Мудрый Юрист

Меры ответственности и меры защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов в семейном праве

Маркосян А.В., аспирантка РГСУ, преподаватель кафедры семейного и ювенального права Российского государственного социального университета.

Одним из способов обеспечения соблюдения семейных законов, борьбы за искоренение правонарушений, причин и условий, порождающих их, во имя обеспечения нормального развития, сохранения, укрепления брачно-семейного правопорядка, охраны общественных и личных интересов является применение семейно-правовых санкций <1>. Безвозмездность, длительность семейных отношений, теснейшая связь с личностью их участников, а отсюда непередаваемость и неотчуждаемость прав, императивный характер семейно-правовых норм <2>, которые по форме регулируемых ими отношений призваны служить воспитательным целям <3>, предопределяют особенности семейно-правовых санкций: главным образом лично-правовой их характер, преобладание неимущественных и отсутствие альтернативных и универсальных санкций <4>, сочетание морального осуждения с семейно-правовой ответственностью <5>.

<1> Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты о советском семейном праве. Изд-во Свердловского ун-та. 1989. С. 99.
<2> Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 13 - 14.
<3> Орлова Н.В. Некоторые вопросы семейного права в период строительства коммунизма. В кн.: Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968. С. 7.
<4> Ворожейкин Е.М. Последствия правонарушений в советском семейном праве // Советское государство и право. 1973. N 3. С. 33 - 34.
<5> Белогорская Е.М. Некоторые вопросы совершенствования семейного законодательства. В кн.: Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье в правоприменительной практике. Саратов, 1978. С. 95.

Санкции есть предусмотренные законом последствия правонарушения. Последствия эти неоднородны: одни направлены на защиту нарушенного права, другие соединяют в себе не только меры охраны нарушенного права, но и неблагоприятные последствия для виновного правонарушителя.

Специфической особенностью всех семейно-правовых санкций является то, что они всегда выражаются в лишении или ограничении права, но не в возложении новых обязанностей. При анализе семейно-правовых санкций, их классификаций по способам охраны семейных отношений мы придерживаемся взглядов тех авторов, которые разграничивают правовые санкции на два вида: меры юридической ответственности и меры защиты правопорядка и субъективных прав <6>.

<6> Кожевников С.Н. Меры защиты в советском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1968; Ардашкин В.Д. Меры защиты (пересечения) в советском административном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1968; Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Проблемы гражданско-правовой ответственности и меры защиты гражданских прав. Вып. 27. Свердловск, 1973; Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском семейном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980; Глушкова Л.И. Ответственность в советском семейном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1982; Данилин В.И. Ответственность по советскому семейному праву. Уфа, 1980; Малеин Н.С. Правонарушение: Понятие, причины, ответственность. М., 1986. С. 148 - 149; Шевченко Я.Н. Совершенствование законодательства о семье (теоретические проблемы соотношения гражданского и семейного законодательства). Киев, 1986. С. 130; Ардашкин В.Д. К теории правоохранительного механизма // Правоведение. 1988. N 1. С. 12 - 13.

Разные авторы по-разному соотносят ответственность и санкции. Некоторые считают, что санкция - разновидность ответственности, другие, что ответственность - одна из разновидностей санкции. Третьи рассматривают ответственность и санкцию как равнозначные понятия. Вторая из трех указанных точек зрения представляется самой обоснованной и имеет наибольшее число последователей. В соответствии с ней санкции могут быть сведены к двум самостоятельным группам - к мерам ответственности и мерам защиты.

В философской юридической литературе в понятие ответственности различные авторы вкладывают неодинаковое содержание. Так, к примеру, П.Е. Недбайло, В.Г. Смирнов указывают на два аспекта юридической ответственности: так называемый активный аспект и ретроспективный <7>. Содержание активной стороны ответственности связывается с понятием сознательного, добровольного и инициативного исполнения лицом обязанностей, установленных в законах. Ретроспективная ответственность рассматривается как обязанность иного характера, а именно - обязанность лица отвечать за нарушения правил, предусмотренных правовой нормой, как ответственность за прошлое поведение, но не за всякое, а лишь за поступки, противоречащие определенным социальным нормам <8>.

