Мудрый Юрист

Принципы конституционного судопроизводства в республике Беларусь

Пугачев А.Н., заведующий кафедрой теории и истории государства и права Полоцкого государственного университета (Беларусь), кандидат юридических наук.

Конституционное судопроизводство наряду с уголовным, гражданским, хозяйственным и административным судопроизводством является одним из способов осуществления судебной власти в Республике Беларусь. Однако белорусское законодательство в настоящее время не содержит прямого, развернутого определения конституционного судопроизводства, не дает четкого его соотношения с такими понятиями, как "судебная система", "правосудие", "судоустройство". В теории конституционализма большинство ученых (В.А. Кряжков, Л.В. Лазарев, В.В. Маклаков, Н.В. Витрук) полагают, что данное понятие следует рассматривать как форму, способ существования и реализации норм материального судебного конституционного права. Но для обеспечения эффективной организации и деятельности органов конституционного контроля, качественного взаимодействия органов судебной власти очень важной в научном и практическом плане является разработка организационно-правовых основ деятельности органов конституционного правосудия, традиционно именуемых как принципы конституционного судопроизводства. Именно они придают деятельности Конституционного Суда устойчивое, необходимое свойство, отражают его специфику.

Согласно устоявшемуся в юриспруденции подходу следует различать принципы как правовые установления (нормы), получающие закрепление в нормах конституционного права, и принципы как правовые идеи (начала), воплощенные в теоретических построениях науки и косвенно определяющие направление и содержание конституционно-правового регулирования.

Хотя между названными типами принципов существует неразрывная связь, предопределяемая тем, что в них раскрываются границы одного явления - конституционного права, они складываются в разных областях правовой материи: первые - в нормативной плоскости, вторые - в сфере ее доктринального толкования, оценки права и прогнозирования его развития. В данной статье речь пойдет о нормах-принципах, получивших закрепление в Конституции Республики Беларусь и Законе "О Конституционном Суде Республики Беларусь", а также Регламенте Конституционного Суда. Они представляют собой основные руководящие начала, выражающие сущность и определяющие содержание деятельности органа конституционного правосудия. Это своеобразные базовые идеи, которые характеризуют функционирование Конституционного Суда. Важно отметить, что принципы конституционного судопроизводства содержатся в систематизированном виде, что свойственно для многих постсоветских государств (Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Россия, Таджикистан и др.).

Родственность конституционного судопроизводства с иными видами судопроизводств обнаруживается именно по такому важному показателю, как принципы. Принципы конституционного судопроизводства прямо зафиксированы в ст. 2 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь": законность, независимость, коллегиальность, гласность, устность, равноправие и состязательность сторон. Нельзя согласиться с тем, что в указанном перечне нет положения о языке конституционного судопроизводства, хотя ст. 3 Закона прямо закрепляет принцип, согласно которому "производство в Конституционном Суде ведется на белорусском и (или) русском языках". Официальная публикация решений Конституционного Суда Республики Беларусь также осуществляется на белорусском и русском языках.

Вряд ли оправданно и то, что среди принципов деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь законодатель не предусмотрел принцип непрерывности судебного заседания, хотя это вытекает из содержания ст. 27 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь". Однако это не должно исключать возможности объявления перерыва в заседании (отдых, подготовка заключительной речи) либо приостановления производства по делу. Целесообразно, с нашей точки зрения, предусмотреть в Законе норму о том, что Конституционный Суд до принятия решения по делу (если оно не приостановлено) не может рассматривать в судебном заседании другие дела.

Поскольку действующий Закон "О Конституционном Суде Республики Беларусь" лишь фиксирует (не детализируя) основные принципы деятельности Конституционного Суда, есть смысл дать содержательные характеристики этим положениям.

