Мудрый Юрист

Суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи по назначению: что мешает правильно определить их размер

/"Мировой судья", 2006, N 9/
Н.А. КОЛОКОЛОВ

Колоколов Н.А., судья Верховного Суда РФ.

Статья 48 Конституции РФ 1993 г. гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Кроме того, в силу названной нормы Основного закона в определенных случаях юридическая помощь нуждающимся в ней лицам может оказываться совершенно бесплатно. Гарантируя право на бесплатную юридическую помощь, Конституция РФ не связывает его ни с конкретным видом судопроизводства, ни с какими-то определенными стадиями процесса. Буквальное прочтение конституционной нормы позволяет утверждать, что право на бесплатную юридическую помощь может возникнуть у лица в конституционном, административном, гражданском и уголовном судопроизводстве. Это общепризнанный мировой стандарт, кроме того, в этом направлении в принципе развивается и отечественное законодательство. Однако, как водится в России, без проблем не обошлось и в этом с виду совершенно простом деле.

Ожидалось, что государство, взвалив на себя тяжкое бремя по оказанию "бесплатной" юридической помощи на конституционном уровне, в скором времени детально регламентирует механизм превращения народного рубля в гонорар конкретного адвоката. От мудрости законодателя в данном случае напрямую зависело, будет ли бесплатная юридическая помощь оказываться реально действительно в ней нуждающимся либо для кого-то конституционная гарантия превратится в "мышеловку".

Несмотря на то что с момента принятия Конституции РФ минуло уже почти 13 лет, федерального закона, в котором определялись хотя бы общие начала оказания бесплатной юридической помощи, ни нуждающиеся в ней участники процесса, ни правоприменители так и не дождались.

Почему же столь инертен наш законодатель, ведь речь идет об общепризнанных принципах и нормах судопроизводства? Наверное, в первую очередь потому, что у нашего общества практически нет традиций в организации помощи бедным, особенно если последние "не в ладах" с законом. Во-вторых! Поскольку вопрос об определении размера вознаграждения адвокатам, участвующим в деле по назначению, законодатель перекладывает на Правительство, а последнее на отдельные министерства и ведомства, да и то с явным запозданием, становится понятно, что разрешение анализируемой проблемы в Российской Федерации в число важнейших и приоритетных задач государственного аппарата никогда не входило <*>.

<*> Для сравнения, во Франции, законодательство которой мы всегда усердно копируем, анализируемая в статье проблема детально урегулирована специальным Законом о юридической помощи неимущим от 10 июля 1991 г. Существуют аналогичные законы и в других странах. См. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. Изд. 2-е, доп. и испр. Издательство "Зерцало-М", 2002. С. 86 - 86, 203 - 204, 313 - 314.

Чтобы правильно разобраться в сути вопроса, для начала проследим генезис и эволюцию института организации бесплатной юридической помощи неимущим. В советский период государство на адвокатов не тратилось вовсе. Средства на оплату труда защитников по назначению органов предварительного расследования и судов адвокатское сообщество изыскивало из собственного кармана. С данным положением дел спорить никто не отваживался. Во-первых, по идеологическим причинам. Любая деятельность в СССР, в том числе и адвокатская, регулировалась тогда на уровне министерств и ведомств. Работа административных органов напрямую направлялась ЦК КПСС, поэтому несогласие с результатами работы конкретного ведомства сразу же рассматривалось как несогласие с политикой правящей партии, а многие из адвокатов той поры, если не большинство, носили партийные билеты...

Во-вторых, участие адвоката в уголовном процессе в те годы носило фрагментарный характер: защитник, как правило, приступал к исполнению своих обязанностей лишь с момента ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, да и само судебное разбирательство редко когда затягивалось более чем на один день. Подавляющее число уголовных дел рассматривалось и вовсе без участия адвокатов, как, впрочем, и без участия прокуроров, поскольку процессуальные функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела закон позволял суду (фактически судье) совмещать в одном лице. Осужденные в условиях социализма работали почти все, поэтому суммы, удерживаемые с них в пользу юридических консультаций, в бюджеты адвокатских образований поступали исправно <*>. Как видим, пусть и с учетом специфики момента, однако затронутый в настоящей статье вопрос в Советском государстве был разрешен на идеологическом, экономическом и правовом уровнях.

<*> В силу ст. 322 УПК РСФСР суд одновременно с постановлением приговора выносил определение о размере вознаграждения, подлежащего выплате юридической консультации.

Проблема, обусловленная необходимостью выделения государством денежных средств на оплату труда адвокатов, выступающих в процессе по назначению, долгое время искусственно загоняемая вглубь, со всей своей остротой обнаружилась с переходом страны на рыночные отношения. Как только прежний механизм оплаты труда адвокатов работать перестал, они тут же потребовали от государства "живых" денег, и не в счет будущего заработка осужденного, а непосредственно после оказания ими юридических услуг. Если расценивать работу адвоката, участвующего в процессе, как услугу, то неудивительно, что лицо, ее выполнившее, имеет право на соответствующее вознаграждение за счет заказчика, в нашем конкретном случае - государства.

