Мудрый Юрист

Методические основы коррекции представлений осужденных о жертвах преступлений

Молоствов А.В., преподаватель кафедры социальной психологии и социальной работы Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний.

Исходя из официальной статистики, которая свидетельствует, что каждый пятый совершивший преступление ранее уже был судим за преступления <*>, перспективным направлением повышения антикриминальной безопасности общества является снижение уровня рецидивной преступности.

<*> В 2005 г. из 1 297 123 выявленных лиц, совершивших преступления, 308 855 (23,8%) чел. оказались ранее судимыми за преступления // Статистка с официального сайта МВД. http://www.mvdinform.ru/index.php?docid=3999 (1 июня 2006 г.).

Ведущая роль в достижении данной цели принадлежит уголовно-исполнительной системе. Руководство УИС ставит перед сотрудниками задачи применения показавших свою эффективность и поиска новых форм и методов исправительного воздействия на осужденных <*>. Психологическая служба УИС вносит свой вклад в систему исправительного воздействия на осужденных путем их психологической коррекции.

<*> Доклад директора ФСИН России Ю.И. Калинина на коллегии Минюста России по итогам работы в 2005 г. и задачах на 2006 г. (17 марта 2006 г.) // http://www.fsin.su/main.phtml?aid=514.

Большинство преступлений совершается во взаимодействии преступника и жертвы. Познание механизма взаимодействия людей (преступника и жертвы) возможно на основе понимания содержания и динамики их представлений друг о друге <*>. По мнению Ховарда Зера, представления преступника о жертвах своего преступления зачастую являются ложными, стереотипными, ведущими к деиндивидуализации личности жертв, что способствует самооправданию преступником своего поведения и снижает эффективность исправительного воздействия на него в процессе реализации наказания <**>.

<*> Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для высших учебных заведений. 5-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 115 - 117.
<**> Зер Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание / Пер с англ., общ. ред. Л.М. Карнозовой. М., 1998. С. 50 - 53.

Конфликт преступника и жертвы является ярким следствием неконструктивности представлений преступника о жертве. Учитывая особенности представлений осужденного о жертве своего преступления, мы можем побуждать его к освоению конструктивных образцов взаимодействия с другими людьми, в которых они не рассматривались бы как потенциальные жертвы.

Таким образом, анализ психологических характеристик представлений осужденных о жертвах преступлений является одним из перспективных направлений исследований в юридической психологии, позволяющим совершенствовать программы психологической коррекции личности осужденных за счет коррекции их представлений о жертвах преступлений.

Проведенное нами изучение представлений осужденных, отбывающих наказания в виде лишения свободы, включало в себя серию полуструктурированных интервью, на основе которых мы составили перечень из 15 стереотипных утверждений о жертвах преступлений. Далее осужденным, отбывающим наказания за корыстные (ст. 158 УК РФ - 63 человека) и насильственные (ст. 105, 111 УК РФ - 84 человека) и корыстно-насильственные (ст. 161, 162 УК РФ - 54 человека) преступления в исправительных колониях общего и строгого режимов, было предложено выразить степень своего согласия с предложенными утверждениями по 7-балльной шкале. Кроме того, для анализа различий в профилях психологических защит испытуемых из обследованных групп мы воспользовались опросником "Индекс жизненного стиля" (LSI) Р. Плутчика, Г. Келлермана и Х. Конта в адаптации Л.Р. Гребенникова.

Корреляционный анализ данных позволил сделать вывод о том, что содержание представлений осужденных о жертвах преступлений тесным образом связано с типами психологических защит, активированных у них.

Факторный анализ оценок стереотипных утверждений о жертвах преступлений выявил, что представления осужденных о жертвах преступлений построены таким образом, что поведение их в отношении жертв является своеобразным отреагированием эмоций без учета последствий от этого поведения, возможных в будущем.

То есть основной целью программ психологической коррекции представлений осужденных о жертвах преступлений является разворачивание образа будущего, который бы содержал детальные образцы правопослушного поведения.

На наш взгляд, для решения вышеуказанной проблемы целесообразно воспользоваться обширным теоретическим и практическим опытом создания и коррекции образа будущего клиента, накопленным в нейролингвистическом программировании. В НЛП создана психотехнология работы с личной историей, из которого выделилось самостоятельное направление, именуемое Time Line Therapy (терапия линии времени) Т. Джеймса <*>.

<*> Ковалев С.В. Введение в современное НЛП. Психотехнологии личностной эффективности: Учебное пособие. М.: Флинта, 2004. С. 292 - 362.

