Мудрый Юрист

Какой генеральный план нужен городу-курорту сочи?

Шарафутдинов В.Н., заведующий совместной лабораторией СНИЦ РАН и СГУТиКД социально-экономических проблем управления туризмом на Юге России, кандидат экономических наук.

Последние события с включением Сочи в третью попытку провести зимнюю Олимпиаду 2014 г., принятие правительственного решения о выделении серьезных ресурсов для реконструкции города-курорта и превращения его в мировой туристский центр неизбежно ставят в центр внимания научной да и вообще общественности вопрос о новом Генеральном плане города-курорта. Данной статьей мы бы хотели начать публичный диалог по этой непростой проблеме. В статье пока слабо затронуты правительственные материалы постановления по предстоящей реконструкции Сочи. Во-первых, потому, что эти материалы пока малодоступны и еще в доработке. А во-вторых, потому, что, как мы полагаем, тема нового Генерального плана курорта заслуживает самостоятельного рассмотрения с позиций современных требований мирового туризма в условиях глобализации. Новый Генеральный план развития Сочи во многом предопределит стратегию развития курорта как минимум на ближайшие 25 - 30 лет. Естественно, что несовпадение точек зрения при рассмотрении проблем нового Генплана на настоящем этапе его подготовки будет только полезным как для его будущих разработчиков, так и для тех, кто намерен активно участвовать в его реализации.

Стремительное развитие туризма в мире во второй половине XX в., грозящее сделать XXI в. веком туризма, стремительно превращает туризм <1> в отрасль-монстр мировой экономики. Достаточно сказать, что туризм по таким своим показателям, как объемы инвестиций, доходов, занятости, мультипликативным свойствам и другим, потеснил такие отрасли - лидеры мировой экономики, как автомобилестроение, добыча и переработка нефти.

<1> Под туризмом в данном случае понимается сфера экономики, в которую входит весьма широкий перечень услуг и товаров, включающий в себя культурно-познавательный туризм, лечебный (включая сюда реабилитационный, лечебный, под которыми мы обычно понимаем курортный бизнес или курортный туризм и т.д.), а также спортивный, экологический, научный, деловой, выставочный, экстремальный, религиозный и прочие современные виды и формы туризма.

К началу XXI в. на планете сложился мощный клуб туристских держав в составе наиболее развитых стран мира, которые контролируют туризм как крупнейшую отрасль мировой экономики посредством реального влияния на направления и интенсивность движения мировых туристских, а соответственно и финансовых потоков в своих интересах. О глобальных планетарных масштабах объемов этих потоков свидетельствует уже то обстоятельство, что в него вовлечено подавляющее большинство населения нашей планеты. Сегодня, по оценкам специалистов, "в мире количество странствующих становится сопоставимым с численностью населения планеты - их число приближается к 5 миллиардам, из которых почти миллиард путешествующих пересекают границы государств, а 4 - отдыхают "дома" <2>.

<2> Опыт системного взгляда на государственную политику в области туризма, 12 октября 2005 г. А.Д. Некипелов, академик, вице-президент РАН, Н.П. Лаверов, академик, вице-президент РАН, И.В. Зорин, профессор, доктор политических наук, ректор РМАТ.

К сожалению, Россия все более оттесняется на периферию этого набирающего силу мирового туристского движения. Достаточно сказать, что сегодня доля России на мировом туристском рынке мизерна, около 1%, т.е. в пределах статистической погрешности, и пока еще не наблюдается тенденции нарастания этой доли. Скорее наоборот, прогнозы в лучшем случае весьма осторожны. При этом следует учесть, что эта доля в основном просматривается за счет выездного туризма и вывоза по этому каналу огромных финансовых средств за счет так называемого мягкого импорта туристских услуг производителям передовых технологий стремительно развивающейся сферы мировой туристской индустрии за пределами нашей страны. Не вдаваясь здесь в причины подобного положения вещей (это отдельная большая и самостоятельная проблема), отметим здесь лишь то, что, как правило, туристские потоки в основном устремлены туда, где туристские услуги являются экологически чистыми. Именно такие услуги в сфере мирового туризма, как показывает опыт, являются наиболее востребованными и конкурентоспособными. За последние десять лет мировой оборот средств в экологическом туризме возрос с 40 млрд. до 420 млрд. долларов, причем доля России составляет в нем только 2% <3>. Не случайно с 2006 г., например, в странах ЕЭС не рекомендована реклама туристских услуг без соответствующих экологических сертификатов на базе постоянно совершенствующихся экологических норм и стандартов.

<3> Аскоченская А. В поисках равновесия // BusinessWeek Россия. 2006. N 22.

