Мудрый Юрист

Мировое соглашение в деле о банкротстве: правовое обеспечение баланса частных и публичных интересов

Борисенкова Т., Орловский государственный технический университет, кафедра гражданского права и процесса.

Статистика рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве) за период 2002 - 2005 гг. свидетельствует о том, что мировое соглашение в настоящий момент не является востребованной процедурой. Процент дел о банкротстве, по которым прекращено производство в связи с утверждением мирового соглашения, по отношению к количеству дел, по которым завершено производство, является невысоким и составил в 2002 г. - 0,9%, в 2003 г. - 0,3%, в 2004 г. - 0,7%, в 2005 г. - 0,4%. При этом подавляющее большинство дел за рассматриваемый период окончилось открытием конкурсного производства. В частности, в 2002 г. к производству принято 94531 дело, в 2003 г. - 9695, в 2004 г. - 10093, в 2005 - 25643 дела; при этом решения о признании должника банкротом приняты в 2002 г. по 82341 делам, в 2003 г. - по 17081, в 2004 г. - по 9390, в 2005 г. - по 13963 делам <*>.

<*> Статистика приведена по данным официального сайта Высшего Арбитражного Суда России http://www.arbitr.ru/news/totals/2005/10.htm

Вместе с тем еще Г.Ф. Шершеневич, рассматривая сущность мировой сделки по делам о несостоятельности, писал, что этот способ окончания конкурсного процесса "представляет выгоды не только для самого несостоятельного должника, восстановляя его во всех правах, возвращая ему свободу управления и распоряжения имуществом, но и для кредиторов, когда ликвидация обещает затянуться на долгое время и поглотить значительную часть имущества... Кредиторы отказываются от полного осуществления принадлежащих им прав ради немедленного и верного получения того, что можно получить, уступают должнику в объеме требования или во времени исполнения или в том, или другом вместе, но зато сами выигрывают в объеме, так как экономят на конкурсных издержках и выигрывают во времени, так как не должны ожидать конца конкурсного процесса" <*>.

<*> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2000. С. 438 - 439.

Анализ положений законодательства о банкротстве, касающихся процедуры мирового соглашения, судебной практики (Президиум ВАС РФ обобщил практику рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве), сформировавшуюся при применении норм Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <*>, в информационном письме от 20.12.2005 N 97 <**>), позволяет сделать вывод о том, что одна из причин недостаточного использования возможностей реабилитационной процедуры мирового соглашения связана с несбалансированностью публично-правовой и частноправовой составляющих правового регулирования порядка заключения мировых соглашений по делам о банкротстве.

<*> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.
<**> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20.12.2005 N 97 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2006. N 3.

В п. 16 указанного информационного письма Президиум ВАС РФ сформулировал следующую рекомендацию арбитражным судам: "Условия мирового соглашения для кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения, не могут быть хуже, чем для кредиторов, голосовавших за его заключение". Президиум приводит следующее дело.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение, по условиям которого обязательные платежи должны быть погашены немедленно после утверждения мирового соглашения, а остальным кредиторам третьей очереди задолженность будет погашаться в течение 10 лет.

По жалобе кредитора, голосовавшего против заключения мирового соглашения, суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения на основании абзаца пятого пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве, указав следующее.

Согласно пункту 3 статьи 156 Закона о банкротстве условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение. Поскольку мировым соглашением для уполномоченных органов предусматривался более льготный режим погашения требований, оказались нарушенными права остальных кредиторов третьей очереди, на которых распространяется мировое соглашение и которые не выразили свое согласие на неравное положение по сравнению с уполномоченными органами.

Таким образом, ВАС РФ обратил внимание арбитражных судов на то, что для утверждения мирового соглашения по делу о банкротстве необходимо, чтобы мировое соглашение обеспечивало либо равные условия для конкурных кредиторов и уполномоченных органов, либо единогласие всех кредиторов без исключения: залоговых - в силу п. 2 ст. 150, а остальных - в силу абз. 1 п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве.

