Мудрый Юрист

Системно-структурный анализ института юридического лица

Бараненков В.В., заместитель начальника МПИ ФСБ России, кандидат юридических наук, доцент, полковник юстиции.

Одним из важных условий познания сущности правового института является анализ структурного содержания этого явления как системы элементов с учетом соответствующих взаимосвязей и взаимодействия между ними (системно-структурный анализ), позволяющий дать четкое определение явления.

В теории права правовой институт (или институт права) обычно определяют как сравнительно небольшую, устойчивую группу правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений <*>. Вместе с тем, как представляется, более правильно было бы говорить о правовом институте не как об устойчивой группе, а как о системе <**> норм права (т.е. такой совокупности взаимосвязанных, взаимодействующих, взаимозависимых частей (элементов, сущностей), целостные свойства которой определяются связями (отношениями, взаимодействиями) между частями <***>. При этом свойства этих частей зависят от системы в целом и, наоборот, свойства системы - от свойств входящих в нее частей.

<*> Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юрист, 2004. С. 311.
<**> Так, например, в соответствии с одним из определений: "система - упорядоченно взаимодействующие и взаимозависимые компоненты, образующие единое целое" (Одинцов А.А. Основные положения теории систем и вопросы специфики системного знания: Учебно-методическое пособие. М.: МВИ ФПС России, 2002. С. 9).
<***> Акимова Т.А. Теория организации: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 45.

Действительно, понимая систему как "такой комплекс избирательно вовлеченных элементов, у которых взаимное действие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фиксированного полезного результата" <*>, нельзя не согласиться с тем, что любой правовой институт, представляя собой "первичную правовую общность" <**>, не просто объединяет совокупность норм, а является сложным правовым образованием, элементы которого (в идеале) строго согласованы и взаимоувязаны, образуя четкую иерархическую структуру, а общие свойства несводимы к совокупности свойств его элементов.

<*> Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. СПб.: Издательский дом "Бизнес-пресса", 2003. С. 46.
<**> Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юрист, 2004. С. 311.

Таким образом, институту юридического лица как совокупности норм присущи такие общие для всех систем свойства, как:

  1. целостность (интегративное единство элементов - составляющих его норм права);
  2. эмерджентность (наличие у системы таких свойств (возможностей), которых нет у ее элементов и которые являются следствием эффекта целостности системы);
  3. элементная обособленность (наличие выделяемых частей (элементов), имеющих функции, соответствующие многоцелевому аспекту функционирования системы);
  4. иерархичность (наличие упорядоченной внутренней структуры, с возможностью декомпозиции на ряд уровней с установлением отношений подчиненности нижележащих уровней вышележащим).

Каковы же системно-структурные особенности института юридического лица? В научной литературе встречается огромное количество различных определений структуры <*>. Для целей настоящего исследования под структурой будем понимать "совокупность элементов и связей между ними, которые определяются, исходя из распределения функций и целей, поставленных перед системой" <**>.

<*> См., например: Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. СПб.: Издательский дом "Бизнес-пресса", 2003. С. 53.
<**> Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. СПб.: Издательский дом "Бизнес-пресса", 2003. С. 46.

Производя декомпозицию института юридического лица (т.е. вычленение иерархической сети связей элементов системы или связи ее с другими системами, являющейся окружающей средой), можно выделить его внутреннюю структуру (морфологию) и внешнюю структуру (связи института с другими институтами гражданского права и иных отраслей права).

Внешняя структура института юридического лица характеризуется наличием четко выраженных связей со всеми институтами гражданского права, определяющим его в качестве одного из центральных. Вместе с тем наличие явно выраженных связей с соответствующими институтами трудового, земельного, налогового, арбитражного и гражданско-процессуального права придает этому институту определенную универсальность (особенно в вопросах определения субъектного состава и правового положения субъектов соответствующих правоотношений). Связи с институтами отдельных отраслей права пока слабо выражены, но отмечается тенденция их дальнейшего развития (например, связь с институтом уголовной ответственности и другими институтами уголовного права). Так, если в России до сих пор не предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц, то в Англии, Австралии, Нидерландах, США, Франции такая ответственность законодательством допускается <*>. В то же время УПК РФ уже допускает участие юридического лица в качестве потерпевшего и стороны, выполняющей на основании состязательности функцию обвинения. Таким образом, институт юридического лица, являясь элементом (и, в свою очередь, подсистемой) системы права, как "строго согласованной и взаимозависимой целостной системы, в которой нормы выстраиваются, группируются в определенном порядке" <**>, тесно взаимосвязан с другими институтами (в том числе других отраслей права) и должен учитывать системное влияние норм других отраслей права. При этом согласно пункту 2 статьи 3 ГК РФ, "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу", то есть являются системообразующими для института юридического лица, образуя основу его внешней структуры.

