Мудрый Юрист

Документальные проверки и ревизии как средства собирания информации в уголовном судопроизводстве

Владимир Степанов, профессор Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Людмила Шапиро, доцент той же академии, кандидат юридических наук, доцент.

Проблема средств доказывания в уголовном процессе всегда являлась актуальной. В современных условиях борьбы с преступностью ее значимость многократно возрастает по ряду причин: изменился характер преступности, степень и формы противодействия расследованию; резко возрос объем заведомо ложных свидетельских показаний. Перечень факторов, негативно отражающихся на доказывании, может быть продолжен. В этих условиях возникает объективная потребность как в совершенствовании имеющихся средств доказывания, так и в создании новых. Очевидно, что в зависимости от стадии уголовного судопроизводства закономерны различия в используемых средствах собирания доказательственной информации.

Эффективность выявления, расследования и предупреждения преступлений может быть обеспечена лишь коллективными усилиями как сотрудников правоохранительных органов (следователь, оперативный работник), так и специалистов в различных областях знания.

Документальные проверки и ревизии представляют собой частный случай использования специальных знаний в деятельности по борьбе с преступностью. Они относятся к средствам, роль которых в собирании информации в уголовном процессе до сих пор полно и четко не определена. Отдельные указания на возможность использования документальных проверок и ревизий в уголовном судопроизводстве содержатся лишь применительно к стадии возбуждения уголовного дела. В части 1 ст. 144 УПК РФ органу дознания, дознавателю, следователю и прокурору при проверке сообщения о преступлении предоставлено право требовать производства документальных проверок и ревизий, а при необходимости привлекать к участию в них специалистов.

Необходимость в производстве документальных проверок и ревизий нередко возникает при проверке сообщений о присвоениях, растратах, преступных уклонениях от уплаты налогов, таможенных платежей, легализации (отмывании) денежных средств и других преступлениях.

Несмотря на то что институт использования документальных проверок и ревизий применительно к рассматриваемой стадии получил закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве, многие вопросы реализации данной формы специальных знаний продолжают оставаться нерешенными.

Один из них связан с отсутствием в УПК РФ разъяснения сущности ревизии и документальной проверки, что обусловливает различное толкование учеными и практиками этих понятий. Этимологически "ревизия" определяется как обследование чьей-нибудь деятельности для установления правильности и законности действий, а "проверка" - удостоверение в правильности чего-нибудь, обследование с целью надзора, контроля <1>. Под ревизором понимается должностное лицо, производящее ревизию <2>.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С. 524.
<2> Там же.

Л.А. Сергеев определял ревизию как проверку производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций за определенный период, проводимую в установленном порядке <3>. Некоторые авторы рассматривают ее как всестороннюю и глубокую документальную и фактическую проверку производственно-финансовой и коммерческой деятельности субъекта хозяйствования за определенный период времени. Цель ревизии - получение достоверной и полной информации о состоянии контролируемого объекта <4>.

<3> Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969. С. 3.
<4> См.: Шадрин В.В., Шадрин К.В., Мусин Э.Ф. Ревизия по требованию правоохранительных органов при расследовании уголовных дел. М., 2004. С. 9. Это определение вызывает несколько возражений. Во-первых, в него включается оценка качества ревизии (всесторонняя и глубокая), хотя ее надлежащий уровень как вида деятельности, само собой разумеется, и должен обеспечиваться всегда. Во-вторых, достаточно ограничиться указанием на производственно-финансовую деятельность, так как коммерческая деятельность есть вид производственной, а в-третьих, цель любой проверки состоит в получении объективной и полной информации. В противном случае нет смысла ее проводить.

Определения понятий "проверка" и "ревизия" даются в ведомственной Инструкции о порядке проведения ревизии и проверки контрольно-ревизионными органами Министерства финансов Российской Федерации (далее - Инструкция) <5>.

<5> См.: Приказ Минфина РФ от 14 апреля 2000 г. N 42н // Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету. 2000. N 7.

