Мудрый Юрист

Историческое и логическое в понимании правосознания

Мигущенко О.Н., заместитель начальника КФ ОрЮИ МВД России, докторант кафедры государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России, подполковник милиции, кандидат исторических наук, доцент.

Исследование правосознания как явления исторического и логического возможно с точки зрения выявления тенденции его развития из прошлого в настоящее и будущее. Как нам представляется, выделение такой тенденции возможно на пути определения двух взаимосвязанных процессов: первый - определение генеральной последовательности смены состояний правосознания и нахождение осей его развития, второй - последовательная смена состояний в границах той или иной оси (см. схему N 1).

На наш взгляд, такое движение может быть представлено как последовательная череда сменяющих друг друга циклов. Они придерживаются определенной оси, придающей им соответствующую направленность. Переход с одной оси на другую осуществляется как явление более высокого порядка, как движение по спирали, придающее явлению генеральную направленность. Такое представление о развитии общества, а следовательно, и всех его элементов достаточно оправданно, так как история не свободна от парадоксов и ей свойственна альтернативность <*>.

<*> Сухов А.Д. Прогресс и история. М.: Мысль, 1983. С. 105, 106.

Все вышесказанное дополняет системный подход в направлении комплексного, причинно-следственного рассмотрения историко-правовых явлений. Делает возможным рассматривать на первый взгляд абсолютно разнонаправленные исторические периоды как две фазы одного цикла, а в разорванных во времени однонаправленных периодах находить подобие и общие закономерности.

При изучении историко-правовых явлений нельзя не заметить и всеобщей (мировой) тенденции к расширительному пониманию индивидуального в сторону общественного. Данное обстоятельство отразится на всех элементах общественной системы, и в частности на правосознании. Во всех социальных системах источником развития служит противоречие общественного и индивидуального. Применительно к России можно заметить, что общественное проявляется здесь в основном как государственное и политическое. В периоды политического решения экономических проблем преимущество получает государственное. В условиях же относительно "свободного" развития экономики - индивидуальное. В целом для России свойственна асимметрия в соотношении "политика - право" в пользу первого. На наш взгляд, критерием выделения циклов в развитии правосознания и должны стать колебания, обусловленные борьбой противоречий государственного и индивидуального. Эти противоречия находили соответствующее отражение в социально-экономических отношениях и социально-экономической политике государства. Тогда можно заметить, что начиная с Киевской Руси до периода феодальной раздробленности (первая фаза первого цикла А2Б) преобладала политическая составляющая. В условиях феодальной раздробленности активизируется индивидуальное (вторая фаза первого цикла БВ). Монголо-татарское нашествие вновь актуализирует политическую проблему, и до середины XIX в. преобладающим станет политический мотив (первая фаза второго цикла ВГ). Вторая фаза второго цикла (ГД) - преобладание индивидуального начала как следствие отмены крепостного права. А с 1918 г. (ДЕ) - вновь преобладание государственного (влияние общественных отношений, сложившихся в период НЭПа, на формирование правосознания не могло быть существенным). С конца 1980-х гг. (ЕЖ) снова активизировались индивидуалистические тенденции. Таким образом, можно выделить три цикла: до монголо-татарского нашествия - первый (АБВ), до 1917 г. - второй (ВГД), после 1918 г. - третий (ДЕЖ).

Схема N 1

Генезис российского правосознания <*>

<*> См.: Мигущенко О.Н. Военный коммунизм в Курской губернии. Орел: Орловский ЮИ МВД России, 1997. С. 31.
                             IV   /
¦
¦
¦ / III
¦ ¦
¦
¦
¦ Ж
II / ¦/
¦ / ¦
¦/
Е /¦
¦
¦ / I
¦ ¦
¦
¦ Д
¦/
Г /¦
¦
¦ В
¦/
Б /¦ А1
¦ /
А2

Из предложенной схемы можно заметить, что первым двум циклам российского правосознания АБВ и ВГД направляющей осью служит ось национального понимания права (I), где основой правовой идеологии станет религиозно-национальная идея, ценность будет пониматься в контексте религиозных норм, а интерес выразится через справедливость как милость, ниспосланную свыше. Третий цикл ДЕЖ - ось классового понимания права (II). Здесь будет действовать формула "право равно закону". Этот уровень развития правосознания будет пронизан правовой идеологией, основанной на идее государственности, ценностью станут нормы закона, а интерес выразит себя через требование справедливости. Ось гуманистического понимания права (III) и ось объективного правопонимания (IV) определяют перспективы развития российского правосознания <*>.

<*> См.: Мулукаев Р.О., Мигущенко О.Н. К вопросу о необходимости отхода от конъюнктурных оценок истории права // История государства и права. 2001. N 4. С. 17 - 20.

Таким образом, первым двум циклам правосознания соответствует "национальная идея" как основа правовой идеологии, "национальные ценности" как ядро правосознания, "национальный интерес" как основа правовой психологии. С учетом того что церковь как учреждение всегда национальна <*>, возникает возможность в определении такого правосознания через понятие "национально-религиозное правосознание". Третий цикл пронизан классовым пониманием права.

<*> Величко А.М. Философия русской государственности. СПб.: Изд-во Юридич. ин-та (Санкт-Петербург), 2001. С. 139.