Законность. Решение Конституционного Суда должно быть законным, справедливым, обоснованным. Соблюдение этих требований должно обеспечить истинность решения Суда. Это означает, что вступившее в силу решение Конституционного Суда считается таковым до тех пор, пока оно не будет пересмотрено самим Конституционным Судом в порядке, установленном Законом "О Конституционном Суде Республики Беларусь". В ст. 42 указанного Закона предусмотрено лишь два основания, при которых решение Конституционного Суда может быть им пересмотрено:

  1. изменилась конституционная норма, на основании которой принято решение;
  2. открылись новые обстоятельства, которые могут существенно повлиять на его сущность.

Полагаем, что данная статья должна предусматривать и такое (третье) основание, как допущенные Судом при вынесении пересматриваемого решения существенные процессуальные нарушения. В таком случае рассматриваемый принцип законности обретает свою системность и логическую целостность.

В Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" данный принцип не назван, однако свою фиксацию получил в Конституции РФ. Это, как нам представляется, не вполне оправданный подход, ведь принцип законности в конституционном судопроизводстве воплощается не только через неукоснительное требование соответствия всей деятельности Конституционного Суда РФ Конституции государства, но и федеральному конституционному закону. Принцип законности в деятельности Конституционного Суда вовсе не противоречит верховенству и прямому действию Конституции, хотя в ряде случаев сам закон может проверяться на предмет соответствия Конституции.

Важно понимать, что законность как универсальная правовая идея являет собой не только принцип деятельности самого Конституционного Суда, но и выступает в качестве цели судебного разбирательства, так как перед Судом ставится задача восстановления нарушенной законности, в том числе и конституционной.

Независимость. Это одна из самых мощных гарантий для порядка, основанного на принципах правового государства, где судебной власти отводится решающая роль. Являясь нейтральной стороной (третьим лицом) по делу, судья Конституционного Суда (и Суд в целом) должен быть свободным от какого бы ни было влияния или воздействия. Особо подчеркнем независимость по отношению к органам законодательной и исполнительной власти, Президенту. Никто не имеет права давать судьям Конституционного Суда указания как общего характера, так и по определенному конкретному делу. Нормы, фиксирующие принципы независимости судей и их подчинение только Конституции Республики Беларусь и закону, обращены, таким образом, не только к судьям Конституционного Суда Республики Беларусь, но и ко всем организациям, должностным лицам и гражданам, которые сталкиваются с деятельностью Конституционного Суда Республики Беларусь. В свою очередь, судьи обязаны противостоять всем посторонним воздействиям, от кого бы они ни исходили. Гарантии личной и профессиональной независимости судей Конституционного Суда определены целым рядом статей Конституции Республики Беларусь (ст. 6, 36, 110, 111) и Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" (ст. 2, 2.2, 23, 25 и др.), а также ст. 64 Закона "О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь".

В своей деятельности судьи Конституционного Суда Республики Беларусь могут выступать только в личном качестве. Это означает, что они не представляют каких бы то ни было государственных или общественных органов, политических партий или движений, различных организаций, должностных лиц, социальных групп. Правовая позиция судей, свободная от политических пристрастий, может быть выражена лишь через решения и другие акты Конституционного Суда Республики Беларусь.

Принцип независимости вытекает из ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, где записано, что каждый человек имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. А в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дел компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Как пишет немецкий ученый В. Хайде, "независимость является не личной привилегией судьи, а особым моментом оформления его должности" <1>.

<1> Хайде В. Система правосудия Федеративной Республики Германия. Кельн: ООО "Федеральный вестник", 1995. С. 27.

По мнению Т.Г. Морщаковой <2>, принцип независимости судей в сфере конституционного правосудия имеет более широкое значение, чем в других видах процедур, потому что судьи в конституционном судопроизводстве связаны только Конституцией и своим собственным законом (имеется в виду Закон о Конституционном Суде. - А.П.), и поэтому, проверяя другие акты, другие законы, они не могут быть ими связаны.

<2> Морщакова Т.Г. Некоторые вопросы конституционного правосудия в системе процессуальных реформ // Журнал российского права. 2001. N 12. С. 10.