<*> Подробнее см.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 2003. С. 198.
<**> Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юрист, 2004. С. 310.

Морфологическая структура института юридического лица является многоуровневой. Элементы института юридического лица (нормы права), в свою очередь, объединяются в подсистемы - субинституты права (организационно-правовая форма, создание, реорганизация, ликвидация юридического лица и т.п.). В то же время нормы, входящие в институт юридического лица и его подсистемы, связаны не только "внутри" субинститутов, но и с другими субинститутами, являясь, таким образом, одновременно элементами различных подсистем <*>.

<*> Так, например, нормы, регламентирующие порядок реорганизации юридических лиц, одновременно входят и в субинституты, определяющие особенности правового положения различных организационно-правовых форм юридических лиц.

Таким образом, структура членения (порядок вхождения элементов в подсистемы, а затем последовательное объединение подсистем в целостную систему <*>) института юридического лица характеризуется многоуровневостью и сетевым типом конфигурации. В свою очередь, это означает, что вся система норм должна быть взаимоувязана как "по вертикали", так и "по горизонтали". На сегодняшний день, к сожалению, некоторые нормативные правовые акты содержат нормы, созданные без учета их связи с соответствующими нормами и субинститутами института юридического лица <**>.

<*> Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. СПб.: Издательский дом "Бизнес-пресса", 2003. С. 46.
<**> Так, например, указы Президента Российской Федерации, определяющие правовое положение федеральных органов исполнительной власти, их создание, "преобразование", "упразднение", не учитывают ни правовую природу этих организаций, ни соответствующие нормы гражданского права (межотраслевые связи). Созданный в 2001 году новый вид кооперативов (кредитный потребительский кооператив граждан) не соответствует системообразующей для всех потребительских кооперативов норме, закрепленной в статье 116 ГК РФ. В частности, согласно пункту 1 статьи 4 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан" (Собрание законодательства Российской Федерации от 13 августа 2001 г., N 33 (Часть I), ст. 3420) кредитный потребительский кооператив граждан - потребительский кооператив граждан, созданный гражданами, добровольно объединившимися для удовлетворения потребностей в финансовой взаимопомощи. Иными словами, участие юридических лиц в деятельности КПКГ не допускается (см. также статью 19), в то время как согласно пункту 1 статьи 116 ГК РФ потребительским кооперативом признается добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов. Аналогичная ошибка повторена законодателем и при создании в 2004 году нового вида кооперативов - жилищно-накопительных (Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах").

Определенные противоречия встречаются и между нормами самого ГК РФ. Так, например, пунктом 1 статьи 296 установлено, что казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. В то же время согласно пункту 1 статьи 298 учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

Отсутствие системного подхода делает субинститут наименования юридического лица недостаточно эффективным <*>, а по отношению к некоммерческим организациям - еще и бесполезным, так как законодатель почему-то решил предоставить защиту только наименованию коммерческих организаций (хотя вряд ли можно отрицать важность защиты от неправомерного использования другими лицами таких наименований, как, например, МГУ им. Ломоносова, Большой театр и т.п.).

<*> С момента вступления в силу Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" уже созданная в отдельных регионах система проверки регистрируемого наименования на неповторяемость была разрушена, а отсутствие такой системы не дает возможности обеспечить эффективную защиту исключительных прав на зарегистрированное фирменное наименование.

Серьезного совершенствования требует понятийный аппарат института юридического лица. Так, согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, но само понятие "правовое положение" легально не определено. В научной литературе правовое положение субъекта правоотношений обычно отождествляется с его правовым статусом, правосубъектностью. Такой подход представляется не совсем удачным, так как применение в правовой сфере различных терминов, обозначающих одно и то же явление, так же как и "расплывчатость", недостаточная определенность содержания какого-либо понятия, неизбежно влечет проблемы правового регулирования.

В то же время, определяя содержание того или иного понятия, следует учитывать и их системное соотношение между собой, как элементов структуры института юридического лица.