В этих условиях перед всеми курортными городами России и туристскими центрами встают непростые задачи как минимум соответствия современным веяниям мирового туризма. Иными словами, все яснее и четче встает вопрос конкурентоспособности российского турбизнеса, особенно оставшихся от социалистической эпохи так называемых курортных моногородов, к которым прежде всего относится город-курорт Сочи. Он пока по-прежнему всецело живет за счет одной-единственной отрасли - туристско-курортного комплекса и федеральных дотаций. Все остальные отрасли городского хозяйства финансово, технологически всецело зависимы от состояния дел в курортно-туристском комплексе. Практически других товаров и услуг в интегральном пакете, производимых городским хозяйством Сочи, на российский и зарубежный рынки не поставляется даже применительно к такой отрасли городского хозяйства, как сельскохозяйственное производство, субтропическое земледелие и когда-то знаменитое чаеводство. В основном только туристы, покупающие лечебные или реабилитационные, культурно-развлекательные, спортивные и др. услуги курортно-городского хозяйства, заводят в город определенные финансовые потоки, которые, растекаясь по соответствующим каналам, включая городской бюджет, содержат все, чем живет экономика города. Плюс, конечно, федеральные и краевые дотации, которые составляют в последние годы порядка трети городского бюджета. А также деньги, которые поступают в город по каналам личных средств от сочинцев, проживающих в других городах и странах на содержании своих родственников, и те ресурсы, которые привлекает первичный, вторичный и прочие рынки недвижимости. Кстати, сам по себе рынок сочинской недвижимости и цены на него также зависят от положения дел в курортно-туристской моноотрасли. Любые сбои в ее работе мгновенно оказывают негативное воздействие на динамику цен на объекты сочинской недвижимости, и, наоборот, улучшение показателей работы санаторно-туристской отрасли сразу же позитивно влияет на цены и на рынке недвижимости.

При этом принципиально важно подчеркнуть, что в условиях нарастающей в современном мире глобализации, материальным носителем которой во многом является именно мировой туризм, в особо сложную ситуацию с точки зрения возможностей развития попадают именно курортно-туристские моногорода. Ибо глобализация для этих городов означает не что иное, как прямое втягивание их в процессы глобальной конкуренции, когда им приходится противостоять без всяких преувеличений сразу всему миру, точнее мировому туристскому рынку. Это не только весьма непросто, но, что особенно важно, - весьма опасно. По оценке специалистов, в условиях глобализации жесткость конкуренции стремительно нарастает, а ее последствия для конкурентно слабых становятся как никогда безжалостно разорительными. Целые города и районы в случае утраты своих конкурентных преимуществ пустеют и приходят в упадок. Вот почему в туризм в развитых странах сегодня вкладываются гигантские деньги по всему миру, делая все для того, чтобы создать самые комфортные условия для мировых туристских потоков и тратя при этом не менее большие деньги на создание туристско привлекательного образа своим рекреационным территориям.

В этих условиях роль нового Генерального плана нельзя рассматривать упрощенно и прямолинейно, тем более просто экстраполируя возможность наращивания количества туристов до 4 - 6 млн. человек за счет наращивания количества номеров гостиниц, спортивных сооружений и увеличения пропускной способности автомобильных дорог. Только такими мерами всех вопросов не решить. Более того, может так произойти, что этими мерами негативные тенденции в развитии Сочи будут только усилены. Иными словами, нужен не просто новый Генеральный план Сочи, а такой, который бы позволил органически включить весь природный и наработанный за последние два века рекреационный потенциал курорта в современный рыночно конкурентный контекст мирового туризма. Важно при этом учесть и то обстоятельство, что, судя по решению Правительства России, впервые за последние 15 - 20 лет выделяются для Сочи весьма крупные ресурсы, порядок которых сопоставим с ресурсами, которые выделялись городу-курорту в лучшие годы его развития. В этих условиях вполне реально и необходимо говорить о таком Генеральном плане, который бы действительно способствовал возрождению курорта на новом витке его развития. Но это может стать объективной реальностью только в том случае, если новый Генеральный план вберет в себя не просто перспективные современные мировые стандарты, но и обеспечит действительно комфортные условия для современного туриста и местных жителей. И основной предпосылкой для этого является безупречная экология курорта во всех его ипостасях и одновременно оптимально равномерная антропогенная нагрузка на всю эконишу Большого Сочи. При этом пропорция, или соотношение, турист/местный житель должна быть такой, которая бы позволяла не только получать достаточные ресурсы для саморазвития города, но и была бы заметной для бюджетов субъекта и Федерации. Проще говоря, только соответствие нового Генплана критериальной базе конкурентоспособности в условиях глобальной конкуренции способно реально вписать город-курорт Сочи в современные реалии мирового туристского рынка. И наоборот, не будет всего этого в достаточной степени заложено в новый Генплан Сочи - с большой степенью вероятности можно спрогнозировать уход некогда знаменитой здравницы на социально-экономическую обочину умирающих городов, коих в России и в мире, особенно среди слаборазвитых стран, становится все больше.

