Мудрый Юрист

Правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями, посягающими на участников правосудия

Лозовицкая Г.П., ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, старший научный сотрудник, кандидат юридических наук.

Состояние уголовно-правовой охраны лиц, выступающих в судопроизводстве в качестве источника доказательственной информации, в последние годы в Российской Федерации крайне неудовлетворительно. Ее криминологические особенности, социально-политические, социально-экономические и иные факторы не позволяют правоохранительным органам в должной мере осуществлять борьбу с преступлениями, посягающими на участников правосудия.

Так, анализ динамики числа лиц, выявленных за совершение преступлений против правосудия, проведенный автором, дает основание утверждать, что начиная с 2002 г. происходит интенсивное увеличение их количества (см. рис. 1).

    10000 ¦
¦
9000 ¦
¦ -----¬
8000 ¦ ¦8702¦
¦ ¦ ¦
7000 ¦ ¦ ¦
¦ -----¬ ¦ ¦
6000 ¦ ¦6262¦ ¦ ¦
+----¬ -----¬ ¦ ¦ ¦ ¦
5000 ¦5314¦ -----¬ ¦5234¦ -----¬ -----¬ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦5217¦ ¦ ¦ ¦4721¦ -----¬ ¦4723¦ ¦ ¦ ¦ ¦
4000 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦4375¦ -----¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦4314¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
3000 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
2000 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
1000 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
0 L----+-+----+-+----+-+----+-+----+-+----+-+----+-+----+-+----+----
1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

Рис. 1. Динамика количества лиц, выявленных за совершение преступлений против правосудия

При этом изучение и анализ их социально-демографических характеристик обнаружили тенденцию к существенному ухудшению.

Во-первых, обращает на себя внимание рост удельного веса лиц из социальных слоев, для которых ранее не было свойственно совершение преступлений против правосудия. Например, они стали чаще совершаться лицами с высшим и средним профессиональным образованием (доля этой категории лиц по итогам 2005 г. составила 13,5 и 23,4% соответственно), студентами и учащимися (1,7 и 2%).

Во-вторых, преступления против правосудия получают достаточно широкое распространение в социально неустойчивой среде. Так, среди преступников, совершивших их в истекшем году, около 51% - лица без определенных занятий, около 25% - лица с уголовным прошлым, не сумевшие социально адаптироваться в обществе, и 9% совершили преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

В-третьих, исследуемая преступность все больше приобретает "женские черты". Так, в 2005 г. доля женщин оказалась самой большой за последние девять лет и составила 32,5% (см. таблицу 1). Иными словами, практически каждое третье преступление, предусмотренное гл. 31 УК РФ, было совершено женщиной.

Чаще всего указанные преступления совершаются лицами в возрасте от 30 до 49 лет и от 18 до 24 лет (см. таблицу 1).

Таблица 1.

-------------T--------------------------------------------¬
¦ Категория ¦ Доля (%) ¦
¦ лиц/год +----T----T----T----T----T----T----T----T----+
¦ ¦1997¦1998¦1999¦2000¦2001¦2002¦2003¦2004¦2005¦
+------------+----+----+----+----+----+----+----+----+----+
¦16 - 17 лет ¦3,9 ¦4,3 ¦3,8 ¦3,6 ¦4,2 ¦3,2 ¦4,3 ¦3,5 ¦3,6 ¦
+------------+----+----+----+----+----+----+----+----+----+
¦18 - 24 года¦24,3¦25,4¦25,0¦23,6¦24,8¦26,2¦26,9¦27,1¦27,2¦
+------------+----+----+----+----+----+----+----+----+----+
¦25 - 29 лет ¦18,4¦18,9¦18,2¦17,3¦17,6¦17,3¦16,2¦16,5¦17,9¦
+------------+----+----+----+----+----+----+----+----+----+
¦30 - 49 лет ¦46,7¦45,3¦44,9¦45,2¦43,2¦42,8¦41,2¦39,8¦39,0¦
+------------+----+----+----+----+----+----+----+----+----+
¦ Женщины ¦22,3¦25,0¦26,1¦27,4¦27,9¦27,8¦28,0¦29,1¦32,5¦
L------------+----+----+----+----+----+----+----+----+-----

Таким образом, анализ динамики числа лиц, выявленных за совершение преступлений против правосудия, и их категорий, проведенный автором, дает основание утверждать, что в периоде с 2002 по 2005 г. происходит интенсивное увеличение их количества.