Реализации принципа независимости служит институт тайны совещания судей, поскольку судебной системе в целом свойственна процедура, когда совещание и голосование судей проводятся только при закрытых дверях. Без тайны совещания судей не может быть истинного судопроизводства. Вероятно, поэтому тайна совещания судей не является самостоятельным принципом конституционного судопроизводства, хотя ст. 35 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" содержит большое количество норм, подробно регламентирующих порядок принятия решений Судом в закрытом совещании.

Коллегиальность. В ряде статей Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" содержатся положения, раскрывающие условия и механизм реализации принципа коллегиальности в деятельности Конституционного Суда. В ст. 19 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" особо оговорено, какие действия Председатель Конституционного Суда может совершать самостоятельно, а какие - от имени Суда. Вне всякого сомнения, в деятельности конституционных судов принцип коллегиальности получил свое максимальное выражение. Ясно, что в коллегии, состоящей из 12 судей, как это предусмотрено в белорусском варианте, итоговое решение в достаточной степени застраховано от возможной ошибки. Хотя крайние точки зрения при этом, естественно, "отсекаются", но они, в свою очередь, могут быть "услышаны" через особое мнение судьи Конституционного Суда.

В отличие от иных видов судопроизводств конституционное судопроизводство не признает единоличного рассмотрения дел. Более того, согласно ст. 35 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" решение Конституционного Суда считается принятым при условии, что за него проголосовало большинство от полного состава судей, если иное не предусмотрено настоящим Законом. Такой способ принятия решений предполагает непосредственное участие судей Конституционного Суда в исследовании вопросов дела. К тому же итоговое решение принимается только теми судьями, которые участвовали в рассмотрении дела в судебном заседании.

Принцип коллегиальности учитывается и при принятии Конституционным Судом Республики Беларусь иных решений, непосредственно не связанных с правосудебной деятельностью. Например, коллегиально выносится решение о внесении предложения в государственные и другие органы (ст. 7 Закона), об избрании на должность заместителя Председателя Конституционного Суда (ст. 13). Именно коллегиальность обеспечивает возможность тщательного исследования всех доказательств, правильной и всесторонней их оценки, обдуманного и внимательного применения норм права и принятия объективного решения дела по существу.

Гласность. Несмотря на то что ст. 26 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" предусматривает возможность проведения закрытого заседания, следует понимать, что дела даже в закрытых заседаниях должны рассматриваться с соблюдением общих правил конституционного судопроизводства. В то же время принцип гласности для судебного разбирательства в порядке конституционного судопроизводства существенно отличается от реализации такого принципа в деятельности судов общей юрисдикции, о чем недвусмысленно гласит ст. 29 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь", четко определяя стороны и участников заседания Конституционного Суда. Принцип гласности в конституционном судопроизводстве приобретает особое значение, так как конституционная юрисдикция не имеет своей инстанционной системы, и поэтому социальный контроль, обеспечиваемый на основе гласного открытого рассмотрения дел Конституционным Судом, создает вполне определенные гарантии "прозрачности" судебной деятельности и поведения участников в конституционном заседании.

Следует признать, что еще в советские времена как самостоятельные выделялись две формы гласности: присутствие публики в суде и возможность средств массовой информации сообщать обо всем происходящем в суде. Безусловно, информирование в данном случае выступает одним из основных атрибутов реализации принципа гласности. Интересно отметить, что действующий Закон "О Конституционном Суде Республики Беларусь", провозглашая принцип гласности, ничего не говорит о возможности кино- и фотосъемки, аудио- и видеозаписи, прямой радио- и телетрансляции заседаний. В Российской Федерации по этому поводу предусмотрено законодательное регулирование (ч. 1 ст. 54 Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Характеризуя данный принцип, судья Конституционного Суда Российской Федерации Б.С. Эбзеев особо подчеркивает, что "решения Конституционного Суда во всех случаях провозглашаются публично и обнародуются без каких-либо ограничений, поскольку ими не разглашаются сведения, составляющие государственную, профессиональную или коммерческую тайну, тайну личной жизни, усыновления, переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, а также иной охраняемой законом тайны" <3>.

<3> Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 2005. С. 550.