Необходимо отметить, что обеспечить равные условия для уполномоченных органов и конкурсных кредиторов на практике достаточно сложно. Заключение мирового соглашения, как правило, связано с изменением сроков, порядка исполнения обязательств должника и т.д. Однако нормами публичного (налогового, финансового) права недостаточно урегулирован порядок предоставления отсрочки, рассрочки, снижения размера обязательных платежей при участии уполномоченных органов в мировом соглашении по делам о банкротстве.

Статья 242.1 Бюджетного кодекса РФ <*> предусматривает, что в случае возбуждения дела о банкротстве в отношении должников по денежным обязательствам и обязательным платежам, определяемым в соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", перед бюджетами разных уровней бюджетной системы Российской Федерации сроки, способы и порядок исполнения этих обязательств, а также размер процентов, начисляемых на сумму требований по этим обязательствам, размер штрафов, пеней за неисполнение этих обязательств определяются в соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". В данной статье речь идет исключительно о требованиях уполномоченных органов по денежным обязательствам перед публично-правовыми образованиями и не регулируется вопрос об исполнении обязанностей должника по уплате обязательных платежей. Налоговый кодекс РФ не содержит специального регулирования вопроса изменения сроков и размера уплаты обязательных платежей при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве <**>. Таможенный кодекс РФ в ст. 335 прямо предусматривает, что отсрочка или рассрочка уплаты таможенных пошлин, налогов не предоставляется, если в отношении лица, претендующего на предоставление указанной отсрочки или рассрочки, возбуждена процедура банкротства.

<*> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823; СЗ РФ. 2006. N 2. Ст. 171.
<**> В юридической литературе существуют и иные точки зрения. См. подробнее об этом: Егоров А.В. Мировое соглашение в деле о банкротстве и обязательные платежи // Хозяйство и право. 2004. N 4; Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве // Арбитражная практика. 2004. N 4. С. 59 - 71.

Следует отметить, что принят в первом чтении проект федерального закона N 146674-4 "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" <*>. Законопроект, в частности, предусматривает возможность предоставления должнику отсрочки или рассрочки по уплате налога в случае принятия федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей, решения о голосовании за заключение мирового соглашения в деле о банкротстве на срок до одного года. Представляется, что одного года может быть недостаточно для восстановления платежеспособности крупного предприятия. Кроме того, принятие закона в предложенной редакции подп. 3 п. 2 ст. 64 Налогового кодекса РФ исключает возможность предоставления отсрочки или рассрочки по уплате налога в случае угрозы банкротства налогоплательщика при единовременной выплате им налога, что представляется не вполне обоснованным, поскольку данная норма направлена, прежде всего, на предотвращение возбуждения дела о банкротстве.

<*> Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 12.05.2005 N 1806-IV ГД "О проекте федерального закона N 146674-4 "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2005. N 21. Ст. 1930.

В одной из рекомендаций Мирового Банка, касающейся режима неформальной корпоративной реструктуризации, в частности, говорится о том, что соответствующий режим должен включать ясные законы и процедуры, обеспечивающие раскрытие своевременной и точной финансовой информации о проблемном предприятии, поощряющие кредитование, инвестиции или рекапитализацию жизнеспособного предприятия, поддерживающие широкий спектр мероприятий по реструктуризации, таких как списание, отсрочку, реструктуризацию долга или обмен его на акции, а также создавать нейтральный или благоприятный налоговый режим для реструктуризации <*>.

<*> Выдержки из публикации Мирового Банка "Принципы и рекомендации по эффективным системам несостоятельности и защиты прав кредиторов" // Семинар судей арбитражных судов Российской Федерации по теме "Рассмотрение дел по спорам, связанным с несостоятельностью (банкротством)", организованный ВАС РФ совместно с проектом Europeaid. Рабочие материалы, включающие комментарий некоторых положений Закона о несостоятельности (банкротстве) и анализ международного законодательства и опыта в сфере банкротства. М., 2003. С. 268.

Таким образом, актуальной задачей в настоящий момент является разработка специального правового регулирования вопроса об изменении размера, предоставлении отсрочки (рассрочки) по требованиям об уплате обязательных платежей при заключении мирового соглашения, координация частноправовых и публично-правовых норм, что будет способствовать заключению мировых соглашений на практике.

