Мудрый Юрист

Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения: проблемы совершенствования ст. 179 УК РФ

Устинова Т.Д., доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ при Генпрокуратуре РФ.

Принуждение к заключению сделки или отказу от ее совершения является уголовно наказуемым деянием, ответственность за которое установлена в ст. 179 УК РФ.

Расположение данной нормы в гл. 22 УК РФ дает основание для утверждения, что она направлена на охрану субъектов экономической деятельности в самом широком смысле этого слова. Сфера ее применения распространяется на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на товарном и финансовом рынках. Непосредственным объектом анализируемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие ведение предпринимательской и иной экономической деятельности на основе свободного волеизъявления ее субъектов, которое не допускает давления контрагентов друг на друга.

Потерпевшим от данного преступления не может выступать физическое лицо, принуждаемое к заключению определенной сделки или отказу от ее совершения. Вместе с тем отдельные авторы считают, что ст. 179 УК РФ направлена также и на охрану свободы "граждан на заключение сделок вне рамок предпринимательства" <*>. На наш взгляд, принуждение гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, например, произвести строительные работы (без признаков вымогательства и за определенное вознаграждение) нельзя квалифицировать по ст. 179 УК РФ. Такое деяние подлежит уголовно-правовой оценке в рамках тех статей Уголовного кодекса, в которых установлена ответственность за конкретные действия, выразившиеся в принуждении: угроза убийством, причинение вреда здоровью и т.п.

<*> Чугунов А.И. Уголовно-правовая охрана свободы предпринимательской деятельности. Ульяновск, 2002. С. 117.

Вместе с тем следует отметить, что в отношении граждан могут иметь место случаи принуждения к совершению сделок. Так, некое лицо вознамерилось расширить свои земельные владения путем приобретения участка соседа помимо его желания, либо торговая фирма решила открыть новый магазин, выкупив у владельца землю и находящийся на ней дом.

В приведенных ситуациях собственники вынуждены под угрозой физического или психического давления заключать сделки купли-продажи, получив при этом, возможно, даже большие суммы, чем их реальная стоимость. Однако при этом они не только подвергались насилию, но совершили сделку, противную их интересам. Такие деяния, видимо, также должны получить надлежащую уголовно-правовую оценку. Поэтому в целях однозначного толкования и применения ст. 179 УК РФ, а также усиления охраны законных прав и свобод личности, соответствующего современным гуманистическим тенденциям, было бы целесообразно установить в самостоятельной статье гл. 19 УК РФ "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина" ответственность за принуждение к совершению действий, противоречащих правам и законным интересам человека и гражданина под угрозой применения насилия. Причем подобная норма была бы направлена на охрану физического лица не только от заключения неправомерных сделок, но и от совершения иных деяний, противоречащих законным интересам человека (принуждение к отказу от голосования на выборах, к производству аборта, к передаче денег за угнанный автомобиль и т.п.). Перечисленные деяния, обладающие достаточно высокой степенью общественной опасности, не находят должной правовой оценки в отечественном законодательстве, тогда как в целом ряде зарубежных государств установлена уголовная ответственность за принуждение. Так, о принуждении с применением насилия говорится в УК Польши (§ 1 ст. 191), УК Австрии (§ 105), в ст. 134 УК Таджикистана установлена ответственность за принуждение к выполнению или невыполнению какого-либо действия; аналогичные деяния содержатся в ст. 148 УК Литвы, в ст. 150 УК Грузии.

С учетом высказанного представляется не соответствующим принципам построения разделов и глав Особенной части УК РФ предложение о распространении действия ст. 179 УК РФ на физических лиц посредством установления ответственности за принуждение к совершению действий имущественного характера (тем более что слова "без признаков вымогательства" предлагается исключить из диспозиции нормы) <*>. В такой формулировке трудно разграничить вымогательство и принуждение к совершению действий имущественного характера, поскольку совершение последних может быть связано с передачей собственности в чужое незаконное обладание.

<*> См.: Башков А.В. Уголовно-правовые аспекты вымогательства. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 12.

Определяющей характеристикой преступления, предусмотренного в ст. 179 УК РФ, является вербальное воздействие - угроза совершить в будущем действия, направленные либо против жизни или здоровья потерпевшего (угроза применить насилие); против собственности (угроза уничтожения или повреждения чужого имущества); против прав и законных интересов как самого потерпевшего, так и близких ему людей (угроза распространения сведений, которые могут причинить вред правам и законным интересам перечисленных лиц).

Описанные средства воздействия на потерпевшего получили в юридической литературе достаточно широкое освещение и подверглись глубокому анализу, что позволило в результате прийти к однозначному их пониманию <*>. Считаем целесообразным остановиться на отдельных моментах, связанных с правильной квалификацией деяний, направленных на принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения.

