Мудрый Юрист

К вопросу об определении мошенничества в уголовном праве дореволюционной России

Памятники русского права в понятие мошенничества вкладывали различное содержание. В XI - XVI вв. основным правовым документом, регулирующим имущественные отношения, являлась Русская Правда. Наряду с преступлениями против личности в ней упоминались имущественные преступления: разбой, кража ("татьба"), самовольное пользование чужим имуществом и т.д. <*>. Однако ни понятия обмана, ни связанного с ним понятия мошенничества Русская Правда, ее Краткая и Пространная редакции не содержат <**>.

<*> Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юристъ, 1996. С. 22.
<**> Русская Правда // Российское законодательство X - XX вв. В 9 т. Т. 1. М.: Юридическая литература, 1984. С. 27 - 63; Пространная редакция Русской Правды. Там же. С. 64 - 129.

Судебник Ивана Грозного 1550 г. впервые упомянул о понятии мошенничества, способом совершения которого и поныне остается обман: "А мошеннику та ж казнь, что и татю. А хто на обманщике взыщет и доведут на него, ино у ищеи иск пропал" <*>. Понятия "обманщик" и "мошенник" употреблялись в Судебнике как равнозначные. Предусматривались и другие преступления, совершаемые с помощью обмана, не относящиеся к мошенничеству, например торговый обман - в отношении количества и качества проданных товаров, обман в тождестве и качестве проданной вещи. Профессор И.Я. Фойницкий полагал, что в Судебнике 1550 г. под мошенничеством понимается не современное значение этого понятия, а карманная кража. Этимологически понятие "мошенничество" происходит от слова "мошна", что означало в старорусском языке "карман, сумка для денег". Мошенничеством признавалась ловкая кража из такой сумки. Таким образом, обман использовался для облегчения совершения "татьбы" - кражи <**>. М.Ф. Владимирский-Буданов считал, что в ст. 58 Судебника было впервые проведено четкое различие между кражей и мошенничеством: мошенничество, предусмотренное ст. 58 Судебника 1550 г., охватывало и случаи торгового обмана <***>. В этот период судебная практика признает обман в его значении, близком к тому, что понимается под мошенничеством сегодня в уголовном праве, однако закона, карающего за самый распространенный вид обмана - мошеннический, не существовало. Указания на то, что мошенничество возможно и без татьбы, в законодательстве впервые появились в Указе 1573 г. (дополнение к Судебнику). К таким деяниям закон относил, например, подкуп для дачи ложных показаний. Следовательно, впервые обособленная ответственность за мошенничество в российском уголовном законодательстве была установлена лишь в середине XVI в.

<*> Судебник 1550 г. // Российское законодательство X - XX вв. в 9 т. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1985. С. 108.
<**> Фойницкий И.Я. Мошенничество по русскому праву. СПб., 1871. С. 230.
<***> Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1905. С. 362.

В Соборном уложении 1649 г. в отношении мошенников воспроизводилось старое правило положений, установленных для татей: "...да и мошенникам чинить тот же указ, что указано чинить татем за первую татьбу" <*>, при этом значительно усиливалось наказание за совершение этого преступления. Состав мошенничества был закреплен в Соборном уложении, хотя сам способ раскрыт не был. Понятие его автоматически подразумевалось таким же, как в Судебнике. Причем мошенническим обманом называли не столько деяния, вводящие в заблуждение потерпевшего, сколько неожиданные для потерпевшего действия. В Соборном уложении наблюдается прогресс в отношении признания новых деяний преступными, по сравнению с Судебником 1550 г. и Указом 1573 г.

<*> Соборное уложение. Глава X. Ст. 12, 162, 166, 170 // Российское законодательство Х - ХХ вв. В 9 т. Т. 3. М.: Юридическая литература, 1985. С. 76.

Артикул воинский 1715 г. содержал только нормы уголовного права и, по сути, представлял собой Военно-уголовный кодекс без Общей части. В нем общего определения обмана, как и ранее, не дается, а указывается на конкретные наказуемые виды обмана. Причем они перечисляются не в главе об имущественных преступлениях, а в главе о ложных поступках вообще. К имущественным обманам Артикулы воинские относят также и лжеприсягу, подлог документов, подделку денег <*>.

