Мудрый Юрист

Детерминация преступности в среде спортсменов

Спирев М.В. - докторант кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета.

Изучение криминальной деятельности спортсменов фиксирует факт "вспышки" преступности среди данной категории лиц. Действительно, работали спортивные секции, школы олимпийского резерва, высшего спортивного мастерства, в них тренировались, воспитывались подростки и юноши, которые ездили на сборы, участвовали в соревнованиях, не причиняя серьезных забот правоохранительным органам, и вдруг... активное участие спортсменов в совершении преступлений. Вполне естественно возникает вопрос: каковы причины этого?

Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо подвергнуть анализу общую криминологическую ситуацию. С одной стороны, это важно с целью уяснения того, почему спортсмены стали криминогенной группой вместе с началом революционных преобразований в стране - такая взаимосвязь не может быть случайной. С другой стороны, следует понять, почему спортсмены подвержены наиболее интенсивной криминализации.

При этом была избрана логика дедуктивного метода: от общего - к частному, учитывая то, что в конечном итоге не спортсмены являются главным источником криминализации общества. Скорее, они являются жертвами виктимологического поведения. Такие причины преступности в криминологии понимают как явления и процессы, которые породили антиобщественные взгляды лица и вызвали его преступное поведение <*>.

<*> Чечель Г.И., Минская В.С. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения. Изд. Иркутского ун-та. 1988.

Изучение причин преступности в отечественной криминологии выгодно отличается от аналогичных исследований на Западе стремлением создать методологию познания криминогенных явлений. Взгляды западных ученых при всех стараниях разработать "теорию" всегда характеризовались эмпиризмом и фрагментарностью <*>. По-настоящему основы такой теории удалось заложить российским криминологам. Анализ литературы позволяет констатировать, что базовыми положениями методологии изучения причин преступности являются:

<*> Решетников Ф.М. Современная американская криминология. М., 1965; Кузнецова Н.Ф. Современная буржуазная криминология. М.: Изд-во МГУ, 1974; Лайне М. Криминология и социология отклоненного поведения. Хельсинки, 1994.
  1. Системный подход. На то, что причины преступности представляют собой систему, впервые обратила внимание Л.А. Волошина, а в дальнейшем эта идея получила развитие в трудах А.И. Долговой.

Системный характер проявляется во взаимодействии причин и условий преступности, личностном ее аспекте, наконец, преступность сама по себе криминогенна <*>.

<*> Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. М.: Юрист, 1995. С. 61 - 65.
  1. Уровни криминогенной детерминации. В литературе предлагается различать микроуровень (причины и условия конкретных преступлений), средний уровень (причины и условия видов и групп преступных посягательств), макроуровень (причины и условия преступности в целом) <*>. Все они взаимодействуют между собой: наблюдается возрастающая насыщенность такого воздействия по мере его конкретизации.
<*> Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 52.
  1. Выделение в механизме криминогенной детерминации причин и условий. Например, в учебнике "Криминология", изданном в МГУ, под причинами преступности понимаются социально-психологические деформации, все остальные явления отнесены к условиям (формирующим или способствующим) <*>. Такой подход огрубляет действительность. Более правильным представляется дифференцировать причины и условия в зависимости от того, какова роль данного явления в криминогенной детерминации: продуцирующая или способствующая. В частности, отсутствие средств к существованию продуцирует преступность - значит, это причина; плохая работа правоохранительных органов (если это не прямое попустительство или, более того, покровительство криминалитету) не производит преступности, но способствует ее проявлению, следовательно, это условие.
<*> Криминология: Учебник. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 140 - 141.

В соответствии с указанными методологическими положениями следует в первую очередь обратить внимание на социально-психологические деформации, проявляющиеся в среде спортсменов. Не повторяя сказанного, отметим, что такие деформации характерны не только для спортсменов, склонных к совершению преступлений, но и для других правонарушителей, да и вообще граждан. У рассматриваемой категории лиц они более криминогенны в связи с чертами характера, вырабатываемыми в процессе тренировочной деятельности (активность, решительность, воля, целеустремленность).

Вседозволенность. Наиболее ярко она выражается в демонстративном неподчинении нормам общежития, которые закреплены в правовых предписаниях (например, правилах дорожного движения) или имеют неписаный характер.

Такая демонстративность присуща большей части исследуемого контингента, здесь, видимо, сочетается стремление быть всегда в центре внимания с эмоциональной тупостью. Интересно отметить, что, выезжая за рубеж (в "гастрольные" поездки или с целью отдыха), преступники-спортсмены ведут себя столь же бесцеремонно, эпатируя окружающих, как и в стране, гражданами которой они являются. Исключением является Сингапур, полиция которого действует столь решительно и жестко, что преступники-спортсмены стараются не посещать это место <*>.