<*> См.: Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. Саратов, 1981; Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М., 1974; Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. Саратов, 1981; Горелик А.С. Квалификация преступлений, опасных для жизни и здоровья. Минск, 1973; Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. М., 1972; Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1979; Стерехов Н.В. Ответственность за угрозу по советскому уголовному праву. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1972; Лукьянова И.В. Угроза как преступление: социальная обусловленность криминализации и проблемы ответственности. М., 2004; Минская В.С. Вопросы квалификации вымогательства // Государство и право. 1995. N 1. С. 99 - 106.

Угроза должна носить реальный характер. Наиболее ярким подтверждением этого являются демонстрация оружия, иных предметов, используемых для нанесения телесных повреждений или лишения жизни; специальных средств, которыми можно уничтожить или повредить имущество; устрашающие жесты, которые при дальнейшей их завершенности могут причинить вред как здоровью и жизни потерпевшего, так и имуществу; показ документов или иных письменных свидетельств, содержащих сведения, распространение которых может причинить вред правам и законным интересам потерпевшего или близких ему людей.

В определенных ситуациях о реальности угрозы может свидетельствовать принадлежность к криминальным группировкам или предшествующее поведение субъекта. Например, подобные угрозы имели место в отношении других лиц, которые были вынуждены совершить требуемые от них действия. Так, приговором Краснодарского краевого суда от 2 июля 2002 г. по п. "в" ч. 2 ст. 179 УК РФ был осужден Б. Его действия выразились в том, что он в составе организованной группы заставил руководителя ПТ "Модем" П. продать ему по более низкой цене несколько комплектов оборудования для компьютеров. При этом он высказывал в его адрес угрозу применить к нему насилие. Б. был известен как человек, входящий в одну из преступных группировок, а до этого эпизода он вымогал у другого потерпевшего Р. деньги. Характеристика Б., его противоправные действия в отношении иных лиц свидетельствовали о реальности высказанной им угрозы <*>.

<*> Архив Верховного Суда РФ. Кассационное определение 18кп002-63 от 10 сентября 2002 г.

Насильственные действия могут посягать и на иные права и свободы человека, такие как право на свободное передвижение, свободу в сфере сексуальных отношений, поскольку человек является обладателем различных благ, их потеря для него, несомненно, нежелательна <*>. Поэтому угрозы похищением, незаконным лишением свободы, изнасилованием или совершением иных насильственных действий сексуального характера должны рассматриваться как признаки объективной стороны анализируемого состава преступления.

<*> См.: Джавадов Ф. Квалификация насильственных преступлений, совершаемых с применением оружия. Канд. дис. М., 1985. С. 45.

Убийство потерпевшего или близких ему лиц с целью принудить его к совершению определенных действий требует самостоятельной квалификации по ст. 105 УК РФ в зависимости от мотивов, которыми руководствовался виновный. Это может быть убийство из корыстных побуждений, с целью скрыть преступление, если потерпевший выразил намерение обратиться в правоохранительные органы в связи с принуждением, которое было применено к нему.

Реальное осуществление угрозы в отношении имущества подлежит дополнительной квалификации по ст. 167 УК РФ (если причинен значительный ущерб) наряду со ст. 179 УК РФ. Вместе с тем, на наш взгляд, наступившие вредные последствия в виде уничтожения или повреждения имущества должны найти свое отражение в квалифицированном составе в п. "б" ч. 2 ст. 179 УК РФ. Такое решение представляется логичным, если исходить из конструкции составов, содержащихся в указанной статье. Так, простой состав включает угрозу применить насилие, а квалифицированный - его реальное применение. Материалы уголовных дел показывают, что нередки случаи, когда угроза уничтожить имущество перетекает в действия, направленные на его повреждение. Так, по п. "а" ч. 2 ст. 179 УК РФ (в ред. 1996 г.) был осужден А., который принуждал в разное время нескольких индивидуальных предпринимателей на рынке "Калужский" купить у него товар по заниженной цене. При этом он раскидывал фрукты, сбрасывал с прилавка весы, чем причинил имущественный вред указанным лицам <*>.

<*> Архив Черемушкинского районного суда г. Москвы. 2001 г.

В уголовном законе, видимо, по аналогии с формулировкой преступлений против собственности (гл. 21 УК РФ) сделан акцент на то, что угроза уничтожения или повреждения высказывается в отношении "чужого" имущества. Однако в контексте ст. 179 УК РФ это понятие не является достаточно четким. Очевидно, что имущество, в отношении которого высказана угроза его уничтожения или повреждения, не является собственностью самого преступника, но данное уточнение является излишним. Вместе с тем данную формулировку можно истолковать и так, что угроза высказывается в отношении имущества, которое является чужим и для самого потерпевшего. Но если это так, то принуждаемому должно быть безразлично все то, что может произойти с имуществом, которое ему не принадлежит или не находится в его ведении.

