Мудрый Юрист

Некоторые проблемы, связанные с осуществлением государственной регистрации прав на недвижимые вещи "в силу закона"

Титиевский А.Н., старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Института государства и права ТюмГУ.

Пожалуй, наиболее характерной отличительной чертой правового режима недвижимости является необходимость осуществления государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Конечно, предусмотренная ст. 131 ГК РФ процедура - далеко не единственная характеристика правового режима недвижимого имущества, но несомненно то, что она относится к одному из самых ярких его проявлений.

Данное обстоятельство подчеркивают многие авторы. Так, например, Е.А. Дорожинская пишет: "Правовой режим недвижимого имущества основан на необходимости обеспечить особую устойчивость прав на это имущество, установить специальный порядок распоряжения им (а также владения и пользования). Поэтому право собственности, залога, другие вещные права на недвижимость, их возникновение, ограничение, прекращение подлежат ныне обязательной государственной регистрации" [1].

Вместе с тем положения ст. 131 ГК РФ, устанавливающие процедуру государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, имеют прямое отношение и к так называемым недвижимым вещам "в силу закона", перечисленным в ч. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ, - воздушным судам, морским судам, судам внутреннего водного плавания, космическим объектам. Как отмечает Е.А. Дорожинская: "Отнесение к недвижимому имуществу некоторых вполне движимых вещей объясняется целесообразностью распространения на эти объекты специального режима, установленного для недвижимого имущества" [1]. Другие авторы высказываются по данному вопросу более конкретно: признание за судами и космическими объектами статуса недвижимости связано с целесообразностью проведения именно государственной регистрации прав на эти объекты [2]. Но, поскольку государственная регистрация прав на недвижимость зачастую отождествляется с правовым режимом недвижимости в целом, это, как представляется, и предопределило распространение на суда и космические объекты всех особенностей правового режима недвижимости.

Возникает вопрос: насколько оправданно придание движимым по своей природе вещам статуса недвижимости? В данном случае мы сталкиваемся с примером применения законодателем такого приема юридической техники, как юридическая фикция, т.е. в нашем случае - искусственного распространения на определенные объекты правового режима, не присущего им в силу их естественных природных свойств. Само по себе законодательное закрепление обязательности государственной регистрации прав на суда и космические объекты можно только приветствовать, так как способствует укреплению прав собственников и иных титульных владельцев на данное имущество, повышает надежность его имущественного оборота. Но необходимость осуществления государственной регистрации прав на движимые вещи не должна влечь за собой, как следствие, признание за ними статуса недвижимости. Тем более что ГК РФ в п. 2 ст. 130 допускает возможность на законодательном уровне предусматривать необходимость государственной регистрации прав на движимые вещи, не распространяя при этом на них правового режима недвижимого имущества.

В юридической литературе государственной регистрации прав на недвижимое имущество "в силу природных свойств" в последнее время уделяется достаточно много внимания. Между тем вопросы осуществления государственной регистрации прав на недвижимые вещи "в силу закона" практически не затрагиваются. Хотя следует отметить, что между двумя названными процедурами регистрации существует значительная разница, обусловленная прежде всего различными источниками правового регулирования, регистрацией прав разными органами и в совершенно разных реестрах.

Например, только п. 1 ст. 33 Кодекса торгового мореплавания РФ [3] предусматривает существование трех реестров судов Российской Федерации: Государственного судового реестра; судовой книги и бербоут-чартерного реестра. Хотя справедливости ради надо отметить, что право собственности и иные вещные права на судно, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие) согласно п. 2 ст. 33 КТМ РФ подлежат регистрации только в двух из них: Государственном судовом реестре и судовой книге.

Бербоут-чартерный реестр предназначен для регистрации судов, взятых в аренду без экипажа в иностранном государстве физическими и юридическими лицами - резидентами РФ. На время регистрации в бербоут-чартерном реестре морское судно приобретает право плавания под Государственным флагом РФ, при этом из реестра судов иностранного государства морское судно не исключается.