<7> Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение. 1971. N 3. С. 50 - 52; Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Изд-во ЛГУ, 1965. С. 68.
<8> Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1971. С. 6 - 7.

Таким образом, в одном понятии юридической ответственности соединяются два противоречащих друг другу явления: ответственность как добросовестное исполнение обязанностей, содержащихся в правовых нормах, путем совершения положительных действий, так и необходимость претерпеть отрицательные последствия в случае нарушения этих обязанностей.

В известной работе, посвященной проблемам юридической ответственности, И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин справедливо пишут: "Что касается юридической ответственности, то применительно к ней об активном аспекте речи вообще быть не может. Юридическая ответственность с тех пор, как она возникла, всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное противоправное деяние. Иначе можно прийти к неприемлемому выводу, что лицо, не совершающее преступлений, уже несет правовую ответственность. Ни научные соображения, ни тем более интересы практики не дают основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения" <9>.

<9> Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Указ. соч. С. 43.

Семейно-правовая ответственность понимается нами в ее собственном смысле, а именно - в ретроспективном плане.

Юридическую ответственность можно определить как особую юридическую обязанность лица претерпеть меры государственно-властного воздействия в виде отрицательных последствий личного или имущественного порядка за виновно совершенные противоправные действия <10>.

<10> Шаргородский М.Д. Детерминизм и ответственность // Правоведение. 1968. N 1. С. 46 - 47; Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 371.

Юридическая ответственность - это не всеобщая категория, а сугубо индивидуальная. Закон может вводить санкции или усиливать их, но ответственность возможна лишь при условии несоответствия поведения лица тому, которое требуется этими нормами. С другой стороны, как бы ни характеризовалось отношение лица к своему поведению, юридическая ответственность не наступает, если соответствующие неблагоприятные последствия не установлены законом. В этом и состоит понимание ответственности как индивидуальной категории <11>.

<11> Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. С. 302 - 303.

Правильно положение о том, что без юридической ответственности правовое регулирование недостаточно действенно и в конечном счете бесполезно <12> и что юридические обязанности - ничто без юридической ответственности <13>.

<12> Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Предпосылки правовой ответственности // Правоведение. 1970. N 5. С. 30.
<13> Братусь С.Н. Экономика и право // Коммунист. 1963. N 13. С. 101.

К мерам семейно-правовой ответственности относятся решения суда о лишении родительских прав, признания брака недействительным и т.д. Семейно-правовые меры ответственности и меры защиты могут реализовываться в комплексе, однако чаще всего реализация одних мер исключает применение других. Это зависит прежде всего от характера допущенного нарушения и установленного в законе способа защиты, в рамках которого применяются те или иные санкции.

Семейно-правовые меры защиты определяются как средства правового воздействия, направленные на защиту субъективных семейных прав и охраняемых законом интересов путем пресечения и предупреждения правонарушения, устранения препятствий в осуществлении семейных прав и применяемые независимо от субъективных оснований в порядке и в пределах, установленных законом <14>.

<14> Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском семейном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 10.

Мерами защиты субъективных семейных прав и охраняемых законом интересов являются судебные решения о расторжении брака, о разделе имущества, принадлежащего супругам на праве общей собственности, об установлении отцовства, о взыскании алиментов и др. Общие черты мер защиты и ответственности заключаются в том, что, будучи реализованными в рамках правоохранительного отношения, и те и другие выполняют правозащитную функцию. Именно эта особенность санкций вызывает отдельные возражения по поводу их деления на меры защиты и ответственности. "То, что для обязанного лица является ответственностью, для управомоченного - мерой защиты" <15>, - пишет С.Н. Братусь. Такую же позицию занимает З.В. Ромовская, которая не видит достаточных оснований для разграничения санкций и мер защиты, поскольку применение санкций - не что иное, как средство защиты нарушенного субъективного права <16>.

<15> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1966. С. 123.
<16> Рамовская З.В. Санкции в советском семейном праве. В кн.: Проблемы социалистической законности. Вып. 4. Харьков, 1979. С. 113.