В пункте 4 указанной Инструкции ревизия определяется как система обязательных контрольных действий по документальной и фактической проверке законности и обоснованности совершенных в ревизуемом периоде хозяйственных и финансовых операций ревизуемой организацией, правильности их отражения в бухгалтерском учете и отчетности, а также законности действий руководителя и главного бухгалтера и иных лиц, для которых в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными актами установлена ответственность за их осуществление.

Проверка определяется как единичное контрольное действие или исследование состояния дел на определенном участке деятельности проверяемой организации. Аналогичное определение проверки содержится и в п. 12 Инструкции о порядке проведения сотрудниками милиции проверок и ревизий финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности <6>.

<6> См.: Приказ МВД РФ от 2 августа 2005 г. N 636 // Российская газета. 2005. 12 августа.

Согласно Инструкции проверка представляет собой вспомогательные действия, обеспечивающие осуществление контроля в рамках ревизии. Они являются лишь элементами единого мероприятия, разрозненными действиями, используемыми в контрольной деятельности (выборочная проверка конкретных (единичных) действий в структуре финансово-хозяйственных операций; объектов, характеризующих отдельные аспекты финансово-хозяйственной деятельности, и т.д.). Необходимо отметить, что использование термина "проверка" в указанном контексте нецелесообразно, так как проверку следует рассматривать в качестве вида контроля, имеющего самостоятельный характер и обеспечивающего полноту обследования объекта.

Содержащиеся в Инструкции нормативные определения проверки и ревизии можно охарактеризовать как крайне неудачные. Введение двух указанных понятий обязывало разработчиков документа предусмотреть критерии их разграничения. Поскольку по существу проверка и ревизия между собой вообще не различаются, разграничение между ними проведено, как представляется, надуманно, потому что какие-либо объективные отличительные критерии для этого отсутствуют. Кроме того, п. 5 Инструкции предусматривает единую цель ревизии и проверки - осуществление контроля за соблюдением законодательства РФ при осуществлении организацией хозяйственных и финансовых операций, их обоснованностью, наличием и движением имущества и обязательствами, использованием материальных и трудовых ресурсов в соответствии с утвержденными нормами, нормативами и сметами.

По-видимому, основное отличие проверки от ревизии связано с объемом проверочных действий, так как разработчики Инструкции рассматривают проверку как единичное контрольное действие на определенном участке деятельности проверяемой организации, а ревизию - как комплекс (систему) проверок. Это обстоятельство подчеркивается в п. 13 Инструкции: "Ревизия финансово-хозяйственной деятельности организации проводится путем осуществления: проверки учредительных, регистрационных, плановых, отчетных, бухгалтерских и других документов; проверки фактического соответствия совершенных операций данным первичных документов..."

Как комплексное контрольное мероприятие по исследованию финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя ревизия определяется и в Инструкции о порядке проведения сотрудниками милиции проверок и ревизий финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности (п. 20). Обращает на себя внимание то, что с точки зрения родовых признаков ревизия - тоже проверка.

Анализ семантического значения терминов "ревизия" и "проверка", научных определений этих понятий, нормативных актов, регулирующих производство ревизий и документальных проверок, позволил сделать вывод о том, что по существу ревизия представляет собой один из видов проверки, обладающий самостоятельным характером. В качестве одного из видов проверки ревизию рассматривают и другие авторы <7>.

<7> См., например: Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. Саратов, 1988. С. 10.

Имеются многообразные виды иных проверок как самостоятельных познавательных действий, направленных на решение определенной задачи, касающейся отдельных аспектов деятельности проверяемого субъекта.

По объему изучения объекта следует различать проверки:

  1. в узком смысле, когда решаются частные задачи для достижения общей цели проверки; они представляют элементы проверки более высокого уровня;
  2. в широком смысле, когда проверка охватывает как самостоятельные действия, в том числе ревизии, так и вспомогательные, т.е. отдельные проверочные действия (организационные, технические), о которых говорится в Инструкции.

Таким образом, можно констатировать, что по существу не имеющее принципиального значения отличие ревизии от документальной проверки состоит лишь в объеме определяемых ведомственными нормативными актами полномочий субъектов, осуществляющих проверочные действия.