Другая проблема, препятствующая заключению мировых соглашений, на наш взгляд, связана с тем, что сфера действия мирового соглашения ограничивается требованиями кредиторов, включенными в реестр, и не распространяется на аналогичные требования, возникшие в период до возбуждения дела о банкротстве, но не включенные в реестр требований кредиторов.

В Постановлении N 4 от 08.04.2003 Пленум ВАС РФ разъяснил, что "мировое соглашение, заключенное по правилам Закона о банкротстве, распространяется только на те требования, которые включены в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения (п. 6 ст. 151, п. 6 ст. 152, п. 4 ст. 153, п. 4 ст. 154 Закона). Конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых не включены в реестр, а также кредиторы по текущим платежам и неденежным обязательствам вправе предъявить свои требования после утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу без учета условий мирового соглашения в общем порядке".

В п. 1 информационного письма N 97 от 20.12.2005 Президиум ВАС РФ указал, что мировое соглашение может распространяться только на кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов. При этом приводится следующее дело.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение в деле о банкротстве. В мировом соглашении указано, что его действие распространяется на все обязательства должника перед кредиторами, возникшие до даты введения в отношении должника процедуры банкротства - конкурсного производства.

Кредитор, не обращавшийся с требованием о включении его в реестр требований кредиторов, обжаловал определение об утверждении мирового соглашения в суд кассационной инстанции, полагая, что мировое соглашение нарушает его права и законные интересы, поскольку он не принимал участия в его заключении.

Кассационная жалоба данного кредитора, не являющегося лицом, участвующим в деле о банкротстве должника, принята судом к рассмотрению, так как на основании статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции и отказал в утверждении мирового соглашения, указав, что в силу пункта 4 статьи 154 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве, Закон) мировое соглашение распространяется только на кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения. Поскольку податель жалобы не обращался с заявлением об установлении его требований в деле о банкротстве, он не приобрел статуса конкурсного кредитора на момент проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения. Это означает, что на него условия мирового соглашения не должны распространяться в силу прямого указания Закона. Таким образом, отмечает Президиум ВАС РФ, утверждение судом мирового соглашения, содержащего условие о распространении его действия на все обязательства должника перед кредиторами, которые возникли до даты введения в отношении должника конкурсного производства, нарушает требования Закона.

Мировым соглашением могут быть нарушены интересы лиц, не участвующих в мировом соглашении. Учитывая это, Президиум ВАС РФ в п. 11 информационного письма N 97 от 20.12.2005 рекомендовал арбитражным судам следующее: "Перед утверждением мирового соглашения суду следует проверить, не будут ли в результате его заключения поставлены в худшее положение по сравнению с участниками мирового соглашения иные кредиторы должника, на которых не распространяются условия мирового соглашения". Президиум ВАС РФ приводит следующее дело.

Общество с ограниченной ответственностью, которое являлось кредитором закрытого акционерного общества (должника) и требования которого не были установлены в деле о банкротстве, обратилось в суд кассационной инстанции с жалобой на определение суда об утверждении мирового соглашения. Заявитель предъявил свои требования с пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, в связи с чем на основании пункта 7 указанной статьи его требования подлежали рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения.

Суд кассационной инстанции установил, что должник, находившийся в процедуре наблюдения, на основании заключенного мирового соглашения передал трем кредиторам, требования которых были установлены к моменту проведения собрания кредиторов, в виде отступного наиболее ликвидное имущество, лишив тем самым заявителя кассационной жалобы возможности получить исполнение в будущем. В материалах дела имелись сведения об иных кредиторах должника, не заявивших своих требований в деле о банкротстве, но не лишенных возможности заявить эти требования в будущем.

В силу абзаца четвертого пункта 3 статьи 158 Закона о банкротстве одновременно с заявлением об утверждении мирового соглашения суду представляется список всех известных конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, не заявивших своих требований к должнику, с указанием их адресов и сумм задолженности. Перед утверждением мирового соглашения суду следовало удостовериться, что кредиторы должника, не участвующие в мировом соглашении, не будут поставлены в худшее положение по сравнению с его участниками.

