Мудрый Юрист

К вопросу о квалификации услуг, оказываемых экспертами и специалистами

Мохов А.А., кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса ВГИ ВолГУ.

В советский период характер деятельности сведущих лиц (экспертов и специалистов) являлся исключительно публичным и осуществлялся сотрудниками соответствующих государственных организаций и ведомств, однако в последнее десятилетие как характер деятельности, так и круг субъектов, привлекаемых в качестве лиц, оказывающих содействие суду, органам дознания и следствия путем применения своих специальных знаний и навыков, претерпевают существенные изменения.

С принятием второй части ГК РФ в ряде возникающих правоотношений появилась принципиальная возможность именовать информационную, консультационную и иную помощь экспертов и специалистов в качестве деятельности по возмездному оказанию услуг. Эта возможность в отдельных случаях уже реализуется на практике, когда заключаются с экспертными организациями, научно-исследовательскими и образовательными учреждениями и организациями, а также отдельными сведущими лицами договоры, именуемые по-разному (возмездного оказания услуг, выполнения работ и проч.).

Действующие процессуальные кодексы России (ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ) и Закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" не дают однозначного ответа на этот вопрос.

На первый взгляд, если анализировать действующие процессуальные кодексы и нормы Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в части процессуального положения эксперта, то сформулированный вывод о возможной применимости норм ГК РФ о возмездном оказании услуг будет неуместным.

Во-первых, эксперт в соответствии с действующим процессуальным законодательством - это лицо, назначенное для производства экспертизы и дачи заключения. Основанием возникновения правоотношений между экспертом (или экспертным учреждением) и лицом (органом), назначившим экспертизу, является вынесение последним определения о назначении экспертизы.

Во-вторых, действующим законодательством предусмотрены лишь следующие основания отказа эксперта от дачи заключения: если поставленные перед экспертом вопросы выходят за пределы его специальных знаний; если представленные на исследование материалы недостаточны для дачи заключения; если современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные перед экспертом вопросы.

В то же время процессуальные кодексы и Закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в их взаимной связи, прямо не используя термин "услуга", подразумевают в ряде случаев возникновение договорного обязательства.

Во-первых, применительно к деятельности негосударственных экспертов договорный механизм взаимоотношений с заказчиком напрашивается сам собой в силу его очевидности, поэтому требует рассмотрения.

Во-вторых, об этом свидетельствуют также отдельные положения действующего ГПК РФ, определяющие возможность согласования заинтересованными субъектами размера вознаграждения за оказанные услуги. Так, согласно ч. 3 ст. 95 ГПК РФ эксперты и специалисты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу... Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяется судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами, специалистами. При этом денежные суммы, подлежащие выплате экспертам и специалистам, согласно прямому указанию, зафиксированному в ч. 1 ст. 96 ГПК, вносятся на банковский счет управления (отдела) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях. В случае если назначение экспертов и/или привлечение специалистов осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Следует, однако, заметить, что ч. 3 ст. 95 ГПК содержит оговорку: "если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения". Возникает некоторая неопределенность. С одной стороны, ст. 94 и 95 ГПК относят к судебным издержкам и предусматривают выплату вознаграждения за производство экспертизы тем экспертам, которые не являются работниками государственных судебно-экспертных учреждений, с другой - ст. 96 ГПК устанавливает, что связанные с рассмотрением дела расходы, в том числе и за производство экспертиз, возлагаются на стороны гражданского судопроизводства или возмещаются за счет средств федерального бюджета либо бюджета субъекта Российской Федерации. Следовательно, указанная статья закрепляет возмездную основу производства судебных экспертиз, что подтверждается и практикой производства судебных экспертиз по гражданским делам. Поэтому во избежание противоречий, которые могут иметь место на практике, целесообразно дополнить соответствующие статьи указанием и на судебно-экспертное учреждение как получателя средств за проведенные исследования. Данное предложение нашло отражение в проекте Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" (по вопросам проведения судебной экспертизы) <1>.

<1> См.: проект Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" (по вопросам проведения судебной экспертизы): вносится депутатами Государственной Думы А.И. Гуровым, В.И. Илюхиным, П.Т. Бурдуковым, М.И. Гришанковым, Н.Д. Ковалевым, А.Д. Куликовым, А.С. Куликовым, В.С. Останиным и А.Г. Билановым // Материалы Фонда развития парламентаризма в России. Законопроект N 380922-3.

В-третьих, ГПК РФ и АПК РФ предусматривают ответственность эксперта только за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ). В соответствии же со ст. 76 и 62 ГПК РСФСР в их взаимной связи эксперт мог быть привлечен к уголовной ответственности за отказ от дачи заключения. Иными словами, акценты смещаются от юридической обязанности к субъективному праву сведущего лица.