Ревизоры, т.е. должностные лица органов государственного, а также внутриведомственного или вневедомственного финансового контроля, проводят как ревизии, так и документальные проверки. Должностные лица иных органов проводят проверки в сферах, соответствующих профилю их деятельности. В частности, документальные проверки в области налогообложения, как правило, проводят должностные лица налоговых органов и сотрудники органов внутренних дел. Кроме того, в процессе проведения документальной проверки исследуются только документы, а ревизия как комплексная проверка включает в себя и проверку фактического наличия товарно-материальных ценностей.

Любая проверка, проводимая по требованию должностных лиц правоохранительных органов, - это активная познавательная деятельность, направленная на поиск и анализ специалистом по инициативе следователя (дознавателя, органа дознания, прокурора) фактических данных, имеющих значение для уголовного дела.

Справедливо рассматривая ревизию как разновидность проверки, В.М. Юрин считает необходимым в ч. 1 ст. 144 УПК РФ вместо "документальных проверок и ревизий" включить более корректную формулировку "ревизии и другие проверки", поскольку документальная проверка, как и проверка фактическая, - это методы ревизии. Поэтому нелогично один из них выделять в качестве самостоятельного способа проверки информации о преступлении <8>.

<8> См.: Юрин В.М. Ревизия как средство проверки информации о преступлении // Человек и право на рубеже веков: Альманах Института прокуратуры РФ Саратовской государственной академии права. 2003 - 2004. N 1 (4 - 5). С. 65.

Уязвимость позиции В.М. Юрина состоит в следующем. Во-первых, Словарь русского языка под редакцией А.П. Евгеньевой, на который ссылается В.М. Юрин, определяет ревизию как обследование финансово-хозяйственной деятельности какого-либо учреждения или должностного лица с целью проверки правильности и законности действий. Это означает, что ревизия есть не что иное, как проверка, а обследование - один из ее методов. С учетом семантики слов "проверка" и "ревизия" <9> для обеспечения единообразного понимания и применения субъектами уголовно-процессуальной деятельности целесообразнее применять термин "проверка".

<9> См.: Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1969. С. 425, 467.

Во-вторых, анализируемая позиция является противоречивой, поскольку, считая ревизию проверкой, автор одновременно исходит из того, что проверка - это метод ревизии. Метод - это способ познания, путь исследования, подход к изучению явлений природы и общественной жизни; прием, система приемов в какой-либо области деятельности <10>. Очевидно, что проверка - это сущность ревизии, а ее разновидности, например документальная и фактическая проверки, представляют собой структурные элементы, которые могут составлять содержание ревизии в зависимости от ее целей и задач.

<10> См.: Словарь современного русского литературного языка. Т. 6 / Под ред. Э.И. Коротаева, Л.В. Омельяновой-Павленко. М.; Л., 1957. С. 922.

Актуальной проблемой, связанной с использованием документальных проверок и ревизий в уголовном судопроизводстве, является определение их правовой природы.

Высказанные по поводу этой проблемы позиции ученых и практиков можно сгруппировать следующим образом.

  1. Одни авторы считают, что ревизия, проводимая по требованию следователя, утрачивает свой административно-правовой характер и из средства хозяйственного контроля превращается в уголовно-процессуальное действие, регламентируемое нормами УПК РФ, а ревизор - в самостоятельную уголовно-процессуальную фигуру <11>.
<11> См., например: Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы в советском уголовном процессе. Минск, 1959. С. 102 - 104; Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 89 и др.
  1. По мнению других ученых, это совершенно неверно, поскольку УПК РФ не знает такого уголовно-процессуального действия, как ревизия <12>. Ревизия - форма хозяйственного контроля, обеспечивающая управление деятельностью ревизуемых органов, разновидность ведомственного административно-хозяйственного расследования <13>. При этом "ревизор действует не в уголовном процессе, а в хозяйственной жизни учреждения или предприятия как должностное лицо, выполняющее контрольные функции" <14>. При производстве ревизии по требованию правоохранительных органов "имеет место не что иное, как использование существующего административно-правового института в интересах расследования уголовного дела" <15>. Кроме того, "сама ревизия лежит за пределами уголовно-процессуальной деятельности, а требование следователя о ее проведении является одним из способов собирания доказательств" <16>.
<12> См., например: Остроумов С.С., Фортинский С.П. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М., 1964. С. 247 - 255; Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969. С. 13.
<13> См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 62.
<14> См.: Чельцов М.А., Чельцова Н.В. Проведение экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 65 - 66.
<15> См.: Сергеев Л.А. Указ. работа. С. 13.
<16> См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Саратов, 1986. С. 70 - 71.

