Мудрый Юрист

Правовая природа ноу-хау

Карташян А.Г., аспирант кафедры гражданского права юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

В современных экономических отношениях ноу-хау (секрет производства, технологии) "приобрело огромную значимость, пожалуй, даже превышающую роль изобретений" <*>. Являясь одним из важнейших товаров, ноу-хау имеет много преимуществ по сравнению с патентной формой охраны, которая является одновременно затратной и временной и поэтому не может рассматриваться как идеальная замена ноу-хау.

<*> Дозорцев В.А. Понятие секрета промысла ("ноу-хау") // Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей. М., 2003. С. 238 - 239.

В юридической литературе много внимания уделяется ноу-хау. Существуют различные точки зрения относительно правовой природы данного явления, среди которых выделяются две: согласно первой концепции ноу-хау является объектом исключительных прав <*>, согласно второй - "на ноу-хау не существует исключительного права, а есть лишь фактическая монополия" <**>. В цивилистической литературе многие авторы определяют ноу-хау как объект исключительных прав. При этом особое внимание следует уделить концепции В.А. Дозорцева как единственной системной попытке обоснования возможности закрепления исключительных прав за обладателем ноу-хау. Остальные авторы либо ограничиваются утверждением, что ноу-хау является объектом исключительных прав, либо ссылаются в подтверждение своих позиций на точку зрения ученого.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Понятие исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<*> Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 293 - 303; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. Издание второе. М., 1999. С. 676; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 976.
<**> Гражданское право: В 4 т. Т. 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 394 (автор главы - И.А. Зенин). См. также: Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. М., 1976. С. 33, 86.

Одна и та же информация может одновременно и независимо составлять ноу-хау различных субъектов. Лицо, правомерно самостоятельно получившее аналогичную информацию, что и первоначальный обладатель, вправе свободно использовать эти сведения <*>. Соответственно, перед авторами, отстаивающими исключительные права за обладателями ноу-хау, стоит задача обосновать, каким образом исключительное право может принадлежать одновременно и независимо разным лицам. Для этих целей В.А. Дозорцев вводит концепцию квазиабсолютных, ослабленных исключительных прав. По мнению ученого, содержание исключительного права на ноу-хау отличается от правомочий на традиционные объекты исключительных прав, что вызвано различными способами их обособления, которые приводят к главной особенности данного исключительного права: "...право на продукт, не подвергающийся формальному обособлению, может быть закреплено одновременно и отдельно за несколькими разными лицами". Возникает новая разновидность исключительных прав, которая представляет собой не абсолютное право (как классические исключительные права), а квазиабсолютное право, исключительное ослабленное. Данная новая разновидность исключительных прав не заменяет их абсолютного варианта, а дополняет его, сочетаясь с ним и существуя наряду с ним <**>.

<*> Пункт 2 ст. 4 Федерального закона "О коммерческой тайне" от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ // Российская газета. 2004. 5 авг.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Понятие исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<**> Дозорцев В.А. Понятие исключительного права. С. 293 - 303.

Примеры того, что исключительное право на конкретный объект может принадлежать независимо нескольким лицам, ученый находит в современном законодательстве: в правовом режиме коллективных знаков и прав на использование наименования места происхождения товара. Коллективным знаком является товарный знак некоего объединения предприятий, "предназначенный для обозначения товаров, производимых и (или) реализуемых входящими в данное объединение лицами и обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками" <*>. На коллективный знак распространяется правовой режим товарного знака, закрепляющий исключительное право. Но это уже не абсолютное право, поскольку право использования этого знака принадлежит в равной степени всем предприятиям, входящим в объединение. Такая же ситуация возникает и с правом на использование наименования места происхождения товара: одинаковое право на использование одного и того же наименования при известных условиях может принадлежать независимо друг от друга разным лицам <**>. Таким образом, права на коллективный товарный знак и права на использование наименования места происхождения товара, как и права на ноу-хау, можно определить как квазиабсолютные, ослабленные исключительные <***>. Следовательно, по мнению ученого, понятие исключительных прав шире, нежели считалось ранее. Оно включает в себя наряду с абсолютными и квазиабсолютные права, когда право на один и тот же объект одновременно принадлежит самостоятельно и независимо нескольким лицам.