Действительно, с точки зрения направленности и те и другие меры - средства защиты нарушенных прав и интересов. Но этим их сходства и ограничиваются. Различие же заключается в следующем: одни из них направлены на защиту нарушенного права - это меры защиты, другие соединяют в себе не только меры охраны нарушенного права, но и неблагоприятные последствия для виновного правонарушителя - меры ответственности <17>. Меры ответственности преследуют цели наказания виновного правонарушителя, меры защиты направлены только на защиту интересов потерпевшего. Ответственность наступает лишь при наличии вины, меры защиты применяются независимо от вины. Ответственность всегда предполагает возложение на виновного правонарушителя дополнительных неблагоприятных последствий или лишение его субъективного права, меры защиты могут выражаться и в принуждении нарушителя к исполнению обязанностей в том же объеме, в котором не была исполнена добровольно. Цель меры защиты исчерпывается, образно говоря, тактическим действием: здесь оказывается вполне достаточно одного только принуждения к исполнению юридических обязанностей, защиты субъективного права <18>. Меры же ответственности преследуют более глубокую "стратегическую" цель - нравственно-психологическое преобразование сознания правонарушителя.

<17> Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юридическая литература, 1966. С. 150.
<18> Ардашкин В.Д. Меры защиты как общеправовая научная категория // Актуальные проблемы теории социалистического государства и права. 1974. С. 164.

Разграничение семейно-правовых санкций на меры юридической ответственности и меры защиты имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение: там, где это возможно, обе правовые категории могут применяться одновременно.

При рассмотрении конкретных дел, связанных с возложением на члена семьи мер семейно-правовой ответственности, одного лишь указания на правонарушение как на фактическое основание юридической ответственности оказывается недостаточно. Правонарушение играет роль юридического факта при возникновении субъективной юридической ответственности. Для того чтобы юридическая ответственность была реализована путем применения к правонарушителю мер правовой ответственности, сама субъективная ответственность конкретного лица в своем внутреннем развитии должна пройти ряд стадий <19>. Первая стадия связана с моментом возникновения ответственности, обусловленной фактом совершения правонарушения; вторая стадия состоит в обязанности компетентных государственных органов выявить противоправные деяния и установить причинную связь между противоправным деянием и виной правонарушителя; третья стадия связана с вынесением компетентным органом правоприменительного акта, в котором в правовой форме констатируется факт виновного противозаконного действия, а значит, и юридической ответственности правонарушителя, а также предусматривается конкретная мера реализации ответственности, наказания правонарушителя.

<19> Базилев Б.Т. Об институте юридической ответственности // Советское государство и право. 1975. N 1. С. 114.

Среди ученых-правоведов отсутствует единство взглядов на проблему момента возникновения субъективной юридической ответственности конкретного лица.

Так, И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин полагают, что применение к правонарушителю юридических санкций, в том числе наказания, не является какой-то отдельной стадией осуществления правовой ответственности.

В этом применении состоит вся правовая ответственность. Она наступает после признания факта правонарушения и виновного в нем субъекта или объективного противоправного деяния и его субъекта компетентными органами и лицами <20>.

<20> Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Указ. соч. С. 69.

Таким образом, этот вывод не признает постадийное развитие правовой ответственности и связывает ее возникновение с началом деятельности компетентных органов или лиц. Однако существует и иной взгляд на эту проблему, ряд ученых, например Б.Т. Базилев, Б.Я. Назаров, В.А. Кучинский и другие, рассматривают юридическую ответственность в ее динамике, развитии <21>.

<21> Базилев Б.Т. Понятие юридической ответственности // Ученые записки Томского государственного университета им. В.В. Куйбышева. 1967. N 66. С. 20; Котляровский Г.С., Назаров Б.Л. Проблемы общей теории права: Учебное пособие по спецкурсу. М.: ВЮЗИ, 1973. С. 74; Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М.: Юридическая литература, 1978. С. 30.

Они придерживаются мнения, что правовая ответственность с момента ее возникновения и до полной реализации проходит ряд стадий. Так, Б.Т. Базилев в юридической ответственности усматривает три стадии: становление, первоначальное развитие, конкретизацию, реализацию. Другие правоведы видят в развитии юридической ответственности иное количество стадий. И хотя во мнениях ученых о постадийном развитии правовой ответственности нет полного единства, все же такой взгляд представляется более правильным. В основе этих взглядов лежат утверждения, что юридическая ответственность возникает в момент совершения обязанным лицом правонарушения, носящего характер юридического факта.