К сожалению, сегодняшний город-курорт Сочи переживает не лучшие времена. Мощные заделы в его развитии на грани исчерпания. Особенно в связи с нарастанием хаоса в градостроительной деятельности, не просто игнорирующего естественно и морально стареющую инженерную инфраструктуру, созданную в 60 - 70-е гг., но и невежественно разрушающего создаваемый многими поколениями курортный облик еще недавно знаменитой российской здравницы. Естественно, что это неумолимо ослабляет конкурентные преимущества Сочи на фоне усиливающейся глобальной конкуренции среди мировых курортно-туристских центров, которые не просто принимают все меры к сохранению многовековых традиций туристски привлекательных курортных обликов своих городов, но и энергично внедряют в их инженерные инфраструктуры самые современные экологически чистые технологии. Мы же, особенно в последние годы, все делаем с точностью до наоборот. В частности, быстро и неумолимо превращая когда-то самый экологически чистый и самый озелененный в стране город-курорт в экологически грязный, с переполненными мусорными дымящимися свалками, забитыми ливнестоками и работающими на пределе очистными сооружениями. В результате этого устья многочисленных когда-то чистых горных рек превращены в химически загрязненные ручьи, а прибрежные воды - в непригодные для купания, о чем уже нередко официально и неофициально информируют отдыхающих и местных жителей даже в курортные сезоны.

В этой связи следует заметить, что Сочи как курорт, как рекреационная территория за последние полтора столетия насчитывает пять крупных этапов в своем развитии. Первый относится к периоду со второй половины XIX в. до конца 20-х гг. XX в., когда земли Большого Сочи осваивались, колонизировались многонациональными общинами под руководством элиты русского общества во главе с царствующим домом Романовых. Именно тогда была заложена идея Русской Ривьеры, в противовес Французской, и Большой Сочи получил роскошные усадьбы, первые парки, первые официальные бальнеолечебницы, гостиницы, театральные подмостки, библиотеку, школы, портовые сооружения и железную дорогу, и началось возрождение сельскохозяйственного производства, в том числе субтропического, после ухода отсюда местных горцев. Второй этап следует отнести к периоду с 20-х гг. до 1941 г., прерванному Великой Отечественной войной. Именно на этом этапе по личной инициативе И.В. Сталина был утвержден новый план развития Черноморского побережья. Или, лучше сказать, первый Генеральный план Сочи, в том числе в границах нынешнего Большого Сочи. Хотя сам поселок Сочи того времени был практически в границах нынешнего Центрального района города, а Адлер, Хоста и поселок Лазаревский существовали и развивались относительно самостоятельно. Нужно сказать, что сталинский план был не просто грандиозен и крупномасштабен, но и уникален по своей задумке. Предстояло создать, и в основном был создан, мощнейший, как тогда говорили, цех здоровья для всего многонационального Советского Союза. Несмотря на состояние страны тех лет, ни в средствах, ни в кадрах недостатка для такой гигантской задумки не ощущалось, в том числе сюда были направлены лучшие архитектурно-художественные силы страны. Следы их деятельности хорошо сохранились до сих пор в виде таких здравниц, как санаторий "Орджоникидзе", Объединенный военный санаторий и многие другие, в том числе многочисленные художественные полотна, которыми были украшены залы и палаты для отдыха трудящихся с прекрасными видовыми пейзажами Сочи и его окрестностей, сюжетами из социалистической или исторической действительности многовековой истории России. Были намечены перспективные крупномасштабные транспортные и другие инженерные решения по развитию всесоюзного курорта. К сожалению, война прервала реализацию этого уникального Генерального плана. Но на базе сделанного необычный город-курорт смог быстро трансформироваться в союзный город-госпиталь, который выполнил свою уникальную миссию, поставив в строй более полумиллиона солдат и офицеров, тем самым реализовав свою благородную миссию поистине всесоюзного цеха здоровья. Третий этап развития города пришелся на 60 - 80-е гг. XX в. Именно в эти годы благодаря энергии и способностям руководителя исполкома тех лет В.А. Воронкова, его команде и последователям город получил новый план развития, так называемый третий Генеральный план развития Сочи. Причем этот план уже задумывался в границах всего Большого Сочи, от Магри до реки Псоу, площадью в 3,5 тысячи квадратных километров. Границами города стала 145-километровая береговая полоса Черного моря на 70-километровую глубину в сторону гор до самых заснеженных вершин Западного Кавказа. Данный Генеральный план стал не просто уникален по своей интеллектуальной мощи, вобрав в себя наработки крупнейших научно-проектных организаций всего Советского Союза, но и непревзойденным по своей гуманитарно-эстетической и инженерной мысли. Достаточно сказать, что для его зеленого обрамления, создания паркового хозяйства, органически встроенного в городской ландшафт и ленточное ожерелье госдач, санаториев и домов отдыха, понадобилось пойти на создание Сочинского национального парка, придавшего городу не только неповторимый зеленый наряд, но и обеспечившего курорт самым чистым в мире воздухом. Причем это было осуществлено не только уникальным соотношением зеленых насаждений к числу жителей и курортников, которым стоя рукоплескали члены японского парламента, но и инженерными решениями, благодаря которым горожане и отдыхающие получили благоустроенные микрорайоны, а санаторно-курортный комплекс и центр города были в основном освобождены от многочисленного барачного окружения. В этих бараках в основном жили те сочинцы, кто эти санатории в свое время построил и благодаря которым эти санатории работали и работают до сих пор. Здесь следует подчеркнуть, что, несмотря на серьезное визуальное и эстетическое внешнее изменение облика всесоюзной здравницы, не это было главным в третьем Генеральном плане развития города-курорта. Главное было в его инженерной инфраструктуре. Были найдены адекватные той эпохе транспортные решения, связавшие прямой эстакадой вдоль моря центр курорта и авиационно-железнодорожный адлерский узел. Была заложена идея объездной дороги вокруг центра Сочи, который в то время был транзитным городом. Через Сочи шли мощные морские, железнодорожные, автомобильные и воздушные транспортные потоки на Закавказье и с Закавказья в глубинные просторы страны. В город был заведен газ, были убраны сотни и сотни угольных и мазутных котельных. Были построены морской порт и железнодорожные станции от Лазаревской до Адлера. Были созданы лучшие для того времени очистные сооружения с биологической очисткой воды, которые обеспечивали действительно чистое море в расчете на 4 - 5 миллионов отдыхающих. Иными словами, как сказали бы сейчас, город-курорт был органически вписан в экосистему Большого Сочи, используя новейшие технологии того времени.

