Мудрый Юрист

Расследование преступлений экстремистского характера

А. Халиков, следователь по особо важным делам прокуратуры Республики Башкортостан, кандидат юридических наук.

Одним из отрицательных последствий демократических реформ и политических свобод в нашей стране стали, к сожалению, проявления экстремизма, воплощающиеся в различных действиях - от национальных, религиозных и других течений в их крайнем проявлении до террористических актов, убийств и иных преступных действий самого жестокого характера.

При решении вопроса о возбуждении уголовного дела, связанного с экстремистским движением, следователь должен тщательно ознакомиться со всеми имеющимися оперативными материалами, которые находятся в специализированных подразделениях ФСБ и МВД. При этом необходимо выделить ту часть оперативных материалов, которые могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Это могут быть результаты прослушивания телефонных и иных переговоров, наблюдение, справки и т.д. Такие результаты оперативно-розыскных мероприятий должны быть легализованы в порядке ст. 11 Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", о чем руководству соответствующего органа ФСБ или МВД дается специальное поручение.

Основаниями для возбуждения уголовного дела могут быть:

Следователю следует тщательно проверить указанные поводы, а также собранные материалы для возбуждения уголовного дела. В случае необходимости следует лично опросить очевидцев преступления, затребовать справки, материалы оперативных проверок, оценив таким образом всю деятельность экстремистской организации. Необходимо установить конкретные действия членов экстремистской организации и их соответствие деяниям, описанным как в ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", так и в диспозициях соответствующих статей УК РФ. При этом для консультаций следователь вправе обратиться к религиоведам, политологам, психологам и другим специалистам, которые затем могут быть привлечены к участию в деле в качестве экспертов или специалистов. После чего, установив достаточность и достоверность материалов проверки, их правовую обоснованность, следователь решает вопрос о возбуждении уголовного дела.

Считаем, что уголовное дело в данной ситуации не может быть возбуждено в отношении конкретных лиц, поскольку любая экстремистская организация имеет множество членов, часть из которых законспирированы, а также в связи с тем, что доказать членство в организации можно только в ходе предварительного следствия.

Подчеркнем, что следует как можно точнее установить состав экстремистской организации, особенно руководителей ее ячеек в населенных пунктах и микрорайонах. Нельзя ограничиваться отдельной ячейкой с одним руководителем и несколькими членами, поскольку речь идет о преступном сообществе, когда ликвидация одного звена не приведет к исчезновению всей организации в регионе, а скорее больше ее законспирирует и даст возможность и далее заниматься преступной деятельностью. Поэтому следователю необходимо потребовать от оперативных работников выявления всей сети экстремистского сообщества в регионе и в случае необходимости дать об этом поручение руководителю регионального ведомства ФСБ или МВД.

После возбуждения дела следователь приступает к планированию обысков у всех выявленных членов экстремистской организации. В данном случае для их проведения достаточно результатов оперативно-розыскных мероприятий, поскольку ст. 182 УПК РФ, регламентирующая проведение обыска, не говорит о результатах следственных действий, а указывает только на наличие достаточных данных полагать, что в определенных местах или у определенных лиц находятся предметы, имеющие значение для уголовного дела. В этом случае часть оперативных материалов необходимо в соответствующем порядке рассекретить и приобщить к уголовному делу.

Обыски проводятся одновременно по всем адресам населенного пункта или региона. Необходимо изымать литературу религиозного и иного экстремистского содержания: книги, листовки, брошюры, журналы и т.д., в том числе на иностранных языках. Следует изымать тетради, блокноты, любые листки с заметками, где могут быть сведения о членах и структуре организации, клятвы и другие атрибуты экстремистской деятельности. Кроме этого, нужно изъять все компьютеры и другие магнитоносители информации, сотовые телефоны, оборудование для размножения литературы.

Учитывая, что экстремистская деятельность невозможна без финансирования, необходимо изъять все документы, свидетельствующие о поступлении денежных и материальных средств. Особенно это важно при проведении обысков на рабочих местах членов экстремистских организаций, которые могут быть торговыми точками, посредническими фирмами, производственными организациями и т.д.