Что же касается Государственного судового реестра и судовой книги, то по смыслу п. 5 ст. 33 КТМ РФ в первом Реестре регистрируются вещные права и ограничения (обременения) прав на пассажирские, грузопассажирские, нефтеналивные, буксирные суда, а также другие самоходные суда с главными двигателями мощностью не менее чем 55 киловатт и несамоходные суда вместимостью не менее чем 80 тонн; во втором - на спортивные и прогулочные суда независимо от мощности главных двигателей и вместимости таких судов, а также на все остальные суда, не подлежащие регистрации в Государственном судовом реестре.

В соответствии с положениями Кодекса внутреннего водного транспорта РФ [4] суда внутреннего водного транспорта также подлежат регистрации в Государственном судовом реестре РФ, судовой книге или реестре арендованных иностранных судов. Исходя из содержания п. 2 ст. 16 КВВТ РФ, реестр арендованных иностранных судов по своему предназначению полностью аналогичен бербоут-чартерному реестру на морском транспорте [5].

Сразу же стоит отметить, что КВВТ РФ, на наш взгляд, не содержит четко и ясно сформулированных законодателем положений по некоторым вопросам осуществления государственной регистрации прав на суда внутреннего плавания. Например, к выводу о том, что сведения о зарегистрированных правах и ограничениях этих прав подлежат включению в Государственный судовой реестр или в судовую книгу, можно прийти только путем комплексного анализа и сопоставления нескольких норм КВВТ РФ. Так, п. 4 ст. 16 КВВТ РФ содержит общее правило, согласно которому государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на судно (т.е. на недвижимость), ограничения (обременения) указанных прав, а также иные сделки, для которых в соответствии с законодательством РФ предусмотрена такая регистрация. В п. 2 ст. 15 КВВТ РФ речь идет только о приобретении права собственности после его государственной регистрации в Государственном судовом реестре или судовой книге. Кодекс не содержит прямого указания на то, отражаются ли в указанных реестрах сведения об иных вещных правах, об ограничениях этих прав. И лишь из содержания п. 4 ст. 19 КВВТ РФ, устанавливающего, что "каждой записи о возникновении, изменении, ограничении (обременении), переходе либо прекращении права собственности на судно или иного вещного права, а также о сделках с судном в Государственном судовом реестре РФ присваивается регистрационный номер", можно сделать заключение о необходимости регистрации указанных прав на суда и сделок с ними именно в Государственном судовом реестре РФ.

В отношении же регистрации прав в судовой книге Кодекс внутреннего водного транспорта РФ, кроме отмеченного нами ранее упоминания в п. 2 ст. 15 о возникновении права собственности на судно с момента государственной регистрации в данном реестре, не содержит вообще ни слова. Хотя совершенно очевидно, что по смыслу закона государственная регистрация вещных прав и ограничений этих прав, предусмотренная п. 4 ст. 16 КВВТ РФ, на суда внутреннего водного плавания, данные о которых занесены в судовую книгу, также должна осуществляться в судовой книге. К сожалению, в Кодексе внутреннего водного транспорта РФ нет нормы, похожей по содержанию на п. 2 ст. 33 КТМ РФ.

Кроме того, в ст. 17 КВВТ РФ упоминается лишь государственная регистрация самих судов - как объектов. Сделать вывод о том, что регистрация прав на конкретное судно и сделок с ним осуществляется в том же реестре, где само судно проходит регистрацию, возможно только посредством логического умозаключения: вещные права на судно внутреннего плавания подлежат регистрации в Государственном судовом реестре РФ или судовой книге - сведения о самом судне заносятся (к примеру) в судовую книгу - следовательно, права на это судно также регистрируются в судовой книге. (Впрочем, такая же ситуация наблюдается и на морском транспорте, где в п. 5 ст. 33 КТМ РФ речь также идет только о государственной регистрации судов - как объектов.)