Как показало проведенное нами исследование, представления осужденных, отбывающих наказания за насильственные, корыстные и корыстно-насильственные преступления, о жертвах преступлений различны. Эти различия связаны с различиями типов психологических защит, активированных у осужденных разных типов. Таким образом, коррекцию представлений осужденных о жертвах преступлений необходимо сопровождать коррекцией их психологических защит.

Для определения специфики психологических защит осужденных при составлении коррекционных программ мы подвергли данные их тестирования по тест-опроснику LSI факторному анализу.

  1. Факторный анализ данных показал наличие у осужденных за насильственные преступления двухфакторной структуры психологических защит (см. табл. 1).

Таблица 1

Двухфакторная структура психологических защит осужденных за насильственные преступления (* - выделены значимые факторные нагрузки)

Factor Loadings (Varimax normalized) (Данные насильственные).

Extraction: Principal components (Marked loadings are > 0,50).

Фактор 1
Фактор 2
Отрицание     
  0,01  
  0,87* 
Подавление    
  0,51* 
  0,37  
Регрессия     
  0,91* 
 -0,08  
Компенсация   
  0,72* 
  0,42  
Проекция      
  0,57* 
  0,49  
Замещение     
  0,85* 
 -0,06  
Рационализация
  0,29  
  0,65* 
Реактивные    
образования
 -0,02  
  0,60* 

Можно отметить простоту факторной структуры защит осужденных за насильственные преступления. То есть репертуар их поведенческих проявлений ограничен. Наибольшие факторные нагрузки в факторах имеют онтогенетически первичные, простые типы защит (регрессия в первом факторе, отрицание во втором факторе). То есть поведение испытуемых определяется "детскими", простыми типами психологических защит и основано на эмоциональном отреагировании психотравмирующих событий (даже во втором факторе, где активированы рационализация и реактивные образования, они имеют меньшие факторные нагрузки, чем отрицание).

  1. У осужденных за корыстные преступления факторный анализ данных показал наличие трехфакторной структуры психологических защит (см. табл. 2).

Таблица 2

Трехфакторная структура психологических защит осужденных за корыстные преступления (* - выделены значимые факторные нагрузки)

Factor Loadings (Varimax normalized) (Данные корыстные).

Extraction: Principal components (Marked loadings are > 0,45).

Фактор 1
Фактор 2
Фактор 3
Отрицание     
  0,04  
  0,27  
  0,75* 
Подавление    
  0,73* 
  0,26  
 -0,17  
Регрессия     
  0,80* 
  0,22  
  0,18  
Компенсация   
  0,17  
 -0,13  
  0,77* 
Проекция      
 -0,34  
  0,40  
  0,47* 
Замещение     
  0,79* 
 -0,10  
  0,14  
Рационализация
  0,07  
  0,84* 
 -0,02  
Реактивные    
образования
  0,31  
  0,82* 
  0,22  

Факторная структура психологических защит, активированных у осужденных за корыстные преступления, по сравнению с факторной структурой психологических защит, активированных у осужденных за насильственные преступления, более сложная, что говорит о разнообразии репертуара их поведения.

  1. У осужденных за корыстно-насильственные преступления факторный анализ данных показал наличие двухфакторной структуры психологических защит (см. табл. 3).

Таблица 3

Двухфакторная структура психологических защит осужденных за корыстно-насильственные преступления (* - выделены значимые факторные нагрузки)

Factor Loadings (Varimax normalized) (1. Данные корыстно-насильственные).

Extraction: Principal components (Marked loadings are > 0,53).

Фактор 1
Фактор 2
Отрицание     
  0,54* 
  0,52  
Подавление    
 -0,11  
  0,70* 
Регрессия     
  0,90* 
 -0,23  
Компенсация   
  0,85* 
  0,16  
Проекция      
  0,11  
 -0,73* 
Замещение     
  0,74* 
  0,09  
Рационализация
  0,34  
  0,58* 
Реактивные    
образования
  0,43  
  0,61* 

Факторная структура психологических защит осужденных за корыстно-насильственные преступления является простой, состоящей из двух факторов, что делает ее схожей со структурой осужденных за насильственные преступления. Репертуар поведенческих реакций корыстно-насильственных преступников, как и у насильственных преступников (по сравнению с осужденными за корыстные преступления), преимущественно определяется действием психологических защит простого типа (в первом факторе наиболее высокую факторную нагрузку имеет регрессия, во втором - подавление). Однако от структуры защит осужденных за насильственные преступления структура защит корыстно-насильственных преступников отличается другим сочетанием типов защит, составивших каждый из факторов.

На основании анализа типов психологических защит, давших значительные факторные нагрузки при факторизации данных тестирования осужденных, отбывающих наказания за различные преступления, мы сгруппировали факторы, имеющие значительные нагрузки по одинаковым типам защит.

