Мудрый Юрист

К вопросу о государственном регулировании миграционных процессов

Хабибулин А.Г., профессор, доктор юридических наук.

Селиванов А.И., профессор, доктор философских наук.

Нарастание конкуренции между различными государствами, резкие и быстрые изменения экономических и политических условий в различных странах оказывают сильное влияние на динамику миграционных потоков. Радикальным проявлением этого стал тот факт, что всего 10 - 15 лет назад на фоне роста эмиграции из России никто не мог предположить, что сегодня иммиграция в Россию достигнет такого уровня, что станет реальной национальной проблемой. По данным ООН, в 2005 г. число прибывающих мигрантов в России достигло 12,1 млн. человек (6% от общего числа мигрантов в мире) <1>. По данным Федеральной миграционной службы, эта цифра еще больше - ежегодно в страну приезжает более 20 млн. человек. При этом только каждый шестой мигрант живет в России легально. Одновременно продолжается и интенсивный выезд российских граждан за рубеж. Относительно "качества" мигрантов ситуация также драматичная - в страну въезжает в основном неквалифицированная рабочая сила и работники сферы торговли и услуг, из страны продолжают выезжать высококвалифицированные кадры. Страна до сих пор не является привлекательной для квалифицированного интеллектуального труда.

<1> Для сравнения с другими странами мира: число въезжающих мигрантов сегодня больше только в США, опережая все европейские страны, даже Германию.

Естественно, такие масштабы миграции породили множество проблем - политических, правовых, культурных. Несмотря на декларацию среди прав человека его права на свободу перемещения, решение многих проблем миграции может осуществляться только путем государственного регулирования миграционных процессов.

Центральная роль государства в политической системе не означает автоматического, при любых обстоятельствах и любой осуществляемой им политике сохранения его ведущей, лидирующей роли в обществе, т.е. субъектности в узком смысле слова. Она существует как бы в потенциальном состоянии и непременно должна быть объективизирована его реальными действиями и действительными возможностями. Государство для этого должно, во-первых, обладать определенными ресурсами, т.е. должны существовать объективные условия, во-вторых, способностью и готовностью обеспечить реализацию данной объективной роли, т.е. должен наличествовать и субъективный фактор.

Для того чтобы государство оказалось способным выполнять свою роль в политической системе общества и иных его сферах, необходим определенный набор условий и факторов. К числу основных, наиболее сущностных для этого объективных условий следует отнести следующие:

правовые - наличие нормативно-правовой системы, являющейся легитимизирующей основой для тех или иных акций государства по воздействию на всю совокупность происходящих общественных процессов;

социальные - социальная опора в лице либо населения в целом, определенных слоев, а также возможность повышения или понижения государством социального статуса (ранга) индивидов или групп;

экономические - материальные ценности, необходимые для обеспечения регулятивного воздействия государства, - государственная казна, государственный сектор экономики, плодородные земли, полезные ископаемые, инфраструктуры связи, транспорта, энергетики и т.д.;

силовые - аппарат принуждения в лице специальных институтов и органов, профессионально подготовленных для этого людей, а также оружия или иных средств;

идеологические - наличие неких идеологем, позволяющих государству обосновывать свое место в политической системе и добиваться должной степени консолидированности общества;

информационно-аналитические - информация, объем, качество и каналы доведения которой позволяют осуществлять компетентное руководство общественными процессами.

Только в том случае, если государство располагает всей совокупностью должных ресурсов, формирует свою государственную политику, это позволяет ему выполнять свое предназначение. Всякое государство жизнеспособно лишь тогда, когда в должной мере эффективно выполняет весь объем наиболее значимых своих функций. Отсутствие же или недостаточность какого-либо из названных ресурсов либо существенно снижает характер политической субъектности государства, либо делает данное государство нежизнеспособным.

Все это в полной мере относится к формированию государственной миграционной политики и регулированию миграционных процессов.

В то же время наличие всех необходимых ресурсов не означает, что данное государство автоматически наделяется способностью оказывать регулятивное воздействие на всю полноту происходящих общественных процессов и это воздействие действительно оказывает. Для этого необходимо наличие и субъективного фактора - стремления государства в лице его политических элит или лидеров реализовать свои властные потенции и действительно оказывать активное регулирующее воздействие на происходящее в обществе, то есть наличие политической воли.