Устность. В конституционном производстве в основание решения может быть положено лишь обсужденное ранее в ходе устного разбирательства. Это означает, что ссылка на документы, которые не были зачитаны, не допускается. Но действующий Закон "О Конституционном Суде Республики Беларусь" (в частности, ст. 2.5) не определяет, могут ли в заседании Конституционного Суда Республики Беларусь не оглашаться документы, которые были представлены для ознакомления судьям и сторонам либо содержание которых излагалось в заседании по данному делу. Надо полагать, что в силу особенностей конституционного судопроизводства, где все стороны дела заранее получают соответствующие документы, некоторые из них могут не оглашаться в ходе судебного разбирательства. Но если содержание таких документов представляет интерес по делу, то при наличии инициативы судей или ходатайства сторон они должны быть обязательно оглашены.

В общем плане принцип устности судебного разбирательства проявляется в том, что все участники имеют возможность выступить перед судом, представить объяснения и доказательства, высказать свои соображения непосредственно, в устной форме. Все представленные доказательства подлежат устному исследованию в ходе заседания.

Равноправие и состязательность сторон. Данный принцип, закрепленный в ст. 2.6 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь", следует понимать в том смысле, что стороны пользуются равными правами и возможностями по отстаиванию своей позиции на основе состязательности в заседании Конституционного Суда, т.е. обладают равным процессуальным статусом. Детализация данного положения находит продолжение в ст. 29 указанного Закона.

По мнению С.Э. Несмеяновой <4>, принцип состязательности и равноправия сторон означает, что судебный процесс происходит в форме состязания сторон, т.е. стороны противопоставлены друг другу в зависимости от своих интересов и суд не вправе по каким-либо признакам (национальным, религиозным и т.д.) отдавать предпочтение одной из сторон. Таким образом, состязательность судебного процесса означает, что функция суда по разрешению дела отделена от функции обвинения и функции защиты. Известный французский юрист Ж.-Л. Бержель подчеркивает первостепенное значение этого принципа: "Принятый во всех правовых системах западных стран принцип состязательности, на который ссылались еще Сенека и Аристотель, связан с самим понятием правосудия, когда истина выясняется в присутствии и при участии двух сторон. Он рассматривается как основополагающий, ведущий принцип права" <5>.

<4> Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. М.С. Саликов. М.: Норма, 2003. С. 41.
<5> Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В.И. Даниленко. Пер. с фр. Г.В. Чуршокова. М.: Издательский дом "NOTA BENE", 2000. С. 564.

Согласно ч. 5 ст. 29 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" сторона (ее представитель) вправе излагать собственную позицию по делу и задавать вопросы противной стороне, свидетелям, экспертам, а также заявлять ходатайства, представлять по рассматриваемому вопросу документы, письменные отзывы, иные материалы, знакомиться с документами, письменными отзывами и иными материалами, предоставленными Конституционному Суду другой стороной (ее представителем). Однако в тех случаях, когда Конституционный Суд сам выступает в качестве инициатора процесса (ст. 43.1 Регламента Конституционного Суда), принцип состязательности "не работает", с чем нельзя согласиться.

Следует учитывать, что состязательные начала в конституционном судопроизводстве имеют свои особенности. В частности, речь идет о процедуре, в которой отсутствует спор между сторонами. Речь идет о предложении Президента Республики Беларусь о даче заключения о фактах систематического или грубого нарушения Палатой представителей или Советом Республики Национального собрания Конституции Республики Беларусь. При такой процедуре у Президента, обратившегося в Конституционный Суд, нет процессуального противника, а это означает, что принцип состязательности и равноправия сторон будет применяться не в полном объеме. Но этот случай должен рассматриваться как исключение, а не как правило. Напомним, что дела такого рода Конституционный Суд Беларуси не рассматривал.

