Мудрый Юрист

Защита прав инвестора при выполнении инвестиционных договоров

Алексей Голованов, адвокат Коллегии адвокатов "Правовая защита".

Артем Сидоров, адвокат Коллегии адвокатов "Правовая защита".

Потенциальным инвесторам важно не только знать, как заключать инвестиционные договоры, в которых будут указаны предмет, конкретные инвестиции, конкретные практические действия, четкая цель инвестирования, сроки выполнения обязательств. Для практиков важно получить инструмент, который позволит им защитить свои инвестиции. В этой связи мы рассмотрим наиболее типовые примеры нарушения прав инвестора его контрагентами и способы защиты его прав в суде.

В случае существенного нарушения контрагентами инвестора срока выполнения обязательств (например, срока строительства и ввода в эксплуатацию здания) целесообразно предъявить иск о расторжении договора, взыскании убытков, упущенной выгоды. Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

  1. при существенном нарушении договора другой стороной;
  2. в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами (поскольку инвестиционный договор не предусмотрен гражданским законодательством, расторжение по этому подпункту невозможно) или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. При заключении договора инвестор рассчитывал получить в собственность объект, однако не получил его, что нарушило его имущественные права, причинило ему ущерб. В силу этого инвестор может настаивать на расторжении договора судом в силу существенного нарушения контрагентом договора (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Таким образом, основанием для предъявления иска о расторжении договора является существенное нарушение обязательств контрагентом, в частности ввиду несоблюдения срока предоставления объекта.

Необходимо обратить внимание на следующее. Согласно п. 10 информационного письма ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договорами на участие в строительстве", если обязательство по передаче квартир по договору на участие в строительстве жилого дома не может быть исполнено, по требованию истца могут быть взысканы убытки в сумме, необходимой последнему для покупки аналогичных квартир.

На наш взгляд, возможность требовать убытки в сумме стоимости аналогичного объекта гарантирует инвестору возможность приобрести равноценный объект. То есть согласно ст. 393 ГК РФ инвестору необходимо настаивать на взыскании убытков в размере стоимости объекта на день вынесения решения, как если бы он был построен.

Помимо убытков в виде стоимости равноценного объекта следует просить суд взыскать иные убытки, как реальные, так и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ). Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Упущенная выгода

При предъявлении требования о возмещении упущенной выгоды потерпевшее лицо должно доказать размер доходов, которые оно не получило из-за нарушения обязательства, а также причинную связь между нарушением (неисполнением) обязанности и неполученными доходами.

Как указал в своем Постановлении от 3 марта 2003 г. N КГ-А40/559-03 ФАС Московского округа, "исчисляя размер неполученных доходов, истцу следовало определить достоверность (реальность) тех доходов, которые он предполагал получить при обычных условиях гражданского оборота. Размер упущенной выгоды основан на предположении истца получить ее, реальная возможность получить эту выгоду при условии надлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по договору поставки материалами дела не подтверждается.

К тому же размер неполученного дохода должен определяться с учетом разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено".

Таким образом, собственнику необходимо заранее подготовить доказательства той выгоды, которую он мог бы получить (протоколы о намерениях, соглашения о расторжении договоров с поставщиками и т.п.).

Отказ от передачи в собственность инвестора объекта инвестирования

В этом случае целесообразно предъявлять в суд иски о признании права собственности за инвестором на объект инвестирования.

При предъявлении такого иска следует учитывать следующее. В соответствии со ст. 209 ГК РФ право собственности может быть признано только на индивидуально-определенное имущество (например, здание). Если здание на момент рассмотрения спора не построено (отсутствует акт госкомиссии о приемке дома в эксплуатацию) - отсутствует имущество, на которое можно признать право собственности.

