Мудрый Юрист

Что мешает применению в России особого порядка судебного разбирательства?

В.В. Осин, адвокат МГКА, кандидат юридических наук.

Впервые в российском уголовном процессе с вводом в действие в 2002 г. Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) появилась возможность разрешения уголовного дела по упрощенной процедуре. Суть этой процедуры сводится к следующему. При наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Такое ходатайство может быть заявлено по всем уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы, т.е. и за тяжкие преступления.

В первоначально принятой редакции нового УПК РФ возможность применения особого порядка по уголовным делам предусматривалась только за преступления небольшой и средней тяжести, т.е. наказание за которые не превышало пяти лет лишения свободы. В судебной практике уголовные дела, по которым наказание не превышает десяти лет, являются самыми распространенными. Особо тяжкие преступления, за которые Уголовным кодексом РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет, составляют незначительную часть. Они содержатся лишь в нормах 37 статей из 256, изложенных в Особенной части УК РФ. Одно только это обстоятельство требует исследования причин весьма ограниченного на практике применения особого порядка судебного разбирательства.

Ясно, что новый институт российского уголовно-процессуального права имел своей целью избежать излишних материальных затрат, а также сил и времени участников процесса по очевидным уголовным делам, когда обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением и ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. При этом подсудимый понимает, что назначенное ему наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке с осужденного не взыскиваются процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ. Однако приговор, постановленный в особом порядке судебного разбирательства, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (ч. 1 п. 1 ст. 379 УПК РФ).

Но запрет на обжалование и пересмотр приговора по этому основанию в порядке надзора законодательно не установлен (ст. 409 УПК РФ). Можно предположить, что законодатель, определяя пределы обжалования приговоров, постановленных в соответствии с положениями ст. 316 УПК РФ, понимал, что судье придется закрывать глаза на то, что доказательства, на которых основано обвинение подсудимого, согласившегося с предъявленным ему обвинением, не во всем соответствуют требованиям УПК РФ, являются противоречивыми. Поэтому в ст. 317 УПК РФ законодатель установил, что приговор не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному ч. 1 п. 1 ст. 379 УПК РФ.

Таким образом, при наличии сделки между обвиняемым и участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения обвинительный приговор может быть постановлен без проведения судебного следствия. Казалось бы, это нововведение в российское уголовно-процессуальное право станет преобладающим в порядке судебного разбирательства. Сотни тысяч уголовных дел, рассмотренных в ускоренном порядке, могли бы существенно снизить нагрузку как федеральных, так и мировых судей. Но этого не произошло. Применение особого порядка продолжает на практике оставаться очень ограниченным.

Обзор судебной практики показывает, что наиболее часто нарушение правил рассмотрения уголовных дел в особом порядке происходит из-за того, что не учитываются все обстоятельства, наличие которых позволяет постановить приговор без проведения судебного следствия. Так, наиболее частая причина отмены приговоров, постановленных в особом порядке судебного разбирательства, - необоснованность обвинения, с которым согласился обвиняемый, и недостаточность доказательств, собранных по делу. Не всегда суды учитывают то обстоятельство, что применение особого порядка судебного разбирательства возможно только при полном согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Причина ошибочных решений и нежелания судей рассматривать дела в особом порядке - недостаточно ясное изложение в разделе Х УПК РФ самой процедуры особого порядка судебного разбирательства.

Прежде всего, глава 40 УПК РФ содержит ряд неточностей, и это затрудняет ее применение. Например, в ней указывается "о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства". На самом деле судебное разбирательство должно проводиться, но в особом порядке. На это четко и однозначно указано в названии раздела Х УПК РФ "Особый порядок судебного разбирательства".