Рассмотренные принципы конституционного судопроизводства (законность, независимость, коллегиальность, гласность, устность, равноправие и состязательность сторон) нашли непосредственное закрепление в ст. 2 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь". Действующий Закон прямо не указывает, но подразумевает еще ряд важнейших составляющих деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь (язык судопроизводства, непрерывность судебного заседания, диспозитивность). Н.В. Витрук допускает, что "существуют принципы, которые вытекают из природы судебного конституционного процесса, хотя текстуально не получили законодательного закрепления" <6>, и поэтому к принципам конституционного судопроизводства относит принцип полноты и всесторонности разбирательства, а также принцип процессуальной экономии (соединение дел в одном производстве, разбирательство в разумные сроки, недопущение волокиты и др.). Оперируя понятием "разумный срок", следует учитывать особенности конституционного судопроизводства, где экономия времени при совершении тех или иных процессуальных действий может быть неприемлема. Важно помнить, что в конституционном производстве затрагиваются интересы многих людей, государства, и поэтому в ряде случаев может не оказаться возможностей отказа от совершения отдельных процессуальных действий.

<6> Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учеб. пособие. М.: ЮНИТИ, 1998. С. 215.

Иначе трактуется принцип процессуальной экономии российским автором С.Э. Несмеяновой <7>, которая рассматривает его "в привязке" к принципу устности судебного разбирательства. Ученый в данном случае в качестве примера описывает ситуацию, при которой документы, не оглашенные устно в заседании, приобщаются к материалам дела и впоследствии могут быть использованы при подготовке заключительных выступлений, самого решения по делу. Такая "процессуальная экономия" позволяет существенно сократить время рассмотрения дела за счет отказа от специального исследования тех документов, которые имеются у всех сторон на руках, в силу простоты их толкования либо большого объема.

<7> Конституционный судебный процесс. Там же. С. 38.

Принцип полноты, всесторонности, объективности судебного разбирательства означает, что Конституционный Суд обязан тщательно, внимательно исследовать все имеющиеся материалы по делу, выслушать мнения сторон и выводы экспертов, т.е. проявлять разумную активность и инициативу. Объективное исследование материалов дела, беспристрастность и непредвзятость в их собирании и оценке полностью соответствуют представлению о Суде как о нейтральной инстанции.

Впрочем, поскольку ст. 2 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" называется "Основные принципы деятельности Конституционного Суда", можно предположить существование дополнительных (не основных) принципов конституционного судопроизводства. Такой подход законодателя не разделяется некоторыми учеными. Например, С.Э. Несмеянова полагает, что "неверно делить принципы на "основные" и "неосновные", так как все они являются базовыми идеями, началами построения тех или иных институтов судебной власти". Как нам представляется, можно подвергнуть сомнению существование этих самых "неосновных" принципов и в силу того, что такая категория вряд ли может претендовать на роль принципов как таковых. Веский аргумент приводит В.М. Сырых, когда пишет о том, что "важное условие признания правового принципа в качестве юридической закономерности сводится к тому, чтобы принцип отражал связь, а не какое-либо иное свойство, признак, компонент правовых явлений. Не все правовые положения, известные как принципы права, удовлетворяют этому условию" <8>.

<8> Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 т. Т. 1: Элементный состав. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2000. С. 70.

В то же время А.Ф. Черданцев считает возможным выделять критерии, которые давали бы основание рассматривать те или иные принципы права в качестве основных или неосновных для права в целом или для отдельной отрасли. В качестве одного из возможных вариантов решения проблемы ученый предлагает своеобразный количественный подход, основывающийся на определенных методологических правилах, позволяющих проводить такое разделение. Например, "если та или иная руководящая идея пронизывает содержание более чем половины институтов права соответствующей отрасли, то она может рассматриваться в качестве принципа этой отрасли; если та или иная руководящая идея пронизывает содержание более чем половины отраслей права, то она может рассматриваться в качестве принципа права" <9>. В итоге А.Ф. Черданцев приходит к выводу о том, что при рассмотрении в качестве принципов только тех идей, которые определяют содержание всей системы или отрасли права, многие общепризнанные принципы утратили бы статус принципа права или отрасли.

<9> Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург: УИФ "Наука", 1993. С. 63.

