Мудрый Юрист

Международное сотрудничество в области признания и исполнения иностранных судебных решений

Хабриева Талия Ярулловна - директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Проблемы признания и исполнения иностранных судебных решений, имевшие большое значение и ранее, в последние годы приобрели особую актуальность. Глобализация мирового хозяйства, все увеличивающаяся интернационализация экономических отношений, растущие международные связи бизнеса требуют обеспечения признания и эффективной защиты прав участвующих в таких связях граждан и юридических лиц. Нуждаются в защите и права граждан, возникающие вне сферы экономики, в частности в области гражданских и брачно-семейных отношений с участием иностранцев. В мировом сообществе все большее значение придается обеспечению прав личности, соблюдению общепризнанных стандартов прав человека. На внутреннюю законодательную политику государств, входящих в Совет Европы, оказывает влияние и деятельность Европейского суда по правам человека.

Заключение разнообразных контрактов, как и вступление в другие гражданско-правовые отношения лиц различной государственной принадлежности, нередко приводит к судебным спорам и принятию судами соответствующих решений. Однако в случаях, когда такие решения могут быть практически реализованы только в другом государстве, где находится ответчик и его имущество, права взыскателя могут оказаться недостаточно защищенными. Дело в том, что судебные решения, вынесенные в одном государстве, как правило, имеют юридические последствия в другом государстве, только если последнее допускает признание и исполнение иностранных судебных решений. В принципе в каждом государстве исполнению подлежат лишь решения собственных судов, поскольку государство в силу своего суверенитета осуществляет верховенство на своей территории в отношении осуществления правосудия и обеспечения соответствующего принуждения.

Допуская в том или ином объеме исполнение решений иностранных судов и тем самым признавая за такими решениями те же качества, ту же юридическую силу, что и за решениями собственных судов, государство идет на определенное "самоограничение". При этом оно, с одной стороны, исходит из необходимости развития своих внешнеэкономических и других международных связей и обеспечения в этих целях иностранцам льготных правовых условий, а с другой стороны, учитывает, что "чужой" суд может оказаться не столь беспристрастным по делам с участием иностранных граждан и юридических лиц.

"Открывая двери" для решений иностранных судов, государство должно, очевидно, занимать взвешенную позицию, учитывающую обе тенденции и отвечающую задачам его внешней политики. В международном праве нет прямых норм, обязывающих государства признавать и исполнять иностранные судебные решения. Тем не менее государства обычно такие решения признают и исполняют - все дело в том, в каком объеме и на каких условиях.

В законодательстве России, как и прежде в советском законодательстве, закреплено положение о допущении исполнения иностранных судебных решений лишь при наличии с государством, суд которого вынес решение, международного договора, предусматривающего такое исполнение (ст. 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", ст. 409 ГПК РФ, ст. 241 АПК РФ). Указанное положение сейчас подвергается критике в доктрине, обосновывающей целесообразность расширения круга исполняемых решений. По отдельным делам эта позиция уже воплощается в жизнь в судебной практике.

Но как соотнести разрешение в настоящее время судами исполнения в России иностранных решений, вынесенных судами государства, с которым наша страна не имеет договора о признании и исполнении решений, с нормами российского законодательства, не допускающими такого исполнения при отсутствии международного договора, а также с общими нормами наших процессуальных кодексов о том, что правосудие в России осуществляется судами Российской Федерации, обязанными применять российские законы?

Немало вопросов - и теоретических, и практических - возникает и в связи с порядком (процедурой) и условиями признания и исполнения иностранных судебных решений. Следует иметь в виду особенность нашей судебной системы - существование двух ветвей судебной власти (суды общей юрисдикции и государственные арбитражные суды), компетенция которых разграничена в соответствии с характером рассматриваемых дел. И те и другие могут принимать решения о разрешении исполнения в России решений иностранных судов. Представляется важной выработка этими судами единой позиции по принципиальным вопросам признания и исполнения иностранных судебных решений. Есть разные мнения и у исследователей проблем исполнения решений, вынесенных международным коммерческим арбитражем.