<*> Пункт 1 ст. 20 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // Российская газета. 1992. 17 окт. (Далее - Закон о товарных знаках.)
<**> Статьи 30 - 31 Закона о товарных знаках.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Понятие исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<***> Дозорцев В.А. Понятие исключительного права. С. 294 - 295.

С такой позицией нельзя согласиться. Во-первых, из приведенных автором законодательных норм не представляется возможным делать подобные выводы. Исключительное право на коллективный знак принадлежит совместно нескольким лицам, производящим и (или) реализующим товары, обладающие едиными качественными или иными общими характеристиками. Независимо друг от друга такие лица обладают лишь правом использования товарного знака, в то время как распоряжение может осуществляться ими только совместно. Подобная концепция исключительного права не дает оснований говорить о существовании некоего ослабленного абсолютного права, поскольку не имеет места ничего более, кроме как множественность лиц на стороне правообладателя. Здесь можно провести аналогию с институтом совместной собственности вещного права, где абсолютность права из-за подобной множественности никем не ставится под сомнение.

Что касается наименования места происхождения товара, то оно не является объектом исключительных прав. Наименование места происхождения товара является единственным объектом, из провозглашаемых объектов исключительных прав, который не создается каким-либо лицом, будучи общеизвестным независимо от деятельности самого производителя, в силу чего наименование не обладает и не должно обладать новизной как все иные объекты исключительных прав. Право на наименование отличается от исключительного права тем, что в его содержание входит одно лишь право использования данного наименования, в то время как сущность исключительного права требует возможности распоряжения объектом права. Следовательно, на основе рассмотренных законодательных примеров невозможно сделать вывод о существовании нового вида ослабленных абсолютных прав.

Во-вторых, с концепцией квазиабсолютных прав нельзя согласиться по теоретическим соображениям, на которых основана система гражданского права. Существует определенное и довольно четкое деление, на котором зиждется частное право и гражданский оборот: деление на абсолютные и относительные права <*>. Этот дуализм является ключевым в гражданском праве, так же как и деление абсолютного права на два вида имущественных абсолютных прав: право собственности (вещное право) и исключительные права <**>. Это базис всей системы гражданского права, на котором зиждется гражданский оборот. Именно четкость разграничения имущественных и неимущественных, абсолютных и относительных, вещных и обязательственных <***>, права собственности и исключительных прав делает гражданский оборот устойчивым, а правовое регулирование - предсказуемым. В случае допущения неких ослабленных абсолютных прав данная определенность пропадает. С одной стороны, размываются границы действия самого гражданского права, а с другой - происходит смешение абсолютных и относительных прав (исключительных и обязательственных).

<*> Деление прав на абсолютные и относительные является "основным и в высшей степени важным" (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 140).

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Понятие исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<**> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 57, 254; Дозорцев В.А. Понятие исключительного права. С. 288 - 293.
<***> "Может быть, ни одна проблема не важна так для понимания собственности и права в целом, как проблема дуализма гражданского права, т.е. деления его на вещные и обязательственные права и институты". "Суть дуализма - в его непреклонной строгости, в невозможности любого наличного права быть одновременно и тем и другим" (Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практ. пособие. 3-е изд. М., 2002. С. 54 - 55). Представляется, что дуализм такого же рода присутствует между исключительными и обязательственными правами и происходит из дуализма более высокого уровня абсолютных и относительных прав.