Указанные принципы во многом совпадают с принципами гражданского, уголовного, хозяйственного судопроизводства. Однако в перечне принципов конституционного судопроизводства, прямо зафиксированных в ст. 2 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь", не сформулированы такие действующие в иных видах судопроизводств принципы, как право каждого на обращение в суд за судебной защитой (ст. 24 Гражданского процессуального кодекса, далее - ГПК РБ) (хотя через ст. 10 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" это подразумевается); объективной истины (ст. 20 ГПК РБ); судебного и процессуального надзора (ст. 22 и 23 ГПК РБ), используемые в гражданском судопроизводстве. Важно отметить, что на содержание Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" большое влияние оказали принципы именно гражданского процессуального права, что, однако, повлекло излишнюю формализацию судебного конституционного процесса. И этот акцент был бы еще более значимым, если бы действующее законодательство предусматривало институт индивидуальной конституционной жалобы, как это имеет место в Австрии, Германии, России.

Уголовное судопроизводство не "пересекается" с конституционным по следующим принципам: обеспечение защиты прав и свобод граждан (ст. 10 Уголовно-процессуального кодекса, далее - УПК РБ); публичность (ст. 15 УПК РБ); презумпция невиновности (ст. 16 УПК РБ); оценка доказательств по внутреннему убеждению (ст. 19 УПК РБ); прокурорский надзор в уголовном процессе (ст. 25 УПК РБ). По нашему мнению, принципы уголовного и конституционного судопроизводства сближает то, что уголовный процесс, как и судебный конституционный процесс, есть важная область проявления политики государства и основных характеристик его строя. Не случайно в современной юридической литературе под принципами уголовного процесса понимают нормы, которые всегда заключают в себе определенное идеологическое и воспитательное содержание, выражая основные политические идеи, влияющие на способ оформления уголовного процесса. Например, А.В. Кудрявцева и Ю.Д. Лившиц принципы уголовного процесса рассматривают как "основные идеи уголовно-процессуального права, определяющие социальную сущность и политическую направленность деятельности по рассмотрению и разрешению уголовных дел" <10>.

<10> Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе // Правоведение. 2001. N 4. С. 162.

Судопроизводство в хозяйственных судах также имеет в своей основе ряд принципов, не совпадающих с принципами судебного конституционного процесса: право на юридическую помощь (ст. 12 Хозяйственного процессуального кодекса, далее - ХПК РБ); диспозитивность (ст. 13 ХПК РБ); непосредственность судебного разбирательства (ст. 14 ХПК РБ); нормативные акты, применяемые при разрешении хозяйственных (экономических) споров (ст. 15 ХПК РБ); применение норм иностранного права (ст. 16 ХПК РБ).

Итак, принципы конституционного судопроизводства во многом схожи с принципами общего правосудия, хотя это в большей мере относится к их перечню и гораздо меньше - к содержанию. Существующие различия связаны со спецификой конституционного правосудия. К тому же принципы конституционного судопроизводства налагают особые, повышенные, обязанности и обязательства прежде всего на самих судей, на Конституционный Суд в целом, так как его решения являются для всех без исключения обязательными и обжалованию либо опротестованию не подлежат.

Можно отметить и тот факт, что в выделении принципов конституционного судопроизводства есть определенная доля условности, так как эти принципы являются составной частью единой системы принципов правосудия, которые очень тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, но в своей совокупности именно они олицетворяют судебную власть, определяют сущность правосудия.