Думается, что упомянутые выше моменты, нечетко зафиксированные законодателем, должны быть конкретизированы и найти свое закрепление в соответствующих статьях Кодекса внутреннего водного транспорта РФ.

Причиной отсутствия таких норм, как представляется, является неоправданное смешение законодателем в транспортных кодексах двух понятий - регистрации объектов и регистрации прав на эти объекты. Что делать, с нашей точки зрения, недопустимо. Несмотря на тесную взаимосвязь на транспорте двух процедур регистрации, тем не менее они преследуют совершенно разные цели и задачи (за исключением, пожалуй, задачи обеспечения безопасности эксплуатации судов). Тогда как в некоторых случаях применяя термин "государственная регистрация судов", законодатель подразумевает под этим одновременно и государственную регистрацию прав на суда (см., например, п. 3 и п. 5 ст. 16 КВВТ РФ).

На воздушном транспорте государственная регистрация прав и сделок с воздушными судами пока не производится. Проектом Федерального закона N 131215-3 "О государственной регистрации прав на гражданские воздушные суда и сделок с ними" [6] в п. 1 ст. 3 предусматривается создание Единого государственного реестра прав на воздушные суда и сделок с ними. Как видим, предполагается образование самостоятельного Реестра, отдельного от Единого государственного реестра прав на недвижимость, предусмотренного ст. 131 ГК РФ, в который бы вносились записи о правах на каждое воздушное судно. Налицо противоречие, причем не только между положениями проекта Закона "О государственной регистрации прав на гражданские воздушные суда и сделок с ними" и Гражданского кодекса РФ, но и непосредственно п. 9 ст. 33 Воздушного кодекса РФ [7], согласно которому государственная регистрация вещных прав на воздушное судно, а также установление порядка государственной регистрации должны осуществляться в соответствии со ст. 131 ГК РФ, а следовательно, в одном, общем для всех объектов недвижимости, Едином государственном реестре.

Исходя же из всего вышесказанного, представляется весьма сомнительным утверждение о существовании действительно единого для всех объектов недвижимости, по смыслу п. 1 ст. 131 ГК РФ, государственного реестра. Можно констатировать тот факт, что наряду с Единым государственным реестром прав на недвижимость, созданным во исполнение предписаний п. 2 ст. 2 и п. 1 ст. 12 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" [8], в настоящее время дополнительно функционирует как минимум два реестра на морском и внутреннем водном транспорте и предлагается организовать еще один на воздушном транспорте.

При этом остается непонятным, как соотносятся между собой Государственные судовые реестры (судовые книги), предусмотренные КТМ РФ и КВВТ РФ, являются ли они одним целым или ведутся совершенно независимо друг от друга. В пользу последнего говорит то обстоятельство, что ст. 33 КТМ РФ и ст. 17 КВВТ РФ по-разному определяют круг объектов, подлежащих регистрации (права на которые подлежат регистрации) соответственно в Государственном судовом реестре (судовой книге) на морском транспорте и в Государственном судовом реестре (судовой книге) на внутреннем водном транспорте.

Так, например, в соответствии с положениями КТМ РФ все спортивные и прогулочные суда, без всякого исключения, регистрируются в судовой книге. В то время как по правилам КВВТ РФ прогулочные парусные суда независимо от наличия и мощности главных двигателей и вместимости, а также непарусные прогулочные и спортивные самоходные суда с главными двигателями мощностью не менее чем 55 киловатт и несамоходные вместимостью не менее чем 80 тонн подлежат регистрации в Государственном судовом реестре.

Более того, необходимо отметить, что ни в одной статье КТМ РФ и КВВТ РФ мы не найдем указания на то, является ли на соответствующем виде транспорта единым Государственный судовой реестр РФ и является ли таковым судовая книга. Напротив, содержание ст. 43 КТМ РФ, устанавливающей, что при изменении порта (места) регистрации судна все сведения, содержащиеся в Государственном судовом реестре или судовой книге, ведущихся в прежнем порту (месте) регистрации судна, вносятся в Государственный судовой реестр или судовую книгу, ведущиеся в новом порту (месте) регистрации судна, на основании документов, переданных капитаном прежнего порта (места) регистрации судна, наводит на мысль о том, что в каждом морском порту существуют самостоятельные реестры, обособленные от реестров, ведущихся в других портах.