Разного рода обстоятельства нередко создают ситуации, когда государство просто прекращает или резко ослабляет свою управленческую деятельность, хотя и имеет для этого все необходимые ресурсы. Следствием этого, как правило, является не просто снижение роли государства в политической системе данного общества, но и, что более важно, обвальный характер нарастания негативных последствий этого.

Так, в России жестко либеральный курс обрел сторонников в лице теоретиков осуществляемых в государстве преобразований и политического руководства страны. Следствием принятия либеральной идеологии в ее несколько утрированном виде стал практически полный отказ от регулятивного воздействия государства на всю совокупность происходящих в обществе процессов - экономических, социальных, духовных и иных, что усугубляло остроту существующих в нем проблем и трудностей и порождало новые. Государству до недавних пор навязывалась идея полного отказа от важнейшей своей политической функции - целеполагания, предоставив регионам и даже отдельным предприятиям право определять приоритеты и цели своего развития. Не только была прекращена поддержка приоритетных прежде и жизненно важных отраслей и предприятий, но до поры были выпущены из-под контроля государства многие социальные процессы, среди которых оказалась миграция. Следствием этого стали не только утрата былых позиций государства в ряде сфер в международном разделении труда и существенный научно-технический регресс, но и снижение потенциальных возможностей национальной экономики обеспечивать безопасность собственного государства, в том числе в смысле оттока интеллектуальной молодежи, проблем с притоком низкоквалифицированных иностранных рабочих.

Поэтому в рассуждениях о роли государства дело не только в традиционных до недавних пор в России патерналистских отношениях власти и общества. Современный российский опыт позволяет вновь критически взглянуть на одну из главных посылок классического либерализма - об опасности сильного государства. Стало очевидно, что ничуть не меньшую опасность представляет и слабое государство с низкой политической субъектностью, поскольку неспособность оказывать сколь-либо существенное воздействие на политические процессы способна привести к катастрофичным последствиям как для данного государства, так и для всего международного сообщества. В том случае, если государство не способно или же не желает выполнять свои регулятивные функции, это создает взрывоопасный набор проблем, чреватых не только для данного государства, но и для всего мирового сообщества.

В этой связи одной из важнейших функций государства в нынешних условиях является регулирование миграционных процессов, формирование миграционной политики, которая перестала быть для России посторонней проблемой. Но при попытке ее решения эта проблема должна перестать быть также отвлеченной (абстрактной), оторванной от национально-культурных традиций Российского государства. Она не может регулироваться исключительно некими "общечеловеческими" принципами или нормами международного права. Попытка такой его интерпретации ведет к доминированию англосаксонских принципов решения миграционных проблем над возможными с точки зрения историко-культурной традиции России. Возможная "специфика России" в этом отношении не должна пугать, поскольку на деле каждой страной де-факто реализуется своя миграционная политика как совокупность государственных и общественно-культурных мер. Для примера приведем Китай и Японию, где иммигрант не имеет никакой возможности найти работу - его просто не будут принимать, причем без всяких официальных запретов со стороны государства и права. Это яркий пример того, как можно в полном соответствии с нормами международного права и соблюдением принципа прав человека, но по "молчаливому сговору" государства и общества решать проблемы миграции.

Теоретически идея права всякого государства устанавливать свой государственный строй и формы регулирования различных сфер общественной жизни может быть подкреплена мыслью Г. Гегеля: "Государственный строй есть дух народа... Государственный строй может быть только результатом всего предшествующего развития, никто не стоит вне своего времени; принципы и т.п. всегда являются результатом данного времени, а либералы остановились в своем мышлении на абстракции... Абстракция бессильна, не истинна в самой себе... Каждый народ имеет свое собственное государственное устройство, английское является государством англичан, и, если бы захотели дать его пруссакам, это было бы столь же абсурдно, как решение дать прусское государственное устройство туркам. Каждое государственное устройство есть только продукт, манифестация собственного духа данного народа и ступени развития сознания его духа. Это развитие необходимо требует поступательного движения, в котором ни одна ступень не может быть пропущена, нельзя опережать время, время всегда присутствует" <2>.

<2> Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 467 - 469.

Поэтому России нужна в первую очередь собственная миграционная политика. Без нее нормативное правовое регулирование становится бесцельным, абстрактным, способным принести как пользу, так и вред национально-государственному строительству. В рамках данной политики как осмысленной целесообразности должна выстраиваться система нормативного правового регулирования миграционных процессов, в том числе с учетом дискуссионности, конвенциональности, исторического характера многих, в том числе ключевых, правовых норм как национального, так и международного права.