Мудрый Юрист

Категория "государство" в истории политико-правовой мысли

Стабильность любого государственного строя, его способность принимать решения и обеспечивать их соблюдение без применения принуждения в значительной степени зависят от его законности и эффективности. Законность, понимаемая нами в данном случае как соответствие опосредованных правом государственных решений объективным потребностям функционирования общества, связана со способностью государственной власти формировать и поддерживать убеждение в том, что существующие политические институты наиболее адекватно отражают общественные потребности.

Становление российской государственности, провозгласившей, что в ее основе должно быть прежде всего право, обусловливает необходимость отказа от понимания государства как диктатуры, "машины", направленной на подавление одного класса другим, а также решения по меньшей мере следующих задач. Одна из них - перемещение жизненно важного центра политической власти: от коммунистической морали, которая имела столь долгую монополию на власть, к выборной демократической структуре общества. Далее. Переход экономики от высокоцентрализованного и авторитарно-административного базиса, направляющего ее развитие с 20-х гг., к децентрализованной системе свободного предпринимательства.

Таким образом, речь идет о необходимости переосмысления традиционных трактовок (особенно марксистско-ленинских) понятия, сущности и содержания государства.

Советская юридическая наука с самого начала своего возникновения была вынуждена заниматься, опираясь на марксистско-ленинское учение, апологетикой социалистического государства, рассматривая его как высший исторический тип, вследствие чего другие доктрины, объясняющие функционирование и суть государства, объявлялись ненаучными.

Подобный подход к объяснению природы государства вытеснил другие аспекты, доктрины, объясняющие такой феномен, как государство.

В силу этого процесс реформации государства в постсоциалистических странах идет болезненно, нередко сопровождаясь непониманием со стороны соответствующего социума, а иногда отторжением им отдельных его новых функций. Отсутствие научной базы реформирования государственности иногда пытаются компенсировать экстраполяцией достижений развития государственности в цивилизованных странах, забывая при этом, что это нередко приводит к конфликтам общественного сознания с практикой реформирования государства, изменением его статуса.

Отдельно взятое государство уникально. Его особенности - следствие уровня общественного производства, культуры, структуры социума, внутренние противоречия.

Общее понятие государства может быть построено только на основе типичных черт и признаков, присущих этому феномену.

Традиционно в марксистском учении о государстве в объективированном виде выделялись следующие моменты, характеризующие эту доктрину: государственно-политическая надстройка производна от экономического базиса общества; государство как особый аппарат насилия, другими словами, государство, политическая власть, в собственном смысле, - это организованное насилие для подавления одного класса другим <*>.

<*> См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 447.

Так, по Энгельсу, государство, возникающее в результате пролетарской революции, есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников. Государство существует не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников. Возможно говорить о свободе тогда, когда государство перестает существовать <*>.

<*> См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 5.

Марксистско-ленинской теории свойственно отрицание позитивного потенциала досоциалистической государственности. Поэтому вполне логична политика власть имущих начиная с октября 1917 г. и вплоть до наших дней, провозглашавшая разрушение, уничтожение досоциалистической культуры. Далее, государство - основной рычаг, средство, с помощью которого пролетариату предстояло строить социализм и коммунизм, по Марксу и Ленину - диктатура пролетариата.

И как естественное развитие марксистской концепции государство диктатуры рабочего класса "само составляет лишь переход к уничтожению всех классов и к обществу без классов" <*>.

<*> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 446.

Желание отправить государственность в музей приводило не столько к формированию структур коммунистического общественного самоуправления, сколько к полной анемии государства и образованию в обществе иных реальных центров публичной власти.

Основным центром, которому фактически принадлежала политическая власть в социалистическом обществе, являлась коммунистическая партия. В ряде стран (Куба, КНДР, Китай) такое положение продолжает сохраняться. Диктатура партии в рамках диктатуры пролетариата давала возможность безоговорочно проводить ее решения через Советы и другие звенья политической системы. Партия фактически приобрела монополию на принятие и реализацию государственно-властных решений. Так проявилась логика однопартийной системы, притом в условиях высокого уровня централизма в механизме политической власти.

Исследуя сущность государства, необходимо прежде всего выделить то обстоятельство, что государство является специфическим политическим феноменом, присущим любому обществу.

При этом следует помнить, что, рассматривая государство как сложный социальный феномен, нельзя гипертрофировать, "возвеличивать" какую-то одну сторону, грань изучаемого явления.

Больше того, политические реалии сегодняшнего дня настойчиво убеждают в том, что понимание государства как машины господства насилия уже не выдерживает критики. Государство сегодня - социальный организм, политический способ существования гражданского общества. А это в свою очередь означает, что государство призвано существовать не для подавления и угнетения. Как писал на заре XX столетия Б.А. Кистяковский, назначение государства заключается в осуществлении солидарных интересов людей. Государство само по себе есть самая всеобъемлющая форма солидарности между людьми. Сущность государства направлена на отстаивание солидарных интересов людей <*>.

<*> Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. 1990. С. 142; Он же: В защиту права. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. Репринтное воспроизведение издания 1909 г. М., 1990. С. 125 - 155.

После 1917 г. в нашей политико-правовой литературе доминирующей стала трактовка определения государства как машины, аппарата диктатуры пролетариата.

