Мудрый Юрист

Проблемы обеспечения уголовной ответственности лиц, злостно уклоняющихся от предоставления информации о ценных бумагах

Антонина Чупрова, доцент Нижегородской академии МВД РФ, кандидат юридических наук.

В уголовном праве криминализация того или иного вида деяния связывается с его общественной опасностью, распространенностью, характером и размером причиненного им ущерба. Поэтому представляется вполне объяснимым установление уголовной ответственности за злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации о ценных бумагах, определенной законодательством РФ (ст. 185.1 УК РФ). Согласно статистике, около 95% компаний, обязанных раскрывать о себе информацию, не выполняли эти требования, предусмотренные законом и еще более чем сорока нормативными актами <1>.

<1> Фролов В. Эмитенты и инвесторы выяснили отношения // Финансовая Россия. 2001. N 8. С. 10.

В настоящее время эти требования выполняют лишь компании, чьи фондовые инструменты продаются или готовятся к продажам на зарубежных биржах. В отношении ценных бумаг второго и третьего эшелона все осталось по-прежнему. Тем не менее за два года, прошедшие со времени установления в УК РФ уголовной ответственности за рассматриваемое преступление, в суде не было рассмотрено ни одного такого уголовного дела, хотя примеров прекращения уголовных дел о них имеется достаточно. Представляется, что данная ситуация обусловлена в первую очередь бланкетным характером диспозиции ст. 185.1 УК РФ, содержание которой затрудняет определение предмета преступления, круга его субъектов, а также установление признаков злостности в их поведении.

Предметом рассматриваемого преступления является общедоступная информация об эмитенте, ценных бумагах и сделках с ними, не требующая привилегий для доступа к ней и подлежащая раскрытию в соответствии с законодательством о защите прав инвесторов, рынке ценных бумаг, акционерных обществах, а также нормативными положениями контролирующих органов.

Согласно диспозиции комментируемой статьи УК РФ, эти сведения должны касаться только эмиссионных ценных бумаг, к которым относятся акции, облигации и опционы. Однако в законодательстве не дается специальных указаний на то, какие виды акций и облигаций относятся к эмиссионным ценным бумагам. Поэтому предметом уклонения от предоставления информации могут рассматриваться любые сведения, касающиеся этих фондовых инструментов, подлежащие обязательному раскрытию в соответствии с законом.

Несколько иначе решается вопрос об опционах. Под опционом в соответствии с ФЗ "О рынке ценных бумаг" (ст. 2) понимают ценную бумагу, закрепляющую право владельца на покупку в предусмотренный в ней срок или при указанных ею обстоятельствах определенного числа акций эмитента опциона по указанной в нем цене. Таким образом, из всех видов опционов законодатель выбрал в качестве эмиссионной ценной бумаги лишь опцион на покупку (call option) одного вида ценных бумаг - акций. И только информация об этом виде производных фондовых инструментов может рассматриваться в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК. В тех случаях, когда скрывалась информация о валютных опционах, об опционах на продажу либо об опционах на иные ценные бумаги, признаки преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК РФ, отсутствуют.

К числу эмиссионных ценных бумаг законодатель не относит вексель, хотя многие компании, в том числе Сбербанк России, осуществляют их выпуск. Поэтому никаких требований к обязательному раскрытию информации об этом виде ценных бумаг законодательство не предъявляет.

Ничего не говорится в законе и о деривативах. Из этого можно сделать вывод, что сокрытие информации о производных фондовых инструментах, важной для принятия инвестором решения о вложениях своих средств, не содержит признаков преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК РФ. В то же время при определенных условиях подобные действия могут рассматриваться как мошенничество.

Не является предметом указанного преступления инсайдерская информация, которой обладают в силу служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, лица, входящие в органы его управления, профессиональные участники рынка ценных бумаг, аудиторы эмитента, служащие государственных контрольных или надзорных органов и которая ставит их в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами фондового рынка.

Следует отметить, что в странах с развитым фондовым рынком законодательство уделяет огромное внимание вопросам разграничения инсайдерской и общедоступной информации, устанавливая жесткие меры ответственности за инсайдерскую деятельность, позволяющую манипулировать ценами на фондовом рынке и получать незаконный доход исключительно в силу владения недоступными для других данными.

