Мудрый Юрист

Разграничение имущественных и неимущественных требований

Вадим Рощин, юрист, г. Ростов-на-Дону.

Обеспечение единообразия судебной практики выступает в соответствии с ныне действующим арбитражным и гражданским процессуальным законодательством России в качестве одного из приоритетных направлений деятельности высших судебных инстанций. Между тем, к сожалению, не всегда однозначно решаются вопросы единообразного толкования и применения действующего законодательства различными ветвями судебной системы. В результате существуют отличающиеся друг от друга, и порой значительно, взгляды высших судебных органов на решение сходных по правовой сути вопросов.

История одного дела

Гражданин Х. обратился в Ворошиловский районный суд г. Ростова-на-Дону с исковым требованием о признании права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК РФ). Определением от 4 ноября 2002 г. отказано в принятии искового заявления по мотиву неподсудности дела данному суду.

Истец обжаловал упомянутый акт в кассационном порядке, ссылаясь в частной жалобе на неимущественный характер заявленного требования и в силу этого необходимость его рассмотрения по существу именно районным судом.

В качестве основного довода приводилась ссылка на п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ, определяющий цену иска о признании права собственности на объект недвижимого имущества исходя из того, что оно (имущество) принадлежит гражданину на праве собственности. В качестве дополнительного довода кассатор сослался на позицию федерального законодателя, закрепившего в ч. 2 ст. 103 АПК РФ 2002 г. норму о том, что неимущественными являются требования о признании права, в том числе права собственности.

Определением гражданской коллегии Ростоблсуда от 11 декабря 2002 г. определение суда первой инстанции оставлено без изменения, а частная жалоба - без удовлетворения. Ссылка на арбитражное процессуальное законодательство была отвергнута ввиду неприменимости к регулированию гражданско-процессуальных отношений.

Истцу ничего не оставалось, как получить желаемое удовлетворение у мирового судьи, что впоследствии и было сделано.

Имущественное или неимущественное требование?

Несмотря на кажущуюся простоту, решение вопроса о родовой подсудности вышеописанного и подобных ему дел в системе судов общей юрисдикции, предложенное Верховным Судом РФ, представляется небезупречным. Высший судебный орган предлагает определять подсудность требований о признании права на самовольную постройку в зависимости от цены иска, относя соответствующие требования к категории имущественных и, как следствие, к предмету рассмотрения либо районными судами, либо мировыми судьями (при цене иска до 500 минимальных размеров оплаты труда).

По мнению суда, поскольку речь идет о признании права собственности на имущество, которое имеет денежную оценку, указанные споры носят имущественный характер и подлежат рассмотрению судами в порядке искового производства. Данная позиция изложена в Ответах на вопросы <*>, утвержденных Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 4, 11, 18 мая 2005 г.

<*> www.supcourt.ru/print_page.php?id=2642

Все ли так однозначно и не требует дополнительного осмысления, особенно в свете наличия прямо противоположного подхода в арбитражном процессе? Представляется, нет.

Считаю, требование о признании права собственности на самовольную постройку является все же неимущественным. Такой вывод вполне можно сделать, внимательно ознакомившись с текстом закона, а именно п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ. Определяя цену иска по искам о праве собственности на объект недвижимого имущества, законодатель исходит из того обстоятельства, что объект уже принадлежит гражданину на праве собственности (!). Следовательно, речь идет о случае, когда соответствующее право одного гражданина оспаривается другим лицом.

Между тем самовольная постройка до вступления в силу решения компетентного суда никому не принадлежит, а приобретение права собственности на нее относится к первоначальным способам приобретения соответствующего права <*>.

<*> Гражданское право. Т. 1: Учебник. Изд. 5-е, переработ. и дополн. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 354.

Представляется, что применение аналогии с АПК РФ в рассмотренном деле не только возможно, но и необходимо в силу отсутствия специальной нормы в самом ГПК РФ, поскольку ст. 91 ничего не упоминает о цене иска о приобретении права названным способом на не принадлежащее никому имущество.

Кроме того, Верховный Суд РФ счел уместным использование применительно к случаю исчисления сроков обжалования после 1 февраля 2003 г. судебных постановлений, вступивших в законную силу до указанной даты, аналогии закона <*> - ст. 9 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 96-ФЗ "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации".

<*> См.: П. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // Российская газета. 2003. 25 янв. N 15.

Позиция АПК РФ, относящего рассматриваемый вид требований к неимущественным, представляется более логичной. В самом деле, для того чтобы самовольная постройка стала полноценным недвижимым имуществом, способным быть вовлеченным в гражданский оборот, необходимо судебное решение, позволяющее заинтересованному лицу с момента вступления в законную силу именоваться собственником, обретшим известную триаду полномочий.

Цена вопроса

Анализируемая проблема затрагивает не только вопросы рассмотрения компетентным судом соответствующих требований, право на которое гарантировано ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, но и ставит вопрос о размерах расходов заинтересованного лица, связанных с необходимостью уплаты государственной пошлины при обращении в суд.

Если исходить из неимущественного характера вышеупомянутых требований, то в силу подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ гражданину, например, необходимо уплатить 100 рублей, в противном случае - 200 рублей и более согласно подп. 1 п. 1 этой же статьи.

Предложенный Верховным Судом РФ вариант решения исследуемого вопроса, очевидно, преследует в качестве основной цели передачу на рассмотрение мировых судей массы дел незначительного характера, для чего, собственно, и создавалась мировая юстиция.

В завершение стоит отметить, что вопрос разграничения имущественных и неимущественных требований в деятельности судов общей юрисдикции актуален не только для рассмотренной этой категории дел. Спорным представляется отнесение Верховным Судом РФ к компетенции мировых судей дел о восстановлении срока для принятия наследства, если стоимость наследственного имущества и цена иска не превышают 500 МРОТ <*>. Но это уже предмет отдельного исследования.

------------------------

<*> См., напр.: Магомедова З. Восстановление срока для принятия наследства: процессуальные проблемы правоприменительной практики // Бюллетень нотариальной практики. 2004. N 5.