Как показывает мировая практика, не во всех случаях принципы конституционного судопроизводства подробно формулируются в текстах соответствующих законов о конституционных судах. Например, в Законе "О Конституционном Суде земли Мекленбург-Форпоммерн (ФРГ)" в части общих предписаний о производстве в Конституционном Суде § 13 "Применение предписаний Закона о судоустройстве" гласит о том, что "поскольку в настоящем Законе ничего иного не определено, подлежат соответственно применению относительно гласности, поддержания порядка в зале суда, языка судопроизводства предписания о правилах административного судопроизводства" <11>. Даже Закон ФРГ "О Федеральном Конституционном Суде", устанавливая общие процедурные предписания, не отказался от использования бланкетных норм в § 17: "В отношении гласности, деятельности полиции, обеспечивающей порядок в судебном заседании, языка судопроизводства, совещания и голосования судей соответственно применяются, поскольку в настоящем Законе не предусмотрено иное, предписания глав 14 - 16 Закона о судоустройстве" <12>. Такой подход немецкого законодателя как нельзя лучше демонстрирует общность начал, принципов осуществляемого в стране правосудия, хотя очень существенным и отличительным признаком структуры германской судебной системы было и остается (с середины XIX в.) ее деление на несколько отдельных юрисдикций, которые соответствуют крупным отраслям материального права. При таком дроблении, однако, именно принципы осуществления правосудия оказались самым надежным "связывающим" звеном.

<11> Авакьян С.А. Закон о Конституционном Суде земли Мекленбург-Форпоммерн (ФРГ): Пояснения, перевод, комментарии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1997. N 6. С. 60.
<12> Закон Федеративной Республики Германии от 12 марта 1951 г. "О Федеральном Конституционном Суде" (в редакции Закона от 12 декабря 1985 г.). Бонн: Германский фонд международного правового сотрудничества, 1996.

Исследовав проблему принципов конституционного судопроизводства на предмет состава и системы, рассмотрим их через призму классификации. В юридической литературе существует множество критериев деления принципов по тем или иным основаниям.

По значимости и систематизирующей роли в науке конституционного права принципы можно выстроить по уровням. Например, известный российский конституционалист Н.А. Богданова <13> различает четыре уровня. Первый уровень - фундаментальные принципы, значимые для всех других отраслей права. Это относится к принципам, характеризующим государство (демократическое, правовое, социальное и т.п.). Второй уровень - общие (конституционно-правовые) принципы, т.е. те, которые ориентированы на предмет конституционного права (разделение властей, верховенство Основного закона и т.п.). Третий уровень включает базовые (блоковые) принципы, под которыми понимаются определяющие идеи, которые складываются в основных предметных сферах (нормативных блоках) конституционного права (принципы организации и осуществления власти, основ правового положения личности и т.п.). Именно сюда, по нашему мнению, следует отнести принципы конституционного судопроизводства. Четвертый уровень составляют специальные принципы, которые связаны с конкретными конституционно-правовыми институтами (принципы гражданства, статуса депутатов и т.д.).

<13> Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М.: Юристъ, 2001. С. 173.

В теории права принято подразделять принципы права на общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Следует выяснить, какие из перечисленных принципов конституционного судопроизводства относятся только к отрасли конституционного права, какие - к нескольким отраслям права, какие - к праву в целом.

К общеправовым можно отнести принцип законности и принцип равноправия. С нашей точки зрения, ни один из принципов, перечисленных в ст. 2 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь", нельзя отнести к категории отраслевых принципов, поскольку большинство из них (коллегиальность, гласность, устность, состязательность сторон) приобрели межотраслевой характер. Такая позиция просматривается и у других белорусских авторов <14>, занимающихся проблемами судопроизводства.

<14> Таранова Т. Конституционные принципы гражданского процесса // Судовы веснiк. 2000. N 2. С. 54.

По форме закрепления, как отмечалось, в праве следует различать принципы, непосредственно закрепленные в соответствующих нормах права (так называемые нормы-принципы), а также те принципы, содержание которых в результате толкования выводится из ряда статей соответствующего закона. В качестве таковых мы рассматриваем принцип диспозитивности и принцип непрерывности судебного заседания.

Деятельность Конституционного Суда основывается на принципах, которые носят не только нормативный, но и доктринальный характер. Такие принципы пусть прямо и не закреплены в законодательных актах, но "логично выводятся из содержания действующего национального законодательства и норм международного права, т.е. являются результатом научных обобщений. В таком случае они носят научно-комментаторский характер..." <15>. В качестве такового должен утверждать себя нигде формально не закрепленный принцип процессуальной экономии.