По мнению большинства европейских юристов, инсайдерская деятельность является разновидностью мошенничества, поскольку она нечестным способом подрывает соответствующую закону и этическим нормам обязанность лояльности инсайдера к акционерам. Если инсайдерам позволить свободно торговать акциями их компании, они могут манипулировать раскрытием внутренней информации для получения собственной выгоды. Инвесторы, не владеющие этой информацией, окажутся в менее выгодном положении, что в свою очередь повлечет рост спекулятивной торговли на рынке ценных бумаг и широкую утечку конфиденциальной информации <2>. Эта позиция нашла отражение в общеевропейском законодательстве <3> и национальных законодательных актах. Так, в Законе Великобритании об уголовном правосудии (1993 г.) содержится ч. 5 "Незаконная инсайдерская деятельность". В США эта деятельность была запрещена еще в 1934 г. Законом "Об обращении ценных бумаг".

<2> D. Whitman Reading in Business Law and the Legal Environment of Business. McGRAW, 2 ed., 1998, p. 142 - 144.
<3> EC Directive Coordinating Regulation on Insider Dealing. 1989.

В России законодательство об инсайдерской деятельности отсутствует, что оказывает негативное влияние на рост числа фактов манипулирования ценами. Бывший председатель Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) И. Костиков на интернет-конференции заявил: "Поскольку нет закона об инсайдерской информации, мы ничего не можем сделать. И это очень опасно для рынка, особенно когда он бурно развивается".

Использование конфиденциальных сведений влечет серьезные убытки для корпораций. Например, 23 января 2001 г. оборот акций "ЛУКОЙЛа" (продажа) в десять раз превышал традиционный. Лишь через неделю этому появилось объяснение - корпорация "BP" объявила о продаже семи процентов акций этой нефтяной компании. В результате сброса акций в течение недели до обнародования информации о сделке компания потеряла 132 млн. долларов США.

Подобные действия за рубежом наказываются весьма жестко. В частности, в Великобритании за них предусмотрено наказание до семи лет лишения свободы и крупный штраф, размер которого определяется судом и зависит от причиненного инвесторам ущерба.

Информация как предмет преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК РФ, делится на следующие виды: а) предоставляемая в ходе эмиссии ценных бумаг; б) текущая ежеквартальная отчетность; в) сообщения о существенных фактах. При эмиссии ценных бумаг основные сведения, позволяющие инвестору принять решение об их приобретении, сообщаются в проспекте ценных бумаг. Проспект содержит информацию, действительную на дату утверждения решения о выпуске фондовых инструментов, включающую данные:

а) об эмитенте (наименование общества, сведения о государственной регистрации компании и наличии лицензий, данные об уставном капитале и степени выполнения учредителями обязательств по ценным бумагам, вознаграждение, выплачиваемое руководящим лицам организации, филиалы и представительства, описание основных видов деятельности и т.д.);

б) о финансовом положении эмитента (бухгалтерская отчетность, учетная политика, основные средства, недвижимое имущество и нематериальные активы, финансовые вложения, структура задолженности и т.п.);

в) о размещаемых ценных бумагах (количество, категория или серия, форма выпуска, номинальная стоимость, общий объем, права, предоставляемые инвесторам, способ размещения, условия и порядок оплаты).

При проведении эмиссии облигаций инвесторам предоставляется информация о предыдущих выпусках, государственная регистрация которых осуществлена на дату утверждения решения о выпуске облигаций. В тех случаях когда эмитент вносит в проспект эмиссии недостоверную информацию и предоставляет ее контролирующему органу или инвестору, содеянное образует совокупность ст. 185 и ст. 185.1 УК РФ.

Доступ к информации обеспечивается путем размещения зарегистрированного проспекта ценных бумаг на странице эмитента в сети Интернет (с указанием адреса web-сайта в рекламных сообщениях), публикации текста в периодических изданиях, рассылки заинтересованным лицам, указания в рекламных сообщениях о местах, определенных эмитентом для ознакомления с копией проспекта.

К текущей информации относятся ежеквартальные бухгалтерские отчеты, состав и объем которых соответствуют требованиям, предъявляемым к проспектам ценных бумаг за исключением сведений о порядке и условиях их размещения. Кроме указанных данных текущая информация должна содержать анализ деловой активности эмитента, факторов риска и их влияния на финансовое состояние эмитента. Ежеквартальный отчет предоставляется в регистрирующий орган не позднее сорока пяти дней с даты окончания отчетного квартала. Публичные компании обязаны также раскрывать данную информацию в сети Интернет и в периодических печатных изданиях. Это может быть любая страница в сети (главное, чтобы эмитент о ней сообщил, а сведения раскрывались в режиме свободного доступа).