  1. При факторизации данных осужденных нами отмечено, что один из факторов факторной структуры психологических защит насильственных, корыстных и корыстно-насильственных преступников имеет максимальные нагрузки по типам "регрессия" и "замещение", для осужденных, отбывающих наказания за насильственные и корыстно-насильственные преступления, общей защитой является еще и "компенсация" (см. табл. 4).

Таблица 4

Регрессионный тип психологической защиты

Фактор 1 (ос.
за насил.
преступления)
  Фактор 1   
(ос. за кор.
преступления)
 Фактор 1 (ос.
за кор.-насил.
преступления)
Отрицание     
    0,01     
    0,04     
     0,54*    
Подавление    
    0,51*    
    0,73*    
    -0,11     
Регрессия     
    0,91*    
    0,80*    
     0,90*    
Компенсация   
    0,72*    
    0,17     
     0,85*    
Проекция      
    0,57*    
   -0,34     
     0,11     
Замещение     
    0,85*    
    0,79*    
     0,74*    
Рационализация
    0,29     
    0,07     
     0,34     
Реактивные    
образования
   -0,02     
    0,31     
     0,43     

Структура приведенных в таблице защит имеет бессознательные (регрессия, подавление) и сознательные формы защит (компенсация, проекция). Личность, оперирующая разными формами защит, доступна внешнему воздействию. Основной стратегией коррекции представлений о жертвах является установление контакта с осужденным, присоединение к его сомнениям, ощущениям, побуждениям и т.п., прояснение и устранение причин его регрессии <*>.

<*> Гришко А.Я., Сочивко Д.В., Гаврина Е.Е. Личность осужденного за террористическую деятельность (экспериментальные исследования и пути построения воспитательного и психокоррекционного воздействия): Метод. пособие / Под общ. ред. Ю.И. Калинина; научн. ред. Ю.М. Антонян. Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2006. 79 с.

Основными задачами психокоррекции осужденных, имеющих регрессионный тип защиты, являются:

  1. Также нами отмечено, что один из факторов факторных структур проанализированных групп осужденных имеет повышение факторных нагрузок по типам защит "рационализация" и "реактивные образования" (см. табл. 5).

Таблица 5

Тип психологической защиты, основанный на рационализации

Фактор 2 (ос.
за насил.
преступления)
  Фактор 2   
(ос. за кор.
преступления)
 Фактор 2 (ос.
за кор.-насил.
преступления)
Отрицание     
    0,87*    
    0,27     
     0,52     
Подавление    
    0,37     
    0,26     
     0,70*    
Регрессия     
   -0,08     
    0,22     
    -0,23     
Компенсация   
    0,42     
   -0,13     
     0,16     
Проекция      
    0,49     
    0,40     
    -0,73*    
Замещение     
   -0,06     
   -0,10     
     0,09     
Рационализация
    0,65*    
    0,84*    
     0,58*    
Реактивные    
образования
    0,60*    
    0,82*    
     0,61*    

Отличительной особенностью испытуемого с профилем психологической защиты, основанной на рационализации, является наличие целостных представлений о мире, в которых преступное поведение рационально объяснено, приемлемо с точки зрения референтного для него сообщества и личностно приемлемо для самого человека. Ярким примером является профиль защит корыстных преступников. Так, опрошенный нами осужденный, отбывающий наказание за квартирные кражи в третий раз, объяснял свои преступления тем, что он хорошо умеет воровать, так как он профессионал, что совершает кражи он потому, что ничего другого больше не умеет, и никаких других преступлений никогда он не совершал, переживания жертв он понимает, но эти переживания для них не смертельны, да еще и побуждают их быть внимательнее и заботиться о своей безопасности. Кроме того, в нашей стране всегда и все воровали, особенно начальники и депутаты. Факт своего осуждения респондент комментирует как издержки профессии, которые неприятны, но неизбежны. Опрошенный респондент не испытывает противоречий и эмоциональных проблем, связанных со своим преступным образом жизни. Эмоциональный фон его представлений о жертвах тоже в целом нейтральный. При этом наблюдается проявление понимания проблем жертв. Жертва воспринимается им как объект "профессиональной" деятельности. В данном случае основной задачей психокоррекции является проработка когнитивных конструкций, составляющих картину мира клиента. Поиск и актуализация для него противоречий, ограничений такого представления о мире. Анализ выигрышей и издержек преступного образа жизни. Основной стратегией психокоррекционного взаимодействия с клиентом является закрепление любых сомнений клиента в "полноценности" и успешности своей жизни, активизация его эмоциональности за счет включения в групповые психодраматические процедуры.