<15> Вишневский А.Ф., Горбаток Н.А., Кучинский В.А. Общая теория государства и права. 2-е изд., исправ. и доп. Минск: Тесей, 1999. С. 184.

Очень интересное "прочтение" проблемы обнаруживается у Ж.И. Овсепян, которая подмечает, что в плане теоретического, логического восприятия конституционного судебного процесса он должен вызывать ассоциации как аналитическая форма судопроизводства. Аналитическая форма судопроизводства в представлении ученого - "судебная деятельность, осуществляемая на наиболее высоком уровне теоретического исследования, максимально приближенного к профессиональной научной деятельности; разновидность научно-исследовательской работы" <16>. Еще более высокопарно (но справедливо) высказался по этому вопросу судья Конституционного Суда Российской Федерации профессор Б.Э. Эбзеев: "Конституционный Суд выступает, с одной стороны, как элемент государственного механизма, а с другой - как научно-исследовательская лаборатория конституционно-правовой мысли" <17>. Ученый А.Ф. Черданцев особо отмечает тот факт, что "постановление Конституционного Суда в отличие, например, от постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации СОДЕРЖИТ РАЗВЕРНУТУЮ АРГУМЕНТАЦИЮ. В нем приводятся все доводы, обосновывающие все принятые решения соответствующего содержания. В этом толкование Конституционного Суда фактически не отличается от доктринального толкования" (выделено нами. - А.П.) <18>. Аналитический характер конституционного судопроизводства очень ярко характеризует, как нам представляется, новый феномен в современной белорусской правовой системе - правовые позиции Конституционного Суда Республики Беларусь, формируемые в его решениях и посланиях.

<16> Овсепян Ж.И. Конституционное судебно-процессуальное право: у истоков отрасли, науки и учебной дисциплины // Правоведение. 1999. N 2. С. 207.
<17> Страшун Б.А. Научно-практическая конференция "Судебный конституционный контроль в России: Уроки, проблемы и перспективы" (обзор) // Государство и право. 1997. N 5. С. 6.
<18> Черданцев А.Ф. Толкование права и договора: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 314.

Как отмечает И.А. Кравец <19> "даже казуальное толкование Основного закона создает нормативно-обязательный интерпретационный масштаб понимания конституционных норм для различных субъектов права, что сама наука конституционного права является существенным фактором и активным участником (так у автора. - А.П.) толкования", а П. Хеберле полагает, что "конституционная юстиция является существенным, если не единственным катализатором конституционно-правовой науки в роли толкователя конституции... но действительное (конституционно-интерпретирующее) воздействие науки конституционного права затрагивает к тому же вопрос о ее легитимности..." <20>.

<19> Кравец И.А. О правовой природе конституционной герменевтики // Право и политика. 2003. N 1(37). С. 18.
<20> Хеберле П. Открытое общество толкователей конституции // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. N 1(42). С. 23.

Действительно, аналитический характер конституционного судопроизводства объясняется множеством самых разнообразных факторов: социальной и политической масштабностью рассматриваемых дел в Конституционном Суде, сложностью предмета судебного разбирательства, методами достижения судебной истины (в частности, использование методов сравнительного и системного анализа), чрезвычайно высокими требованиями к профессиональной юридической квалификации кандидатов на должность судей Конституционного Суда, высшим уровнем прокурорского представительства, исключительно коллегиальным характером рассмотрения всех категорий дел и др.

Таким образом, можно отметить уникальность регулирования конституционного судопроизводства. Она во многом предопределяется тем, что вся деятельность Конституционного Суда Республики Беларусь основана на конституционных нормах, которые непосредственно и достаточно подробно определяют виды процедур в конституционном судебном процессе. Но, с другой стороны, Конституционный Суд как орган, включенный в систему судов, естественно, должен следовать принципам, которыми руководствуется судебная власть в целом. Следовательно, речь можно вести об особенностях этих принципов в сфере конституционного правосудия. Исследование принципов конституционного судопроизводства в таком контексте и позволяет увидеть их исключительную и чрезвычайно сложную юридическую природу, "встроенность" в параметры всей белорусской правовой системы.