Информация о существенных фактах - это сведения, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности, способные повлиять на котировки ценных бумаг, объемы их продаж и принятие решений инвесторами. К существенным фактам относят сведения: о реорганизации эмитента, его дочерних и зависимых обществ; о выпуске эмитентом ценных бумаг; о сделках, повлекших разовое увеличение или уменьшение стоимости активов или чистой прибыли эмитента более чем на 10% либо о разовых сделках, размер которых составляет 10% и более от активов эмитента, о выплатах по ценным бумагам и т.п.

Сообщения о существенных фактах должны направляться в федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг или уполномоченный им орган; публиковаться эмитентом не позднее пяти дней с момента наступления этих фактов в изданиях, распространяемых тиражом, доступным для большинства владельцев ценных бумаг; раскрываться в ленте новостей, уполномоченных информационных агентств, аккумулирующих всю официальную отчетность, предоставляемую в Федеральную службу по финансовым рынкам ("Интерфакс" и АК&М), не позднее 10 часов утра следующего дня, т.е. до начала котировок. Несообщение ОАО "Первая ипотечная компания" сведений о погашении своих облигаций и выплате по ним купона было расценено как нарушение перечисленных требований по раскрытию информации по следующим основаниям. О погашении третьего выпуска облигаций ОАО, произведенном 14 октября, следовало объявить до 10 часов утра 15 октября. Однако компания по техническим причинам не смогла это сделать. В результате ей пришлось разместить сообщение о нарушении на сайте агентства "Интерфакс".

Для квалификации нарушения требований о раскрытии информации как преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК РФ, существенное значение имеет определение круга обязательных получателей информации и лиц, которые могут признаваться в качестве субъектов. В соответствии со ст. 6 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" инвестор вправе потребовать у профессионального участника или эмитента предоставить информацию в связи с приобретением или отчуждением акций. На практике зачастую нормы указанного Закона на отношения "акционер - акционерное общество" не распространяются, что является ошибочным. Приобретая акции общества, акционер осуществляет вложение денежных средств или иного имущества в объект инвестирования, т.е. осуществляет инвестиционную деятельность, тем самым приобретая права инвестора. Акционерное общество является эмитентом ценных бумаг, и к нему применяются специальные нормы о предоставлении соответствующей информации, предусмотренной законодательством о ценных бумагах, любым инвесторам, в том числе и акционерам.

Действующее законодательство наделило контрольными функциями исключительно государственные структуры. Федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг, осуществляющим координирующие функции и определяющим основные направления реализации государственной политики в области обращения фондовых инструментов и развития фондового рынка, является Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР). Серьезное значение имеет также контрольно-регулирующая деятельность Центрального банка РФ, распространяющаяся на эмиссионную деятельность кредитных организаций. Именно этим организациям эмитенты обязаны предоставлять в установленные сроки определенную в законе информацию.

Ответственность за уклонение от раскрытия обязательных сведений, определенных законом, возлагается на руководителей организаций-эмитентов, в компетенцию которых входит предоставление информации инвесторам и контролирующим органам. Кроме того, обязанность по раскрытию информации возложена и на владельцев крупных пакетов ценных бумаг (за исключением облигаций, не конвертируемых в акции), если они вступили во владение 20% любого вида эмиссионных ценных бумаг, увеличили или уменьшили в них свою долю. Не позднее пяти дней ФСФР, Центробанк или уполномоченные им органы должны быть уведомлены о состоявшейся сделке.

Нормальное функционирование фондового рынка обеспечивается его профессиональными участниками, на которых также возложена обязанность предоставлять покупателям полную информацию об интересующих их фондовых ценностях, уровне их ликвидности, возможных рисках, т.е. сообщать сведения, существенно влияющие на совершение сделки. Такие требования предъявляются к брокерам, дилерам, управляющим и финансовым консультантам. Эти лица могут быть признаны субъектами уклонения от предоставления информации. В тех случаях, когда в контролирующий орган не подаются сведения, указанные в ст. 30 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", субъектами преступления, предусмотренного ст. 185.1 УК РФ, могут быть признаны любые профессиональные участники рынка.