В.М. Галкин полагает, что производство проверок, обследований и ревизий, в том числе и по инициативе следственных органов и суда, является непроцессуальной деятельностью, поэтому специальные знания должностных лиц, их проводящих, проникают в производство по делу косвенным образом путем использования результатов этой деятельности <17>.

<17> См.: Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. Часть II. М., 1968. С. 23.
  1. Многие ученые характеризуют ревизию с точки зрения комплексного характера ее правовой природы, содержащей в себе как административно-правовые, так и уголовно-процессуальные элементы <18>.
<18> См., например: Остроумов С., Ромашов А., Георгиев Л., Атанесян Г. Трудности и проблемы бухгалтерской экспертизы и ревизии // Соц. законность. 1973. N 5. С. 31; Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений. С. 95; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972.

Действительно, в советский период, когда в России преобладала государственная собственность, ревизия выступала буквально единственной формой хозяйственного контроля и обеспечивала управление деятельностью подконтрольных ревизуемых субъектов.

В современных условиях, характеризующихся существованием различных форм собственности, взгляды на ревизию как на административно-правовой институт в значительной мере устарели. Ревизия сохраняет свою сугубо административную природу только в том случае, если проводится в рамках контрольной (ревизионной) деятельности субъектов административных правоотношений. В частности, ярко выраженный административно-правовой характер документальная проверка (ревизия) имеет при производстве камеральной или плановой выездной налоговой проверки, таможенной ревизии и т.д.

Ошибочность позиции авторов, полагающих, что производство проверок и ревизий является непроцессуальной деятельностью, объясняется тем, что все действия, предусмотренные УПК, носят уголовно-процессуальный характер.

Процессуальное действие - это любое следственное, судебное или иное действие, предусмотренное Уголовно-процессуальным кодексом (п. 32 ст. 5 УПК РФ). Поэтому правовой характер ревизии и проверки очевиден. В то же время, в отличие от большинства других действий, проведение ревизий и проверок имеет специфику, состоящую в том, что осуществляет их не следователь, а иное лицо по поручению следователя. Однако это не оказывает существенного влияния на ее природу. В аналогичном положении находится и экспертиза, однако ее процессуальный характер невозможно отрицать.

Законодатель предусмотрел в УПК РФ лишь документальные проверки и ревизии, а между тем кроме них нередко необходимы иные проверки, например, соблюдения технологического процесса, качества изготовленной продукции, объема выполненных строительных работ; фактически затраченных материалов на строительство, ремонт и иные проверки. Вопрос о придании проверке (ревизии) более универсального характера ставят и другие авторы <19>. Поэтому представляется необходимым исключить из УПК РФ указание на документальный характер проверки. Тем самым будет охвачено нормами уголовного процесса любое изучение интересующих следователя объектов, явлений и процессов. Поэтому обоснованным представляется в ч. 1 ст. 144 УПК РФ заменить положение "производства документальных проверок, ревизий" на "проведения проверок".

<19> См., например: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Саратов, 1986. С. 71, 126 - 127. В этой связи см. также: Степанов В.В. Проблемы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Человек и право на рубеже веков: Альманах Института прокуратуры РФ СГАП. 2003 - 2004. N 1 (4 - 5). С. 7 и др.

Учитывая, что в УПК РФ отсутствует разъяснение термина "проверка", что на практике вызывает сложности в применении этого института, необходимо в ст. 5 УПК РФ включить дополнительный пункт и изложить его в следующей редакции:

"Проверка - собирание и анализ сведений, необходимых для оценки финансово-хозяйственной и иной деятельности проверяемого субъекта по требованию органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора".