В 1989 г. адвокатское сообщество Молдавской ССР официально отказалось от выделения своих представителей для участия в "бесплатных" процессах. Объявленный адвокатами бойкот продолжался около года, пока противостояние между Республиканкой коллегией адвокатов и правительством Республики не получило своего логического разрешения: руководство страны изыскало средства на то, что в принципе было прямо предусмотрено законом о бесплатной юридической помощи, но что по традиции не предусматривалось бюджетом.

В те годы я работал следователем в системе МВД Республики Молдова. Что в отсутствие механизма оплаты труда адвокатов помогало нам, следователям, а также судьям "находить" защитников по назначению? Не скрою, личные контакты с адвокатами! Естественно, делалось это не без обоюдовыгодных компромиссов...

В России, в тех регионах, где я впоследствии работал, означенная проблема столь остро не стояла: тотального игнорирования адвокатами вызовов в суды для оказания юридических услуг по назначению никогда не было: руководители адвокатских образований (коллегий, консультацией) своих представителей в "бесплатные" процессы направляли практически безропотно. В то же время редко приходилось видеть и честную работу защитников по назначению. Многие из них не стеснялись заявлять в судебных прениях о том, что работают бесплатно. Однако данная статья посвящена не адвокатской этике, а возможным путям урегулирования проблемы оплаты труда адвокатов, оказывающих "бесплатную" юридическую помощь.

Как указывалось выше, проблема оказания бесплатной юридической помощи имеет как минимум три аспекта: идеологический (комплекс морально-нравственных и политических критериев), экономический (достойная зарплата за качественный и квалифицированный труд) и правовой (безупречный в юридико-техническом смысле нормативный акт, регламентирующий порядок начисления и выплаты адвокатам денежных средств), ибо невозможно урегулировать законами то, что находится за гранью понимания народа, а также то, на что в казне нет денег. Добавим, проблему оплаты труда адвокатов, выступающих в процессах по назначению, в России пришлось решать не в годы социального и экономического процветания, а в период системного кризиса государства и общества.

Итак, в ч. 5 ст. 50 УПК РФ зафиксировано: если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет федерального бюджета. Каков, с точки зрения правоприменителя, должен быть механизм действия данной нормы?

Подозреваемый, обвиняемый - дознавателю, следователю и прокурору, подсудимый, а равно осужденный - суду на любом этапе уголовного процесса в устной или письменной форме заявляют, что они нуждаются в бесплатной, заметьте, гарантированной им не только процессуальным законом, но и Конституцией нашего государства юридической помощи. В данном случае дознаватель, следователь, прокурор и судья обязаны незамедлительно сообщить в территориальный орган адвокатского сообщества о том, что в их производстве находится уголовное дело, для участия в котором им следует направить адвоката, причем по возможности персонально того, о котором ходатайствует лицо, нуждающееся в бесплатной юридической помощи.

Форма оповещения органа адвокатского сообщества о выделении адвоката по назначению может быть любой: традиционное письмо (если время терпит), сообщение по телефону, факсу, электронной почте, на пейджер (если адвокату для исполнения своих обязанностей прибыть следует незамедлительно). С этого момента вышеперечисленные процессуальные фигуры свою задачу по обеспечению бесплатной юридической помощью нуждающихся в ней лиц вправе считать выполненной. Иными словами, их совершенно не должно интересовать, кто из адвокатов явится персонально и главное - как будет оплачен их труд.

Впрочем, а почему, собственно говоря, адвоката должны приглашать сторона обвинения или суд? Лучшие мировые стандарты таковы: нуждающееся в бесплатной юридической помощи лицо самостоятельно снимает трубку телефона и набирает номер избранной им структуры, специализирующейся на оказании бесплатной юридической помощи, и само себе приглашает защитника. Функция органов государственной власти в данном случае куда проще: разрешить задержанному вовремя сделать звонок. Более того, если поток задержанных велик, то "бесплатный" адвокат постоянно дежурит и в отделе полиции, куда с улицы доставляются подозреваемые, и в суде, рассматривающем ходатайства стороны обвинения о необходимости заключения их под стражу <*>.

<*> Кстати, с такой постановкой вопроса полностью согласно адвокатское сообщество. В п. 2 решения Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 16 декабря 2002 г. N 1 за подписью ее Президента - Г.М. Резника читаем: "В целях выполнения требований закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника по назначению в случаях задержания подозреваемого, а также рассмотрения судом ходатайства в отношении подозреваемого (обвиняемого) в качестве меры пресечения заключения под стражу президиумам коллегий адвокатов и заведующим юридическими консультациями надлежит организовать дежурства адвокатов коллегий, в том числе в выходные и праздничные дни. По согласованию с судами, межрайонными прокуратурами и окружными управлениями внутренних дел дежурства осуществляются непосредственно в помещениях судов и правоохранительных органов или юридических консультаций. При нахождении выделенных адвокатов в выходные и праздничные дни на дому президиумы коллегий адвокатов и заведующие юридическими консультациями обеспечивают с ними оперативную связь, своевременно информируют суды, прокуратуры, органы дознания и предварительного следствия об их домашних и мобильных телефонах".