Границы действия гражданского права размываются при стремлении урегулировать весь спектр экономических отношений. В.А. Дозорцев утверждает существование ослабленных исключительных прав на любые нематериальные объекты, находящиеся в фактической монополии. Однако следует различать фактическую монополию и закрепление абсолютного субъективного права. Данные категории совпадают не всегда, ибо право признает не каждую фактическую монополию как основание для установления субъективного права <*>. В экономических отношениях существуют различного рода монополии, но не все они приводят к существованию абсолютного права. В.А. Дозорцев распространяет исключительные права на все объекты, обособленные с помощью какой-либо фактической ослабленной монополии, которые в силу фактических обстоятельств не могут принадлежать лицам на абсолютном праве. Таким образом, в основу теории ослабленных исключительных прав ученый положил экономический, а не юридический признак, стремясь урегулировать весь спектр экономических отношений, в результате чего размываются границы действия гражданского права.

<*> Так, применительно к клиентеле и деловым связям Г.Ф. Шершеневич указывал на нетождество фактических отношений и правового регулирования, ибо не каждое фактическое отношение находит свое юридическое отражение. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. I: Введение. Торговые деятели. М., 2003. С. 177.

С другой стороны, происходит смешение абсолютных и относительных прав (исключительных и обязательственных) при попытках создать институт, сближающий правоотношения, коренным образом отличающиеся друг от друга. Так, после обоснования "ослабленных исключительных прав" на ноу-хау ученый идет дальше и утверждает существование еще более ослабленного исключительного права - права на общедоступную информацию, когда фактические трудности по получению необходимой информации, с одной стороны, и комфортность доступа - с другой, позволяют говорить о существовании фактической ослабленной монополии. "В связи с возможностью оказания аналогичных услуг разными лицами уже исключительное, а не только абсолютное право оказывается ослабленным настолько, что оно может действовать лишь вместе с обязательством" <*>. В результате данных рассуждений пропадает тот базис, на котором основано частное право, - разделение абсолютных и относительных прав, в то время как любое подобное деление требует четкости и ясности разграничения.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Понятие исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<*> Дозорцев В.А. Понятие исключительного права. С. 308 - 309.

Кроме того, исключительные права за обладателем ноу-хау также нельзя признать с формальной точки зрения в силу отсутствия соответствующего указания в законе, поскольку перечень объектов исключительного права имеет и должен иметь исчерпывающий характер. Российское законодательство не относит ноу-хау к объектам исключительных прав.

Итак, на ноу-хау не существует исключительного права. У обладателя ноу-хау не возникает субъективного абсолютного права, при этом лицо обладает лишь фактической монополией <*>. В отношении ноу-хау, выступающего важнейшим экономическим ресурсом, у его обладателя возникает двойственный интерес: во-первых, это интерес в самостоятельном использовании данного блага, употреблении его в своей деятельности; во-вторых, в отстранении от данного блага всех других лиц, которые к тому же не понесли затрат на его создание. С одной стороны, как и любое иное знание, имеющее практическое применение, ноу-хау имеет определенную ценность для своего обладателя само по себе, т.е. независимо от его известности другим лицам. С другой стороны, фактор неизвестности данного знания иным субъектам неоднократно преумножает его ценность, поскольку предоставляет обладателю этого знания очевидные преимущества в конкурентной борьбе с другими субъектами предпринимательства. К тому же, являясь результатом интеллектуального труда, данное знание имеет для своего обладателя ценность как результат затраченных ресурсов.

<*> Гражданское право: В 4 т. Т. 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 397 (автор главы - И.А. Зенин).

Представляется, что ноу-хау является объектом охраняемого гражданским правом интереса. Право признает те или иные интересы, содержание которых составляют потребности субъектов <*>. Гражданско-правовое признание интересов совершается в двух формах. Некоторые интересы признаются гражданским правом посредством наделения заинтересованного лица соответствующим субъективным гражданским правом. "Вместе с тем существуют и такие интересы, признание которых не сопровождается наделением заинтересованных лиц как носителей этих интересов субъективными гражданскими правами" <**>. По своему содержанию (монопольное использование блага) выявленный интерес обладателя ноу-хау совпадает с тем интересом, который обеспечивается абсолютным субъективным правом как "правовым средством удовлетворения интересов" <***>. Однако не каждый признаваемый правом интерес удовлетворяется путем закрепления за лицом абсолютного субъективного права. Интерес обладателя ноу-хау не обеспечивается абсолютным правом. Следовательно, ноу-хау - это объект охраняемого правом имущественного интереса субъекта гражданского права. Объектом охраны является не ноу-хау как таковое, ибо для этого необходимо наличие абсолютного права, а признаваемый гражданским правом интерес в отношении ноу-хау.

