Мудрый Юрист

Получение взятки за незаконные деяния: конкуренция норм или совокупность преступлений?

Шнитенков А.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Оренбургского института Московской государственной юридической академии.

Анализ юридической литературы и судебной практики свидетельствует о том, что вопрос о квалификации получения взятки за незаконные деяния не нашел однозначного решения.

При толковании данного признака (ч. 2 ст. 290 УК РФ) одни специалисты предлагают к незаконным деяниям относить только преступления <*>, другие - как преступления, так и иные правонарушения <**>. На мой взгляд, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" обоснованно разъяснил, что под незаконными действиями следует понимать как неправомерные действия, которые не вытекали из служебных полномочий должностного лица или совершались вопреки интересам службы, так и действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения <***>.

<*> См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. д.ю.н., профессор А.В. Наумов. М., 1996. С. 702.
<**> См., напр.: Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Отв. ред. д.ю.н., профессор Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С. 419 - 420.
<***> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Как же следует квалифицировать получение должностным лицом взятки за незаконные деяния? Если они заключались в совершении правонарушения, не являющегося преступлением, то такие деяния в полной мере охватываются ч. 2 ст. 290 УК РФ. Однако в тех случаях, когда за взятку совершается другое преступление, взгляды специалистов относительно квалификации расходятся. По мнению Б.В. Волженкина, в такой ситуации совершенное за взятку преступление обязательно должно быть квалифицировано по совокупности с получением взятки <*>. Такой же позиции придерживается Пленум Верховного Суда РФ, который в п. 19 уже упоминавшегося Постановления отметил: "Взяткополучатель, совершивший... незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - по ч. 2 ст. 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ..." Данная точка зрения не является новой для уголовного права. Еще в 1916 г. профессор В.Н. Ширяев писал: "В тех же случаях, когда должностное лицо за мзду учиняет какое-либо преступное деяние, имеет место реальная совокупность деяний: взяточничества и учиненного за мзду преступного деяния" <**>.

<*> Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 220.
<**> Ширяев В.Н. Взяточничество и лиходательство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С. 553.

Однако в настоящее время все более активно высказывается и противоположное мнение.

Так, Ш. - руководитель лечебного заведения был осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 и ч. 1 ст. 285 УК РФ за получение взятки от родственников больного П. за его помещение в хоспис. Кассационная инстанция исключила из приговора осуждение Ш. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, указав в определении, что он получал взятки от родственников больных неоднократно за действия, которые входили в круг его служебных обязанностей, и сделать это он мог, по смыслу ст. 290 УК, злоупотребляя своими служебными полномочиями. Следовательно, в действиях Ш. имеется идеальная совокупность преступлений, при которой дополнительной квалификации при получении должностным лицом взятки по признаку злоупотребления должностными полномочиями не требуется <*>. На мой взгляд, в данном случае утверждение о том, что имеет место идеальная совокупность, обязывает суд учесть соответствующим образом этот факт, квалифицировав содеянное по совокупности преступлений.

<*> См.: Судебная практика по уголовным делам / Сост. Е.П. Кудрявцева, О.В. Науменко, С.А. Разумов. М., 2004. С. 84.

В своей научной статье судья Промышленного районного суда г. Оренбурга В. Воронин рассматривает аналогичный пример. Х., участковый врач-терапевт, наделенный правом выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность, получив от У. взятку, выдал ей листок временной нетрудоспособности, освобождающий ее от работы. Органами предварительного следствия действия Х. были квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 290, ч. 1 ст. 285 и ст. 292 УК РФ. Считая такую квалификацию неверной, В. Воронин пишет, что о совокупности преступлений нельзя вести речь, поскольку "имеет место одно преступное деяние, состоящее из двух или более действий, но совершаемых одним лицом, в одном месте, в одно время, с одной целью и с единым умыслом..." <*>. Подобная аргументация больше подходит для вывода о наличии продолжаемого преступления, однако в приведенном примере совершенное деяние не может быть признано продолжаемым, поскольку противоречит его сущности. Кроме того, по мнению автора, в данном случае "мы наблюдаем конкуренцию уголовно-правовых норм, ибо если должностное лицо совершит преступление, подпадающее под признаки ст. 285 УК и другой специальной нормы... то совокупность преступлений отсутствует... согласно ч. 3 ст. 17 УК..." <**>.

<*> Воронин В. Конкуренция уголовно-правовых норм в делах о взяточничестве и должностных преступлениях // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 51.
<**> Там же. С. 51.

На мой взгляд, здесь следует внести некоторые уточнения. Получение взятки признается оконченным преступлением с момента принятия хотя бы части передаваемых ценностей. Таким образом, наказуем сам факт принятия незаконного вознаграждения. Однако за это вознаграждение должностное лицо может совершить деяние, которое будет содержать признаки самостоятельного преступления. Следовательно, такое преступление не охватывается нормой о получении взятки и требует самостоятельной квалификации. По моему мнению, нормы о злоупотреблении должностными полномочиями и получении взятки могут конкурировать как общая и специальная только в отношении факта получения незаконного вознаграждения.