В-четвертых, в настоящее время осуществляется административная реформа, которая не может не затронуть в перспективе деятельность и государственных судебно-экспертных учреждений. Президентом Российской Федерации В.В. Путиным была провозглашена в качестве одного из направлений административной реформы задача повышения качества государственных услуг <2>. Государственные услуги в перспективе могут стать одной из форм отношений гражданина, юридического лица и власти, где государство рассматривается как своеобразный "поставщик услуг". Во многих зарубежных странах государственные или публичные услуги - обычное явление. Обслуживание заключается в оказании специально созданными службами публичных услуг гражданам, хозяйствующим субъектам, органам государственной власти и местного самоуправления (речь идет об услугах, которые в силу таких причин, как нерентабельность, необходимость поддержания монополии и т.д., не могут оказываться субъектами частного права либо их участие в данных направлениях деятельности ограничено) <3>. Такого рода деятельность уже начала осуществляться созданными в России агентствами. Не исключается в перспективе на том или ином этапе развития государства создание Федерального агентства экспертных исследований <4>, оказывающих экспертные услуги заинтересованным органам, должностным лицам, хозяйствующим субъектам и гражданам.

<2> См.: Известия. 2004. 13 февраля.
<3> См.: Василенко И.А. Административно-государственное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия. М., 2000. С. 88 - 94.
<4> См.: Корня А. У Чайки все готово // Независимая газета. 2004. 18 мая.

В-пятых, остается также открытым вопрос об основаниях и условиях участия специалиста в судопроизводстве и на предварительном следствии в силу фактической неурегулированности правового положения специалиста в действующих процессуальных кодексах (особенно в ГПК РФ и АПК РФ).

В силу отмеченных законоположений и тенденций развития государственных институтов, на наш взгляд, при решении проблемы квалификации деятельности экспертов и специалистов (соответствующего учреждения или организации) можно исходить из того, что производство экспертизы (как и деятельность специалиста) в новых социально-экономических и политических условиях - особая разновидность профессиональной услуги (государственная или публичная услуга) <5>.

<5> См.: Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. 2004. N 10. С. 15 - 23.

Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ возмездным оказанием услуг является договор, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Глава 39 ГК, посвященная правовому регулированию возмездного оказания услуг, является лаконичной и не претендует на то, чтобы полностью охватить различные типы договоров, отвечающих признакам возмездного оказания услуг. Напротив, ее задача - выделить лишь общие признаки соответствующего договора, а также устранить за счет общих норм пробелы и противоречия, которые могут возникнуть при правовом регулировании отдельных договоров, отвечающих признакам возмездного оказания услуг, причем как поименованных, так и непоименованных. Как пишет М.И. Брагинский: "Появление таких пробелов и, следовательно, потребность в их устранении являются прямым результатом последствий развития различных отраслей человеческой деятельности, и прежде всего науки и техники, поскольку едва ли не любой шаг в этом направлении порождает потребность в самых различных видах услуг. При этом многие из таких услуг настолько специфичны, что влекут за собой необходимость формирования новых правовых моделей, а до этого - использование общих статей, помещенных в гл. 39 ГК РФ" <6>.

КонсультантПлюс: примечание.

Вопросы, касающиеся правового регулирования возмездного оказания услуг, рассмотрены также в монографии М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг", включенной в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание дополненное, исправленное).

<6> Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 253.

Согласно п. 2 ст. 779 ГК правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и других, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

При этом, как отметил М.И. Брагинский, "объединение в главе 39 ГК РФ договоров возмездного оказания услуг, кроме выделенных в самостоятельные типы, отнюдь не исключает присущих отдельным договорам услуг особенностей" <7>.

КонсультантПлюс: примечание.

Вопросы, касающиеся правового регулирования возмездного оказания услуг, рассмотрены также в монографии М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг", включенной в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание дополненное, исправленное).

<7> Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 244.

Р.Н. Мородумов пишет, что договоры возмездного оказания информационных и консультационных услуг могут претендовать на специальный правовой режим в рамках главы 39 ГК РФ. В основе данного вывода автор указывает особый субъектный состав и предмет договора <8>.

<8> Мородумов Р.Н. Договор возмездного оказания информационных и консультационных услуг: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2004. С. 18.

Попробуем выявить эти особенности применительно к исследуемому обязательству с учетом положения дел в правовой доктрине и состояния действующего законодательства.

Из приведенного определения следует, что договор, которому посвящена глава 39 ГК, относится к числу консенсуальных, двусторонних, возмездных. При этом сторонами данного договора выступают услугодатель, именуемый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком.

Применительно к услугам сведущего лица в качестве исполнителя услуги выступает лицо, обладающее специальными знаниями и навыками (привлекаемое в качестве эксперта или специалиста), а в качестве заказчика - суд (орган следствия), который по собственной инициативе или ходатайству стороны (сторон) назначает экспертизу или привлекает специалиста в процесс.