<*> По результатам интервьюирования спортсменов.

Аморализм. Типичны для рассматриваемых лиц беспорядочные половые связи, сексуальные контакты с несовершеннолетними (12 лет и старше). Отношение к женщине отличается циничностью (за исключением собственной семьи).

Наркотизм. По данным специального исследования, среди наркоманов нередко встречаются те, кто ранее занимался спортом, притом весьма успешно: почти 18% из них имели спортивные разряды. В связи с этим А.А. Габиани пишет: "Причин, толкающих бывших спортсменов в дурманный омут, как правило, две: неудачи, внезапное прекращение роста спортивных достижений и то, что обычно называют "не выдержал испытания славой", когда успехи кружат голову и человек начинает считать себя вправе безнаказанно совершать любые поступки. Но наказание за наркотик неотвратимо, а слабый духом (а это именно так, ведь скольких мы знаем спортсменов, которые не дрогнули перед самыми жесткими ударами судьбы, не утратили скромности под "бременем" всемирной известности) становится рабом страшного недуга.

Наконец, не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что, к сожалению, порочная практика применения допинговых средств в погоне за высокими спортивными результатами не изжита еще окончательно. Отсюда тоже протягивается один из мостиков, приближающих спортсмена к зелью" <*>.

<*> Габиани А.А. На краю пропасти: наркомания и наркоманы. М.: Мысль, 1990. С. 88 - 89.

Являясь дополнительным свидетельством криминализации в среде спортсменов, наркотизм выражает, во-первых, влияние группового фактора (встречаются "бригады" из числа спортсменов, где "на игле" сидят лидеры - тоже в прошлом занимавшиеся спортом; а ведь наркомания в наибольшей степени распространена среди "бойцов"), во-вторых, наличие большого количества свободного времени и денег.

В процессе интервьюирования спортсмены-правонарушители, как правило, отрицали потребление наркотиков (это, впрочем, свойственно и наркоманам), равно как и свое участие в наркобизнесе. Более того, они высказывали обеспокоенность распространенностью наркотизма среди несовершеннолетних, говорили о том, что эта проблема упирается в коррумпированность чиновников правоохранительных органов. Приведенные слова, однако, плохо согласуются с действительностью, учитывая, что торговцы наркотиками регулярно платят дань рэкетирам, которые, как отмечалось, зачастую представляют "спортивные бригады".

Корпоративный индивидуализм <*>. Сформулированное словосочетание может показаться парадоксальным, поэтому требует пояснений.

<*> О групповых нормах см.: Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978. С. 140 - 153.

Спорт воспитывает в человеке умение полагаться на собственные силы, рассчитывать на себя. Наиболее ярко это проявляется в спортивной деятельности единоборцев (боксеров, борцов, фехтовальщиков и т.п.). Однако и командные первенства выявляют лидеров, "звезд", которые находятся в центре внимания, которым подражают, на достижения которых ориентируются остальные члены команды. Таким образом, даже "растворяясь" в команде, спортсмен стремится выделиться. Сама спортивная подготовка включает акцентуацию таких качеств, как самолюбие, честолюбие <*>. В то же время спортсмен всегда является носителем корпоративного духа, усвоенного в процессе тренировок, постоянного общения с товарищами по спорту, выполнения указаний тренера. Отсюда появление того самого "мы-чувства", о котором сказано выше.

<*> Государев Н.А. Так становятся чемпионами. М.: Физкультура и спорт, 1989. С. 19 - 20, 50.

Следовательно, спортсмены оказались наиболее подготовленными (психологически и объективно) в массе населения к политике Великой реформации, происходящей в нашей стране, в основе которой идеология "атомизации" (расщепления) общества, "войны всех против всех". Это хорошо показано в аналитических статьях С.Г. Кара-Мурзы (РАН РФ), который указывает на то, что "ядром" проекта модернизации России является попытка осуществить замещение метафизических, вошедших в подсознание ценностных ориентаций
огромного народа (трансплантация установок протестантизма), обосновывающих "естественное право" предпринимательства: избранность богатых и игнорирование нужд бедных <*>. Таким образом, реализуется очередной утопический проект, который - как все утопии - содержит в себе преимущественно деструктивный потенциал. Не случайно (и совершенно правильно) назвал новую реформацию Великой криминальной революцией С. Говорухин <**>. Там, где есть "мы", существуют и "они" <***>. В условиях криминализации общества "они" - это люди, не понявшие новые "правила игры" и не сумевшие или не захотевшие переступить барьер нравственных ценностей во имя обогащения. На криминальном жаргоне - "лохи". Пренебрежительное отношение к ним (т.е. основной массе граждан) отчетливо видно со стороны криминалитета, включая и спортсменов-правонарушителей. Их можно давить на дорогах, обманывать различными способами и пр. Подобные взгляды весьма распространены среди исследуемой группы лиц.