Характеризуя состояние правового регулирования проведения проверок в стадии возбуждения уголовного дела, следует отметить его существенные недостатки. Остается нерешенной проблема, связанная с отсутствием уголовно-процессуального урегулирования механизма производства документальных проверок и ревизий. Прежде всего, в УПК должны быть четко обозначены основания для производства таких проверок; порядок и форма требования; требования к субъектам (специалистам) и их ответственность за отказ, ненадлежащее выполнение своих обязанностей либо умышленное искажение результатов проверок; сроки производства проверок.

Обращают на себя внимание и недостатки законодательной техники. Неудачно сформулировано заключительное положение ч. 1 ст. 144 УПК РФ: "...привлекать к их участию специалистов". Вместо положения "к их участию" следовало бы указать "к участию в них". Кроме того, указание, что к проведению документальных проверок и ревизий орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе привлекать специалистов, не имеет смысла, поскольку проверки любого характера могут осуществляться только специалистами. Иначе они будут лишены научной основы.

В данном случае имеется в виду привлечение иных специалистов по инициативе указанных в ст. 144 УПК РФ лиц, например, при проведении комплексной проверки. Однако вопрос о привлечении специалистов в стадии возбуждения уголовного дела имеет более широкий аспект. Проверки и ревизии представляют лишь одно из средств, используемых для решения задач, характерных для стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому данный вопрос должен быть решен в общем плане, т.е. как право дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора привлекать специалистов в стадии возбуждения уголовного дела.

Существенным является вопрос о реализации принципа состязательности при использовании проверок и ревизий при выявлении преступлений. Этому противоречит позиция законодателя, заключающаяся в том, что правом требования производства проверок и ревизий обладает орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор.

В целях последовательного претворения принципа состязательности в уголовном судопроизводстве это право должно быть предоставлено и стороне защиты, что позволит существенно улучшить защиту прав и законных интересов личности на этой стадии уголовного судопроизводства.

УПК РФ определенно указывает на использование результатов проверок и ревизий лишь при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Между тем на практике они проводятся и при расследовании преступлений. В качестве правовой основы их осуществления могут рассматриваться положения ч. 4 ст. 21 УПК РФ, в соответствии с которыми прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем могут быть направлены требования, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Возникает вопрос о возможности использования для проведения проверок и ревизий при расследовании преступлений в качестве правового основания ч. 3 ст. 80 УПК РФ, предусматривающей возможность получения заключения специалиста. Действительно, проверка и ревизия по существу представляют собой привлечение специалиста (как правило, в области бухгалтерского учета) для получения интересующей следователя информации. В то же время различие состоит в наименовании документов, отражающих ход и результаты рассматриваемых форм использования специальных знаний: в одном случае они именуются актом, а в другом - заключением.

Отмеченное свидетельствует, что ненормальной является сложившаяся ситуация, в соответствии с которой возможны различные и в то же время недостаточно определенные основания назначения проверок (ревизий), что всегда может быть использовано для оспаривания полученной с их помощью информации. Поэтому единственно разумным выходом из этой ситуации может быть четкая регламентация в УПК РФ комплекса вопросов, связанных с назначением, проведением и использованием результатов ревизий и проверок.

В связи с этим актуальной является проблема придания проверке (ревизии) статуса следственного действия. Серьезное основание для такой постановки вопроса - очевидное сходство указанных действий с экспертизой, следственный характер назначения которой не вызывает сомнений.

Учитывая самостоятельную роль актов документальных проверок (ревизий) в формировании доказательственной базы по уголовным делам, считаем необходимым выделить их в самостоятельный вид источников доказательств и внести в ч. 2 ст. 74 УПК РФ соответствующее дополнение <20>.

<20> Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы. См., например: Балакшин В.С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания (важнейшие проблемы в свете УПК Российской Федерации): Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 37.

Высказанные в статье соображения могут быть использованы для совершенствования института проверок в уголовном судопроизводстве.