Как следовало из материалов дела, на балансе должника осталось имущество, заведомо недостаточное для исполнения обязательств перед заявителем жалобы.

Согласно пункту 1 статьи 162 Закона о банкротстве с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения может обратиться лицо, права и законные интересы которого нарушены мировым соглашением.

В данном случае судом установлен факт нарушения прав и законных интересов третьего лица, обратившегося с кассационной жалобой, в связи с чем определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения отменено.

А.В. Егоров справедливо обратил внимание на то, что законодатель создал ситуацию, при которой кредиторам иногда удобно не заявлять свои требования для включения в реестр. "Реестровые" кредиторы должны учитывать этот аспект при принятии решения о заключении мирового соглашения и тщательно проверять размер всей кредиторской задолженности должника, не ограничиваясь сведениями реестра требований кредиторов <*>.

<*> Егоров А.В. Мировое соглашение в деле о банкротстве и обязательные платежи // Хозяйство и право. 2004. N 4.

Для решения данной проблемы А.А. Меньшикова предлагает предусмотреть порядок установления арбитражным судом требований кредиторов после прекращения производства по делу о признании должника банкротом и включения их в реестр требований кредиторов в целях распространения действия мирового соглашения на требования кредиторов, срок исполнения которых возник до момента принятия решения собранием кредиторов о заключении мирового соглашения для соблюдения прав кредиторов с равными по структуре требованиями <*>.

<*> Меньшикова А.А. Стороны мирового соглашения в процессе банкротства // Кодекс-Info. 2003. N 9 - 10.

Полагаем, можно согласиться с тем, что необходимо распространить сферу действия мирового соглашения на аналогичные по своей правовой природе требования, однако, на наш взгляд, включение требований в реестр после прекращения производства по делу представляется спорным, поскольку в силу ст. ст. 56 - 57 Закона о банкротстве прекращение дела о банкротстве является основанием для прекращения действия всех ограничений, предусмотренных Законом о банкротстве и являющихся последствиями принятия заявления о признании должника банкротом.

В Постановлении от 22.07.2002 N 14-П <*> Конституционный Суд отметил, что "кредиторы, имеющие выданные на основании судебных решений исполнительные листы об удовлетворении их имущественных требований к кредитной организации, также входят в число участников мирового соглашения, и их требования подлежат внесению в реестр требований кредиторов... Следовательно, предусмотренное Федеральным законом "О реструктуризации кредитных организаций" удовлетворение требований кредиторов к кредитной организации лишь в рамках мирового соглашения (ст. 23) является не только соразмерным ограничением, но и обязательным условием, без которого не может быть исключено не основанное на законе предпочтение в очередности удовлетворения одинаковых по своей природе требований одних кредиторов перед другими. Иное противоречило бы статьям 17 (часть 3) и 19 Конституции РФ".

<*> Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1.

Примечательно, что Г.Ф. Шершеневич при исследовании заключения мировой сделки по русскому дореволюционному праву отметил следующее: "Юридическая сила мировой сделки по иностранным законодательствам распространяется на всех вообще кредиторов, независимо от того, заявили ли они свои требования, были ли требования их допущены или оспорены. В нашем законодательстве не выражено, на кого из кредиторов распространяется сила мировой сделки. Остается открытым вопрос о влиянии мировой сделки на кредиторов, которые не заявили своих претензий. Но такая сила должна быть признана по самому существу дела, иначе кредиторы, удержавшиеся от заявления претензий, находились бы в лучшем положении сравнительно с кредиторами, своевременно исполнившими требования закона. Кредиторы недобросовестные, в уверенности, что мировая сделка будет заключена, могут намеренно не заявлять своих требований, чтобы потом обратить свое взыскание на имущество должника в общем порядке. Что касается нашей практики, то она склоняется к тому взгляду, что сила мировой сделки не распространяется на кредиторов, не участвовавших в конкурсном процессе, - взгляд, вытекающий из представления о мировой сделке как договоре" <*>.