Однако надо заметить, что с конца 60-х - начала 70-х гг. стали появляться и несколько иные трактовки сути и определения понятия государства. Это объяснялось, с одной стороны, попыткой более глубокого изучения марксистского наследия, с другой - обращением советских теоретиков государства к работам дореволюционных государствоведов, ученых-юристов, политологов, философов других стран.

Так, Г.Н. Манов определял государство как исторически преходящую, выделившуюся из общества, обусловленную его экономическим строем классовую организацию, осуществляющую суверенную политическую власть при помощи специального аппарата, защищающую общие интересы собственников основных средств производства, служащую обеспечению развития социальных отношений в нужном им направлении и выступающую как официальный представитель всего общества <*>.

<*> Марксистско-ленинская теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. С. 206.

В свое время определение государства как организации собственников отстаивали М. Ориу и Л. Гумплович, последний определял государство как господство меньшинства имущих над массой неимущих, основанное на экономическом могуществе. Эта концепция подверглась критике со стороны Н. Коркунова, отмечавшего, что Гумплович впадает в безысходный круг, признавая основанием власти государства собственность, а основанием собственности опять-таки государственную власть <*>.

<*> Коркунов Н. Сравнительный очерк государственного права иностранных государств и его элементы. С.-Петербург, 1890. С. 27 - 28.

Заслуживает внимания позиция А.Е. Мушкина, рассматривающего государство как историческую разновидность органов управления обществом. Он полагает, что наиболее правильным является понятие государства "как органа управления классово-антагонистическим обществом, который по отношению ко всему обществу выступает в качестве орудия управления обществом, а по отношению к части общества и эксплуатируемому классу - в качестве орудия подавления" <*>.

<*> Мушкин А.Е. Государство и право - исторические разновидности органов и форм управления обществом. П., 1969. С. 43.

Данная трактовка государства от "чистой" марксистской отличается тем, что в марксистское понимание эксплуататорского государства как орудия классового господства предлагается включить в качестве основной части другое, более полное, на взгляд А.Е. Мушкина, понятие государства как органа управления. Государство, по его мнению, одинаково необходимо как для руководства общественными делами, так и для эксплуатации.

Советская теория государства вслед за ее основоположниками до последнего времени не воспринимала подобную характеристику государства и определяла государство как продукт непримиримости классовых противоречий, орудие классовой борьбы.

Так, Ф.М. Бурлацкий определял государство как общественную власть, не совпадающую непосредственно с насилием, занимающим определенную территорию, власть которой служит орудием господства и управления: экономически наиболее сильного класса (в обществе, где сохраняются антагонистические классы), либо орудием всего общества по руководству его делами в обществе, где ликвидированы классовые противоположности <*>.

<*> Бурлацкий Ф.М. О некоторых вопросах теории общенародного государства // Советское государство и право. 1962. N 10. С. 6 - 7.

В.О. Тененбаум, характеризуя общенародное государство, предлагал отказаться от термина "господство". Он отмечал, что если государство диктатуры пролетариата еще удерживает момент классового господства и может быть подведено под общее суждение о сущности государства, хотя уже здесь господство пролетариата есть в то же время отрицание господства как угнетения, то переход к общенародному государству еще более углубляет диалектическое противоречие между необходимостью для публичной власти функционировать еще как государство и развивающейся внутри же новой тенденцией коммунистического самоуправления <*>.

<*> Тененбаум В.О. Введение в общую теорию государства. Саратов, 1976. С. 102.

К сожалению, надо констатировать, что реалии теории мало совпадают с реалиями функционирования политической системы общества. Как подметил профессор А.Б. Венгеров, вначале происходило расстройство социального организма, игнорирование национально-территориальных реалий, а уж затем появлялись различные идеологические клише, другими словами, идеология обосновывала (а иногда оправдывала) стихийно, непредсказуемо сложившиеся общественные ситуации <*>.

<*> Подробнее см.: Венгеров А.Б. Указ. соч. С. 22.

Современные же политические процессы со всей убедительностью свидетельствуют о необходимости обратить более пристальное внимание на концепции государственности, в основе которых заложен органический подход к определению роли и места государства в политической жизни общества. Государство - прежде всего средство социального компромисса, механизм управления делами общества. Уместно не выбросить в архив истории Марксово положение о том, что "общество порождает известные общие функции, без которых оно не может обойтись. Предназначенные для этого люди образуют новую отрасль разделения труда внутри общества. Тем самым они приобретают особые интересы также и по отношению к тем, кто их уполномочил, они становятся самостоятельными, и - появляется государство". Назначение государства быть "связующей силой цивилизованного общества" <*>.

<*> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 416.

Развитие общества во всех современных странах идет по пути его дальнейшего усложнения и дифференциации. Можно называть различные социальные группы классами, прослойками или как угодно иначе, но суть от этого не меняется: многообразие коллективных интересов становится все больше. Данный процесс объективно определен усложнением производственных, национальных, региональных и других отношений, которые разделяют людей. Значение механизмов, содействующих выработке социальных компромиссов, будет возрастать, а роль управления станет неизмеримо актуальной. В системе механизмов управления государство и право - центральные звенья.