Данная схема позволяет взглянуть на генезис правосознания с точки зрения нелинейного процесса, дозволяет увидеть "пласты", образующие "матрешку" массового правосознания, разрешает посмотреть на фазы развития правосознания, разорванные во времени, как на подобные. Такое подобие можно заметить между фазами А2Б, ВГ и ДЕ, для них будет характерна направленность правосознания на право, исходящее от государства. Фазы БВ, ГД и ЕЖ будут отличать непринятие такого права и рост нигилизма. При этом в границах одной фазы можно заметить малые циклы, например только на отрезке советской истории их было три <*>.

<*> См.: Василькова В.В., Яковлев И.П., Барыгин И.Н. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск: Издательство Новосибирского университета, 1992. С. 36.

Таким образом, каждая третья фаза как большого, так и малого цикла будет отрицать (вытеснять) вторую и на качественно новом уровне воспроизводить первую, следовательно, на определенных исторических этапах направленность фаз больших и малых циклов может совпадать. Подобный алгоритм будет прослеживаться и на осевом уровне. В силу вышесказанного становится возможным говорить о прогнозируемости основных тенденций в развитии российского правосознания.

В то же время, на наш взгляд, этапы развития российского правосознания нельзя отождествлять с этапами развития российского государства и права, у которых свои периодизации.

Одно из противоречий российского правосознания заключается в сосуществовании двух одновременных воздействий на правосознание со стороны государственной политической идеологии и общинной психологии и морали. Это обстоятельство предопределило своеобразие российского правосознания. Другое заключалось в том, что и государственная идеология, и общинная психология, а следовательно, и правосознание, являлись сдерживающим социально-экономическое и правовое развитие фактором. Право не получало должного развития до второй половины XIX в. Из всех социальных характеристик личности, которые находили отражение в гипотезах норм позитивного права, преимущественное значение придавалось сословным. Отсюда принципы юридической ответственности, справедливости и гуманизма не находили отражения в санкциях норм, преобладающим был принцип целесообразности. Государственное принуждение также осуществлялось по сословному признаку. По такому же признаку функционировали две системы судов, и только с 1904 г. здесь наметились позитивные сдвиги.

Принимаемые нормативно-правовые акты в ряде случаев встречали сопротивление со стороны не только низших, но и высших сословий. В 20 - 30-е гг. XX в. указанные проблемы были воспроизведены в новом качестве. В это время в правосознании беднейшего сельского населения сложилось убеждение о своей ненаказуемости, а в правосознании сотрудников правоохранительных органов установка на то, что бедноту репрессировать - не политично. Данное обстоятельство позволяет еще раз утверждать, что основополагающим фактором формирования российского правосознания в границах морали разумного эгоизма был политический и государственный. В силу этого российское правосознание отличалось парадоксальностью и фрагментарностью оценок. Это отличает российское правосознание от западного, в котором можно заметить четкое различие его национального и классового типов, где в первом случае до XVII в. господствовал религиозно-политический фактор формирования правосознания, а во втором случае с XVIII в. - экономический. Но, на наш взгляд, выделение в российском правосознании двух типов правосознания национального и классового оправданно. В первом случае формирование правосознания обусловливалось внешней политикой, а во втором - внутренней. Геополитическое положение России до XVI в. определило ей сверхзадачу - борьбу за независимость. Это способствовало формированию морали аскетизма и самопожертвования, что и определяло характер правосознания той эпохи и стало предпосылкой принятия общественным сознанием формулы "Москва - Третий Рим". Классовое правосознание формировалось под влиянием внутренней политики государства на фоне падения нравственности, что и привело к росту нигилизма в конце XIX в. В Советской России вновь возобладала мораль аскетизма и самопожертвования, что способствовало в конечном счете установлению здорового правосознания, базирующегося на "Моральном кодексе строителя коммунизма".

В начале 1990-х гг., прервав эволюционное развитие очередной фазы, Россия совершает скачок в надежде ускорить достижение постиндустриальной стадии развития. Этим она уподобляется России 1917 г., с одной стороны, и периодам петровской и сталинской модернизаций - с другой. Каждый из трех указанных периодов имел главной целью "догнать и перегнать" <*>, а главным методом становилась "революция сверху". И как следствие - основным средством достижения сверхцели становился человек. Проведенные мероприятия давали на некоторое время определенный результат, но не решали проблему в целом.

<*> Яковец Ю. История цивилизаций. М.: Вла-Дар, 1995. С. 416.

Отказ от эволюционного пути привел к возрождению давно забытых феноменов политической жизни России. 1991 и 1993 гг. продолжили традицию дворцовых переворотов XVIII в., напомнили о событиях 1964 г. Двоевластие 1993 г. дало право утверждать о подобии этого явления событиям 1917 г. и борьбе с самозванством в царской России.

В "запаздывании законодательства" в современной России можно усмотреть подобие с пореформенной Россией XIX в.

Периодам коренной ломки правосознания на Руси соответствовали так называемые пьяные периоды. Первый имел место после свержения монголо-татарского ига, второй - после отмены крепостного права, третий - в период сплошной коллективизации. В настоящее время мы наблюдаем четвертый. В это время по сравнению с предыдущими периодами наблюдается всплеск преступности.

Отмеченные выше процессы способствуют формированию своеобразных их оценок массовым экономическим сознанием, политическим и нравственным. Влияние этих оценок на правосознание нельзя недооценивать. Перечисленные подобия современной общественной жизни имевшим место ранее "включают" механизм "эффекта матрешки". Поэтому и сегодня российское правосознание оправдывает "использование любых средств, вплоть до применения самого жесткого вооруженного насилия" <*>, что в принципе противоречит идеям, заложенным в Конституции РФ.

<*> Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "Норма", 2002. С. 412.