Что делать, если инвестору изначально известно, что у его контрагентов нет никакого имущества, на которое можно обратить взыскание, а объект инвестирования (например, здание) частично построен, но не введен в эксплуатацию? В этой ситуации можно предъявить иск о признании права долевой собственности на незаконченный объект инвестиционной деятельности. Согласно п. 3 ст. 7 Закона РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" незавершенные объекты инвестиционной деятельности являются долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса до момента приемки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ и услуг. Как указал арбитражный суд в одном из своих решений, "поскольку объект инвестиционной деятельности не принят в эксплуатацию, субъекты инвестиционной деятельности вправе лишь определить свои доли в имуществе, находящемся в общей долевой собственности" <*>.

<*> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 ноября 2004 г. N А56-12568/04.

Более того, инвестор может просить выдела своей доли. Об этом говорит и судебная практика. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 1 марта 2000 г. N А19-7759/99-35-Ф02-248/00-С2 указал следующее: согласно п. 3 ст. 7 Закона об инвестиционной деятельности незавершенные объекты инвестиционной деятельности являются долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса до момента приемки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ и услуг. Следовательно, на момент заключения договора инвестор являлся собственником своей доли и мог ею распорядиться.

В другом случае этот же суд указал, что, поскольку согласно п. 3 ст. 7 Закона об инвестиционной деятельности незавершенные объекты инвестиционной деятельности являются долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса до момента приемки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ и услуг, из объекта незавершенного строительства может быть выделена доля. Раздел же доли в незавершенном объекте инвестиционной деятельности в натуре возможен лишь после ввода объекта в эксплуатацию.

Вместе с тем данное положение о долевой собственности на незавершенный объект инвестиционной деятельности не распространяется на соинвесторов. ФАС Московского округа от 20 июля 2005 г. N КГ-А41/6001-05-А в своем Постановлении указал, что закон допускает осуществление инвестиционной деятельности опосредованно, то есть через финансирование инвестора, - соинвестирование (субинвестирование). Последствием выполнения соинвестором обязательства по финансированию инвестора является возникновение права требовать от инвестора передачи находящейся в его собственности индивидуально-определенной части в объекте инвестиций, но не возникновение у соинвестора права общей собственности на объект инвестиций.

Данную ситуацию следует отличать от той, при которой инвестор уступает свои права по основному инвестиционному договору или их часть третьему лицу. В соответствии со ст. 384 ГК РФ, "если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права". Поскольку, как правило, указанное лицо становится участником основного договора и получает права первоначального в полном объеме, оно получает право собственности на соответствующую долю в объекте инвестирования.

Передача объекта инвестирования третьим лицам

Если в нарушение инвестиционного контракта объект инвестирования был передан (пусть даже многократно) иным лицам, инвестору следует предъявить иск об истребовании объекта инвестиционной деятельности. Тут возникает один нюанс. Согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Указанный иск может быть заявлен только собственником, и в связи с этим на практике возникает вопрос: может ли предъявить такой иск инвестор? Поскольку, как было указано выше, инвестор имеет право долевой собственности на объекты инвестиционной деятельности, он наделен правом заявлять такие иски. Например, ФАС Московского округа указал, что в соответствии с Законом об инвестиционной деятельности инвестор вправе владеть, пользоваться и распоряжаться объектами и результатами инвестиций, в том числе осуществлять торговые операции и реинвестирование на территории РСФСР, в соответствии с законодательными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

При таком положении истец в силу ст. 4 АПК РФ и ст. 11 ГК РФ вправе был обратиться с настоящим иском в суд для защиты своего нарушенного права, несмотря на то что его право собственности на объект не было зарегистрировано.

В заключение необходимо сказать, что инвестиционный договор является самостоятельным видом гражданско-правового договора, пробелы законодательства, не позволяющие четко определить существенные условия инвестиционного договора, в настоящее время должным образом восполнены судебной практикой. Инвестор наделен обширными правами, в том числе и вещными, при осуществлении инвестиционной деятельности, может совмещать функции других субъектов инвестиционной деятельности. Насколько эффективно он сможет этими правами пользоваться, зависит от того договора, который он подписывает, от того способа защиты, который выбирает.