах МВД, а также досрочно освобождаемыми, закрепленными для работы по вольному найму на половину оставшегося фактически неотбытого срока наказания, сокращенного в связи с зачетами рабочих дней <33>.

<33> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. Гулаг: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. N 6. С. 116.

План вербовки специалистов для Дальстроя за 1951 г. отделом кадров УМВД ЛО был выполнен с превышением. Наряду с этим отделом кадров УМВД ЛО в порядке вербовки было направлено большое количество специалистов на другие стройки МВД СССР, а также своевременно выполнены все задания МВД СССР по отбору молодых специалистов из высших и средних учебных заведений г. Ленинграда для работы в системе МВД СССР <34>.

<34> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 2. Оп. 1. Д. 78. Л. 488.

Проведение руководством МВД СССР линии на укрепление кадрового состава сотрудников ИТУ путем улучшения их профессиональной подготовки не могло не проходить без принятия мер, направленных на укрепление в их рядах служебной дисциплины. Несомненно, первым важнейшим шагом в этом направлении в послевоенный период явилось введение в действие согласно Приказу МВД СССР от 11 июля 1946 г. Дисциплинарного устава Вооруженных сил СССР в войсках и органах МВД СССР.

К этому времени состояние воинской и оперативно-служебной дисциплины среди руководящего, оперативного и рядового состава всех подразделений УМВД ЛО указывало на необходимость принятия кардинальных мер по ее укреплению. Только за 1945 г. Особой инспекцией Отдела кадров УМВД ЛО привлечено к уголовной ответственности 80 сотрудников, впоследствии осужденных военным трибуналом на различные сроки тюремного заключения. Понесли административные наказания свыше 1400 чел. Значительное количество оперативных работников и рядового состава за нарушение дисциплины было уволено из органов МВД <35>.

<35> Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 121. Л. 160.

В этих приказах УМВД Ленинградской области подчеркивалось, что пьянство и бытовая распущенность являются основными причинами участия сотрудников всех подразделений и служб УМВД ЛО в совершении дисциплинарных поступков и уголовных преступлений <36>.

<36> Там же.

Такое состояние дисциплины среди сотрудников УМВД ЛО не могло не обратить на себя внимание начальника Управления МВД по Ленинграду и области генерал-лейтенанта И.С. Шикторова. В своей директиве от 16 ноября 1946 г. он, в частности, указывал, что "иногда начальники органов вообще не реагируют на письма прокуроров, виновных сотрудников к ответственности не привлекают и не принимают необходимых мер к устранению выявленных нарушений" <37>.

<37> Там же. Д. 125. Л. 140.

Уровень должностных преступлений среди сотрудников УМВД ЛО, соответственно и УИТЛК, оставался высоким и в дальнейшем. В Приказе УМВД ЛО от 26 августа 1947 г. отмечалось, что первое полугодие 1947 г. "дало значительное увеличение уголовных проявлений среди работников подразделений УМВД. Количество осужденных Военным трибуналом за этот период времени увеличилось против второго полугодия прошлого года на 76,1%. При этом 20,6% осужденных являлись работниками подразделений УИТЛК. Наиболее распространенными преступлениями, совершенными ими, являлись кражи и хищения государственного и личного имущества (20% из числа осужденных). По подразделениям УИТЛК было дисциплинарно наказано 486 человек, или 11,2% к личному составу подразделений УМВД ЛО" <38>. Такое состояние дисциплины объяснялось "следствием отсутствия должностного контроля за работой подчиненного состава и требовательности к нему со стороны начальников подразделений, а также наличием серьезных недостатков в работе политотделов и политаппаратов в области воспитания кадров" <39>.

<38> Там же. Д. 130. Л. 459 - 466.
<39> Там же.

Руководство УМВД ЛО считало борьбу с "негативными явлениями" среди работников УИТЛК одной из основных задач своей деятельности. Расследованием преступлений, совершенных сотрудниками подразделений УИТЛК, рассмотрением жалоб и заявлений об их проступках занималась Особая инспекция Управления МВД по Ленинграду и области. Уголовные дела на рядовых сотрудников УИТЛК возбуждались с согласия начальника УМВД ЛО, на офицерский состав - с санкции Министра внутренних дел СССР. Дела уличенных в уголовных проявлениях сотрудников УИТЛК рассматривались в военных трибуналах войск МВД. Широко практиковалось объявление приговоров военных трибуналов всему личному составу органов МВД. Однако эти меры значительного эффекта не давали. Ведь руководители подразделений УИТЛК УМВД ЛО с целью сохранения кадрового состава часто были вынуждены "покрывать" провинившихся подчиненных <40>.