В юридической литературе отмечается, что угроза высказывается не только в отношении имущества самого потерпевшего, но также близких ему людей. Последнее утверждение не является бесспорным. Толкование диспозиции ч. 1 ст. 179 УК РФ приводит к выводу, что в соответствии с правилами построения предложений в русском языке "близкие потерпевшего" упоминаются в данной норме только в связи с тем, что в отношении их имеет место угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред их правам и законным интересам. Вместе с тем не вызывает сомнений, что угроза применить насилие, уничтожить или повредить имущество в качестве средства давления на потерпевшего может быть высказана и в адрес близких ему людей. Она может сыграть более важную роль при принуждении потерпевшего к совершению угодной преступнику сделки, чем высказанная угроза применить насилие к самому потерпевшему (например, угроза избиения его ребенка).

Поэтому расширительное толкование указанной нормы представляется вполне оправданным, но не бесспорным с точки зрения стабильного применения уголовного закона и однозначного его понимания.

В связи с изложенным более предпочтительной была бы иная редакция диспозиции ст. 179 УК РФ, в которой бы прямо говорилось о том, что угроза применить насилие либо уничтожить или повредить имущество может иметь место как в отношении потерпевшего, так и близких ему людей.

Следует ввести еще одно уточнение, указав в самом уголовном законе, что имущество может принадлежать потерпевшему или его близким на праве собственности либо находиться в их ведении. Например, преступник, угрожая взорвать автомобиль, который был взят сыном потерпевшего в аренду для занятия частным извозом, принуждает лицо к совершению сделки.

Квалифицированный состав включает совершение рассматриваемого преступления организованной группой (п. "в" ч. 2 ст. 179 УК РФ). Вместе с тем достаточно распространенными являются случаи совершения этого преступления группой лиц по предварительному сговору, что и следует отразить в уголовно-правовой норме, содержащейся в п. "в" ч. 2 ст. 179 УК РФ.

В юридической литературе высказывается мнение о возможности квалификации принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения по совокупности со ст. 285 (286) или ст. 201 УК РФ, если в качестве субъекта выступало должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, если они использовали предоставленные им полномочия <*>. Приведенная позиция не является, на наш взгляд, бесспорной.

<*> См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. С. 311.

Если иметь в виду должностных лиц, то более обоснованно вести речь о совокупности преступлений, предусмотренных ст. 179 и 286 УК РФ, так как угроза, с помощью которой осуществляется принуждение, выходит за рамки злоупотребления, предусмотренного ст. 285 УК РФ. Должностное лицо ни при каких обстоятельствах не может прибегать к подобным приемам в своей законной деятельности. Такие деяния образуют превышение должностных полномочий. Обязательным признаком названных составов преступлений является угроза применения насилия либо непосредственное его применение. В ст. 179 УК РФ эти признаки содержатся соответственно в частях первой и второй. Для превышения должностных полномочий они являются квалифицирующими и расположены в п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ. Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения нарушает право на свободное осуществление предпринимательской деятельности. Обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, также является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций. Таким образом, деяния должностных лиц, направленные на принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, полностью охватываются ст. 286 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 179 УК РФ, так как представляют собой один из частных случаев превышения должностных полномочий.

Ситуации, когда принуждение к совершению сделки или к отказу от нее может исходить от лиц, использующих свое служебное положение, весьма вероятны, поэтому для того, чтобы наиболее полно отразить в уголовном законе такие действия, представляется правомерным предложение о дополнении ч. 2 ст. 179 УК РФ новым квалифицирующим признаком "с использованием служебного положения", предусмотрев ответственность за это деяние в самостоятельном пункте.

Как показывает изучение уголовных дел, зачастую виновные требуют от потерпевшего не отказа от заключения какой-то конкретной сделки, а отказа от ведения предпринимательской деятельности. Это наглядно видно из следующего примера. Р. был осужден по п. "б" ч. 2 ст. 179 УК РФ. Его преступные действия выразились в том, что он потребовал от Ш., продавца арбузов фирмы "Рита-М", прекратить торговлю и покинуть избранное им место торговли. При этом он нанес ему удар кулаком в лицо. В обвинительном приговоре суд указал, что Р. совершил принуждение к отказу от совершения сделки <*>. Однако такая формулировка является неправильной, так как фактически Р. требовал прекратить торговлю как таковую.

<*> Архив Кузьминского районного суда г. Москвы. 1999 г.

Подводя итог приведенным рассуждениям, предлагается изложить диспозицию ст. 179 УК РФ в следующей редакции:

"Принуждение к совершению сделки либо к отказу от ее совершения или ведения предпринимательской или иной экономической деятельности под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, принадлежащего или вверенного потерпевшему или его близким, а равно распространения в отношении перечисленных лиц сведений, которые могут причинить существенный вред их правам и законным интересам, при отсутствии признаков вымогательства, - наказывается...

То же деяния, совершенное:

а) с применением насилия или уничтожением или повреждением имущества;

б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) с использованием служебного положения, - наказывается..."