Несколько отличными от корыстных преступников, но также основанными на рационализации, являются профили защит насильственных и корыстно-насильственных преступников. Так, насильственные преступники наряду с рационализацией и реактивными образованиями имеют активированное отрицание. То есть преступник испытывает фрустрацию от совершенных им действий, но блокирует осознание этой информации, при этом он имеет рациональные объяснения своему поведению. Так, опрошенный нами осужденный, отбывающий наказание за нанесение тяжких телесных повреждений на почве ревности любовнику своей сожительницы, рационально объяснял свое преступление. По его словам, ничего преступного он не совершил (отрицание), он всего лишь наказал соперника за то, что тот соблазнил женщину, зная, что она живет с другим человеком (рационализация), и что если вокруг много свободных женщин, а он выбрал именно несвободную, то это было вызовом. Сейчас такая жизнь, что если сразу на место не поставить, то об тебя ноги будут вытирать (реактивные образования). А потерпевший сам виноват, думать надо было головой, а не другим местом (проекция).

В данном случае преступление вызывает в человеке негативную эмоциональную реакцию. Жертва воспринимается негативно, причины, вызвавшие конфликт с жертвой, вытесняются. Имеется мощная когнитивная схема рационального самооправдания. Схема психокоррекции в данном случае также заключается в поиске, фиксации противоречий в убеждениях осужденного и дискредитации этих убеждений, однако подобная когнитивная терапия осложняется наличием неотреагированных эмоциональных проблем у осужденного, связанных с восприятием других людей как потенциально опасных и враждебных. Поэтому в данном случае психологу полезно уделить отдельное внимание присоединению и принятию личности клиента и подчеркнуть неприятие его убеждений.

Профиль корыстно-насильственных преступников, основанный на рационализации и реактивных образованиях, включает в себя подавление, что говорит о том, что преступное поведение является травматичным. Высокая отрицательная факторная нагрузка по проекции говорит о том, что образ жертвы деперсонализирован, т.е. роль жертвы в преступлении не анализируется, а все внимание преступником уделяется самому себе, своим побуждениям, удовольствию от контроля ситуации и т.п. При этом рационализации принципиально не отличаются от используемых корыстными преступниками. Так, в нашей практике подследственный по делу о вооруженном ограблении пассажиров автобуса (коммерсантов), следовавших за товаром на оптовый рынок Москвы, на вопрос, били ли они коммерсантов, не желавших отдавать деньги, ответил, что били. На уточнение, были ли среди тех, кого били, женщины, он ответил - да и что никакой разницы, женщина это или мужчина, он не видит. То есть в данном случае опрошенный вину на потерпевших не переносит и эмоционально от них дистанцируется. Рационализация у данного респондента выражалась идеей о том, что, если человек становится коммерсантом, он должен предполагать, что может стать жертвой. Если он опасается, то пусть в коммерцию не лезет.

Специфичность работы с клиентами, имеющими подобный профиль защит, заключается в проработке доминирующей позиции эмоционального отгораживания от жертвы преступления, поиске причин подобного "инструментального" подхода к человеку как к объекту преступных манипуляций.

  1. Третий фактор трехфакторной структуры психологических защит осужденных за корыстные преступления имеет повышенные факторные нагрузки по типам защит "компенсация", "отрицание" и "проекция". При этом регрессия и рационализация не выражены. Преобладание компенсации в профиле защиты позволяет сделать вывод, что акцент в коррекции полезно сделать на работу с сознанием. Наличие ярко выраженного отрицания при невыраженных подавлении и замещении может свидетельствовать о склонности осужденного ко лжи, о недоразвитии у него этического комплекса. В данном случае основной задачей психологической коррекции представлений осужденного о жертвах преступлений является проработка когнитивных искажений образа жертвы, в первую очередь проекции, и формирование у осужденного морально-этических основ взаимодействия с другими людьми.

Из вышеприведенного анализа следует вывод, что психологическая коррекция представлений осужденных за корыстные, насильственные и корыстно-насильственные преступления о жертвах преступлений базируется на коррекции выраженных у них типов психологических защит.

При составлении детальных рабочих программ психологической коррекции представлений о жертвах преступлений для осужденных полезно учитывать, по защитам каких типов в профилях их психологических защит имеются пики. И в зависимости от этого делать упор на проработку эмоциональных аспектов и работу с бессознательным (при пиках по регрессии и замещению), либо на поиск и актуализацию для клиента логических пробелов в его рациональных объяснениях мира (пики по шкалам рационализация, реактивные образования), либо когнитивную терапию в сочетании с формированием морально-этического комплекса личности (пики по компенсации, проекции, отрицанию).

Регулируя представления о жертвах у осужденных посредством психологической коррекции, можно добиваться снижения вероятности осуществления ими повторных преступлений после отбывания наказания, что повысит потенциал уголовно-исполнительной системы как института, обеспечивающего антикриминальную безопасность общества.