<40> Говоров И.В. Разгул преступности в послевоенном Ленинграде и области // Вопросы истории. 2003. N 4. С. 143.

Повседневную деятельность по недопущению "негативных явлений" в исправительно-трудовых лагерях и колониях должны были осуществлять также их партийные организации и политические отделы. При этом на основании Приказа МВД СССР от 15 июля 1949 г. "Об утверждении Положения о Главном управлении исправительно-трудовыми лагерями и колониями МВД СССР" общее руководство осуществлял Политический отдел ГУЛАГа МВД СССР. Он функционировал по особому положению, которое утверждалось Центральным Комитетом ВКП(б) <41>.

<41> ГУЛАГ: Главное управление лагерей, 1918 - 1960 / Под ред. акад. А.Н. Яковлева. М., 2002. С. 146.

Следует отметить, что в своей практической деятельности исправительно-трудовые учреждения не могли не руководствоваться и решениями различных органов власти на местах. Партийно-государственный аппарат был все больше заинтересован в осуществлении контроля за администрацией лагерей и колоний через территориальные партийные органы. В этом случае местными партийными органами осуществлялась строгая требовательность ко всем сотрудникам за выполнение своего служебного долга, что, в свою очередь, способствовало выполнению поставленных перед руководством ИТУ народно-хозяйственных задач. Ведь при укреплении дисциплины среди сотрудников ИТУ происходило усиление охраны и режима содержания заключенных, от чего напрямую зависела эффективность их подневольного труда. Этими причинами можно объяснить появление 12 февраля 1952 г. Постановления ЦК ВКП(б) "Об упразднении политотделов Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД союзных и автономных республик, Управлений МВД краев и областей". Во исполнение данного Постановления Ленинградским обкомом ВКП(б) 23 февраля 1952 г. было принято решение, в соответствии с которым руководство партийными организациями лагерных подразделений и колоний УИТЛиК было возложено на райкомы и горкомы партии по месту нахождения этих партийных организаций <42>.

<42> Центральный государственный архив историко-политической документации Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб.). Ф. 24. Оп. 70. Д. 152. Л. 18.

Повышения роли партийных организаций лагерей и колоний в решении проблемы по укреплению дисциплины среди стрелков ВОХР, подразделений конвойной охраны и вольнонаемного состава, а также при решении вопросов усиления изоляции, охраны, режима содержания заключенных потребовала объективная обстановка, сложившаяся к тому времени в ИТУ. Она была осложнена не только увеличением общей численности заключенных, но и возросшими с их стороны проявлениями неповиновения требованиям администрации лагерей и колоний, а также "внутрилагерного бандитизма". Все это побудило МВД СССР издать 10 мая 1951 г. распоряжение "Об укреплении единоначалия в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР". Усиление единоначалия в сочетании с партийно-политической работой помогало более успешно решать служебные задачи. Больше стало уделяться внимания обучению сотрудников формам и методам воспитательного воздействия. В частности, с личным составом органов и подразделений внутренних дел в обязательном порядке стали изучаться основы исправительно-трудовой политики Советского государства, деятельности ИТУ, организационно-методические установки по культурно-воспитательной работе среди заключенных <43>.

<43> Кузьмин С.И. Деятельность исправительно-трудовых учреждений (1936 - 1960 гг.). М., 1989. С. 24 - 25.

По мнению руководства МВД, усвоение сотрудниками форм и методов работы с заключенными, их практическое применение в повседневной деятельности должны были способствовать стабилизации обстановки в местах лишения свободы. В связи с этим МВД СССР Приказом от 2 июля 1951 г. утвердило План подготовки и переподготовки кадров МВД на 1952 - 1954 гг., в том числе и для системы ГУЛАГа. В соответствии с Планом предусматривалось подготовить 950 политработников, 600 начальников лагерных подразделений и их заместителей, 1100 оперативных работников, 1250 работников культурно-воспитательных частей, 250 воспитателей детских колоний и около 2000 работников других категорий. Подготовка осуществлялась на базе Высшей школы МВД СССР, Вильнюсской школы подготовки начальствующего состава, Орджоникидзевского военного училища, Львовской школы подготовки начальствующего состава, Ленинградской военно-политической школы, Ташкентской школы усовершенствования офицерского состава, Рязанской школы подготовки начальствующего состава МВД <44>.

<44> Министерство внутренних дел России: страницы истории (1802 - 2002 гг.). СПб., 2001. С. 581 - 582.