Для того чтобы определиться с понятием и содержанием рассматриваемого договора, необходимо изначально вскрыть сущность, специфику услуги как таковой.

По мнению Н.А. Баринова, услуга - это "экономическое отношение, возникающее по поводу результатов труда, создающего потребительские стоимости, проявляющиеся в форме полезного действия товара (вещи) или самой деятельности для удовлетворения конкретных, разумных потребностей человека" <9>.

<9> Баринов Н.А. Услуги (социально-правовой аспект). Саратов, 2001. С. 17.

В этом определении сделан акцент на результате труда, результате услуги. Данный подход детализирует положения общего характера, закрепленные в ст. 779 ГК.

Услугой является целесообразная деятельность, полезный эффект труда, т.е. особая потребительная стоимость, которую доставляет сам труд, подобно всякому товару. Потребительная стоимость труда получает специфическое название "услуги" потому, что труд оказывает здесь услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности <10>. Этим услуга принципиально отличается от работы, результатом которой является овеществленный результат (создание вещи). Вещь - продукт материального производства, результат соединения труда человека с материальным субстратом. Потребительная стоимость здесь отделена от человека, существует самостоятельно и независимо от него.

<10> Баринов Н.А. Услуги. Саратов, 2003. С. 9.

При оказании услуги отсутствует по общему правилу овеществленный результат трудовой деятельности. Ценность представляет не овеществленный результат, а сама деятельность, процесс.

Услуга - это по общему правилу полезная деятельность исполнителя, не имеющая материального результата, полезный эффект которой используется заказчиком для удовлетворения своих нужд.

В силу изложенного услуга обладает определенной спецификой: ее невозможно произвести впрок (потребляемость в момент оказания); нематериальный характер услуги (невозможность продемонстрировать); неразрывная взаимосвязь производства услуги и ее потребления.

Добавим к этому тот факт, что услуга неотделима от личности услугодателя (исполнителя услуги). В этом заключается одно из существенных отличий обязательства по оказанию услуг от подрядных отношений, где, во-первых, передается полученный вещественный результат работы заказчику, во-вторых, процесс выполнения работы и личность подрядчика не имеют такой значимости, как при оказании услуги.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 720 ГК РФ: "Заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат)...". Согласно п. 1 ст. 706 ГК РФ: "Если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков)".

В связи с изложенным общими признаками, объединяющими обязательства об оказании услуг, являются: особенности объекта (нематериальный характер); связь услуги с личностью исполнителя услуги.

Сказанное в полной мере относится и к производству судебной экспертизы (исследованию), и к участию специалиста в процессуальных действиях, определяемых судом. Условием допуска лица к производству экспертизы является его компетентность и личная незаинтересованность; эксперт обязан лично принять к своему производству экспертизу по определению суда, провести исследования в указанном объеме и подготовить ответы на поставленные вопросы; для реализации возложенной на эксперта обязанности он наделяется комплексом процессуальных прав, позволяющих ему справиться с поставленной задачей.

Те же критерии применимы и к специалисту. Он отличается от эксперта отдельными функциональными особенностями, которые еще должны найти отражение в его процессуальном статусе по действующему законодательству РФ.

Традиционно экспертное заключение дается в письменной форме; консультацию специалиста также предпочтительнее иметь в письменной форме. Связано это со сложностью соответствующих исследований и выкладок, проблемами точной, правильной фиксации соответствующих данных (сведений) в материалах дела. Лишь небольшие по объему разъяснения, даваемые сведущими лицами в процессе судебного разбирательства, заносятся непосредственно в протокол судебного заседания. Следовательно, по общему правилу в результате процессуальных действий сведущего лица может появиться овеществленный результат (документ).

Такого рода ситуации не являются редкостью для договоров возмездного оказания услуг. Например, овеществленный результат может появиться при оказании медицинских (штифт, кардиостимулятор, имплантированный зуб и т.д.) <11> и правовых услуг (исковое заявление, жалоба и т.п.).

<11> См.: Сергеев Ю.Д., Кашко Б.В., Кашко Е.Г. Некоторые особенности правового регулирования оказания медицинской (стоматологической) услуги // Медицинское право. 2004. N 2. С. 16 - 19.

Применительно к такого рода обязательствам обычно пишут, что если в договор включаются условия о предоставлении исполнителем заказчику материальных результатов его деятельности (письменные консультации и разъяснения), то такой договор приобретает смешанный характер и содержит в себе элементы договора подряда и договора возмездного оказания услуг <12>.

<12> См.: Гражданское право: В 2 т. Т. 2. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 23.