Четвертый этап развития города-курорта пришелся на 90-е гг. XX в. и начало текущего столетия. Понимая происходящие тогда события, начальные процессы приватизации и развала великого СССР, а соответственно и разрушение всего союзного курортно-туристского комплекса в начале 90-х гг., были предприняты попытки откорректировать третий Генеральный план развития Сочи. Но смутность стратегии реформирования страны, резкое, почти в 10 раз, падение туристских потоков в Сочи в середине 90-х гг. прошлого столетия, естественно, как бы комкали эти попытки. При этом нельзя сбрасывать со счетов повальные процессы приватизации, которые по-своему активно вносили свои корректировки в градостроительные процессы городской жизни.

Говоря о новом Генеральном плане, следует иметь в виду, что муниципалитет, собственно сам город со времен советской власти непосредственно распоряжался городскими активами в виде земли и другой недвижимости на уровне 25 - 30% от всего объема городского хозяйства. Остальное приходилось на федеральную или республиканскую собственность союзных республик, министерств и ведомств, которые через принадлежавшие им здравницы, свое ведомственное жилье, инженерные сети, движимое и недвижимое имущество как бы соучаствовали в обеспечении городской жизни и соуправлении городским хозяйством города-курорта. Это также всегда бралось в расчет при подготовке и конечно же реализации генеральных планов. Поэтому с чередой постоянных реорганизаций союзных ведомств, сопряженных с нарастающими разрывами систем хозяйственных комплексов, которые частично и зачастую хаотично отходили новым государствам СНГ или приватизировались, хозяйственная жизнь сочинского курорта зачастую напоминала броуновское движение, которое трудно было удержать в рамках откорректированного третьего Генерального плана развития города. Тем более что в это время были и такие времена, когда в условиях резкого снижения числа туристов и курортников федеральный центр вообще прекращал дотации городу и забирал из городского бюджета все ресурсы, которыми он его периодически поддерживал. Это также вносило свои коррективы, в том числе и в градостроительные процессы.

В этих условиях, зачастую при прямом содействии нового руководства России, предпринимались, казалось бы, самые неординарные способы придать развитию Сочи новые, адекватные времени импульсы развития, его градостроительному переустройству в условиях рынка. Была разработана, кстати с участием соответствующих профильных структур ООН, программа создания на базе Сочи или его отдельных районов Особого эколого-экономического района. Были попытки с участием ведущих банковских структур, Парижской банковской школы и Российской финансовой академии создать на территории Сочи особую банковскую зону. Дважды предпринимались попытки выставить Сочи на зимние Олимпийские игры. Готовились и подписывались Президентом России Б.Н. Ельциным программы развития Сочи, в частности до 2010 г. и т.д. и т.п. С началом нового столетия предпринимались попытки выделять ресурсы для разработки новой стратегии Сочи, которая, по-видимому, до сих пор пылится в администрации либо из-за своей невостребованности, либо по причине неподготовленности новых работников сочинской администрации к ее осмыслению и реализации в современных условиях.

По-видимому, в последние несколько лет именно с этим связаны, скажем так, "наивные" попытки свести стратегию развития Сочи к авральным ремонтам тротуаров и покраске заборов и зданий в центре города в основном в желтые цвета, в том числе во время самого курортного сезона. При этом одновременно все основные силы руководителей архитектурно-строительного блока городской администрации брошены на лихорадочное, но одновременно сверхсолидное освоение, в смысле долларовой массы на квадратный метр, особо привлекательных земельных участков, в основном в первой санитарной зоне курорта. Очевидно, новое руководство курорта Сочи таким образом отрабатывает какой-то личный элемент стратегического развития города исходя из того, что временно проживающие в этих, как правило, высотных сооружениях люди полностью заменят весь турпоток в Сочи и, соответственно, они же возьмут на себя всю заботу о сочинском бюджете и развитии города. К большому сожалению, подобная стратегия не имеет ничего общего с современной стратегией развития мировых курортно-туристских центров, которые проповедуют принципиально иную идеологию вписывания своих курортов в мировые тенденции развития туризма.