Руководство УМВД ЛО с целью стабилизации обстановки в подразделениях УИТЛК 27 марта 1952 г. издало Приказ "О мероприятиях по выполнению Приказа МВД СССР от 26 февраля 1952 года "Об изучении личным составом органов МВД Основ исправительно-трудовой политики Советского государства и работы в ИТЛ и колониях МВД", согласно которому руководителям лагподразделений и колоний предписывалось создать учебные группы по изучению и практическому применению основных принципов советской исправительно-трудовой политики <45>.

<45> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 217. Л. 94.

Смерть Сталина в марте 1953 г. ускорила процесс реорганизации деятельности ИТУ, о чем свидетельствуют появившиеся в то время различные ведомственные директивные документы как со стороны МВД, так и со стороны органов власти и управления в центре и на местах. Проведенный автором анализ данных документов, ставших доступными в последнее время, позволяет сделать вывод о том, что основная цель появления различных директивных документов, регламентирующих деятельность ИТУ после марта 1953 г., - перестройка всей практики функционирования ИТУ. В них указывалось, что режим, изоляция и охрана заключенных должны быть направлены прежде всего на их исправление и перевоспитание. При этом предъявлялись высокие требования к администрации ИТУ, и в первую очередь к политотделам и кадровым аппаратам.

Например, в распоряжении МВД СССР от 26 марта 1954 г. сообщалось о принятом ЦК КПСС 12 марта 1954 г. Постановлении "Об основных задачах МВД СССР", в котором указывалось об основных причинах неблагополучного положения дел в ИТЛ и колониях. В Постановлении ЦК КПСС отмечалось, что МВД СССР неудовлетворительно выполняет важную государственную задачу по перевоспитанию заключенных в системе ИТЛиК, так как руководство ГУЛАГа и ИТЛ основное внимание в своей работе уделяет хозяйственной деятельности и плохо занимается перевоспитанием заключенных. Самоустранение политотделов лагерей и колоний от воспитательной работы среди заключенных и крупные ошибки в подборе и расстановке руководящих кадров в ИТЛ, в результате чего на многих должностях в системе ГУЛАГа оказались провалившиеся на прежней работе работники, указывались в Постановлении ЦК КПСС основными причинами неблагополучной обстановки в местах лишения свободы. В связи с этим в распоряжении МВД СССР политотделам ИТЛ - УИТЛК вменялось в обязанность принять все необходимые меры по мобилизации партийных, комсомольских организаций и всех работников ИТЛ на выполнение основной задачи, поставленной ЦК КПСС, - улучшение деятельности ИТЛ по перевоспитанию заключенных <46>.

<46> Кокурин А.И., Моруков Ю.Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль - XXI. 2001. N 10. С. 110 - 111.

Однако и в дальнейшем становление новых принципов исправительно-трудовой политики шло медленно. Так, в марте 1956 г. в Приказе УМВД констатировалось, что "во всех лагерных подразделениях начальники частей не привлечены к активному участию в работе по перевоспитанию заключенных. Слабо проводится воспитательная работа с надзорсоставом. ОИТК еще полностью не отрешился от канцелярского метода руководства подразделениями, о чем свидетельствует наличие различных письменных указаний, направляемых в подразделения" <47>.

<47> ОСФ ИЦ ГУВД СПб. и области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 289. Л. 21 - 22.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что руководство УМВД ЛО уделяло серьезное внимание вопросам комплектования, повышения профессионального уровня личного состава ИТУ. Однако такие объективные факторы, как социально-экономические последствия закончившейся Великой Отечественной войны, тяжелые условия службы, низкая степень социальной защищенности, вели к значительному некомплекту кадров для ИТУ, нарушениям дисциплины, низкому качеству работы, что отражалось на общей ситуации в исправительно-трудовых учреждениях Ленинграда и области. При проведении автором исследования проблемы подбора и подготовки кадров для ИТУ на территории Ленинграда и области в послевоенный период установлено, что положение с кадрами в местах лишения свободы Ленинградского региона в рассматриваемый период является общим отражением положения в советской карательной системе и характерным показателем сталинской политики по формированию государственного аппарата. Подобная практика подготовки и формирования основных профессиональных приоритетов и явилась одним из факторов замедленных темпов изменения исправительно-трудовой политики в 1953 - 1956 гг. Не случайно, когда в 1953 - 1956 гг. происходила либерализация административно-правоохранительной деятельности различных властных структур, а стало быть, и исправительно-трудовой политики, практическая реализация ее новых принципов осуществлялась далеко не ускоренными темпами. Ведь основная масса сотрудников исправительно-трудовых учреждений Ленинграда и области, как и во всех регионах страны, была идеологически сформирована и прошла профессиональную подготовку в то время, когда весьма устойчиво сложилась практика уделения работниками основного внимания производственно-хозяйственной деятельности при игнорировании воспитательных задач наказания.