Но на то они, наверное, и лучшие мировые стандарты, чтобы на них ориентировался наш законодатель! Добавим, что он им и следует, если речь идет о декларации права, а не о его реализации... В результате игнорирования очевидного отечественные дознаватели, следователи, прокуроры и судьи на протяжении вот уже целого десятилетия во внепроцессуальном порядке вынуждены не только исхитриться заполучить "бесплатного адвоката" к себе в процесс, но и на основании значительного количества временных, к тому же постоянно меняющихся, противоречивых ведомственных инструкций начислять ему заработок.

О том, что прежний, советский, порядок оплаты юридической помощи, "оказав положительное влияние на укрепление адвокатуры кадрами, повышение эффективности адвокатской деятельности" <*>, себя изжил, поскольку мало "способствовал переходу адвокатуры на рыночные отношения" <**>, осознали еще до распада СССР. Если ранее Минюст, руководивший, по существу, адвокатурой, утверждал максимальные ставки гонораров, то 10 апреля 1991 г. министр юстиции СССР С.Г. Лущиков утверждает (отметьте, пожалуйста) уже минимальные размеры оплаты юридических услуг. Согласно подписанной им "Инструкции об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам" нет денег на гонорар, бесплатный адвокат работать будет, но по "минимальным ставкам" <***>.

<*> Письмо Министерства юстиции СССР от 11 апреля 1991 г. N К-12-208.
<**> Письмо Министерства юстиции СССР от 11 апреля 1991 г. N К-12-208.
<***> См.: п. 1 Инструкции об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам от 10 апреля 1991 г.

Несмотря на то что в начале 1992 г. цены на все без исключения "понеслись" вверх, союзная инструкция с расценками от пяти до нескольких десятков рублей продолжала действовать... В отсутствие нормативной базы, адекватной экономической ситуации, российским адвокатам, выполнявшим функции защитника по назначению, несколько лет практически ничего не платили, то есть все это время безденежных участников процесса адвокаты защищали бесплатно. А куда бы они, милые, делись: в России профессиональный долг адвоката сродни клятве Гиппократа <*>!

<*> Отказ адвоката исполнять требования закона об осуществлении защиты по назначению по распределенному ему коллегией адвокатов делу является серьезным проступком и влечет меры дисциплинарной ответственности вплоть до прекращения статуса адвоката (п. 3 решения Совета Адвокатской палаты г. Москвы N 1 от 16 декабря 2002 г.).

Положение осложнялось еще и тем, что для урегулирования порядка оплаты адвокатских услуг прерогативы Минюста явно было недостаточно, так как полномочия по распоряжению федеральным бюджетом ему никогда не принадлежали. Само собой напрашивалось принятие федерального закона "Об оплате труда защитников для неимущих". Но, как показывает наша новейшая история, государство оказывать "милость падшим" в форме бесплатных юридических услуг на столь высоком уровне еще не было готово.

Об этой проблеме на уровне центральных органов власти впервые заговорил В.С. Черномырдин. 7 октября 1993 г. он подписал Постановление Совета Министров РФ N 1011, которое уже честно называлось "Об оплате труда адвокатов за счет государства". Суть данного подзаконного акта, состоящего всего из двух кратких абзацев, сводилась к рекомендации: Минфину РФ впредь предусматривать в проектах республиканского бюджета РФ выделение Минюсту РФ, МВД РФ, МБ РФ, МО РФ, Генеральной прокуратуре РФ, ГТК РФ и Департаменту налоговой полиции РФ средств на оплату труда адвокатов. Кроме того, заинтересованным ведомствам вменялось в обязанность самим определить порядок расходования (внимательный читатель, отметьте, пожалуйста) выделяемых им, а не адвокатскому сообществу средств.

Определить порядок оплаты труда адвокатов за счет государства, размер гонораров по традиции поручили Минюсту. 27 января 1994 г. министр юстиции РФ Ю.Х. Калмыков подписывает соответствующее Положение. О рублях и копейках он уже не вспоминает. С тех времен и до сих пор в России ходит совершенно новая денежная единица - МРОТ. Несмотря на то что данная бухгалтерская "среднепотолочная" величина общего с реальными ценами имеет зачастую немного, в условиях гиперинфляции выглядела она гораздо надежнее ничем не обеспеченного рубля образца начала 90-х гг. прошлого века.

Однако введение МРОТ в качестве расчетной базовой единицы не единственная новелла долгожданного Положения. Поскольку в ней было зафиксировано для нашего процесса нечто необычное, процитируем некоторые содержащиеся в ней положения.

"В соответствии с Законом РФ от 23 мая 1992 года "О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР" расходы по оплате труда адвокатов согласно ст. 47 УПК РСФСР относятся на счет республиканского бюджета в случаях" (внимательный читатель, пожалуйста, отметьте нюанс), не когда это нужно по делу, а "когда орган дознания, предварительного следствия, прокурор или суд, в производстве которых находится дело, освобождают подозреваемого и обвиняемого полностью или частично от уплаты юридической помощи или когда адвокат участвовал в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению без заключения соглашения с клиентом".