Ее возникновение у деликтоспособного лица еще не означает реализации ответственности. На первой стадии, в момент возникновения, юридическая ответственность конкретного лица существует в форме его субъективных обязанностей и прав. Они проявляются, в частности, в обязанности виновного претерпеть предусмотренные законом последствия своего правонарушения, в некоторых случаях в обязанности предотвратить наступление крупного ущерба в результате своих противоправных действий и т.п.

Но нарушитель обладает не только субъективной обязанностью, но и определенными субъективными правами, например правом требовать от компетентных органов принимать в отношении его лишь такие принудительные меры ответственности, которые предусмотрены законом, их соразмерности с характером совершенного противоправного действия. Кроме того, ему предоставляется право на обжалование правоприменительного акта при возложении на него ответственности в вышестоящие органы и некоторые иные права.

Обусловленная объективным фактом совершения правонарушения, возникшая юридическая ответственность конкретного лица затем переходит в стадию своей реализации. Этот переход связан с деятельностью правоприменительных органов по установлению в определенной процессуальной форме факта правонарушения, вины правонарушителя и применения к нему мер государственного принуждения. Наказывая правонарушителей, компетентные государственные органы не создают юридической ответственности (она уже объективно существует), а конкретизируют в пределах установленных законом, применение санкций к лицу, привлеченному к ответственности. Как справедливо пишет Б.Л. Назаров: "Нельзя забывать, что явление и процесс его реализации не одно и то же. Точно так же как мы отличаем, например, право от процесса реализации права, необходимо отличать юридическую ответственность от процесса реализации юридической ответственности" <22>.

<22> Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. М.: Юридическая литература, 1976. С. 299.

Если же придерживаться концепции И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина, которые связывают момент возникновения юридической ответственности с моментом применения компетентными органами к правонарушителю санкции, то получается, что в начале нарушаются правовые предписания, существует правонарушитель, но какой-то период отсутствует юридическая ответственность, а именно - до тех пор, пока не последует решение компетентного органа о наказании правонарушителя. Следовательно, допускается ситуация, когда имеет место противоправное деяние без ответственности, возможно существование правонарушителя, свободного от юридической ответственности. Вряд ли подобная точка зрения может служить укреплению законности и правопорядка <23>.

<23> Данилин В.И. Момент возникновения юридической ответственности // Закономерности сближения правового статуса рабочих и колхозников: Межвузовский научный сборник. Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1980. С. 118.

Само правонарушение при рассмотрении оказывается сложным фактом, включающим в себя ряд жизненных обстоятельств, которые в своей совокупности образуют состав правонарушения. Таким образом, фактическое основание семейно-правовой ответственности в тот момент, когда она достигла стадии реализации, применения наказания к виновному лицу образуют разнообразные жизненные факты, ядром которых является правонарушение.

Указанные юридические факты подразделяются на два вида: а) состав правонарушения; б) правоприменительный акт.

Характеризуя состав гражданского правонарушения, Г.К. Матвеев выделяет такие его главные элементы: противоправное действие лица, вредный результат этого действия и причинная связь между действием и вредом - как объективный элемент состава и вина правонарушителя - как субъективный элемент состава.

Именно в таком виде состав гражданского правонарушения представляет собой определенное единство объективных и субъективных его элементов <24>. Состав правонарушения - это широкая правовая категория, которая включает в себя не только главные элементы правонарушения, но и ряд других существенных фактов, предопределяющих юридическую ответственность, общие предпосылки ответственности - деликтоспособность правонарушителя и особенности предмета правовой охраны - объекта правонарушения <25>.

<24> Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 9.
<25> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 387 - 388.

Рассмотренные особенности семейно-правовой ответственности сказываются и на характере основания ответственности по законодательству о браке и семье. Так, специфично влияние отдельных элементов состава правонарушения на основание возникновения ответственности в семейном праве, на размер и степень ответственности и проч.

Юридическими фактами применения мер защиты является невыполнение членом семьи своих правовых обязанностей либо нарушение им субъективных прав других членов. Если основная функция семейно-правовой ответственности карательная, наказательная, то меры защиты семейных прав служат целям охраны прав и законных интересов субъектов семейного права, обеспечению исполнения субъективной обязанности, когда с помощью иных семейно-правовых санкций участники позитивных семейных правоотношений приводятся в то положение, в котором они должны находиться в соответствии с требованиями закона или соглашения.