В частности, эта идеология основывается на том, что посредством интенсивного внедрения экологически чистых технологий в инженерную и туристскую инфраструктуры и экологического менеджмента управления курортами и туристским бизнесом прежде всего оздоравливаются все экониши перспективных и особенно традиционно курортных городов и рекреационных территорий. Одновременно предпринимаются беспрецедентные меры по сохранению исторического облика курортных градообразований. Достаточно сказать о все чаще практикуемом сносе новомодных высоток и железнодорожных полос в прибрежных зонах морских курортов мира для раскрытия видовых пейзажей, подчеркивания эстетики природных достопримечательностей курортных или рекреационных территорий, одновременно предпринимаются серьезные меры по обустройству любых, даже незначительных, культурных достопримечательностей и создания сети музеев и других многообразных культурно-исторических центров современного турбизнеса, способных заинтересовать и привлечь туристов со всего мира. Подобные меры, как считают специалисты, нацеленные на создание комфортных и туристско привлекательных условий мировым и отечественным турпотокам, значительно усиливают конкурентные преимущества туристских центров, делая их устойчиво привлекательными в условиях усиливающейся глобальной конкуренции в мировом туризме.

С этих позиций, на наш взгляд, новый, по существу - четвертый, Генеральный план развития Сочи должен содержать как минимум три основополагающие позиции. Первая и главная - это создание условий для устойчивого воспроизводства всего многообразия уникальной самой северной в мире экологической ниши Западного Кавказа, в которую предыдущими поколениями Большой Сочи был хорошо вписан как бальнеологический морской курорт. Для того чтобы воспроизвести эту линию развития Сочи на новом витке и в новых условиях, нужна не только опережающая научно-исследовательская и проектная работа, призванная заложить добротные основы четвертого Генерального плана, но и применение современных подходов к разработке, реализации и управлению задумываемых проектов.

Прежде всего следует извлечь уроки из негативного опыта разработки и реализации краснополянского проекта создания горно-морского курорта в южной части города Сочи. Проекта, который мог бы стать действительно пионерным мегапроектом в сфере российского туризма, способным потянуть за собой развитие всего Большого Сочи <4>.

<4> Шарафутдинов В.Н. "Красная Поляна": проект государственного значения (задачи, подобные туристическому мегапроекту "Красная Поляна", у нас в стране еще не решались) // Экономика России - XXI век. 2003. N 13. С. 34 - 35.

В реалиях же особо охраняемые земли Сочинского национального парка на "аукционах" без каких-либо условий, определенных Генеральным планом всего задуманного горно-морского курорта, не ожидая ни окончания его завершения и тем более его экологической экспертизы, массово передавались в долгосрочную аренду. В результате эти особо охраняемые и бывшие экологически безупречными земли сегодня превратились в хаотично застраиваемую зону экологического неблагополучия в верховье заповедной реки Мзымта. Эти выводы были ясно сформулированы на выездном заседании 15 - 16 июня т.г. в Сочи двумя комитетами законодательного собрания Краснодарского края: по вопросам санаторно-курортного комплекса и туризма и по вопросам использования природных ресурсов и экологической безопасности. Эти выводы основывались в том числе на представленной весьма тревожной информации такими структурами, как Управление Росприроднадзора по Краснодарскому краю, Территориального агентства по недропользованию по Краснодарскому краю, Территориального фонда информации по природным ресурсам и охране окружающей среды МПР РФ по Краснодарскому краю, Северо-Кавказского межрегионального управления по техническому и экологическому надзору и многим другим источникам. В частности, в материалах последнего прямо отмечается, что, во-первых, сегодня не представляется возможным с достаточной степенью точности спрогнозировать возможные изменения всей экосистемы на территории всего задуманного проекта. Во-вторых, нет возможности хотя бы проинвентаризировать все источники загрязнения по долинам рек всей гидросистемы территории из-за отсутствия анализа комплексной оценки воздействия на окружающую среду вследствие непредставления до настоящего времени ни всего проекта создаваемого горно-морского комплекса, ни его отдельных частей. Более того, как указывается в материалах, представленных руководителем управления Росприроднадзора по Краснодарскому краю С.В. Величко, на настоящий момент подавляющее большинство проектов и уже строящихся объектов горно-морского курорта не имеют должных экологических свидетельств и государственных экологических экспертиз. Всего за 2000 - 2005 гг. государственную экологическую экспертизу здесь получило восемь проектов из нескольких сотен реализованных и реализуемых. Причем в основном это экспертные заключения по дорожному строительству, газопроводу, одной автозаправке и другим небольшим объектам.