Во всех указанных случаях, согласно Положению, необходимо руководствоваться следующими правилами.

"1. Основанием для отнесения расходов по оплате труда адвокатов за счет средств республиканского бюджета РФ за время оказания юридической помощи по защите лиц, освобожденных полностью или частично органом дознания, предварительного следствия, прокурором или судом, в производстве которых находится дело, отнесения расходов на оплату юридической помощи, а также при их участии в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению является (здесь читателю опять придется вчитываться. - Прим. авт.) "постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора, определение суда, в производстве которых находится дело, выносимое на основании заявления адвоката.

  1. Оплата труда за один день участия адвоката в рассмотрении дела в случаях, перечисленных в п. 1 настоящего Положения, определяется из расчета не менее 1/4 установленного в РФ МРОТ.

Оплата труда адвокатов за время перерывов в судебных заседаниях, если адвокат в это время не участвовал в рассмотрении других дел, производится в размере 50% оплаты, предусмотренной за день участия в судебном процессе.

В районах Крайнего Севера, где установлены районные коэффициенты и процентные надбавки к заработной плате, оплата юридической помощи повышается в соответствующих размерах.

В постановлении (определении) об отнесении расходов по оплате труда адвокатов за счет республиканского бюджета РФ указывается наименование следственного органа или суда, номер дела, фамилия обвиняемого (осужденного), количество дней, фактически затраченных адвокатом на изучение материалов дела, участие на предварительном следствии и в судебном процессе и изучение протоколов судебного заседания, денежная сумма, определенная в соответствии с указанным выше расчетом, фамилия, имя, отчество адвоката, выполнявшего поручение, а также полное наименование и банковские реквизиты юридической консультации, в составе которой он состоит.

Копия постановления (определения), заверенная гербовой печатью, направляется по принадлежности в соответствующую финансовую службу министерства юстиции республики в составе РФ, управления юстиции области (края), прокуратуры, МВД.

  1. Соответствующие финансовые службы, указанные в абз. 5 п. 2 настоящего Положения, в 10-дневный срок со дня поступления постановления (определения) проверяют документы и переводят суммы на счет юридической консультации.
  2. При длительном участии адвоката постановления (определения) об оплате труда адвокатов выносятся ежемесячно.
  3. В случае признания подсудимого виновным приговором суда, суммы, выплаченные адвокату из бюджета за участие на предварительном следствии и в судебном процессе, должны быть взысканы с осужденных лиц в доход республиканского бюджета РФ. В отдельных случаях, исходя из материального положения и иных исключительных обстоятельств, он может быть освобожден судом от этой обязанности".

Внимательный читатель, наверное, уже догадался, что удивило в процитированном Положении Минюста практиков. Многое! Во-первых, дознавателей, следователей, прокуроров и судей превратили в табельщиков и бухгалтеров. Они, оказывается, обязаны следить как за работой "бесплатных" адвокатов по своим делам, ежемесячно начислять им заработок с применением разных там коэффициентов, "гонять" копейки по счетам, так и не упускать из виду движение дел, находящихся в производстве у коллег, чтобы, не дай бог, не переплатить защитнику за простой по своему делу. Как показала практика, последняя идея оказалась мертворожденной. Читатель, определите заработок адвокату, особенно когда он сразу "простаивает" по доброму десятку дел...

Во-вторых, всего лишь приказом министра юстиции дознавателям, следователям, прокурорам и судьям вменили в обязанность выносить процессуальные решения, определили их форму, несмотря на то что деятельность вышеперечисленных процессуальных субъектов регламентируется исключительно Уголовно-процессуальным кодексом.

В-третьих, следователи, прокуроры и судьи по своим решениям об оплате труда адвокатов ставились под контроль финансовых органов!

Кто-то возразит, подумаешь: дознаватель, следователь, прокурор или суд "попыхтят" с часочек, вынесут парочку лишних процессуальных решений. Однако затронутые нами вопросы отнюдь не так безобидны, как это может показаться на первый взгляд. Положение Минюста возложило решение вопроса о размере гонорара защитнику на сторону обвинения да суд, что, по нашему мнению, само по себе уже совершенно недопустимо. Общеизвестно: кто платит деньги, тот и музыку заказывает!

Но дальше - больше! К указанному Положению стали поступать дополнения, в которых уже заместители министра юстиции РФ торопились разъяснить судам, как и за что им следует платить адвокатам, если они вдруг расщедрились и выписали какому-то "очень хорошему знакомому" больше базовой четверти МРОТ.

Так, заместитель министра юстиции РФ А.М. Степанов к особо сложным делам, за которые защитники могут получить уже "солидные гонорары", относит уголовные дела, рассматриваемые высшими судами, дела, по которым проходит не менее пяти подсудимых, а также дела, на рассмотрение которых суд затратил свыше семи дней. Приводить все дополнения и разъяснения к основной инструкции не будем, ибо суть их всех, образно говоря, такова: "врагу ни одной лишней народной копейки". Очевидно, что так вечно продолжаться не может, затронутая в статье проблема нуждается в скорейшем и кардинальном разрешении, которого действительно ждут практики <*>.