В связи с этим необходимо рассмотреть такую ситуацию, как ограничение родительских прав. Эта мера была известна и законодательству о браке и семье 1926 г., и законодательству о браке и семье 1969 г., а также нашла свое отражение и в действующем законодательстве. Ограничение родительских прав в зависимости от обстоятельств может быть как мерой защиты интересов детей, так и мерой ответственности.

В соответствии с п. 2 ст. 73 СК РФ дети могут быть отобраны у родителей, если оставление ребенка с ними опасно для ребенка по обстоятельствам, не зависящим от родителей. В частности, такая ситуация может возникнуть, если один из родителей страдает психическим расстройством, иным хроническим заболеванием или не может заботиться о ребенке в результате стечения тяжелых обстоятельств. В этих случаях родители не виновны в сложившемся положении, поэтому к ним не могут быть применены меры ответственности.

В случае, когда ограничение родительских прав применяется в отношении родителей, действовавших виновно, оно является мерой ответственности. Основанием для его применения служит тот же состав семейного правонарушения, что и для лишения родительских прав. При этом ограничение родительских прав может быть как временной санкцией, предшествующей лишению родительских прав, так и самостоятельной мерой.

То есть отобрание выступает в двух аспектах: как способ защиты прав и интересов ребенка и как санкция за противоправное поведение родителей. Тем не менее в обоих случаях осуществляется ограничение родительских прав. Притом что в первом случае поведение родителя безупречно, во втором - противоправно и виновно, последствия все же одинаковы. Очевидно, что родитель, злоупотребляющий своими обязанностями, должен был бы нести (кроме отобрания ребенка) ответственность. В связи с вышесказанным необходимо поддержать предложения о том, чтобы при совершенствовании законодательства соответствующие нормы семейного права были разделены на две самостоятельные части, из которых одна бы регулировала отношения ответственности за виновное, противоправное поведение, а другая часть предусматривала бы санкции мер защиты субъективных семейных прав <26>.

<26> Малеин Н.С. Защита семейных прав // Советское государство и право. 1972. N 3. С. 41.

Поскольку речь зашла не только об ограничении родительских прав, но и о лишении их, необходимо выяснить еще один, на наш взгляд, немаловажный вопрос. Лишение родительских прав - мера семейно-правовой ответственности. В самом институте лишения родительских прав прослеживается карательный элемент, и эта мера применяется только при наличии вины. При принятии решения о лишении родительских прав суд исходит не только из соображений защиты интересов детей, но и преследует цель наказания родителей. Однако среди оснований, предусмотренных ст. 69 СК РФ, необходимых для лишения родительских прав, предусмотрен пункт, в соответствии с которым родители лишаются родительских прав, если они являются больными хроническим алкоголизмом и наркоманией. Как мы уже отметили, эта мера применяется только при наличии вины. А разве можно твердо говорить, что наличие болезни хроническим алкоголизмом и наркоманией возможно только при наличии вины? Человек ведь может стать хроническим наркоманом в процессе лечения, когда с целью притупления острой боли ему вводят наркотические вещества в больших дозах, или когда алкоголизм как болезнь переходит к человеку генетически. Иначе обстоят дела, когда правонарушения совершаются родителями на фоне злоупотребления алкоголем и наркотическими веществами. При этом родители далеко не всегда являются хроническими алкоголиками или наркоманами. Систематически находясь в состоянии опьянения, они не способны осуществлять свои родительские права надлежащим образом, дети оказываются без надзора. Использование большей части семейного бюджета на приобретение спиртных напитков или наркотических веществ приводит к тому, что дети не получают всего необходимого.

На основании вышесказанного, представляется правильным дополнить ст. 69 СК РФ и внести вторую часть, где говорилось бы о том, что родители могут быть лишены родительских прав, если они осуществляют действия, предусмотренные ч. 1 ст. 69 СК РФ, под воздействием алкогольного или наркотического опьянения. При этом п. 5 ст. 69 СК РФ должен быть удален.