<*> Кара-Мурза С. Цивилизованный слом / Наш современник. 1993. N 8. С. 159 - 160.
<**> Говорухин С. Великая криминальная революция. М.: Глобус, 1993.
<***> Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М.: Наука, 1979. С. 108.

Агрессивность. Замечено, что агрессивность личности может сублимироваться в спорте. Однако и занятия спортом вырабатывают агрессивность. Опытный психолог Н.А. Государев отмечает, что для спортсменов характерно агрессивное состояние (спортивная злость). Она встречается в двух разновидностях.

"Холодная злость овладевает спортсменом, когда он ставит перед собой задачу устоять, выдержать, помешать действиям противника, вывести его из равновесия, вынудить к ошибке и воспользоваться ею. "Горячая" злость... сродни приступу бешенства, отчаянной решимости в ситуациях, связанных с необходимостью бескомпромиссной борьбы. Спортсмен с первой же секунды поединка обрушивает на соперника яростный шквал атак, вырывается вперед, захватывает инициативу" <*>. Ясно, что спортивная агрессивность, выработанная в процессе соревнований и усвоенная спортсменом, в обычных условиях играет зачастую криминогенную роль.

<*> Государев Н.А. Так становятся чемпионами. С. 71.

Мистицизм. В данном случае имеется в виду тесная связь восточных единоборств с мистикой. Восточные единоборства: ушу, каратэ, айкидо, тейквондо, джиу-джитсу, дзюдо значительно распространились в нашей стране. При этом мало кто понимает духовную основу боевых искусств, которую составляют эзотерические учения Востока. Общение со спортсменами, достигшими достаточно высокой квалификации в восточных единоборствах (черный пояс), показывает, что их представления об этом являют собой причудливую смесь дзен-буддизма, теософии, индуизма, астрологии, синтоизма. Здесь и "чакры", "яны", "ини", медитация, мантры и т.п. Некритичное восприятие восточной мистики опасно само по себе <*>, однако еще более опасно стремление некоторых спортсменов проникнуть в тайны магических искусств, которыми владели легендарные мастера восточных единоборств. Их популяризаторы пишут, что "В древности даже существовало такое искусство, как Тянь-Хею или Дим Мак, - "искусство отсроченной смерти или искусство двадцати одной уязвимой точки". Человек, владевший им, мог легким прикосновением навсегда успокоить нападавшего или сделать так, чтобы он умер через некоторое время" <**>. Думается, что усилия овладеть подобными знаниями уже таят в себе потенциальную угрозу обществу.

<*> И-м. Серафим (РОУЗ). Православие и религии будущего. М.: Сатис, 1989. С. 37 - 53.
<**> Оранский И. Восточные единоборства. М.: Советский спорт, 1990. С. 16.

Сказанное не следует недооценивать, учитывая, что в России появились тоталитарные секты, включающие в себя спортсменов и практикующие в обязательном порядке обучение своих членов одному из восточных единоборств. По данным О.В. Старкова, занимающегося проблемой религиозных преступных организаций, наиболее распространенная структура преступного ордена (тоталитарной секты) такова: учителя, ученики, "солдаты", "рабы". Во главе его стоят учителя, из которых обычно выделяется наиболее интеллектуальный и ортодоксально злой. Учителя обладают, как правило, рядом необычных качеств: зомбирование других людей, "считывание информации", усиление или вызов психического заболевания, вызов, использование и изгнание "потусторонних сил" (свидетельство высшей власти), физическое уничтожение людей путем психического подчинения (например, приказ выйти на улицу в окно одиннадцатого этажа), экстрасенсорное прогнозирование ситуации, псевдоврачевание и др. Ученики находятся на второй ступени иерархической лестницы. Они обучаются учителями серии методов воздействия на людей, которые в основном носят психический характер. Если ученик не справляется с очередным этапом обучения, то он автоматически переводится в "солдаты".

"Солдаты" (бойцы, боевики) обладают универсальным набором приемов физического воздействия на людей, вплоть до самых изощренных пыток и убийства. "Рабы" полностью подчинены воле учителей и выполняют любую работу, в случае срывов их просто уничтожают.

