Мудрый Юрист

Перспективы правового регулирования интернет-отношений

Чибинев В.М., заведующий кафедрой государственного и административного права Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета, доктор юридических наук, профессор.

Кузьмин А.П., прокурор Октябрьского административного округа г. Мурманска, кандидат юридических наук.

В настоящее время в России существует целый ряд нормативных актов, регулирующих отношения в сфере информации и соответственно затрагивающих вопросы использования глобальной компьютерной сети Интернет. В то же время сама всемирная паутина пока еще мало исследована с точки зрения юридической специфики отношений, возникающих в связи с ее существованием и практическим применением.

Во-первых, нет достаточной определенности в решении вопроса о юридической природе самого Интернета. Что это - субъект права, вступающий в различные отношения со своими клиентами, или объект правоотношений, природу которых еще только предстоит уточнить?

Во-вторых, нет четкости в понимании вопроса о праве, применимом к этим правоотношениям. Если оно существует, то какая нормативная база его составляет, к какой системе и отрасли эти правовые нормы можно отнести? Если его до сих пор нет, то на чем же основывалось развитие Интернета до настоящего времени и что стоило бы предпринять в этом отношении в будущем?

В конечном итоге вопросы, связанные с функционированием Интернета, затрагивают огромные технические, информационные, людские ресурсы и денежные средства. Все это не может оставаться без внимания публичной власти. Следовательно, необходимо принятие законодательной базы в этом направлении.

Интернет - субъект или объект права? Ни в одной стране мира не существует организационной структуры, выступающей в качестве единоличного собственника или владельца данной компьютерной сети. Не является владельцем Интернета и федеральное Правительство США, практически прекратившее финансирование даже отдельных сетей на территории государства. Не имеет уже отношения к Интернету и Министерство обороны США, у которого имеется собственная засекреченная компьютерная сеть.

Для обычного клиента представителем того, что он называет Интернет, выступает поставщик, предоставляющий ему канал связи с соответствующим программным обеспечением. В тех случаях, когда клиент совершает возмездную сделку во время сеанса связи в Интернете (например, подписывается на заинтересовавший его журнал в электронной версии), он знает, что его контрагентом выступает не поставщик, а организация.

Для фирмы - производителя сетевых услуг представителем Интернета являются специализированные компании, способные разместить предлагаемую производителем информацию на своих компьютерах (серверах) и сделать ее доступной для других пользователей сети (на условиях фирмы-производителя). Такая специализированная компания (владелец сервера) часто одновременно является и поставщиком, но так бывает не всегда, и в этом случае владелец сервера входит в Интернет на общих основаниях.

Для поставщика представителем Интернета выступают более крупные сети, предоставляющие ему возможность соединения с ними. У каждой из таких сетей есть собственный владелец. Однако каждый владелец ни технически, ни юридически контролировать Интернет не может.

Представители наиболее крупных сетей Интернета объединены в несколько организаций так называемого сообщества Интернет. Однако эти организации не являются органами управления сетью. Они занимаются в первую очередь согласованием технических стандартов (обмена данными, соединения сетей и т.д.), а также регистрацией так называемых узловых компьютеров (соединенных между собой точками встречи) и доменных адресов или имен (идентификационных названий таких компьютеров). Само по себе это очень важно для технического функционирования сети, но недостаточно для управления организацией.

На основе всего вышесказанного можно сделать вывод, что у Интернета не существует признаков, обычно характеризующих юридическое лицо. Интернет не обладает организационным единством, не инкорпорирован ни в одной из стран мира и не создан как международная организация. Интернет не имеет собственного обособленного имущества, так как используемые в нем материальные и информационные ресурсы принадлежат на праве собственности самым разным субъектам (каналы связи - телекоммуникационным компаниям; компьютеры, производящие подключение к сети, - поставщикам; компьютеры клиентов - самим клиентам; техническое и программное обеспечение работы магистральных сетей - владельцам таких сетей; распространяемая на коммерческих условиях информация - ее производителям и прочим владельцам). Не способен Интернет и иметь какие-либо самостоятельные права и нести обязанности, так как за каждым возникающим при работе в Интернете правоотношением стоит конкретный правоспособный субъект.