В основном все это происходит из-за свертывания по непонятным причинам общей системы управления проектом создания Краснополянского горно-морского курорта и отдачи его на откуп ряду крупнейших российских компаний, таких как ОАО "Газпром", ХК "Интерос" и др. В определенной степени вследствие этого даже схематичные наработки материалов Генерального плана были просто отброшены крупнейшими российскими компаниями, поспешившими, опережая друг друга, приступить к созданию на одной небольшой территории нескольких однотипных, но "своих собственных" горнолыжных комплексов, при этом не желая обременять себя общепроектными проблемами. В итоге Сочи получил бессистемный долгострой в своей некогда заповедной горной части, к тому же не располагающий ни должной инженерной защитой, ни инженерной инфраструктурой. Идет хаотичная застройка, в том числе заповедных территорий, где до сих пор нет должных очистных сооружений, застроены водозаборы, законсервированные и открытые скважины минеральных источников, нарастает нехватка воды, нет налаженной уборки мусора и многих других инженерных и экологически важнейших элементов. И все неочищенные стоки от хаотично и быстро разрастающегося здесь бессистемного градостроительного образования сбрасываются в верховье заповедной горной реки Мзымта, за счет которой до настоящего времени обеспечивалась чистейшей питьевой водой половина населения города-курорта Сочи и его гостей. Иными словами, пока все идет к тому, что задуманный Краснополянский горно-морской курорт вместо генерирования развития Сочи, по существу, начинает нести в себе нарастающую экологическую угрозу городу-курорту Сочи со стороны некогда экологически чистых горных территорий со всеми негативными последствиями для его развития и имиджа.

Понятно, что положение надо исправлять. Теперь либо Генеральный план нужно подгонять под фактически понастроенное, либо фактические застройки перестраивать под Генеральный план. Но в любом случае это потребует значительных дополнительных ресурсов. В том числе на выкуп не занятых еще несколько лет назад земельных участков под создание, в частности, общепроектной инженерно-экологической и социальной инфраструктуры наряду с необходимым обустройством самих поселков местных жителей, прежде всего Красной Поляны и Эсто-Садок. Естественно, что в ряде случаев придется вытеснять недобросовестных и не вписывающихся в Генеральный план застройщиков. Такова неоправданно высокая цена попыток туристского освоения экологически чистых особо охраняемых рекреационных территорий таким вот радикально либеральным, особенно для крупных застройщиков, способом. Тем самым который раз подтверждается простая истина - лучше потратить больше времени на поиск общих оптимальных проектных решений, а затем быстро и хорошо каждому построить свое задуманное, чем начать в спешке самостоятельно без всякой привязки к Генплану строить. А затем постоянно перепроектировать и долго строить и перестраивать, не имея понятных перспектив ни на нормальную эксплуатацию, ни на возврат вкладываемых средств, в том числе с общепроектных затрат государства на федеральную дорогу от Адлера до Красной Поляны и многие другие. Еще более высокую цену сегодня придется заплатить за экологическое оздоровление бессистемно застроенных за последние годы курортных территорий городской черты Сочи, особенно в прибрежной и первой санитарной зонах Большого Сочи.

На устранение всех этих перекосов, на наш взгляд, можно и должно нацелить новый, четвертый Генеральный план развития Сочи. При этом, безусловно, следует создать адекватную поставленной задаче систему управления всей задуманной идеей превращения Сочи в мировой туристский центр с учетом всех конкурентных реалий мирового туризма в условиях глобализации. А это, несомненно, означает, что нужно прежде всего экологически оздоровить Сочи. И с учетом этого определить действительные реалии экологически дружественных антропогенных нагрузок на его уникальную эконишу. И только на этой основе возможно создание комфортных туристско привлекательных условий отечественным и зарубежным турпотокам и местному населению.

Важно здесь учесть, что до сих пор мы не имеем системных проработок всей эконишы Большого Сочи, его экологического каркаса, комплексной, интегральной системы показателей, обеспечивающей ее устойчивое функционирование города-курорта, без которых весьма затруднительно закладывать в расчеты нового Генерального плана достаточно выверенную антропогенную нагрузку. В противном случае она будет просто необоснованной, а следовательно, экологические и экономические риски для намечаемых инвестиций и инвесторов будут неприемлемыми. Поэтому в данном случае недопустима и неоправданна традиционная в последние годы экономия на НИОКР и достаточно глубокой проектной проработке нового Генплана города-курорта Сочи. Такого Генплана и всех технологических его последующих составляющих, которые бы безусловно позволили практически ответить на все вызовы мирового туризма XXI в.

Вторая основополагающая позиция, на которую должен быть нацелен четвертый Генеральный план развития Сочи, - это интегральный конкурентоспособный, экологически чистый турпродукт курортно-туристского комплекса Сочи. Это важнейшая тема современного мирового туризма, особенно учитывая ее недостаточную теоретическую проработку в России. Причем постановка этой задачи должна браться на всю историческую глубину, затрагивающую историю Древней Греции, Древнего Рима, Боспорского царства, Византийской империи и Оттоманской Порты, Российской империи и Советского Союза, которые всегда использовали территорию Большого Сочи и прилегающие окрестности, в том числе в рекреационных целях. По существу, речь идет о еще не до конца вскрытом огромном цивилизационном пласте информации и ее практическом использовании, в том числе в таких видах туризма, как лечебный, спортивный, археологический, религиозный, исторический, культурный, орнитологический и т.д. Важно подчеркнуть, что со всем этим потенциалом мировой туризм сегодня практически незнаком, хотя Большой Сочи располагает достаточно уникальными и весьма привлекательными для отечественного и мирового туризма туристскими ресурсами, особенно вкупе с другими курортными городами Черноморья. Ибо тысячелетия Черное море и его окрестности являлись важнейшим связующим звеном западных и восточных цивилизаций. Об актуальности и своевременности задействования этих культурных слоев нашей территории свидетельствуют следующие тенденции в развитии мирового туризма. Например, как отмечают специалисты, посещаемость музеев в США с 1965 по 1988 г. увеличилась с 200 до 500 млн. человек в год. В Западной Германии за десятилетие построено 300 музеев. В Великобритании сфера культуры и искусства приносит ежегодно 17 млрд. долл. - столько же, сколько британская автомобильная промышленность <5>. И эти тенденции в мире туризма продолжают нарастать, обеспечивая устойчивую туристскую привлекательность культурной составляющей мировых туристских центров.