Кроме того, в ч. 1 ст. 316 УПК РФ указано: постановлению приговора предшествует судебное заседание, которое проводится в порядке, установленном главами 35, 36 и 38 УПК РФ, т.е. с соблюдением общих условий судебного разбирательства, проведением подготовительной части, прений сторон и предоставлением подсудимому последнего слова. При этом должны учитываться требования ст. 316 УПК РФ, определяющие особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Главной особенностью порядка постановления приговора при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением является то, что судом не проводится в полном объеме судебное следствие. В части 5 ст. 316 УПК РФ прямо указано: суд не исследует и не оценивает доказательства, собранные по уголовному делу. Однако могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В связи с этим возникает законный вопрос: как без проведения исследования доказательств судья может прийти к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу (ч. 7 ст. 316 УПК РФ)?

При принятии таких решений судья должен в полной мере соблюдать принципы уголовного судопроизводства. Ознакомившись с материалами дела, он обязан сам выявлять недопустимые доказательства, полученные с нарушением норм УПК РФ прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства (ст. 7 УПК РФ). Изучая материалы уголовного дела, судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ).

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, они не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Эти предписания закона относятся и к постановлению приговора без проведения судебного разбирательства. Если судья придет к выводу, что доказательства, собранные по делу, являются недопустимыми, он должен иметь право по собственной инициативе вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства, и назначить предварительное слушание для исключения доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ (ст. 88, 234 - 236, 316).

В связи с этим представляется необходимым ст. 316 УПК РФ дополнить записью об обязанности судьи назначать предварительное слушание при необходимости признания доказательств недопустимыми. Это усилит судебный надзор за исполнением обязательного для всех правоприменителей порядка уголовного судопроизводства, а также сделает востребованными и работающими предписания ст. 1, 7, 75, 88, 235 УПК РФ. Их исполнение на практике является более важным, чем назначение рассмотрения уголовного дела в общем порядке при необоснованном возражении государственного или частного обвинителя и потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства (ч. 6 ст. 316 УПК РФ).

Немало трудностей на практике вызывают и приведенные в ст. 314 и 315 УПК РФ основания и порядок заявления о согласии с предъявленным обвинением, а также ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Получается, что согласие прокурора и потерпевшего на применение особого порядка принятия судебного решения должно предшествовать подаче обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного следствия. При этом УПК РФ не определяет, как и в каком процессуальном документе досудебного производства такое согласие должно быть зафиксировано, когда и как об этом узнает обвиняемый. Должен ли он просить о даче согласия на постановление приговора без исследования доказательств лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ?

Анализ содержания ст. 122, 216 - 218 и 314 - 316 УПК РФ позволяет сделать вывод, что волеизъявление обвиняемого является ходатайством, однако оно не разрешается следователем в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РФ, поскольку адресовано суду. Заявляя ходатайство в момент ознакомления с материалами дела, обвиняемый ничего не знает ни о согласии государственного или частного обвинителя, ни о согласии потерпевшего на постановление приговора без исследования собранных по делу доказательств. Иногда на практике прокурор, утверждая обвинительное заключение, уведомляет потерпевшего о его праве ходатайствовать о проведении предварительного слушания, соглашаться или не соглашаться с рассмотрением дела в особом порядке, о чем потерпевший должен сообщить суду. Однако такие действия не соответствуют требованиям УПК РФ.

В ст. 216 даже нет предписания о том, как потерпевший должен относиться к применению особого порядка судебного разбирательства. В ст. 42 ничего не говорится ни о праве потерпевшего давать согласие на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства, ни о его обязанности сообщить суду о согласии либо несогласии рассматривать дело в особом порядке. Не указаны и основания и порядок дачи согласия прокурора на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства в ст. 37 УПК РФ, определяющей полномочия прокурора как стороны обвинения. Ни в главе 31, ни в ст. 226 УПК РФ, определяющих действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или с обвинительным актом, также нет никаких предписаний о даче согласия прокурора на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства. В ст. 246 УПК РФ, определяющей обязательное участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве, также ничего не сказано о том, когда и как государственный обвинитель должен заявить о своем согласии на постановление приговора в особом порядке.