Итак, Интернет не является субъектом права, т.е. участником правоотношений. Но, может быть, Интернет - объект права, т.е. то, по поводу чего правоотношения возникают?

Подключение компьютера клиента к локальной сети поставщика осуществляется путем совершения нескольких юридически значимых действий, природа которых хорошо известна и не является чем-то исключительным - продажа программного (программы входа в Интернет) и аппаратного обеспечения (модем); аренда канала связи (можно провести аналогию с продажей машинного времени на ЭВМ или с использованием телефонной линии при междугородном разговоре). Иначе говоря, используются договор купли-продажи, договор аренды, а также в определенной степени нормы об охране исключительных прав на предоставленное программное обеспечение (его нельзя переустановить еще на один компьютер без регистрации нового пользователя). В случае покупки какого-либо товара через сеть опять-таки применяются достаточно теоретически проработанные понятия - договор купли-продажи, право собственности на продаваемый товар и т.д. Даже в случае не только сетевой купли-продажи, но и сетевой оплаты (например, с применением так называемых условных электронных денег) предмет и специфика расчетных отношений хорошо знакомы хотя бы специалисту в области безналичных расчетов кредитными карточками.

Другими словами, правовые отношения порождает не "Интернет" как компьютерная сеть, а сами объекты, которые тем или иным образом связаны с такой сетью. Эти объекты либо уже хорошо известны (товары, выставленные на продажу по каталогу), либо менее исследованы с точки зрения юридической науки, но не представляют собой чего-то необычного (например, информация в том или ином виде или услуги по размещению рекламных страниц на серверах). Это легко объяснимо: Интернет как компьютерная сеть не создает каких-либо новых объектов и товаров, а лишь предоставляет возможности для их создания, размещения и реализации между пользователями сети.

Если Интернет не является ни объектом, ни субъектом права, разговор о какой-либо юридической специфике его функционирования является вообще беспредметным.

Но это не так. Специфика отношений, связанных с работой в сети Интернет, безусловно, имеется. Его появление и развитие вносит много принципиально нового в характер взаимоотношений между людьми и организациями, связывающимися между собой через сеть, а также влечет возникновение новых деятельных субъектов - производителей сетевых услуг. Скорее всего, юридическая особенность отношений между пользователями Интернета (как и отношений по поводу производимых в сети действий) заключается в специфическом способе реализации прав и обязанностей лиц - пользователей сети.

Специфика заключения договора при помощи Интернета заключается в существенно больших технических возможностях для совершения юридически значимых действий, чем это возможно по телефону или факсу; в способе направления оферты и акцепта; в числе возможных адресатов оферты; в возможностях обсуждения и изменения условий договора; в способе фиксации условий договора в какой-либо материальной форме; в способе исполнения договора лицом, получающим услугу (например, оплачивающим ее производителю). Чаще всего такие вопросы до сих пор остаются не урегулированными национальными правовыми системами.

К тому же подавляющее большинство сделок в сети Интернет осуществляется между лицами, физически находящимися в разных странах, что еще более усложняет ситуацию с определением подлежащего применению права.

Следовательно, уже сейчас можно говорить об особом способе возникновения правоотношений между физическими и юридическими лицами, связывающимися между собой посредством компьютерной сети Интернет.

Этот специфический способ:

а) невозможно свести к какой-либо одной из известных форм заключения договоров или возникновения ответственности;

б) связан с использованием исключительно сложного технического оборудования, позволяющего тем не менее обходиться без привлечения специальных познаний для его применения;

в) привлекателен своей оперативностью и удобством применения;

г) дает возможность совершать юридически значимые действия, которые направлены на объекты, находящиеся за пределами сферы распространения национального законодательства. Причем с точки зрения осуществления этот способ значительно проще любого другого.

Интернет представляет собой яркий пример того, насколько эффективно может развиваться столь сложная техническая система практически в отсутствие формального правового регулирования.