Первый этап обучения в организации заключает в себе универсальную и полноценную диагностику интеллектуальных, волевых, эмоциональных качеств, экстрасенсорных способностей и физических возможностей. На втором этапе происходит:

а) обучение одному из восточных единоборств; б) внедрение саморегуляции на основе йоги; в) философское познание сатанизма и других "черных" учений. Затем происходит отделение учеников от "солдат" и в дальнейшем - дифференцированное обучение. Третий этап для "солдат" включает программу тренировок по множеству единоборств на поражение, изучение различных систем и видов оружия, нетрадиционных приемов убийств, включая имитацию смерти от болезни и др. Для третьего этапа, ориентированного на учеников, характерно углубленное знание хатха-йоги, раджа-йоги, крайна-йоги, вуду, древнеиндийских учений и т.д.; наиболее сложных видов единоборств; учения цигун, оккультизма. Система обучения включает в себя исключительную самореализацию, вплоть до физического уничтожения соперников, что поощряется; внушение фанатичной преданности организации и учителям; систематическое совершение преступлений в процессе обучения: обязательное использование наркотиков.

Направление деятельности определяется целями "ордена": внедрение во властные структуры, "просачивание в грязь", т.е. внедрение в действующие преступные организации и управление ими, наркобизнес, заказные убийства, профессиональный спорт, воздействие на подсознание больших масс людей, начиная с митингов и заканчивая средствами массовой информации, в том числе в предвыборных кампаниях, и многое другое <*>.

<*> Старков О.В. Религиозные преступные организации и духовное возрождение Руси // Здоровье нации и национальная безопасность: Матер. междун. конф. М.: Криминологическая Ассоциация, 1995. С. 109 - 110.

Это данные эмпирического исследования, свидетельствующего о том, сколь опасно проникновение эзотерических знаний в криминальную среду.

Здесь следует обратить внимание на связь мистики со спортом, возможность трансформации спортивных секций в тоталитарные секты, связь спортсменов, обладающих высокой квалификацией, с криминалитетом, подчас в самых уродливых формах. Таким образом, мистицизм выступает, несмотря на немногочисленность данного типа организаций, одной из детерминант преступного поведения.

Сформулированный вывод подтверждается еще и широким применением в спортивной подготовке различных приемов саморегуляции организма, которые включают в себя гипноз, аутогенную тренировку, медитацию, кодирование <*>, которые зачастую некритично восприняты из области восточной духовной практики и об опасности которой (в частности, чреватой крайними типами агрессивного поведения) предупреждают компетентные специалисты <**>.

<*> Захаров Е., Карасев А., Сафонов А. Рукопашный бой. М.: Культура и традиции, 1994. С. 85 - 90; Вяткин Б.А. Управление психическим стрессом в спортивных состязаниях. М.: Физкультура и спорт, 1978; Гиссен Л.Д. Время стрессов. М.: физкультура и спорт, 1990; Голубев Р.А. Еще раз о спортивном аутотренинге. Минск: Полымя, 1991; Цзен Н.В., Пахомов Ю.В. Психотренинг: игры и упражнения. М.: Физкультура и спорт, 1988.
<**> Записки о ритуальном кодировании. М.: Сатис, 1994. С. 15 - 20.

Экономические отношения. "Рыночные отношения изначально беременны преступностью. Объясняется это тем, что они основаны на конкуренции, а значит, на подавлении конкурентов, причем зачастую отнюдь не джентльменскими способами, на запрограммированной избыточности рабочей силы, т.е. безработице, на выжимании прибыли в возможно больших размерах, на столь же запрограммированном имущественном и социальном отношении людей", - отмечал И.И. Карпец <*>.

<*> Вяткин Б.А. Управление психическим стрессом в спортивных состязаниях. М.: Физкультура и спорт, 1978.

С этими "программными" элементами рыночных отношений, может быть, и можно было бы смириться, если бы лидеры государства не избрали путь криминального перехода к рыночной экономике. С самого начала реформ в сознание населения настойчиво внедрялся "идеологический вирус", получающий выражение в тезисе: "капитал наживается преступным путем - это общеизвестно, поэтому следует подождать, когда закончится период первоначального его накопления, потом все нормализуется само собой". Трудно понять рациональные основания такой установки, которая отбрасывает общество на сотни лет назад, моделируя эпоху Дикого Запада. Тем не менее были созданы все условия для создания первоначального капитала именно криминальным путем, в этот процессе, как отмечалось, активно включились лица из числа спортсменов.