Свое согласие либо несогласие на рассмотрение уголовного дела в особом порядке прокурор иногда выражает в сопроводительном письме при направлении уголовного дела в суд. Такая самодеятельность не только не правомерна, но и затрудняет процесс постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства, поскольку обусловлена действиями, не требующими их исполнения, а главное, не влияющими на постановление приговора в особом порядке.

В связи с этим необходимо создать правовые условия, позволяющие обвиняемому до заявления согласия с предъявленным ему обвинением знать заранее позицию потерпевшего и государственного обвинения о постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства. Для этого надо внести соответствующие дополнения в ст. 37, 42, 216 - 218, 221, 222, 226, 246, 314 - 316 УПК РФ.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 28 Постановления от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что при рассмотрении дела в особом порядке (раздел Х УПК РФ) предусмотрено постановление лишь обвинительного приговора. При этом в Постановлении указано, что в случаях, когда по делу имеются основания для прекращения дела, судья должен выносить постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить рассмотрение уголовного дела в общем порядке.

Представляется, что эта рекомендация Пленума Верховного Суда РФ дана без учета общих (основополагающих) условий судебного разбирательства. Законодатель не случайно распространил положения главы 35 УПК РФ и на особый порядок постановления приговора (ч. 1 ст. 316 УПК РФ). Поэтому с учетом оснований, предусмотренных в ст. 254 УПК РФ, нет никаких препятствий для принятия решения о прекращении уголовного дела при осуществлении особого порядка его рассмотрения. Без проведения судебного следствия судья вправе по собственной инициативе прекратить уголовное дело или уголовное преследование (ст. 229 и 239 УПК РФ). Значит, нет никаких законных оснований, например, прекращать особый порядок судебного разбирательства, когда имеются все основания для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 25 и 28 УПК РФ.

Учитывая цели и задачи, которые преследовал законодатель, вводя особый порядок судебного разбирательства, а также характерные ошибки при постановлении приговоров, представляется излишним и ничем не оправданным истребование согласия у прокурора и потерпевшего на постановление приговора в особом порядке, так как за этими ничем не обоснованными условностями теряется сама возможность осуществления особого производства на практике.

Для выполнения задач уголовного судопроизводства достаточно и того, что сам обвиняемый, ознакомившись с материалами дела и получив квалифицированную юридическую помощь адвоката, придет к мнению о возможности согласиться с постановлением приговора без судебного исследования доказательств. Именно его согласие и должно быть главным и решающим основанием для ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства.

В связи с этим можно считать необходимым и достаточным применять особый порядок только по инициативе обвиняемого, так как обвиняемый соглашается на обвинение без применения принципа состязательности сторон. Согласие без исследования доказательств по упрощенному порядку доказывания по предъявленному ему обвинению не должно зависеть ни от государственного обвинителя, ни от потерпевших. У них просто нет никаких объективных данных, позволяющих влиять на эту процедуру, поскольку возможность компромисса между сторонами установил законодатель исходя прежде всего из общих целей организации судопроизводства в России.

При этом существенно повышена роль и ответственность судьи, который должен без участия сторон сам удостовериться в том, что в деле нет доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ, что подсудимый понимает: в отношении его без исследования собранных доказательств может быть постановлен обвинительный приговор, что этот приговор не может быть обжалован ни в апелляционном, ни в кассационном порядке ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, что ходатайство было заявлено обвиняемым добровольно и после проведения консультации с защитником.

Анализ судебной практики позволяет утверждать: согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства является мерой, существенно мешающей проведению правосудия без проведения судебного исследования доказательств. Поэтому следует внести изменения в УПК РФ, которые позволяли бы решать вопрос о проведении особого порядка судебного разбирательства лишь по ходатайству обвиняемого. Такой порядок обеспечит как защиту прав и законных интересов потерпевших от преступления, так и защиту личности от незаконного и необоснованного осуждения и назначения виновному справедливого наказания.