<*> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 455 - 456.

Следует полностью согласиться с Г.Ф. Шершеневичем, что, если рассматривать мировое соглашение в качестве договора (соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей), действие мирового соглашения нельзя распространить на кредиторов, требования которых не включены в реестр.

Действительно, мировое соглашение в деле о банкротстве имеет некоторые черты гражданско-правовой сделки (служит основанием изменения обязательств должника). Вместе с тем представляется, что мировое соглашение в деле о банкротстве нельзя в полной мере считать гражданско-правовой сделкой, поскольку оно имеет черты, не свойственные для гражданско-правовых сделок.

Во-первых, главной особенностью мирового соглашения, заключаемого по делам о банкротстве, является принуждение меньшинства кредиторов большинством при принятии решения о заключении мирового соглашения и обязательность мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании. Рассматриваемая особенность мировых соглашений по делам о банкротстве сходна с правовой природой управленческих решений органов управления юридического лица, которые в судебно-арбитражной практике не признаются гражданско-правовыми сделками.

В юридической литературе существует дискуссия о правовой природе таких решений. В частности, Н.В. Козлова считает, что внутренние или корпоративные документы, принимаемые коллегиальными органами организации, следует считать многосторонней гражданско-правовой корпоративной сделкой. С такой позицией категорически не согласен А.В. Габов, полагающий, что "управленческое решение следует выделить как отдельное основание (юридический акт) возникновения гражданских прав и обязанностей" <*>. Д.В. Ломакин, не возражая против понимания решения общего собрания как корпоративной сделки, пишет, что, признавая у такого решения наличие свойств сделки, необходимо, как минимум, полностью изменить сложившееся в настоящее время в научной литературе и нормативно-правовых актах представление о гражданско-правовых сделках. Получается, что акционер, голосовавший против принятия того или иного решения общего собрания, то есть выразивший свою волю не участвовать в совершении многосторонней сделки, все равно является ее участником <**>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья И.С. Шиткиной "Локальное (внутреннее) нормотворчество в акционерном обществе" включена в информационный банк согласно публикации - "Налоги" (газета), 2006, NN 14, 15.

<*> См.: Шиткина И.С. Локальное (внутреннее) нормотворчество в акционерном обществе // Предпринимательское право. 2005. N 3. С. 12.
<**> Ломакин Д.В. Общее собрание акционеров // Законодательство. 2005. N 3. С. 29.

Во-вторых, в соответствии с п. 1 ст. 150, ст. 156 Закона о банкротстве участниками мирового соглашения могут быть уполномоченные органы с требованиями об уплате обязательных платежей. Как справедливо отмечает А.А. Меньшикова, очевидно, что стороной мирового соглашения как гражданско-правового обязательства государственный орган, представляющий требования об уплате обязательных платежей, быть не может. Таким образом, мировое соглашение в части распространения его условий на требования уполномоченных органов в силу прямого указания Федерального закона (ст. ст. 151 - 154) является соглашением между плательщиком обязательных платежей и органом исполнительной власти, определенным Правительством РФ, об определении порядка исполнения должником обязанности по уплате обязательных платежей в связи с применением к отношениям субъектов соглашения процедуры мирового соглашения в процессе банкротства <*>.

<*> Меньшикова А.А. Стороны мирового соглашения в процессе банкротства // Кодекс-Info. 2003. N 9 - 10.

В силу вышеизложенного мировое соглашение в деле о банкротстве нельзя в полной мере считать гражданско-правовой сделкой. Юридическая сила мирового соглашения по делу о банкротстве основывается не только на добровольном соглашении его участников, но и на императивных нормах закона, который обязывает кредиторов при наличии определенных условий. В связи с этим предлагается распространить действие мирового соглашения на всех кредиторов, требования которых возникли в период до возбуждения дела о банкротстве, что позволит исключить предпочтение в очередности удовлетворения одинаковых по своей природе требований кредиторов, не включенных в реестр, перед требованиями, которые в реестр включены. Иное противоречит ч. 3 ст. 17 и ст. 19 Конституции РФ.