Как же соотносятся достаточно близкие по смыслу и, казалось бы, взаимозаменяемые понятия "правовое положение" и "правовой статус"? Учитывая то, что применение в понятийном аппарате правового института различных понятий, идентичных по содержанию, вряд ли можно признать обоснованным, представляется целесообразным разграничить эти понятия. Анализ взглядов на содержание понятий "правовое положение", "правовой статус", "правоспособность" позволяет сделать вывод о том, что понятие "правовое положение" используется обычно как более широкое. Исходя из этого, представляется целесообразным применять его в качестве обобщающего. Таким образом, под правовым положением предлагается понимать правовое состояние лица, характеризующееся совокупностью его правовых свойств. Правовое положение лица, в свою очередь, можно условно разделить на гражданско-правовое, административно-правовое и т.п.

Сравнительный семантический анализ слов "статус" и "положение" позволяет определить некоторые их существенные различия. В частности, использование слова "статус" в устоявшихся словосочетаниях <*> "приобрести статус", "лишить статуса", "наделить статусом", "признать статус" позволяет сделать вывод о возможном значении слова "статус" как статической характеристики (четко определенного (установленного кем-либо или чем-либо) уровня развития положения) лица, а также свидетельствует о зависимости статуса от оценки некого другого субъекта. Важно отметить, что изменение правового статуса нередко обусловливается необходимостью регистрации и, как правило, сопровождается выдачей соответствующего документа (свидетельства, паспорта, диплома и т.п.).

<*> В свою очередь не характерных для слова "положение".

Таким образом, правовое положение лица обусловливается его правовым статусом, который можно обозначить как определенный фиксированный уровень (ступень) развития правового положения, достижение которого влечет его скачкообразное существенное изменение. Иными словами, развитие правового положения приводит к такому его уровню, когда лицо приобретает качественно новый статус. Так, например, при определенных условиях организация приобретает статус юридического лица <1>, затем, получив соответствующую лицензию, приобретает статус образовательной организации <2>, после чего, пройдя аккредитацию, получает статус аккредитованной образовательной организации <3>. При этом приобретение юридическим лицом статуса образовательной организации существенным образом изменяет его правовое положение, права и обязанности организации и, следовательно, ее правосубъектность. Правовое положение является, таким образом, понятием более широким, характеризующим в том числе и определенный правовой статус субъекта, "достигнутый" им к определенному моменту времени. Кроме того, правовое положение более точно, но в то же время более динамично характеризует субъект, чем правовой статус, более устойчивый по своей природе <4>.

<1> Получая право самостоятельного ведения финансово-хозяйственной деятельности в качестве субъекта гражданского права.
<2> Получая право осуществления образовательной деятельности.
<3> Получая право выдачи диплома государственного образца и т.д.
<4> Так, например, правовое положение физического лица может характеризоваться такими его статусами, как статус военнослужащего по контракту, старшего офицера, слушателя военной академии, дееспособного лица, имеющего право управления автомобилем, избирателя, кандидата в депутаты Государственной Думы, супруга и родителя. В то же время наличие у него определенных конкретных льгот, выслуга лет, курс обучения, участие в конкретных правоотношениях в качестве, например, одаряемого, пассажира автобуса, представителя, действующего по доверенности и т.п. характеризует не статус, а конкретное правовое положение указанного лица на определенный момент времени.

Содержание понятия "правовое положение" (элементный состав и структура субинститута правового положения) имеет весьма важное практическое значение, так как ГК РФ <*> в отношении целого ряда организационно-правовых форм юридических лиц содержит отсылочные нормы, устанавливающие, что особенности правового положения таких организаций определяются в соответствии с ГК специальными законами. В то же время в ходе законотворческой деятельности возникает вопрос: что же понимать под правовым положением и соответственно какие нормы должен включать в себя соответствующий специальный закон? Так, например, развитие понятийного аппарата института юридического лица идет по пути исключения норм о создании, реорганизации, ликвидации юридических лиц, правах и обязанностях их участников (собственников их имущества) из элементного состава и структуры субинститута "правовое положение" <**>. Насколько такой подход обоснован?

<*> См.: пункт 3 статьи 87, пункт 3 статьи 96, пункт 4 статьи 107, пункт 6 статьи 113, пункт 6 статьи 116, пункт 3 статьи 117, пункт 3 статьи 120 ГК РФ.
<**> Например, согласно пункту 6 статьи 113 ГК РФ "Правовое положение государственных и муниципальных унитарных предприятий определяется настоящим Кодексом и Законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях". Вместе с тем согласно статье 1 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (Собрание законодательства Российской Федерации от 2 декабря 2002 г. N 48 ст. 4746) "настоящий Федеральный закон определяет в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации правовое положение государственного унитарного предприятия и муниципального унитарного предприятия (далее также - унитарное предприятие), права и обязанности собственников их имущества, порядок создания, реорганизации и ликвидации унитарного предприятия". См.: Также, например, Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" // Собрание законодательства Российской Федерации от 16 февраля 1998 г. N 7. Ст. 785.