<*> См.: письма Министерства юстиции от 7 апреля 1994 г. N 09-08/51-91, 23 мая 1994 г. N 09-08/65-94, от 10 мая 1995 г. N 09-08/80-95.

На уровне писем Минюста оплата труда адвокатов, выполнявших свои обязанности по назначению, регулировалась до тех пор, пока адвокаты вдруг не усомнились в их законности и разумности. В 2000 г. адвокат Псковской областной коллегии адвокатов В.Н. Забавин поставил перед Верховным Судом Российской Федерации вопрос об отмене писем Минюста РФ от 31 января 1994 г. и от 7 апреля 1994 г. В обоснование свой правовой позиции он указал, что не может регламентироваться деятельность дознавателей, следователей, прокуроров и судей ведомственным актом, который за пять лет своего существования так и не прошел соответствующей регистрации. Отдельно заявитель обратил внимание Высокого Суда и на содержание писем, поскольку буквальное следование содержащейся в них инструкции ограничивало заработную плату адвоката, добросовестно проработавшего в суде полных 22 рабочих дня, 918 руб. 48 коп., что было явно ниже прожиточного минимума. 14 ноября 2000 г. Верховный Суд РФ вынес решение, которым полностью удовлетворил заявление В.Н. Забавина в части отмены нормативных актов.

Конечно, письма Минюста мало походили на закон, призванный урегулировать проблему, однако после вынесения вышеназванного судебного решения механизм выплаты гонораров адвокатам, работающим по назначению, был уничтожен полностью. Опять потянулись годы, в течение которых затронутая нами проблема оставалась неурегулированной. Неудивительно, что отсутствие регламентаций рождало произвол. Так, уже 30 ноября 2000 г. руководитель одного из структурных подразделений Судебного департамента при Верховном Суде РФ предложил начислять гонорары адвокатам, исходя не из установленного законом размера МРОТ, а с учетом ранее существовавшей базовой его величины - 83 руб. 49 коп. Свои действия он мотивировал тем, что согласно Федеральному закону "О бюджете на 2000 год" не обеспеченные источниками финансирования расходы исполнению не подлежат. Как видим, повышая минимальный размер оплаты труда, законодатель не счел нужным увеличить финансирование расходов на адвокатов.

/"Мировой судья", 2006, N 10/

Ведением в действие с 1 июля 2002 г. УПК РФ и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" в России ознаменован новый этап в развитии законодательства, регламентирующего механизм оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном процессе по назначению. В ст. 131 УПК РФ и ст. 25 названного Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" содержится ответ на главный вопрос: труд адвокатов, выступающих по назначению, подлежит оплате из федерального бюджета, расходы на эти цели предусматриваются специальной целевой статьей закона о бюджете!

Во исполнение данных норм 4 июня 2003 г. Председателем Правительства РФ М. Касьяновым подписано Постановление "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда". К сожалению, от предыдущих писем оно отличается лишь тем, что инструкцию об определении размера гонорара защитнику должны готовить теперь уже сразу два министра - юстиции и финансов.

6 октября 2003 г. Ю.Я. Чайка и А.Л. Кудрин издают Приказ за N 257/89н, которым определен Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, (вчитайтесь!) в зависимости от сложности уголовного дела.

Итак, с тех пор действуют следующие ставки, 25% МРОТ - по-прежнему базовая величина.

На 50% от МРОТ адвокат за каждые сутки его труда вправе рассчитывать, если дело слушается в закрытом или выездном судебном заседании, в отношении несовершеннолетних либо его подзащитный плохо говорит по-русски или слабо видит.

75% от МРОТ судья начислит защитнику, если по делу проходит либо трое обвиняемых, либо дело состоит из трех томов, либо обвинение состоит из трех эпизодов.

Вне зависимости от количества томов, эпизодов, числа обвиняемых, наличия среди них несовершеннолетних, глухих и слепых 100% МРОТ положено адвокату при рассмотрении дела высшими судами, от областного до Верховного, либо в суде присяжных.

Впрочем, инициатива субъектов процесса, наделенных правами табельщиков и бухгалтеров, ничем не ограничена. В силу п. 5 вновь утвержденного порядка, если они в состоянии "замотивировать" свое решение, то 100% МРОТ смело могут начислять адвокату по любому делу.

Хотелось бы обратить внимание авторов инструкции на то, что понятие "сложность дела" перемножением числа глухих на количество невменяемых с возведением в степень несовершеннолетия не определить. Во-вторых, "сложность дела" - понятие относительное. Для стороны обвинения оно простое - море достоверных доказательств! А вот для стороны защиты, которой следователь коэффициент трудового участия установить должен, неимоверно сложное: опять-таки море достоверных доказательств! Как их опровергнуть, если подзащитный вины не признает, а свой кусок хлеба даже бесплатный адвокат по совести и по профессии отрабатывать должен честно!

А если адвокат "послушный", то почему бы стороне обвинения его не прикормить "бесплатными" деньгами. А такие адвокаты следствию сейчас ой как нужны. В силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания подозреваемого без адвоката - доказательство суть недопустимое. К сожалению, традиции нашего уголовного процесса таковы: платный адвокат, узнав, что его клиент готов сознаться, как правило, посоветует с этим не спешить. Чистосердечное признание - прямая дорога в тюрьму!