<5> Яковец Ю.В. История цивилизаций: Учебн. пособие для студентов вузов гуманит. профиля. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. С. 310.

Особую значимость представляет лечебный, особо модный сегодня спа-туризм, основывающийся на богатейшей в Европе да и в мире гидроминеральной базе Западного Кавказа, уникальных залежах лечебных грязей в Имеретинской низменности. Главная проблема - недостаточная изученность зон формирования гидроминеральной, бальнеологической составляющей экониши Сочи, сопряженной с зонами формирования гидроминеральных источников на северном склоне Западного Кавказа, на которых выстроена курортная индустрия курортных городов, в том числе и Кавминводской группы. К сожалению, изучение этой крупной и значимой темы для курортно-туристской индустрии страны, по существу, было приостановлено 15 - 20 лет назад. Возобновление всей этой работы особо важно, учитывая тенденции стремительно развивающегося мирового туризма и то обстоятельство, что гидроминеральная и бальнеологическая база Западного Кавказа, и Большого Сочи в частности, является уникальным конкурентным преимуществом в сравнении с другими рекреационными территориями нашей планеты. К тому же за последние 5 - 7 лет были проведены значительные градостроительные действия на значительных, в том числе особо охраняемых, землях, по берегам рек и порой на самих гидроминеральных источниках. Причем, как правило, они проводились бессистемно и без каких-либо природоохранных мероприятий, а зачастую и вопреки этим мероприятиям. Особую тревогу вызывает и то обстоятельство, что в последние годы со стороны ряда северокавказских республик появились настойчивые попытки пробить сквозь Кавказский хребет в сторону Сочи несколько современных автомобильных трасс с использованием многокилометровых тоннельных переходов. Как правило, эти попытки затрагивают пока слабо изученные, но очевидно мощно представленные контуры формирования всей гидроминеральной базы Западного Кавказа. Любые непродуманные практические действия такого рода могут нанести непоправимый урон всей эконише Западного Кавказа, и особенно региона Большого Сочи. При этом следует иметь в виду, что на данной гидроминеральной, бальнеологической базе покоится не только социально-экономическое благополучие курортных городов по обе стороны Западно-Кавказского хребта, но и всей флоры и фауны этого уникального природного уголка планеты. В связи со всем этим было весьма полезным учесть негативный опыт освоения горной части Альп во время туристского бума 80-х гг. прошлого столетия. Тогда на клич "Спасите Альпы" пришлось весьма активно реагировать всем приальпийским государствам Европы. А в программу экологического оздоровления Альп пришлось вложить больше, чем в создание всех, вместе взятых, горнолыжных альпийских курортов.

Понятно, что проработка интегрального турпродукта Большого Сочи, способного на равных конкурировать с современными интегральными турпродуктами мировых туристических центров и регионов, потребует инвентаризации и актуализации всего культурно-исторического и природного потенциала Сочинского региона. Это большой и многогранный труд, требующий комплексного и всестороннего подхода, включая применение современных информационных технологий, и огромной подготовительной работы, включая кадровую. Это также затрагивает проблему воссоздания большого во многом утраченного за последние 15 лет корпуса профессионально подготовленных музейных работников, лекторов-переводчиков, владеющих не только недюжинными ораторскими и лингвистическими способностями, но и глубокими культурно-историческими познаниями, включая обширные темы развития цивилизаций, а также людей, хорошо подготовленных во многих сферах естественных наук. Но это уже нам вполне по силам, учитывая созданный в Сочи государственный университет курортного дела и туризма и подразделения других вузов страны. Предстоит большая работа с местным населением, которое морально и психологически должно не просто благоприятно воспринимать предстоящую реконструкцию Сочи, но и активно способствовать всему этому. В частности, включаясь в создание своего добротного малого бизнеса, на котором в основном и держится комфортно привлекательная атмосфера мировых туристских центров, а следовательно, и всего интегрального турпродукта Большого Сочи. Естественно, что в него же будет входить вся динамическая паутина всей возможной массы туристических маршрутов с их должным обустройством.