И в настоящее время честный бизнес в стране невозможен. Для того чтобы получать прибыль, зачастую необходимо уходить в область теневой экономики. Не случайно поэтому, утверждают специалисты, сектор теневой экономики в стране значительно увеличился по сравнению с периодом административно-командных отношений <*>.

<*> См.: Организованная преступность - 2. С. 78 - 90.

Так, основная масса спортивных секций в настоящее время работает, по существу, нелегально. "Задушили налогами", - объясняют причины своего ухода в теневой сектор руководители секций. Понятно, что в таких условиях невозможна качественная (включающая в себя серьезную и ответственную воспитательную работу) подготовка спортсменов. Секция функционирует под постоянной угрозой закрытия, главным для тренера становится сорвать деньги с обучающихся. В то же время у населения, и прежде всего у несовершеннолетних и молодежи, существует устойчивый интерес к занятиям спортом, значит, можно прогнозировать, что секции будут продолжать действовать и в дальнейшем. Таким образом, имеются предпосылки для развития теневой экономики, связанной со спортом.

"Спортивная" теневая экономика включает в себя организацию и проведение нелегальных состязаний типа гладиаторских боев. Требование зрелищности, предъявляемое к подобным состязаниям, предполагает проведение боя в полном контакте, с минимальным использованием антитравматических средств (например, капы). Как следствие - резко возрастает вероятность причинения телесных повреждений, вплоть до лишения жизни соперника. (Похороны за счет организаторов соревнований.) Поскольку призовой фонд составляют обычно сравнительно большие суммы, то охотники принять участие в поединках находятся.

Атрибутом подобных состязаний является нелегальный тотализатор. Следует отметить, что махинации со ставками, как непременная часть игорного бизнеса, связанного со спортом, практически не исследованы. Между тем подпольные тотализаторы существуют не только в нелегальных состязаниях, но и при проведении иных мероприятий спортивного характера: скачки, бега, футбольные матч и пр.

"Спортивная" теневая экономика проявляется при организации договорных встреч. Такая практика сложилась давно, профессионализация и коммерциализация спорта привела к тому, что она превратилась в элемент бизнеса, связанного со спортом. "Привыкнув наживаться решительно на всем - от войн до зрелищ, - капитализм с его животными инстинктами пытается подмять под себя спорт, извлекая легкую, но звонкую монету из естественного стремления человека к соперничеству и физическому совершенству", - пишет Н. Долгополов <*>.

<*> Долгополов Н. По ту сторону спорта. М.: Молодая гвардия, 1988. С. 7.

Эти обличительные слова, адресованные империалистам, как нельзя более актуальны по отношению к современному российскому спорту, который стал бурно осваивать рыночную экономику. Повседневной стала не только практика продажи спортсменов, участия их в рекламе различных товаров, но и непосредственное занятие коммерцией спортсменами. Сегодня нет ни одного спортивного клуба, команды профессионалов, которая не принимала бы участия в такой деятельности. При всей критике западного спорта такая черта ему не присуща <*>. Имена известных спортсменов используются для создания различных фондов, коммерческих предприятий, прикрытия сомнительных (чаще всего связанных с правонарушениями) операций.

<*> Гуськов С.И. В атаке доллар: международный спорт и идеологическая борьба. М.: Мысль, 1988. С. 304.

К условиям преступности среди спортсменов можно отнести сложившуюся систему межличностных отношений в обществе, основанную на личных связях. В настоящее время вопрос любого характера решаем при наличии (прямых или опосредованных) контактов между сторонами. В этом плане "мы-чувство" спортсменов помогает им договориться друг с другом, в том числе в ходе криминальных "стрелок", "разводов", "разборок". Кроме того, физкультура и спорт традиционно являются средством отдыха, проведения свободного времени. Поэтому спортсменам легче установить контакты с нужными людьми в непринужденной обстановке: на теннисном корте, на игровой площадке, на стадионе и т.п. Благоприятные условия для криминализации спортсменов создаются в результате бесконтрольности за деятельностью спортивных секций, которые оказывают чаще отрицательное, нежели положительное влияние на подростков, юношей и молодых людей. Необходимо отметить отсутствие ориентации организаций, управляющих развитием физкультуры и спорта, на предупреждение преступности среди спортсменов. Нет такой ориентации и в деятельности правоохранительных органов.

Наконец, важно подчеркнуть наличие серьезных недостатков в подготовке спортсменов - в различного рода спортивных школах. Имея в виду, что из этих школ, как правило, выходят будущие тренеры, наставники, словом - люди, посвящающие свою жизнь спорту, осуществляющие спортивную политику, создающие ее облик.