Пока сотрудничать с платными адвокатами сторона обвинения не только не может, но и не хочет, разрубить гордиев узел ей помогают адвокаты бесплатные. Делается это так. Подозреваемый: "Я готов признаться!" Следователь: "Мы тебя слушаем и записываем". "Все это время рядышком кто-то весело общается с оперативниками" <1>. При подписании процессуального документа сознавшийся узнает: это был его защитник...

<1> Фраза почерпнута из кассационной жалобы осужденного.

Анализ уголовных дел показывает: ситуация довольно типичная. Иногда она развивается таким образом. В деле появляется платный адвокат, а его подзащитный в присутствии бесплатного уже во всем сознался... Что записано пером, не вырубишь топором. Что в таком случае остается делать платному? Да ничего, кроме как порочить бесплатного.

Хотя проблема и типичная, но она опять ушла в область адвокатской этики, а речь в данной статье, как уже отмечалось выше, не о ней, а об организации оплаты бесплатной юридической помощи. Автора в данном случае больше беспокоит этика субъектов, наделенных правом определять размер адвокатского гонорара. Без взаимодействия органов предварительного расследования, прокуроров и судов с адвокатурой в настоящий период времени не обойтись: суд - это не только конкретный его состав, а еще и стороны в состязательном процессе, в уголовном судопроизводстве, одна из которых в том числе и адвокат. Однако, думается, качество взаимоотношений сторон, суда только возрастет, если из них исключить вопрос о деньгах.

Выделение бюджетных денег на бесплатную юридическую помощь - это форма решения социальной проблемы, следовательно, этим должны заниматься не карательные органы и уж тем более не суд, а органы, ведающие осуществлением социальной политики. Кроме того, по мере децентрализации правоохранительных структур, вопрос о выделении денег на бесплатную юридическую помощь постепенно должен смещаться к региональным структурам государственной власти, к ведению муниципальных образований. Есть основания утверждать, что о такой тенденции время от времени вспоминают, однако четкого деления обязанностей между центром, регионами и муниципиями пока не выработано.

А теперь посмотрим, как же проблема доступа не имущих к бесплатной юридической помощи решается в других, демократических государствах. Путей ее решения, как правило, два. Первый - государство, органы местного самоуправления выделяют деньги особым структурам в адвокатском сообществе (например, public defenders agencies в США), на плечи которых падает основная нагрузка по оказанию юридической помощи бедным. В этот же фонд поступают и разные пожертвования. Естественно, что уровень квалификации защитников, находящихся на "ставке", да еще в условиях скудного финансирования, сравнительно невелик. Оставляет желать лучшего и качество их работы, ибо отсутствует соответствующая мотивация к ее совершенствованию. В то же время в США именно эти адвокаты представляют интересы практически по 70% уголовных производств.

Есть и другой путь. В данном случае речь идет о действительно бесплатной юридической помощи, поскольку все адвокаты, в том числе и высококвалифицированные, перед обществом несут повинность (если хотите, почетную обязанность): определенное число раз оказать юридическую помощь малоимущим.

Как к последнему способу решения проблемы относятся российские адвокаты? Увы! Отрицательно! Они предпочитают "купить индульгенцию", откупиться, внести в адвокатскую палату определенную сумму, но только не работать по назначению. За счет собранных таким образом денег "подкармливаются" те их коллеги, которые откупиться от обязанности работать по назначению не могут или не хотят <2>. Справедливости ради отметим, что это не только российская практика.

<2> Размер такой доплаты определяется в каждом регионе России по-своему, с учетом сложившихся расценок на рынке юридических услуг. См.: ч. 10 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" (в ред. от 20 декабря 2004 г.), решения Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 16 декабря 2002 г. N 1 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда"; от 21 февраля 2005 г. N 42 "О порядке выплаты Адвокатской палатой г. Москвы дополнительного вознаграждения адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве по назначению".

Все ли адвокаты, участвующие в уголовном процессе по назначению, обездолены, как об этом в свое время писал в своем заявлении в Верховный Суд РФ В.Н. Забавин? Проведенные автором подсчеты показывают, что некоторые из них только в одном суде зарабатывают свыше 60 тыс. руб. ежемесячно! Бывает, что гонорары "стахановцев" от бесплатных юридических услуг переваливают за 160 тыс. руб. в месяц!

Впрочем, считать деньги в чужом кармане неприлично. Нас интересуют не заработки конкретных адвокатов, а вопросы, на которые нет ответа ни в законе, ни в подзаконных актах, а равно то, что мешает урегулированию спорных проблем на уровне закона.

Во-первых, несмотря на наличие в России Академии адвокатуры, у нас до сих пор нет научно обоснованной концепции механизма выплаты гонораров адвокатам, участвующим в процессах по назначению. Пока никто не дал ответа на простейший вопрос: почему в одних странах перечислять государственные деньги адвокатским образованиям на бесплатную юридическую помощь можно, а в России этого делать нельзя? Пусть с неизбежными издержками, но гонорары адвокатам должны начислять дознаватели, следователи, прокуроры и судьи!