Портрет преступника против правосудия в современный период можно рассматривать в двух плоскостях. С одной стороны, это преимущественно "женская преступность" (доля преступлений, совершенных женщинами - 32,5%), совершаемая в зрелом возрасте (30 - 49 лет). С другой - это преступность, совершаемая в юношеском возрасте (18 - 24 года) мужчиной из социально неустойчивой среды. По приблизительным показателям таковыми являются: 51% - лица без определенных занятий, 25% - лица с уголовным прошлым, 9% - лица, находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Сложность рассматриваемой проблемы заключается в том, что в основе своей она является и социальной (криминологической), и уголовно-правовой. С уголовно-правовой точки зрения сложность создавшейся ситуации состоит, во-первых, в различии способов (приемов) противодействия, применяемых лицами, попавшими в сферу правосудия. Во-вторых, в различии категорий таких лиц. Ими могут быть, например, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, судья, с одной стороны, и обвиняемый, подозреваемый, подсудимый - с другой. В-третьих, в разнообразии процессуальных функций и должностных полномочий, возложенных на них законом.

Участники уголовного судопроизводства (уголовного процесса) по-разному вовлекаются в сферу уголовно-процессуальных отношений: одни - в силу должностных обязанностей (суд, судья, прокурор, следователь, дознаватель); другие - посредством реализации своих субъективных прав (потерпевший, гражданский истец, их законные представители); третьи - по воле должностных лиц (подозреваемый, обвиняемый, свидетель, понятой и др.); четвертые - путем исполнения поручения, полученного от иного субъекта (защитник, представитель и т.п.) <*>.

<*> Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 117.

Таким образом, субъектами преступлений против правосудия выступают, с одной стороны, правоприменитель, с другой - лицо, в отношении которого применяется право.

Международное и отечественное законодательство до настоящего времени не является гарантом, обеспечивающим всеобъемлющую уголовно-правовую охрану участников правосудия. Поэтому практика органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, судов, прокуратуры и органов юстиции России испытывает большие сложности в применении указанных норм.

В российском уголовном законодательстве деяния против правосудия квалифицируются в качестве общественно опасных в гл. 31 УК РФ ("Преступления против правосудия"). Ответственность за них предусмотрена ст. 294 - 316 УК РФ.

Родовым объектом рассматриваемой группы преступлений являются общественные отношения, способствующие обеспечению законной деятельности судов и правоохранительных органов по осуществлению правосудия по гражданским, административным и уголовным делам.

Видовой объект преступлений против правосудия определяется в качестве отношений по осуществлению правосудия - властеотношений между государством и любым физическим, а также юридическим лицом по поводу охраны прав и интересов государства и граждан при разрешении гражданских и уголовных дел в рамках процессуальной деятельности. Предметом таких отношений предлагается рассматривать права и интересы личности, общественный и государственный строй и т.д., то есть все то, что правосудие призвано охранять от посягательств <*>.

<*> Курс советского уголовного права в 5 т. / Отв. ред. Н.А. Беляев. Т. 4. Ленинград: Изд-во Ленинградского университета, 1978. С. 324.

Определения видового объекта рассматриваются и в работах современного периода <*>. Так, например, М.Н. Голоднюк видовой объект преступлений против правосудия рассматривает в качестве общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование органов правосудия <**>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004 (издание третье, дополненное и исправленное).

<*> Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. М., 2000. С. 410; Комментарий к УК Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2004. С. 754 - 756; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: КОНТАКТ, 2004. С. 587 и др.
<**> Голоднюк М.Н., Костарева Т.А. Квалифицирующие признаки в новом уголовном законодательстве. Вестник Московского университета. 1995. N 5. С. 54 - 64; Курс уголовного права. В 5 т. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. Т. 5. М., 2002. С. 145 - 146; Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 1998. С. 619.