Объективная сторона рассматриваемого преступления проявляется в следующем: а) злостном уклонении от предоставления информации; б) предоставлении заведомо неполной или ложной информации, что в обоих случаях повлекло причинение крупного ущерба.

Наибольшие сложности вызывает установление злостности уклонения от предоставления информации. При уклонении субъект не представляет информацию контролирующему органу в установленный срок, игнорирует запросы инвесторов и акционеров о передаче копий документов, указанных в Законе "Об акционерных обществах" (ст. 89) и других федеральных законах; не раскрывает ее в ленте новостей уполномоченных информационных агентств, не размещает ее в Интернете и в периодических печатных изданиях, иным способом не обеспечивает процедуру, гарантирующую получение такой информации заинтересованными лицами.

В диспозиции ст. 185.1 УК РФ законодатель указывает на обязательный признак преступления - злостность, установление которого крайне затруднительно для правоприменителя ввиду его оценочного характера.

Поневоле складывается следующее впечатление. Если законодатель не усматривает в деянии серьезной опасности для финансового рынка, однако криминализирует его, исходя из содержания норм международного права, то это происходит в такой форме, что в результате применение закона исключается либо серьезно усложняется. Поэтому многие эмитенты исполняют обязательные требования весьма выборочно. Квартальные отчеты поступают в контролирующие органы с большими опозданиями (по ряду компаний, чьи акции и облигации котируются на российских биржах, можно найти данные лишь годичной давности). Интересы инвесторов (особенно мелких) эмитентами вообще не принимаются во внимание.

Уклонение можно рассматривать как злостное в случаях, когда: а) значительно нарушаются сроки раскрытия информации; б) субъект не выполняет обязательные для исполнения предписания контролирующих органов, игнорирует неоднократные запросы инвесторов и акционеров о предоставлении необходимых сведений. Признак злостности уклонения установить и доказать достаточно сложно, однако и в очевидных случаях правоприменитель не всегда его усматривает (что трудно объяснить одними недостатками закона).

Весьма показателен в этом отношении следующий пример. Акционер 1 сентября 2004 г. обратился к эмитенту с запросом о предоставлении информации, предусмотренной законом. 28 сентября 2004 г. представителю акционера было отказано в передаче копий необходимых документов. Поскольку акционер настаивал на предоставлении запрошенных документов, эмитент потребовал оплатить изготовление копий в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" (ст. 91). Оплата была произведена 17 ноября 2004 г. Однако требования акционера исполнены не были, в связи с чем 26 ноября 2004 г. он обратился в контролирующий орган с жалобой о нарушении его прав. Эмитенту было направлено обязательное для исполнения предписание о предоставлении акционеру копий документов не позднее 17 декабря 2004 г. и направлении в контролирующий орган отчета о выполнении предписания. Сопроводительное письмо о направлении акционеру копий документов датировано 20 января 2005 г. В результате у инвестора сорвалась планируемая сделка, что причинило ему ущерб в форме упущенной выгоды на сумму 3,7 млн. рублей. В действиях должностных лиц организации-эмитента правоприменитель не нашел признаков состава преступления, несмотря на очевидное наличие признака злостности при уклонении от раскрытия информации, что в делах такого рода встречается достаточно редко.

Приведенный пример не единичен. Представляется, что вслед за законодателем правоприменитель не рассматривает отказ от раскрытия информации как деяние, создающее угрозу для чьих-либо интересов. То, что в этом случае нарушаются также отношения собственности и порядок предоставления организациями, осуществляющими коммерческую деятельность, документов в государственные органы, для применителя не очевидно, поскольку норма расположена в гл. 22 "Преступления в сфере коммерческой деятельности".

В связи с этим заслуживает внимания опыт охраны прав инвесторов в развитых странах, в законодательстве которых отсутствуют нормы, аналогичные ст. 185.1 УК РФ. Факты несообщения достоверной информации или умолчание о необходимой для приобретателя акций либо облигаций информации рассматриваются также как мошенничество. При этом интересы инвесторов, государства, юридических лиц защищены самостоятельными нормами, что значительно упрощает процедуру их применения и позволяет дифференцировать ответственность в зависимости от опасности совершенного лицом деяния.