Что касается размера заработка адвоката, "специализирующегося" на оказании юридических услуг по назначению, очевидно, что он не должен быть ниже заработка соответственно дознавателя, следователя, прокурора и судьи. В противном случае у адвокатов не будет стимула более или менее добросовестно относиться к своим обязанностям. Равный труд должен и одинаково оплачиваться. Подобный подход к решению проблемы, безусловно, влечет серьезные финансовые вложения в адвокатуру со стороны государства. К расходам такого плана россияне не привыкли. Вместе с тем кто в судопроизводстве не вкладывает средства в совершенствование состязательности, вынужден вкладывать их в суд, который при профессиональной слабости сторон априори обречен на их подмену. В данном случае неизбежно квазиправосудие, то есть то, чего мы последние два десятилетия мучительно стараемся избежать.

Во-вторых, правоприменитель в своей практике нуждается не в перманентно меняющихся ведомственных инструкциях, а в добротном федеральном законе, который закреплял бы не только механизм начисления гонорара конкретному адвокату, но и определял бы идеологические и финансовые подходы государства и общества к проблеме в целом.

Кстати, работа в этом направлении ведется. Привычным в юридическом обороте стало Постановление Правительства РФ от 23 июля 2005 г. N 445 "О порядке оказания юридическими консультациями и коллегиями адвокатов юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами".

К достоинствам данного документа следует отнести его относительную комплексность, поскольку он сразу регулирует вопросы, связанные с оплатой труда адвоката, участвующего в конституционном, административном и гражданском процессах, представление интересов военнослужащих в органах государственной власти и управления. Размер гонорара во всех этих видах производств не может быть менее 1 МРОТ в день!

Как видим, противоречия в регулировании заметны, как говорится, невооруженным взглядом. Представил адвокат интересы рядового Российской Армии в процессе о расторжении брака в районном суде, в соответствии с Постановлением Правительства от 23 июля 2005 г. его заработок - 1 МРОТ, выступил в том же суде того же уровня, но уже по делу в совершении особо тяжкого преступления, в соответствии с Постановлением Правительства от 4 июля 2003 г. его заработок - МРОТ! В чем причина подобных нормотворческих нестыковок? Очевидно, только в отсутствии комплексности и системности в работе наших нормотворцев!

А что делать правоприменителю в тех случаях, когда нет никаких, даже "плохеньких", норм? Президиум Верховного Суда РФ предлагает юристам поступать по аналогии. Отвечая на вопрос, производится ли оплата труда адвокатов по делам об административных правонарушениях, он разъясняет, что суд исходит из того, что согласно ч. 1 ст. 24.7 КоАП РФ суммы, израсходованные на оплату труда адвокатов по делам об административных правонарушениях, не входят в состав издержек по делу об административном правонарушении. Следовательно, они не могут быть взысканы по правилам ч. 2 и ч. 3 ст. 24.7 КоАП РФ <3>.

<3> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 4-й квартал 2004 г. С. 59.

Прежде чем проблему оплаты труда адвокатов, выполняющих свои функции по назначению правоохранительных органов, удастся урегулировать, ее нужно как следует изучить, а изучение ее невозможно без обсуждения. В этой связи автор предлагает читателю порассуждать не над отвлеченными, а злободневными проблемами современного российского уголовного процесса. Приведенные ниже вопросы взяты из судебной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда, запросов, поступающих из регионов.

Вопрос N 1. Как адвокаты, выполняющие свои обязанности по назначению правоохранительных органов и судов, попадают в процесс?

Ответ.

А) Официальной, жестко регламентированной в общероссийских нормативных актах процедуры приглашения адвокатов в процессы нет, но очевидно, что прямой контакт между лицом, осуществляющим процессуальное действие, и конкретным адвокатом в данном случае нежелателен.

Поскольку данная проблема носит не процессуальный, а организационный характер, то разрешаться она с обеих сторон должна сервисными структурами: канцеляриями, секретарями, помощниками и т.п. В любом случае в процесс должен приглашаться не конкретный адвокат, а лицо, выделенное для этих целей адвокатской палатой.

Б) Отсутствие каких-либо на этот счет регламентаций давно привело к тому, что основная масса адвокатов приглашается в процесс с учетом их личных контактов с дознавателями, следователями, прокурорами и судьями, как свидетельствует практика, ничего плохого в этом нет.

Вопрос N 2. Что следует понимать под участием адвоката в процессе?

Ответ.

А) Его участие только в процессуальных действиях, что прямо следует из указаний, содержащихся в законе, а равно в вышеприведенных документах: постановлении Правительства, инструкции.

Б) Не только участие в процессуальных действиях, но и иные формы адвокатской деятельности, например: 1) ознакомление с материалами уголовного дела, 2) изучение специальной литературы, 3) составление процессуальных документов; 4) общение с клиентом; 5) дежурство в суде, правоохранительном органе.