По мнению Л.В. Лобановой, объект рассматриваемых преступлений трактуется несколько иначе - как система общественных отношений, призванных обеспечить предпосылки, нормальное осуществление, а также претворение в жизнь результатов охранительной, познавательно-правоприменительной, процессуально-упорядоченной деятельности суда и содействующих ему органов и лиц <*>.

<*> Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: Теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград: ВГУ, 1999. С. 27.

Непосредственным объектом данных преступлений являются общественные отношения, по своему содержанию составляющие лишь часть родового объекта. По своему объему они охватывают либо деятельность органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, либо осуществление функций правосудия самим судом, либо процесс исполнения вступающих в законную силу приговоров, решений суда и иных судебных актов. Для ряда составов в качестве обязательного признака объекта предусмотрен предмет - в виде доказательств по гражданскому или уголовному делу (ст. 302 УК РФ) или приговора, решения суда либо иного судебного акта (ст. 305 УК РФ).

Некоторые составы преступлений предусматривают наличие второго непосредственного объекта, являющегося обязательным либо факультативным. В таком качестве выступают общественные отношения, обеспечивающие реализацию прав и законных интересов физических или юридических лиц, вовлеченных в процесс осуществления правосудия, либо интересов общества и государства.

Либо это общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование отдельных звеньев органов, составляющих в целом систему правосудия (суд, прокуратура, органы следствия, дознания, исправительные учреждения и др.), т.е. органов, деятельность которых урегулирована процессуальным законодательством, которые от имени государства могут вступать в рамках уголовного или гражданского судопроизводства в правовые отношения с гражданами и юридическими лицами, осуществляя задачи и цели правосудия <*>.

<*> Голоднюк М.Н., Костарева Т.А. Квалифицирующие признаки в новом уголовном законодательстве. Вестник Московского университета. 1995. N 5. С. 54 - 64; Курс уголовного права. В 5 т. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. Т. 5. М., 2002. С. 145 - 146; Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 1998. С. 619.

Как уже отмечалось, в ряде составов преступлений против правосудия обязательным признаком объекта является предмет преступления в виде вещественных и иных материальных доказательств по гражданским и уголовным делам, например, в ст. 303 УК РФ ("Фальсификация доказательств"). Иные преступления указанной главы имеют непосредственную направленность на личность участвующего в уголовном процессе лица и носят насильственный характер. К ним относятся деяния, предусмотренные следующими статьями УК РФ: ст. 295 ("Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование"); ст. 296 ("Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования"); ст. 297 ("Неуважение к суду"); ст. 298 ("Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя"); ст. 299 ("Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности"); ст. 301 ("Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей"); ст. 302 ("Принуждение к даче показаний"); ст. 305 УК ("Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта") и ч. 2 - 4 ст. 309 УК ("Принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу").

Вследствие того что предмет преступлений, предусмотренных гл. 31 УК РФ, тесно связан с объектом таких посягательств, в данном случае общественные отношения не могут существовать без своего материального предмета. В силу этого понятие предмета преступлений против правосудия, на наш взгляд, целесообразно рассматривать совместно с понятием объекта преступлений.

Специфичностью преступлений, предусмотренных данной главой Особенной части УК РФ, является то, что подавляющее большинство из них (за исключением предусмотренного ст. 316 УК РФ) определено посредством бланкетных диспозиций. В этой связи для уяснения присущих им особенностей необходимо обращаться к иным отраслям законодательства: конституционному, уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному, гражданскому, гражданско-процессуальному, арбитражно-процессуальному и административному <*>.

<*> Учебник уголовного права. Особенная часть. Т. 2 / Под ред. проф. Л.Д. Гаухмана и проф. С.В. Максимова. М., 1999. С. 266 - 267.

Объективная сторона подавляющего большинства составов преступлений (за исключением предусмотренного ст. 312 УК РФ) включает в себя только один признак - деяние, суть которого состоит в противодействии посредством предусмотренных законом форм деятельности по осуществлению правосудия. Большинство их может быть содеяно только совершением действия. Наиболее опасными среди них являются акты противодействия, связанные с насильственным посягательством на лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, а также поведенческие акты, оказывающие противодействие нормальной деятельности государственных органов по раскрытию преступлений, расследованию и рассмотрению их в судах.