Как уже отмечалось, согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, но правовое положение конкретного юридического лица определяется в первую очередь его организационно-правовой формой. В свою очередь, ГК РФ, определяя особенности различных организационно-правовых форм юридических лиц, как правило, структурирует их примерно следующим образом:

  1. общие положения (включая определение);
  2. особенности ответственности участников (собственников имущества) по обязательствам юридического лица;
  3. требования к содержанию фирменного наименования;
  4. источники правового регулирования;
  5. правовой режим имущества, требования к уставному капиталу;
  6. требования к субъектному составу;
  7. права и обязанности участников;
  8. требования к учредительным документам;
  9. органы и порядок организации управления;
  10. особенности правоспособности, включая ограничение прав совершения определенных видов сделок, иные особенности ведения дел;
  11. особенности создания, реорганизации и ликвидации юридического лица.

В связи с указанным представляется целесообразным использовать понятие "правосубъектность" в качестве обобщающего, объединяющего в своем содержании все нормы, включенные в субинституты правового положения юридического лица, правового положения участников (акционеров, собственников имущества и т.п.) юридического лица, и, кроме того, нормы, составляющие субинституты создания, реорганизации, ликвидации юридического лица.

Таким образом, морфологический анализ позволяет выделить в составе правового института юридического лица следующие субинституты:

  1. гражданско-правового положения юридического лица (включающий в себя, в свою очередь, субинституты гражданско-правового статуса, организационно-правовой формы, правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов);
  2. гражданско-правового положения участников (собственников имущества) юридического лица;
  3. создания, реорганизации, ликвидации и банкротства юридического лица.

Правосубъектность каждого конкретного лица определяется прежде всего нормами ГК РФ, затем (если это предусмотрено ГК РФ) нормами специального федерального закона, а затем, в случаях, предусмотренных ГК РФ, положениями учредительных документов. Учредители (участники) юридического лица в ходе его развития, совершая те или иные юридически значимые действия, способны изменять гражданско-правовой статус этого субъекта, изменяя, таким образом, и его правосубъектность (а также свое правовое положение как составную часть такой правосубъектности). При этом ключевым элементом таких изменений является гражданско-правовой статус юридического лица, определяющий возможности (границы) таких изменений <*>. Изменение статуса является с позиций системологии "точками бифуркации", в которых медленное накопление изменений приводит к качественному изменению системы.

<*> Так, например, выбрав ту или иную организационно-правовую форму юридического лица, учредители (участники) получают возможность устанавливать особенности своего правового положения (права и обязанности), но только в тех пределах, которые предусмотрены законом для такой организационно-правовой формы юридических лиц.

В свою очередь, гражданско-правовой статус является и наиболее значимым элементом правосубъектности для контрагентов организации, которые, достаточно легко установив (например, на основании представленных документов) статус организации, получают наиболее важную информацию о ее правосубъектности, что позволяет достаточно легко ориентироваться в огромном количестве юридических лиц, так как именно статус определяет возможные пределы правоспособности юридического лица <*>.

<*> Так, например, статус некоммерческой организации свидетельствует о том, что она может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствующую этим целям (пункт 3 статьи 50 ГК РФ).