<*> Артикул воинский. Гл. XXII // Российское законодательство X - XX вв. В 9 т. Т. 4. М.: Юридическая литература, 1986. С. 327 - 389.

Высочайший Указ Екатерины II от 3 апреля 1781 г. "О суде и наказании за воровство различных родов и о заведении рабочих домов" стал новой вехой в истории имущественных преступлений. Своей задачей он имел систематизацию существующих законодательных положений в данной сфере. Указ 1781 г. знаменит тем, что придал понятию "воровство" значение исключительно похищения имущества и предложил определения трех его видов: воровство-кражу; воровство-мошенничество; воровство-грабеж. Наряду с прежним понятием обмана при мошенничестве - ловкой или внезапной кражей - добавилось описание его способа, близкое к современному пониманию - если кто-либо, купив что-то, "не оплатит и скроется; обманом и вымыслом продаст или отдаст поддельное за настоящее, или весом обвесит или мерою обмерит, или что подобное обманом или вымыслом себе присвоит ему не принадлежащее без воли и согласия того, чье оно" <*>, исходя из чего можно сделать вывод о том, что к мошенничеству следовало относить и завладение имуществом путем обмана, хотя это и не определялось отдельно, но имело уже описание, близкое к современному пониманию.

<*> О суде и наказании за воровство различных родов и о заведении рабочих домов. Указ Екатерины II // ПСЗ. Т. XXI. N 15.147. СПб., 1830. С. 108 - 110.

Устав Благочиния 1782 г. предусматривал такие виды имущественных обманов, как обман в торговле, контрабанда, банкротство. Под обманом понимался способ действия, не только вводящий в заблуждение потерпевшего, но и рассчитанный на внезапность, ловкость, порывистость, не дающий времени потерпевшему противодействовать. Обман не должен был содержать насилия и принуждения, также необходимо было усмотреть корыстные намерения <*>. Жалованная грамота дворянству 1785 г. относила к преступлениям, за которые можно лишиться дворянства, "лживые поступки", "воровство различного рода" <**>. Устав Благочиния 1782 г. и Жалованная грамота 1785 г. строго отграничили мошеннический обман от других видов обмана, не имеющих имущественного характера.

<*> Устав Благочиния или полицейский от 8 апреля 1782 г. // Российское законодательство Х - ХХ вв. В 9 т. Т. 5. М.: Юридическая литература, 1987. С. 370, 384 - 385.
<**> Грамота на права вольности и преимущества благородного российского дворянства 1885 г. // ПСЗ. Т. XXII. N 16.187. С. 344 - 358.

Свод законов уголовных 1832 г. к обманам относил две группы преступлений: 1) имущественные обманы; 2) лживые поступки и подлоги. Мошенничество относилось к первой группе <*>. По сравнению с ранее действовавшим законодательством в понимании обманных преступлений изменений не произошло. В 1846 г. вступил в силу Уголовный кодекс под названием "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных", действовавший с изменениями вплоть до социалистической революции 1917 г. Меры ответственности за мошенничество были закреплены в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г.

<*> Свод законов Российской империи. Изд. 1842 г. Т. XV. С. 147.

22 марта 1903 г. Николаем II было утверждено Уголовное уложение, которое так и не было полностью введено в действие. Согласно ст. 591 гл. 33 "О мошенничестве" к мошенничеству относились: похищение посредством обмана чужого движимого имущества с целью присвоения; похищение чужого движимого имущества с целью присвоения "посредством обмера, обвеса или иного обмана в количестве или качестве предметов при купле-продаже или иной возмездной сделке"; побуждение "посредством обмана с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к уступке права по имуществу или к вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу" <*>. Виды мошенничества совпадали с видами воровства. Статьи 592 - 598 предусматривали ответственность за специальные виды мошенничества (обман в запрещенных сделках и обман лицом, ложно выдавшим себя за служащего или за лицо, исполняющее поручение служащего, страховой обман, ложное объявление аварии капитаном торгового судна), ст. ст. 577 - 578 - за злоупотребление доверием <**>. К 1917 г. уровень имущественных отношений в российском обществе был таков, что уголовное право вплотную подошло к необходимости законодательного определения мошенничества.

<*> Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Юристъ, 1998. С. 32.
<**> Уголовное уложение 1903 г. // Российское законодательство X - XX вв. В 9 т. Т. 9. М.: Юридическая литература, 1994. С. 240 - 320.