В самом деле, до сих пор нормативное регулирование отношений между пользователями, поставщиками и иными участниками Интернета не носит правового характера. Помимо многочисленных регламентов и стандартов технического характера к Интернету применимы нормы, которые относятся к обычным, корпоративным или даже этическим отношениям, разумеется, с соответствующей интернетовской спецификой. Это связано с историей возникновения и развития данной сети. На протяжении многих лет она объединяла сравнительно ограниченный круг пользователей из университетских исследовательских центров США. Их отношения (разумеется, не только "сетевые") характеризовались высокой степенью доверительности, уважением к мнению собеседника, определенными правилами вежливости, а также использованием терминологии, хорошо известной собеседникам, но малопонятной людям "со стороны". По мере развития Интернета стихийно выработанные, часто нигде не зафиксированные правила "сетевого этикета" (netiquette) становились стандартом поведения и для новых пользователей Сети. Сейчас эти правила можно найти в Интернете в подробном изложении с комментариями. Конечно, речь не идет об их принудительном применении. В лучшем случае на отступление от правил другие пользователи не обратят внимания, в худшем случае нарушитель будет частично лишен возможности продолжать общение с другими клиентами.

Таким образом, отношения между участниками сетевого общения в Интернете, в том числе и по поводу действий, имеющих юридическое значение, регулируются нормативными и иными правилами. Последние не были установлены в порядке, характерном для принятия правовых актов, и не могут быть принудительно исполнены с использованием возможностей публичной власти. Тем не менее недостаток собственно правовых методов регулирования не помешал стремительному развитию сети в последние годы. Этот феномен еще будет предметом самого внимательного изучения. Уже сейчас развитие в сети отношений, связанных с куплей-продажей товаров и услуг, потребовало разработки и применения чисто юридических способов регулирования отношений, защиты интересов пользователей сети (потребителей), пресечения возможности злоупотреблений и правонарушений.

В то же время существует реальная угроза утраты Интернетом своего сегодняшнего положения глобальной информационной сети, к чему может привести дальнейшее развитие киберпреступности.

Что касается уже имеющихся нормативных правовых актов, так или иначе затрагивающих правоотношения по поводу Интернета, то их можно охарактеризовать следующим образом.

Ни в одной из стран мира нет кодифицированного законодательства по Интернету. Существующие нормативные акты регулируют частные аспекты функционирования сети, прежде всего вопросы подключения к ней через поставщиков, предоставления соответствующих линий связи и т.д.

Нормы, которые можно было бы применить к отношениям по поводу Интернета, содержатся в нормах об интеллектуальной и промышленной собственности, а также в разделе, условно именуемом "телекоммуникационное право". В Австралии приняты законы, направленные на урегулирование содержания информации в глобальной сети, в Германии работает Закон "Об ответственности провайдера". Наибольшую известность получил американский Закон "О соблюдении пристойности в средствах связи". Закон предусматривает различные уголовные наказания за размещение в компьютерных сетях и иных средствах связи информации и изображений, "нарушающих приличия", если к такого рода информации обеспечивается неограниченный доступ. Несмотря на то что указанный Закон рассматривался едва ли не как противоправная попытка введения цензуры в Интернете, он в целом выполняется владельцами и операторами американских серверов. При этом хорошо известны способы "обхода" установленных запретов - достаточно разместить "нежелательную" информацию на сервере не в США, а, к примеру, на Багамских островах, т.е. вне сферы уголовной юрисдикции США.

Практически отсутствует регулирование отношений по поводу Интернета на международном (межгосударственном) уровне. Вышеприведенный пример подтверждает, что очень скоро оно потребуется хотя бы на двусторонней основе.

Таким образом, подводя общий итог, можно сказать, что, несмотря на успешное развитие Интернета, и интернет-отношений в частности, необходима законодательная база, регулирующая отношения в Интернете. Необходимо принятие международного законопроекта, посвященного Интернету. В данном законе должны быть указаны общие принципы регулирования интернет-отношений. И уже исходя из этого закона можно будет вносить дополнения в национальное законодательство.

В Комиссии Совета Федерации по информационной политике с 2004 г. действует рабочая группа по формированию нормативно-правовой базы развития и регулирования российского домена Интернета - Рунета. Рабочая группа призвана выработать принципы организации функционирования российского национального домена, обеспечивающие участие представителей государства, бизнеса и пользователей в процессе регулирования этой деятельности. При этом роль государства в этом процессе признана как необходимая, обеспечивающая соблюдение баланса интересов между бизнесом и пользователями и разумное соотношение между регулированием и саморегулированием в Рунете, в том числе через совершенствование нормативной правовой базы для его развития.