Как уже отмечалось, институт юридического лица как система норм права имеет сложную сетевую структуру, в которой можно условно выделить "вертикальные" субинституты - организационно-правовые формы и "горизонтальные" - субинституты правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов. Таким образом, принцип системного единства требует взаимосогласованности и взаимообусловленности норм как "по вертикали", так и "по горизонтали". Иными словами, нормы "горизонтального" субинститута должны учитывать особенности "области пересечения" с "вертикальным" субинститутом (организационно-правовой формы), но в то же время должны выдерживаться и собственные общие для данного субинститута принципы. Так, например, наделение организации статусом юридического лица означает ее "включение" в систему юридических лиц, что автоматически влечет необходимость четкого определения ее организационно-правовой формы, что, в свою очередь, автоматически распространяет на такую организацию действие всех "горизонтальных" субинститутов, определяющих особенности правосубъектности юридических лиц соответствующей организационно-правовой формы. Такая, казалось бы, банальная причинно-следственная связь, к сожалению, не прослеживается в ряде случаев, особенно в "заповеднике" так называемых "публично-правовых" юридических лиц. Так, например, до сих пор не определен гражданско-правовой статус большей части организаций Вооруженных Сил Российской Федерации, иных войск, воинских формирований и органов. Непонятным остается гражданско-правовой статус федеральных органов исполнительной власти, не имеющих учредительных документов, четкого указания на организационно-правовую форму, а следовательно - точно определенной правосубъектности, что, в свою очередь, не дает возможности юридически грамотно оформить последствия "административной реформы" с точки зрения гражданских правоотношений. Да и в самом ГК РФ законодатель, вводя, например, в пункте 1 статьи 298 норму, прямо противоречащую пункту 1 статьи 296, а в пункте 2 статьи 298 - фактически новый (совершенно неопределенный) правовой режим имущества учреждения, породил не только не затихающие научные дискуссии, но и значительное число проблем на практике. Изложенное, как представляется, подчеркивает важность системного подхода к формированию правовых институтов вообще и необходимость совершенствования правового института юридического лица как системы взаимоувязанных взаимообусловленных норм, определяющих правосубъектность организаций.

Кроме того, рассмотрение правового института юридического лица с позиций системного подхода позволяет сделать ряд выводов:

  1. Институт юридического лица можно определить как комплексный межотраслевой правовой институт, представляющий собой систему взаимоувязанных, взаимообусловленных норм, определяющих гражданскую правосубъектность организаций.
  2. Институту юридического лица как совокупности норм присущи такие общие для всех систем свойства, как:
  3. целостность (интегративное единство элементов - составляющих его норм права);
  4. эмерджентность (наличие у системы таких свойств (возможностей), которых нет у ее элементов и которые являются следствием эффекта целостности системы);
  5. элементная обособленность (наличие выделяемых частей (элементов), имеющих функции, соответствующие многоцелевому аспекту функционирования системы);
  6. иерархичность (наличие упорядоченной внутренней структуры, с возможностью декомпозиции на ряд уровней с установлением отношений подчиненности нижележащих уровней вышележащим).
  7. Институт юридического лица, являясь элементом (и, в свою очередь, подсистемой) системы права, тесно взаимосвязан с другими институтами (в том числе других отраслей права) и должен учитывать системное влияние норм других отраслей права. При этом нормы гражданского права являются системообразующими для института юридического лица, образуя основу его внешней структуры.
  8. Структура членения (порядок вхождения элементов в подсистемы, а затем последовательное объединение подсистем в целостную систему) института юридического лица характеризуется многоуровневостью и сетевым типом конфигурации.
  9. Правовое положение лица обусловливается его правовым статусом, который можно определить как определенный фиксированный уровень (ступень) развития правового положения, достижение которого влечет его скачкообразное существенное изменение. Иными словами, изменение правового положения до определенного критического уровня, образуя сложный юридический состав, создает качественно новый статус лица, влекущий одновременное изменение его правосубъектности.
  10. Представляется целесообразным использовать понятие "правосубъектность" в качестве обобщающего, объединяющего в своем содержании все нормы, включенные в субинституты правового положения юридического лица, правового положения участников (акционеров, собственников имущества и т.п.) юридического лица, и, кроме того, нормы, составляющие субинституты создания, реорганизации, ликвидации юридического лица.
  11. Морфологический анализ позволяет выделить в составе правового института юридического лица следующие субинституты:
  12. гражданско-правового положения юридического лица (включающий в себя, в свою очередь, субинституты гражданско-правового статуса, организационно-правовой формы, правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов);
  13. гражданско-правового положения участников (собственников имущества) юридического лица;
  14. создания, реорганизации, ликвидации и банкротства юридического лица.
  15. Институт юридического лица как система норм права имеет сложную сетевую структуру, в которой можно условно выделить "вертикальные" субинституты (организационно-правовые формы) и "горизонтальные" (субинституты правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов), которые должны быть взаимосогласованы и взаимообусловлены.
  16. Только четкое упорядочение системы норм, составляющих правовой институт юридического лица, позволит добиться выполнения им системной функции - четкого определения правового положения организаций, участвующих в гражданских (да и во многих иных) правоотношениях, что, в свою очередь, является непременным условием упорядочения гражданских правоотношений и обеспечения устойчивости гражданского оборота.