Правила регистрации судов и прав на них в морских торговых портах, утвержденные Приказом Министерства транспорта РФ от 29 ноября 2000 г. N 145 [9], каких-либо разъяснений по этому поводу не содержат (причем такой реестр, как судовая книга, вообще незаслуженно забыт разработчиками и в тексте Правил даже не упоминается). И только п. 5 Правил регистрации судов рыбопромыслового флота и прав на них в морских рыбных портах, утвержденных Приказом Государственного комитета РФ по рыболовству от 31 января 2001 г. N 30 [10], свидетельствует о том, что Государственный судовой реестр, бербоут-чартерный реестр и реестр строящихся судов, которые ведутся в морском рыбном порту, являются частью Единого государственного судового реестра, бербоут-чартерного реестра и реестра строящихся судов (как видим, и здесь судовая книга в этот список реестров не вошла). Данный вопрос, как представляется, должен быть разрешен на уровне федерального закона (в соответствующих кодексах), а не в правилах, утвержденных приказом Председателя Государственного комитета РФ по рыболовству. Ведь речь идет о реализации одного из основополагающих принципов института государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Образование именно Единого реестра является не последним элементом в составе механизма реализации принципа гласности (открытости) государственной регистрации, позволяющим сделать более доступными сведения, содержащиеся в реестре, для любого обратившегося лица.

Создание и функционирование Единого государственного реестра прав на недвижимость предполагает в соответствии с п. 4 ст. 131 ГК РФ, что любое заинтересованное лицо вправе получить информацию о произведенной регистрации и зарегистрированных правах в любом органе, осуществляющем регистрацию недвижимости, независимо от места совершения регистрации. Данное положение ГК РФ в контексте вышеизложенного может быть поставлено под сомнение. Совершенно очевидно, что возможность получения сведений из одного (единого) реестра от любого регистрирующего органа о правах на недвижимые в силу ч. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ вещи и о правах на недвижимое имущество, признаваемое таковым в соответствии со ст. 1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (и, более того, даже о правах на недвижимые вещи "в силу закона", но относящиеся к разным видам транспорта), полностью исключается. И не только по причине отсутствия единого как такового государственного реестра прав на все объекты недвижимости, но и осуществления самой регистрации прав на недвижимое имущество органами, относящимися к различным ведомствам.

Гражданский кодекс РФ в п. 1 ст. 131 однозначно указывает на учреждения юстиции - как органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. На морском и внутреннем водном транспорте регистрацию прав на суда осуществляют органы, не имеющие никакого отношения к учреждениям юстиции.

В соответствии с ч. 2 ст. 76 КТМ РФ регистрация права собственности на суда и строящиеся суда, ипотеки судна или строящегося судна и иных прав на них, выдача соответствующих документов производятся капитанами морских торговых портов и капитанами морских рыбных портов (далее - капитаны морских портов).

При этом необходимо отметить, что по смыслу п. 5 ст. 33 и ст. 35 КТМ РФ капитаны морских портов осуществляют регистрацию судов только в Государственном судовом реестре РФ. Морские суда, подлежащие регистрации в судовых книгах, регистрируются органами технического надзора за такими судами, к которым капитаны морских портов не относятся. Логично было бы предположить, что и сведения о правах на суда заносятся в соответствующий реестр органами, осуществляющими регистрацию этих судов. Но органы технического надзора за судами в соответствии с положениями КТМ РФ не наделены полномочиями по регистрации вещных прав и ограничений этих прав на морские суда. Не содержит Кодекс торгового мореплавания РФ и прямого указания на то, какой орган осуществляет регистрацию прав в судовой книге.