Следующий этап следствия - задержание членов организаций. Считаем, что их задержание в порядке ст. 91 УПК РФ преимущественно должно производиться с целью дальнейшего их заключения под стражу. Дело в том, что без ареста хотя бы самых активных членов экстремистского движения, учитывая их фанатизм и веру в правоту своих убеждений, теряется смысл раскрытия и расследования преступлений экстремистского характера. В данном случае уголовное преследование направлено не только на наказание лиц, совершивших преступление, но и на профилактику с целью ликвидации основных звеньев экстремистской организации.

Однако санкция ч. 2 ст. 282.2 УК РФ, где участие в экстремистской организации карается лишением свободы до двух лет, не влечет заключения под стражу в силу требований ст. 108 УПК РФ <*>. Отсюда следует рассмотреть вопрос о наличии в действиях задержанных признаков других составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 282.1, 205.1, 210 УК РФ и других, где установлены более жесткие наказания, с решением вопроса о заключении под стражу.

<*> Указанное положение неоднократно было подвергнуто критике как практиками, так и учеными.

После проведения первоначальных следственных действий, заключения ряда членов экстремистского движения под стражу продолжается дальнейшее предварительное следствие. На этом этапе важное значение имеет экспертиза для определения экстремистского характера деятельности организации. Она должна быть комплексной с участием политологов, религиоведов, лингвистов, психологов, перед которыми следует поставить примерно следующие вопросы:

  1. соответствует ли изъятая литература, другая информация, содержащаяся на бумажных и магнитных носителях, взглядам и учению экстремистской организации, и если да, то по каким признакам?
  2. относится ли указанная литература и иные материалы, изъятые по делу, к экстремистским по признакам возбуждения религиозной (национальной, расовой) вражды и розни, пропаганды исключительности одной религии (нации, расы) над другой и по каким признакам?
  3. допускались ли в деятельности организации методы вовлечения, склонения для вступления в нее новых членов и какими способами?

В дополнение к экспертизе из специализированных подразделений ФСБ или МВД можно затребовать заключение о сущности экстремистской организации, ее структуре, методах работы, конспирации, распространенности в стране и регионе и по иным вопросам, которые необходимы по уголовному делу.

Разумеется, следователь и оперативные работники должны, по мере возможности, исключить общение членов экстремистских организаций как в ходе следственно-оперативных мероприятий, так и в местах изоляции. Любой нежелательный контакт может привести к отрицательным последствиям, особенно в случае воздействия фанатично настроенных лиц на неустойчивых участников организации.

В качестве свидетелей должны быть допрошены лица, которых пытались вовлечь в экстремистскую организацию, особенно из среды мигрантов, безработных, молодежи. Для выявления лиц, которые различными способами вовлекали в экстремистское движение, даются соответствующие поручения оперативным работникам.

Исходя из практики очные ставки обычно не проводятся, поскольку вместо рядового следственного действия очная ставка может перейти в абстрактный спор противоположных убеждений, что только может повредить расследованию. Для разоблачения членов экстремистской организации могут быть проведены их опознания, включая такую форму, когда опознаваемый не видит опознающего.

В случае явной опасности для свидетелей следователь должен принять меры для сокрытия (легендирования) данных о личности свидетеля в порядке ст. 11 УПК РФ. Например, в случае допросов бывших членов экстремистских организаций, которые боятся мести, и иных лиц, которые дают важные показания, разоблачая деятельность экстремистского движения и роль в нем отдельных лиц. Разумеется, и в суде такие свидетели должны быть допрошены скрытно, через специальную аппаратуру, полностью изменяющую голос допрашиваемого.

И последнее - необходимость оперативного сопровождения уголовного дела на стадии его судебного рассмотрения. Еще в рамках предварительного следствия следователь должен направить поручения в адрес органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ФСБ, МВД) с целью обеспечения безопасности свидетелей, обвиняемых, дающих правдивые показания, и иных участников процесса. Любое негативное воздействие на лиц, проходящих в любом качестве по уголовному делу, должно жестко пресекаться, вплоть до применения уголовно-правовых мер.