В тех случаях, когда должностное лицо получает взятку за совершенное незаконное деяние (ч. 2 ст. 290 УК), например, выразившееся в злоупотреблении должностными полномочиями, формально можно вести речь о конкуренции соответственно нормы-целого и нормы-части. При этом по общему правилу предпочтение должно отдаваться норме-целому. Однако, на мой взгляд, наличие такого вида конкуренции в отмеченной ситуации не может быть признано обоснованным, поскольку под незаконными деяниями подразумеваются различные правонарушения, которые существенно отличаются между собой по степени общественной опасности. Одинаковая квалификация совершенных за взятку преступлений и иных правонарушений противоречит принципу справедливости. Другое дело, когда законодатель в качестве отягчающего обстоятельства одного преступления признает совершение другого. Так, например, в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривается ответственность за убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.

С.Г. Келина полагает, что совершенные за взятку преступления, в том числе предусмотренные ст. 285 и 286 УК, следует квалифицировать по совокупности с ч. 2 ст. 290 УК. По ее мнению, к такому выводу приводит сопоставление санкции нормы, изложенной в ч. 2 ст. 290 УК, с мерами наказания, установленными законом за злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий <*>. Такую аргументацию, хотя и верной позиции, вряд ли можно признать обоснованной. Если получение взятки за незаконные деяния наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет, то по ч. 1 ст. 285 и 286 УК этот срок не может превышать четырех лет, а по ч. 2 ст. 285 и 286 УК - семи лет. При этом за данные деяния могут назначаться и менее строгие виды наказаний. Таким образом, преступления, предусмотренные ч. 1, 2 ст. 285 и 286 УК, являются менее общественно опасными и по логике С.Г. Келиной должны охватываться ч. 2 ст. 290 УК РФ. И только злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий, совершенные при отягчающих обстоятельствах, указанных в ч. 3 ст. 285 и ст. 286 УК, как более опасные преступления, следует квалифицировать по совокупности с получением взятки за незаконные деяния.

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. д.ю.н., профессор А.В. Наумов. М., 1996. С. 702.

В связи с рассматриваемой проблемой особо следует проанализировать изменения, внесенные законодателем в содержание ч. 1 ст. 17 УК РФ. Итак, в настоящее время "совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание". Данное нововведение, на мой взгляд, закрепляет правило, согласно которому при конкуренции нормы-целого и нормы-части исключается совокупность преступлений. Вместе с тем полагаю, что оно может применяться только тогда, когда в качестве квалифицирующего признака одного преступления законодатель прямо предусматривает совершение другого уголовно наказуемого деяния, так как это сделано в уже отмечавшемся п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поскольку в ч. 2 ст. 290 УК не содержится четкого указания о совершении именно преступления, постольку в данном случае отмеченное исключение из определения совокупности не подлежит применению. Кроме того, хотелось бы подчеркнуть, что в ч. 2 ст. 290 УК говорится не о совершенном незаконном деянии, а о получении взятки за такое деяние. Это не одно и то же. Я уже отмечал, что по ст. 290 УК наказуем сам факт получения взятки вне зависимости от того, были ли совершены за взятку соответствующие деяния.

Более того, законодательная формулировка исключения из общего понятия совокупности преступлений может быть неоднозначно истолкована. Ее анализ позволяет сделать вывод о том, что данное правило распространяется лишь на те случаи, когда квалифицирующим признаком какого-либо преступления является совершение двух или более других преступлений. Подобное толкование было бы невозможным, если бы законодатель изложил исключение из правила следующим образом: "Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение второго или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание".

В заключение хотелось бы предложить несколько возможных вариантов совершенствования нормы о получении взятки за незаконные деяния.

  1. Данную норму можно выделить в самостоятельную статью УК РФ "Получение взятки за незаконные деяния", в которой строго дифференцировать ответственность за получение взятки за совершение незаконных деяний, не содержащих признаков какого-либо самостоятельного состава преступления (например, ч. 1 ст. 290.1 УК) и содержащих таковые (например, ч. 2 ст. 290.1 УК).
  2. Ограничить применение нормы, предусмотренной в ч. 2 ст. 290 УК, только случаями получения взятки за незаконные деяния, не содержащие признаков какого-либо самостоятельного состава преступления. Соответственно получение взятки за совершение других уголовно наказуемых деяний всегда должно будет квалифицироваться по совокупности преступлений.
  3. Оставить редакцию ч. 2 ст. 290 УК в прежнем виде, указав в примечании к статье, что совершенное должностным лицом за взятку преступление подлежит квалификации по совокупности преступлений.