На наш взгляд, данный подход, с одной стороны, свидетельствует о том, что это именно услуга, с другой - он не лишен противоречий.

Во-первых, в результате действий или деятельности по оказанию услуг овеществленные результаты не имеют того значения, которое им придается при подрядных отношениях, не являются конечной целью услуги, а лишь обеспечивают возможность ее достижения. Полезный эффект при оказании услуги носит нематериальный характер и в противоположность договору подряда никогда не выражается в появлении новой вещи или изменении потребительских свойств уже существующей. Суду важно не само экспертное заключение как таковое, а нужна доказательственная информация, заключенная в экспертном заключении. Поэтому в случае недостаточной ясности или неполноты экспертного заключения может назначаться дополнительная экспертиза, а при возникновении сомнений в правильности или обоснованности заключения суд может назначить повторную экспертизу.

Иное решение проблемы будет свидетельствовать о том, что, к примеру, студент приходит в вуз не для получения определенной совокупности знаний и навыков, а лишь для получения необходимого ему документа - диплома о высшем образовании.

Во-вторых, согласно ст. 783 ГК общие положения о подряде и бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если они не противоречат специальным правилам об этом договоре, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Отсутствие специальных правил можно рассматривать лишь как временное явление, на что указывает М.И. Брагинский.

Как и в отношении большинства возмездных гражданско-правовых договоров, существенным условием договора возмездного оказания услуг является его предмет. При отсутствии в договоре возмездного оказания услуг условия о предмете или недостижении сторонами соглашения о его предмете договор считается незаключенным.

Предметом договора возмездного оказания услуг является либо совершение исполнителем определенных действий, либо осуществление им определенной деятельности. Применительно к исследуемому вопросу предметом договора является исполнение предписанных сведущему лицу компетентным органом или его должностным лицом процессуальных действий (производство исследования, дача консультации, изъятие образца для исследования и проч.).

В связи с тем что предметом договора возмездного оказания услуг выступает совершение исполнителем определенных действий или деятельности в отношении заказчика, важнейшей его характеристикой является качество оказываемых услуг.

Согласно ст. 721 ГК качество оказанной исполнителем услуги должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии или неполноте договора требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего рода. Следовательно, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, качество услуги должно отвечать требованиям, указанным в самом договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями.

Правила определения цены оказанной услуги устанавливаются п. 1 ст. 709 ГК. В договоре должна быть указана цена подлежащих оказанию услуг или способы ее определения. При отсутствии в договоре таких указаний цена определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК.

Немаловажным условием договора возмездного оказания услуг является срок. Согласно ст. 708 ГК в договоре должны указываться начальный и конечный сроки оказания услуги, а по соглашению сторон могут предусматриваться сроки завершения отдельных этапов услуги, т.е. промежуточные сроки. В данном случае будут действовать процессуальные сроки (установленные законом или судом).

Права и обязанности исполнителя. В соответствии со ст. 779 ГК основной обязанностью исполнителя является оказание по заданию заказчика услуги (услуг).

Риск невозможности исполнения договора возмездного оказания услуг согласно п. 3. ст. 781 ГК, т.е. невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, по общему правилу несет заказчик. Он обязан возместить в этом случае исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором. Так, эксперт на основе проведенного исследования может дать заключение о невозможности ответить на поставленный вопрос или вопросы. Конечно, такой вывод мало устраивает суд или следствие, но и он является ценным (если нет сомнений в его научной обоснованности, объективности). В этом случае при исчерпании возможностей по установлению тех или иных искомых фактов суд вынужден устранять пробелы на основе подлежащих применению по делу норм права (в частности, правовых презумпций и фикций).

Права и обязанности заказчика. Основной обязанностью заказчика является оплата оказанной услуги. Оплата услуг исполнителя может осуществляться как самим заказчиком, так и иными лицами, которые указаны в договоре. Применительно к исследуемой договорной конструкции в качестве заказчика выступает суд, но оплата услуг производится по общему правилу стороной или сторонами по делу (заявившими соответствующее ходатайство об использовании специальных знаний сведущих лиц в той или иной форме).

Если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику станет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим образом, заказчик вправе назначить исполнителю разумный срок для устранения недостатков. Применительно к договору со сведущим лицом следует учитывать, что окончательный срок исполнения обязательства не может превышать сроков, установленных действующим законодательством.

В данной статье не могут быть исследованы все аспекты деятельности сведущих лиц по оказанию услуг в современных условиях. С учетом изложенного, на наш взгляд, необходимо в ближайшей перспективе более глубоко исследовать затронутый вопрос, а также более детально урегулировать правоотношения между сведущими лицами (экспертами и специалистами), а также экспертными учреждениями и организациями как исполнителями услуг и заказчиками в лице суда (в отдельных случаях - органов следствия и дознания).