В области признания и исполнения иностранных судебных решений важна роль международного сотрудничества. Договариваясь о взаимном исполнении судебных решений, государства создают надежную основу правового регулирования, обеспечивают эффективную защиту интересов своих граждан и юридических лиц.

Страны с близкими правовыми системами расширяют взаимное признание и исполнение судебных решений чаще всего путем заключения соответствующих международных договоров - как многосторонних, так и двусторонних. Для стран Европы большую роль сыграла Брюссельская конвенция 1968 г. о судебной компетенции и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам, отражавшая позиции современного международного гражданского процессуального права и способствовавшая формированию единого европейского правового пространства. Положения этой Конвенции нашли отражение в принятом позднее Советом ЕС Регламенте N 44/2001 о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам, который в качестве наднационального права сообщества обладает прямым действием и имеет приоритет над национальными актами. В отношениях европейских стран действуют и иные акты.

Что касается России, то она имеет немало международных договоров, обеспечивающих возможность признания и исполнения иностранных судебных решений, в основном договоров о правовой помощи; в рамках СНГ действует Минская конвенция 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заменившая ее Кишиневская конвенция 2002 г. Россией пока не ратифицирована); Киевское соглашение 1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам с рядом стран, в том числе на постсоветском пространстве. Такие двусторонние Договоры Россия имеет, например, с Грецией, Италией, Испанией, Китаем, Польшей, Венгрией, Эстонией, Латвией, Литвой, Вьетнамом, Аргентиной, Индией, Египтом. Эти Договоры обеспечивают взаимное признание и исполнение судебных решений, причем по очень широкому кругу гражданских дел.

Договоры о правовой помощи, хотя и нуждаются в совершенствовании отдельных норм, в целом продолжают играть важную роль в отношениях России с иностранными государствами. В условиях незавершенности судебно-правовой реформы эта роль, по-видимому, сохранится, что не исключает и иных путей вовлечения России в международные правовые механизмы. Так, заслуживает внимания изучение вопроса о присоединении к многосторонним договорам, например к Луганской конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам от 16 сентября 1988 г.

Несомненно актуальная, тема конференции выбрана не случайно. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации всегда уделял большое внимание научным исследованиям в области международного правового сотрудничества. Более 30 лет назад в стенах Института профессором Л.А. Лунцем был создан ставший классическим "Курс международного частного права", в третьем томе которого рассматривались и вопросы признания и исполнения иностранных судебных решений. Разработка этих проблем продолжается и сейчас в отделе международного частного права. В свое время в Институте был подготовлен проект Закона о международном частном праве, где нашли свое место и нормы о признании и исполнении решений. Хотя Закон о международном частном праве не был принят, его положения послужили базой при формировании соответствующих правил отраслевых законодательных актов, в том числе и новых ГПК и АПК РФ.

Сейчас направленность исследований в Институте во многом определяется стремлением России к сближению нашей правовой системы с системами мирового сообщества, с желанием войти в "Европейский дом", воспринять европейские ценности и стандарты. Институт ведет и сравнительно-правовые исследования в сфере гражданского и процессуального права иностранных государств, в том числе европейских. Институт всегда старается поддерживать связи с другими научными учреждениями, как в России, так и за рубежом. Наш интерес к научным исследованиям дает пищу для плодотворного обмена мнениями. Наше сотрудничество с французскими коллегами имеет глубокие корни. В России всегда существовал значительный интерес к великой культуре французского народа, его науке, исследованиям французских правоведов, особенно в области цивилистики. Испытанный временем Французский гражданский кодекс (Кодекс Наполеона 1804 г.) нередко служил образцом для российских исследователей. Большой взаимный интерес представляют и вопросы исполнения иностранных судебных решений, возможность внести свой вклад в понимание этой проблемы.