Только имея четкое и ясное представление о реальных контурах современного интегрального турпродукта Большого Сочи, включая, конечно, и его необходимую спортивную составляющую, можно выстроить оптимальную с точки зрения его эффективной реализации схему территориального планирования. В том числе под создание всех многоуровневых гостиничных и ресторанных цепей, весьма желательно в том числе и известных международных гостиничных цепей, бизнес-центров и спортивных городков, а также произвести реконструкцию и строительство новых здравниц и прочего, способных обеспечить все необходимое разнообразие востребованных товаров и услуг современного турбизнеса. Только в этом случае могут быть созданы комфортные условия для турпотока и одновременно благоприятные для запитки экономики курорта, сопряженные с турпотоками финансовые потоки. Только в этом случае они могут стать источниками нормального жизнеобеспечения Сочи как мирового туристского центра. Естественно, что такой подход позволит выстроить и оптимальную территориальную схему для местного населения, инженерной инфраструктуры и всей необходимой тыловой базы обеспечения, включая территории для оптовых складов и рынков, без которых, как показывает современный опыт мирового туризма, не будет устойчивого обеспечения всего многообразного хозяйства города-курорта.

Третьей основополагающей позицией нового Генерального плана, на наш взгляд, должна стать инженерная и транспортная экологически дружественная система города-курорта, сопряженная с нарастающей остротой жилищно-коммунальных проблем для местного населения, особенно для крупноблочных жилищных микрорайонов, построенных в 60 - 70-е гг. прошлого столетия. Не вдаваясь здесь в осмысление всех блоков и инженерных тонкостей темы, сразу отметим, что результирующими инженерного блока нового Генплана должны стать новые энергосберегающие и экологически чистые технологии, на основе которых градостроители могли бы обеспечить комфортные и безопасные условия для турпотоков и проживания местных жителей. Причем соотношение турист/местный житель должно быть выдержано в таких системных пропорциях, которые позволяли бы городу-курорту и развиваться, и быть устойчиво туристски привлекательным в условиях глобальной конкуренции. И при этом антропогенная нагрузка на экосистему курорта должна быть не просто щадящей, но с выверенным запасом прочности.

В этой связи особую важность представляют три проблемы: транспортная, энергообеспечивающая и жилищно-коммунальная. Не умаляя значение каждой из них, отметим особую значимость транспортной. Причем ни в коем случае ее нельзя сводить только к автомобильной, а тем более к наращиванию пропускной способности автомобильных трасс, оперативно реагируя на сегодняшний транспортный коллапс на сочинских автодорогах. Ведь вполне вероятно, что этот коллапс вызван не столько небольшой пропускной способностью автодорог, сколько слабым задействованием других элементов транспортной системы города, таких как морской, железнодорожный, а также альтернативных, прежде всего экологически чистых, видов транспорта, таких как струнный, монорельс, трубный, канатный, воздушное или малое метро и т.д. Опыт целого ряда европейских и азиатских городов в этом отношении весьма показателен. В частности, целый ряд западноевропейских городов успешно экспериментирует с введением вообще запретов на автотранспорт в центральные части города и одновременно всячески поощряя использование таких видов передвижения, как велосипедный транспорт, общественный на электротяге и т.д. Иными словами, нужно внимательно изучить именно сопряженность всех составляющих транспортной системы курорта и найти оптимальную с точки зрения экологии, интегрального турпродукта и комфортности структуру транспортной системы Большого Сочи. Не исключено, что при такой постановке проблемы не автомобильная тема станет ключевой. И, скорее всего, так оно и есть, ибо, направляя основные усилия, например, на наращивание автобанов и их этажности, мы ведь еще более усиливаем загазованность Сочи, особенно в условиях резкого ухудшения продуваемости центральной и особо густо насыщенных застройками частей города из-за нагромождения высоток вдоль основной автотрассы курорта.

В целом, как нам представляется, вероятно, будет два основных варианта Генплана. Первый - которым попытаются просто как бы прикрыть сегодняшние просчеты и диспропорции в развитии города-курорта. Этот вариант попроще и подешевле. Основные усилия в этом варианте по уже набравшей силу традиции уйдут на "правильное" освоение выделенных средств. Но он неизбежно только поспособствует угасанию курорта. И второй - нацеленный на обеспечение конкурентоспособности Сочи в условиях нарастающей глобальной конкуренции. Второй вариант гораздо предпочтительнее и требует серьезных, прежде всего интеллектуальных, вложений, а уж затем финансовых и прочих. Главное в нем - это постановка задачи органически вписать мировой турцентр Сочи в эконишу южного склона Западного Кавказа в районе региона Большого Сочи. Иными словами, нужны не традиционные природоохранные мероприятия в Генеральном плане, а Генеральный план, органически вписывающий курорт в уникальные особенности самых северных в мире субтропиков и на этой основе обеспечивающий производство устойчиво востребованного мировым рынком интегрального турпродукта. Но за реализацией такого подхода стоит, по существу, смена традиционной градостроительной парадигмы, особенно последних лет. А это весьма сложная и непростая проблема. Негативные инерции последних десятилетий в сфере градостроительства преодолеть будет непросто, но все же необходимо, если мы хотим выжить в это непростое время. Только в этом случае в условиях глобальной конкуренции можно рассчитывать на устойчивое развитие города-курорта Сочи.