Правила регистрации в морских торговых портах каких-либо разъяснений по этому поводу также не дают, поскольку в них, как уже отмечалось, судовая книга даже не упоминается и соответственно не затрагиваются вопросы организации и ведения данного реестра.

Если же мы обратимся к Правилам регистрации в морских рыбных портах, то увидим, что согласно п. 15 регистрация судов и прав на них осуществляется капитаном морского рыбного порта, к компетенции которого относится ведение как Государственного судового реестра, так и судовой книги. В ч. 5 п. 1 Правил регистрации судов в морских рыбных портах в качестве органа регистрации указывается только капитан морского рыбного порта соответствующей государственной администрации порта. В части, касающейся регистрации судов, данные нормы противоречат п. 2 ст. 35 КТМ РФ, закрепляющему за органами технического надзора функции органа, регистрирующего суда в судовых книгах.

Здесь вполне можно было бы предположить, что записи в судовую книгу непосредственно о судах заносятся органами технического надзора, о правах на суда - капитанами морских портов. Но думается, что такое решение привело бы к повышению вероятности возникновения различного рода технических ошибок при внесении сведений в реестр, увеличению продолжительности самой процедуры регистрации, что не согласуется с конечными целями и задачами проведения регистрации судов и регистрации прав на них. Кроме того, это потребовало бы нормативного закрепления порядка координации деятельности двух регистрирующих органов в процессе выполнения возложенных на них обязанностей. Ни Кодекс торгового мореплавания РФ, ни соответствующие Правила регистрации судов такого порядка взаимодействия органов технического надзора за судами и капитанов морских портов не содержат.

Что касается Кодекса внутреннего водного транспорта РФ, то надо сказать, что в нем отсутствуют нормы, которые бы четко устанавливали, в чьи функциональные обязанности вменяется проведение государственной регистрации прав на суда. В ст. 17 КВВТ РФ речь идет лишь об органах, осуществляющих государственную регистрацию самих судов. В качестве таковых названы государственные речные судоходные инспекции бассейнов; для судов смешанного (река-море) плавания - капитаны речных портов, расположенных в устьях рек, либо капитаны морских торговых портов. В судовых книгах в соответствии с п. 4 ст. 17 КВВТ РФ суда регистрируются органами, специально уполномоченными на то Правительством РФ. Но из содержания данной статьи не вытекает с достаточной очевидностью, что и регистрацию прав на соответствующие суда производят эти же органы. Лишь косвенно такой вывод можно сделать, основываясь на положениях п. 3 ст. 36 КВВТ РФ, определяющих компетенцию государственной речной судоходной инспекции, которая, кроме всего прочего, осуществляет и выдачу свидетельств о праве собственности на судно, а следовательно, и регистрацию самого права.

Думается, в дальнейшем нормативная база в этой области будет обязательно корректироваться и ныне действующая редакция положений о государственной регистрации судов и прав на них не является окончательной.

Список литературы

  1. Дорожинская Е.А. Правовое регулирование сделок с недвижимым имуществом. Дис. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М., 2000. С. 50.
  2. Козлова И.В. Понятие недвижимости и вопросы регистрации прав на недвижимость в законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1998. N 2. С. 156; Абрамова М.В. К вопросу о понятии недвижимого имущества // Юрист. 2002. N 4. С. 12.
  3. Собрание законодательства РФ. 1999. N 18. Ст. 2207.
  4. Собрание законодательства РФ. 2001. N 11. Ст. 1001.
  5. В официальном тексте КВВТ РФ, опубликованном в Собрании законодательства. 2001. N 11. Ст. 1001, видимо, допущена опечатка. По логике в п. 2 ст. 16 и п. 11 ст. 19 должна стоять ссылка не на п. 6 ст. 23, а на п. 8 ст. 23 - именно здесь идет речь о временном предоставлении права плавания под Государственным флагом РФ.
  6. Правовая система.
  7. Собрание законодательства РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.
  8. Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
  9. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. N 7.
  10. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. N 22.