Некоторые квалифицированные составы предусматривают в качестве обязательных признаков преступные последствия и причинную связь между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

Преступные последствия, как правило, фиксируются посредством оценочных понятий либо прямого указания на их реальное содержание:

Отдельные составы предусматривают в качестве обязательных и иные признаки объективной стороны: место совершения преступления (ч. 1 ст. 313 УК РФ); орудие совершения преступления (п. "в" ч. 2 ст. 313 УК РФ); средства совершения преступления (ст. 299 УК РФ и ч. 2 ст. 306 УК РФ).

Субъективная сторона преступлений против правосудия в значительной своей части характеризуется единственным признаком - виной: в виде прямого умысла - при наличии формального состава; в форме умысла прямого либо косвенного или неосторожности (легкомыслие, небрежность) - при наличии материального состава (ч. 3 ст. 301 УК РФ, ч. 3 ст. 303 УК РФ, ч. 2 ст. 305 УК РФ и ч. 2 ст. 311 УК РФ).

В качестве обязательных признаков некоторые составы включают цель (ст. 294 УК РФ) либо альтернативно - цель и мотив (ст. 295 УК РФ).

Субъектом преступлений против правосудия могут являться как должностные лица вне зависимости от занимаемой должности, так и иные физические вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста.

Таким образом, общий круг посягательств на интересы правосудия, очерченный гл. 31 УК РФ, совершается, с одной стороны, должностными лицами, осуществляющими правосудие, а с другой - лицами, участвующими в правосудии. В силу этого все преступления против правосудия слагаются из двух групп преступлений. Одна из них совершается специальным субъектом, другая - общим субъектом. В целом совокупность рассматриваемых преступлений посягает на интересы и тех и других лиц.

Однако из данного вида преступлений наибольшую опасность, на наш взгляд, представляют такие преступные посягательства, которые предпринимаются либо осуществляются в отношении лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства и выступающих в качестве источника доказательственной информации относительно совершенного преступления. Данное мнение автора основывается на том факте, что любое уголовное дело без какого-либо устного или письменного подтверждения факта преступления, служащего его доказательством, быть возбужденным, а тем более расследованным не может. Получить же такое подтверждение либо опровержение можно только от процессуальных лиц.

Не все нормы, закрепленные гл. 31 УК РФ, предусматривают ответственность за посягательства на интересы лиц, участвующих в правосудии. Поэтому наиболее актуальными для изучения в связи с приведенными аргументами нам представляются преступные деяния, направленные на процессуальных лиц - участников судопроизводства, обладающих всевозможной информацией по конкретному преступлению. Данная категория граждан является лицами, в отношении которых применяется право. К той же категории защищаемых лиц законодательством отнесены их родственники и близкие. К обозначенным, то есть наиболее опасным для правосудия преступлениям автор относит следующие статьи УК РФ: угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ч. 1 ст. 296); неуважение к суду (ч. 1 ст. 297); привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299); незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301); принуждение к даче показаний (ст. 302); фальсификация доказательств (ч. 1, 3 ст. 303); заведомо ложный донос (ст. 306); заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ст. 307); отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308); подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309); разглашение данных предварительного расследования (ст. 310); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311); незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации (ст. 312); укрывательство преступлений (ст. 316).

Автором под видовым объектом обозначенной группы преступлений понимаются общественные отношения, возникающие между любым физическим и юридическим лицом и государством по поводу охраны законных прав и интересов государства и лиц, участвующих в правосудии при разрешении гражданских и уголовных дел в рамках процессуальной деятельности по осуществлению правосудия.

К предмету таких правоотношений предлагается отнести права и интересы личности, способствующей реализации функции государственной власти, выраженной в нормальной работе и деятельности всех общественных и государственных органов по реализации обязанностей, направленных на охрану процессуально закрепленной деятельности правосудия.