<*> Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. М., 2001. С. 239.
<**> Крашенинников Е.А. Интерес и субъективное гражданское право // Правоведение. 2000. N 3. С. 133.
<***> Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве. С. 242.

Соответственно, целью правового регулирования является охрана интереса, которое заключается в "гражданско-правовом обеспечении интересов обладателя ноу-хау" <*>. "Под осуществлением гражданско-правовой охраны общественных отношений следует понимать применение всех норм гражданского права, которые обеспечивают их нормальное и беспрепятственное существование и развитие" <**>. Под гражданско-правовой охраной имущественного интереса обладателя ноу-хау следует понимать нормы, запрещающие иным лицами получение ноу-хау незаконными методами, нормы применимые к договорам по передаче ноу-хау и нормы, регулирующие защиту данного интереса (нормы о возмещении убытков или применении иных правовых санкций).

<*> Гражданское право: В 4 т. Т. 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 393 (автор главы - И.А. Зенин).
<**> Там же. С. 406 - 407 (автор главы - В.С. Ем).

В случае отсутствия договора о передаче ноу-хау имущественный интерес обладателя находится под защитой законодательства о недобросовестной конкуренции <1>. "Поскольку в отношении предмета ноу-хау отсутствуют охранные права, то к лицу, скопировавшему ноу-хау, может быть предъявлена претензия о возмещении ущерба при наличии недобросовестной конкуренции" <2>. Недобросовестная конкуренция представляет собой "действия, которые прямо направлены против конкурента и задевают его частные интересы" <3>. Частный интерес заключается, в частности, в сохранении секретности в отношении "приема производства, который по своему характеру не дает права на патент, но вместе с тем дает применившему его некоторое преимущество над конкурентом" <4>.

<1> Как отмечал А.И. Каминка, "даже и в тех случаях, когда специальные нормы не охраняют этих отношений, они находятся под защитой запрета недобросовестной конкуренции". Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 153.
<2> Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. М., 1976. С. 86.
<3> Шретер В. Недобросовестная конкуренция. С. 569.
<4> Там же. С. 559.

Право предъявляет требование, при соответствии которому оно будет охранять имущественный интерес обладателя ноу-хау; право охраняет интерес при соблюдении норм, регламентирующих меры по охране конфиденциальности информации. Эти нормы, в свою очередь, не регулируют сам объект прав, ибо такового нет, а проявляют свое действие лишь после заключения договора или незаконного доступа и/или разглашения информации. Проверка "охраноспособности" интереса осуществляется не в порядке специальной предварительной процедуры, а только при нарушении конфиденциальности либо ее оспаривания (например, для признания договора по передаче ноу-хау незаключенным) и необходимости установить, существовала ли она вообще. До наступления указанных событий существует лишь фактическая монополия фактического обладателя ноу-хау, использование ноу-хау, не поддающиеся правовой регламентации, ибо факт наличия такой информации и ее использование не регламентируется (разрешается либо запрещается) гражданским правом и никак не зависит от выполнения мер по охране конфиденциальности. Данные меры суть условие охраны интереса и одновременно форма его признания.

Таким образом, ноу-хау не является объектом исключительного права или какого-либо иного субъективного гражданского права: оно является объектом охраняемого гражданским правом имущественного интереса. Объектом гражданско-правовой охраны является не само ноу-хау, а имущественный интерес его обладателя.