Практика свидетельствует о том, что в стадии предварительного расследования адвокаты получают гонорары только за участие в следственных действиях, в судах же им обычно оплачивают такие процедуры, как ознакомление с материалами уголовного дела из расчета 1 том - 1 МРОТ, один визит в СИЗО - тоже 1 МРОТ. Хотя непонятно, почему беседа с подзащитным в следственном изоляторе оплачивается, а в иных помещениях нет?

В основе такой практики лежат нормы УПК РФ, постановления Конституционного Суда РФ, согласно которым сторона защиты имеет право на изучение материалов, на что ей должны быть предоставлены разумные сроки.

Вопрос N 3. За какой объем работы адвокат получает право на гонорар в размере 1 МРОТ?

Ответ.



А) За полный день работы, вне зависимости от того, чего и сколько за этот период времени, в том числе и по разным делам, им было сделано, то есть на текущий момент времени не более 1100 руб. в день.

Б) Адвокат имеет право на гонорар в размере 1 МРОТ за каждую операцию в отдельности, вне зависимости от ее продолжительности, например: 1100 руб. за 15-минутное выступление в судебном заседании, 1100 руб. за часовое изучение дела в отношении И., 1100 руб. за часовое изучение дела в отношении П., 1100 руб. за часовое изучение дела в отношении С., итого 3300 руб.

Практика показывает, что именно такой подход к оплате труда защитников позволяет наиболее активным из них получать весьма значительные гонорары. Адвокат, будучи приглашенным в суд сразу по нескольким делам, "восьмерки" в табеле проставляет по каждому из них. Возразить ему трудно, поскольку нормативные акты, регламентирующие оплату труда адвокатов, работающих по назначению, ограничений на этот счет не содержат.

Вопрос N 4. Вправе ли судьи требовать от адвокатов документы, подтверждающие объем сделанного ими по делу?

Ответ.

А) Теоретически не вправе, поскольку по этому поводу нет никаких указаний нормативных актов.

Б) Фактически обязаны, поскольку речь идет о деньгах, следовательно, должны существовать формы их учета.



Пример: Минфин РФ в лице А.Е. Павленко в споре по делу в отношении Т. по поводу обоснования оплаты труда адвоката уже поднялось до уровня Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. Свою позицию автор надзорной жалобы обосновывает тем, что размер гонорара должен быть подтвержден документами, а судебное решение о выплате гонорара должно быть мотивированным. Трудно с этим не согласиться, однако нет и юридических оснований для ведения таких учетов. Не разработана авторами УПК РФ и форма постановлений, определений о выплате гонорара адвокату, отработавшему свою услугу по назначению.

В то же время следует обратить внимание на то, что, например, адвокатское сообщество г. Москвы ведет учет работы адвокатов по назначению, срок хранения отчетности пять лет <4>.

<4> См. вышеприведенное решение Совета Адвокатской палаты г. Москвы N 42.

Вопрос N 5. Первым заместителем Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко в феврале 2006 г. было издано распоряжение, согласно которому работа адвокатов, участвующих в деле по назначению суда, подлежит учету. Имеет ли силу его распоряжение для иных органов кроме подразделений Верховного Суда РФ?

Ответ.

А) Нет! Распоряжение Первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ - документ сугубо внутренний.

Б) Если нет, то чем его можно заменить? Очевидно, что на текущий момент ничем.

Вопрос N 6. Как быть с оплатой адвокатам командировочных?



Ответ.

А) Не платить, так как они уже учтены в гонораре!

Б) Применить процессуальный закон по аналогии и платить как иным участникам процесса.

Практика пошла по пути выплат адвокатам командировочных расходов, поскольку они, как правило, несоизмеримо выше гонораров, получаемых ими при участии в деле по назначению.

Вопрос N 7. Если адвокатам платить не более 1 МРОТ - 1100 руб. в день, то как и кому вести учет их работы?

Ответ.



А) Данный вид деятельности должен быть возложен на канцелярии судов, других правоохранительных структур.

Б) Этим должна заниматься специальная служба, например бухгалтерия.

Вопрос N 8. Если по одному делу по назначению участвуют сразу несколько адвокатов, которые представили суду разные расчеты затрат рабочего времени, несмотря на то что объемы выполненной ими работы практически идентичны, то какую сумму должен взыскать суд?

Ответ.

А) Согласно фактическим затратам рабочего времени, поскольку таково требование нормативного акта.

Б) В соответствии с качеством и количеством затраченного каждым труда, поскольку иной подход к расчетам ведет к утрате судом принципа справедливости.

Мнение автора: суммы, предназначенные на оплату труда адвокатов, выполняющих свои обязанности по назначению правоохранительных структур, должны аккумулироваться в специальных фондах и оттуда напрямую, то есть минуя правоохранительные структуры и суды, поступать в адвокатские ассоциации, специализирующиеся на оказании юридической помощи обездоленным, и ими же распределяться в зависимости от количества и качества труда.



Процессуальных решений об оплате труда адвокатов, работающих по назначению, дознаватели, следователь, прокуроры и судьи принимать не должны.

Не востребован в России и потенциал привлечения всех без исключения адвокатов для оказания юридической помощи лицам, в ней нуждающимся, но не имеющим средств для ее оплаты.

А каково мнение на этот счет читателя?