Следует отметить, что при конструировании составов преступлений в гл. 31 УК РФ законодатель в первую очередь исходил из необходимости защиты деятельности по осуществлению правосудия как таковой, что предопределило вторичный характер охраны личности участника процесса. В этом видим неверный методологический подход, повлекший просчеты и пробелы в уголовно-правовой защите лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства <*>. Как нам думается, в результате указанных просчетов в своем подавляющем большинстве преступления против интересов лиц, участвующих в правосудии, остаются безнаказанными.

<*> Бобраков И.А. Охрана участников уголовного судопроизводства: Криминологические и уголовно-правовые аспекты. Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2005. С. 130.

Действующие нормы УК РФ не обеспечивают полноценной безопасности процессуальных лиц и не стимулируют их к оказанию содействия правоохранительным органам в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства по уголовному делу.

Под процессуальными лицами автором понимаются лица, участвующие в уголовном процессе, производство которого осуществляется уполномоченными на то государственными органами (подразделениями дознания, органами предварительного следствия, прокуратурой, судом) по возбужденному уголовному делу и наделенными соответствующим процессуальным статусом, закрепленным в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. УПК РФ относит к процессуальным лицам: потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца, гражданского ответчика и др.

Участники уголовного процесса могут быть классифицированы по различным признакам. Наиболее предпочтительным представляется такой подход, при котором учитываются: цель участия субъекта в процессе, направление его деятельности, связь последней с задачами уголовного процесса, отношение к результатам производства по уголовному делу. С учетом этого УПК выделяет следующие группы участников уголовного судопроизводства: 1) суд; 2) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения; 3) участники уголовного судопроизводства со стороны защиты; 4) иные участники уголовного судопроизводства <*>.

<*> Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 117.

Вне зависимости от принадлежности к той или иной из указанных групп можно констатировать, что участники уголовного судопроизводства - это лица, наделенные сообразно их процессуальному положению уголовно-процессуальным законом правами и обязанностями. Все они вступают в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками (субъектами) уголовно-процессуальных отношений <*>.

<*> См.: Там же. С. 117. Подробнее о понятии участника уголовного судопроизводства см.: Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 117 - 151.

Противоправное воздействие на лиц, участвующих в уголовном правосудии, - широкое понятие. Оно не всегда является преступным, так как может включать в себя действия, не предусмотренные уголовным законодательством, например безнравственные поступки в отношении их.

Остальные формы преступных посягательств, как уже отмечалось, подпадают под уголовно-правовые нормы о преступлениях против личности, а в случаях уничтожения или повреждения имущества процессуального лица - о преступлениях против собственности и одновременно представляют собой преступления против правосудия.

Очевидно, что уголовно-правовая охрана данной категории граждан крайне необходима прежде всего потому, что они, как никто другой, находятся под угрозой мести (возмездия) со стороны лиц, совершивших преступления.

В связи с затронутой проблемой отметим некоторые результаты социологических исследований, проведенных автором по уголовным делам. Среди изученных уголовных дел, возбужденных по фактам преступлений против правосудия, были и дела по фактам иных преступлений (против личности, собственности, общественной безопасности и т.п.). Основное количество уголовных дел исследуемой категории было возбуждено судом. Их анализ показал, что заведомо ложные доносы (ст. 306 УК РФ) и показания (ст. 307 УК РФ), отказ или уклонение от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), а также понуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний (ст. 309 УК РФ) совершаются прежде всего при расследовании тяжких преступлений. Так, чаще всего они совершаются при раскрытии и расследовании преступлений, возбужденных по ст. 213 и 158 УК РФ. Второе место по частоте совершения интересующих нас посягательств занимают преступления, предусмотренные ст. 111, 112, 131 УК РФ. На третьем месте - уголовные дела, возбужденные по ст. 228, 105, 264, 162 и 161 УК РФ.

Следовательно, преступные посягательства на участников правосудия оказываются прежде всего при производстве предварительного следствия и дознания, а также при судебном рассмотрении по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Данные выводы создают предпосылки к изменению практики привлечения к уголовной ответственности за указанные преступления, и в частности за деяния, предусмотренные ст. 306 - 309 УК РФ, что требует более внимательного применения этих норм и изменения оценки общественной опасности таких преступлений правоохранительными и судебными органами.