Мудрый Юрист

Правовые основы тюремного режима в царской России (1879 - 1917 гг.)

Алексеев В.И., кандидат исторических наук, доцент ИГиП ТюмГУ.

В пореформенный период (1879 - 1917 гг.) в пенитенциарном законодательстве формируется тенденция, направленная на дифференциацию и индивидуализацию исполнения наказания в отношении различных категорий преступников в зависимости от объекта преступного посягательства, личности и возраста преступника. Логическая модель правового регулирования лишения свободы была представлена, с одной стороны, действующим законодательством - Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года по продолжениям, Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, с другой стороны, Законом от 11 декабря 1879 года и Уголовным уложением от 22 марта 1903 года, при которых существенно изменилась лестница наказаний. Динамическая модель правового регулирования состояла в реализации уголовного законодательства в процессе исполнения наказания и устанавливалась следующими Законами: Уставом о ссыльных, Уставом о содержащихся под стражей издания 1890 года и по продолжениям.

В соответствии с Законом от 11 декабря 1879 года и новым Уголовным уложением от 22 марта 1903 года было предусмотрено краткосрочное заключение в тюрьме по одиночной системе и долгосрочное в исправительном доме, при условии содержания в течение первых месяцев в одиночной камере, а затем разобщения на ночь, на время, свободное от работ.

С упразднением в 1884 году рабочих и смирительных домов действующее законодательство определяет следующие учреждения тюремного заключения гражданского ведомства или, как выражается закон, места содержания под стражей: 1) помещения для подвергаемых аресту; 2) исправительные приюты для несовершеннолетних; 3) арестантские помещения при полиции; 4) тюрьмы губернские, областные и уездные тюремные замки, С.-Петербургская тюрьма, Московская исправительная тюрьма; 5) исправительные арестантские отделения; 6) тюрьмы для содержания присужденных к каторжным работам преступников; 7) пересыльные тюрьмы (ст. 2 Уст. Сод. Страж.). <*> Кроме того, в местах заключения, состоящих в ведомстве военном, содержатся также: 1) на гауптвахтах, 2) в крепостях (ст. 4 того же Уст.). В некоторых случаях лица гражданского ведомства присуждаются к заключению в монастырь (ст. 5 того же Уст.). Под монастырями понимали монастырские тюрьмы, с одной стороны, в виде монашеских келий обычного типа, с другой - в виде казематов внутри стен или в подвалах под церковными полами и в погребах. Или, наконец, в виде специально оборудованных тюремных зданий внутри монастырских стен. Во всех этих случаях начальником монастырской тюрьмы являлся настоятель монастыря, а подчиненные ему монахи несли обязанности помощников в деле осуществления режима заточения. Они же несли и сторожевую охрану монастырских узников, если для этого не было прислано специальной воинской охраны.

<*> См.: Устав о содержащихся под стражей. СПб., 1895. С. 7.

В 1891 году общее число различных тюрем достигло 875, и в этом числе было 32 исправительно-арестантских отделения, 11 каторжных тюрем и 6 пересыльных. На 1 января этого года во всех местах заключения империи было 108 169 арестантов, из них под следствием и судом - 23 756, срочных - 56 668, ссыльных - 15 318, пересыльных - 6 293, прочих административных и добровольно следующих - около 3 000. <*>

<*> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 3. М., 1961. С. 380.

Среди общей массы арестантов наибольшую часть составляли приговоренные к лишению свободы, а именно 55,15%. Процент следственных и подсудимых равнялся 27,36. <*> на третьем месте стоял процент ссыльных (8,36), на четвертом - пересыльных (6,44). Заключенные в административном порядке и прочие составляли 2,76%. За названный год в местах заключения кроме тюрем на Сахалине, полицейских арестных помещений и арестных домов было мест в общих камерах на 93 591 человека и в одиночных - на 6 206 человек. При наивысшем переполнении тюрем около 13 000 человек содержалось сверх комплекта. <**>

<*> См.: там же.
<**> ПСЗ N 18839.

Главное тюремное управление для охранения общественных отношений в условиях революционной смуты интенсивно использовало тюремное заключение, особенно краткосрочное, до года. Анализ соотношения краткосрочных и долгосрочных арестантов показывает, что наиболее эффективной формой исполнения наказания является краткосрочное тюремное заключение, процент которого в эти годы составлял от 24,1% до 29,2% к общему количеству наказанных лишением свободы.

Исправительные наказания, в частности тюремное заключение, преимущественно перед всеми другими видами наказаний представляет собой постепенность, возможность хороших влияний на преступника, устранение излишних мучений. Тюремное заключение вполне соответствует положению личности гражданина в современном государстве и общественным нравам. Тюремному заключению, как действенной форме воздействия на преступников, отводится в пореформенный период большое значение. Его сила прежде всего состоит в предупреждении преступлений. Указанная цель наказания как функция уголовной юстиции в конце концов сводится к "общему и частному предупреждению преступлений". <*>

<*> См.: Познышев С.В. Основные вопросы наказания. М., 1904. С. 374.

Тюрьма в уголовно-политический период становится наиболее подходящим местом для принудительного помещения человека. Она тем самым окончательно ставит точку под прошлым, в котором она играла лишь вспомогательную роль, будучи дополнением к телесным наказаниям.

Телесные наказания как дополнительные, были отменены в России в 1863 году, но как мера дисциплинарная сохранены до 1917 года. Однако официальных сообщений, отчетов об этом не опубликовывалось.

В понятие уголовно-пенитенциарного законодательства входит применение исправительного воздействия к арестантам как реализация основных средств исправления осужденных. В Уставе о содержащихся под стражей изд. 1890 года и по продолжению к основным средствам исправления относятся: порядок и условия содержания арестантов (режим), духовно-нравственное воздействие, арестантский труд, школьное образование. Совокупность этих правил и составляет то, что мы называем тюремным режимом. <*>

<*> См.: Отчет ГТУ за 1908 г. СПб., 1910. С. 37.

"Требования тюремного режима призваны обеспечить:

  1. обязательную изоляцию осужденных и постоянный надзор за ними с тем, чтобы исключалась возможность совершения ими новых преступлений или других антиобщественных поступков;
  2. точное и неукоснительное выполнение осужденными своих обязанностей;
  3. различные условия содержания в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности и поведения осужденного". <*>
<*> См.: Ткачевский Ю.М. Советское исправительное право. М., 1917. С. 70.

В существующих законоположениях ст. ст. 130, 172 - 182, 278, 295 Уст. Сод. Страж. о порядке размещения арестантов приводится основное требование, чтобы арестанты распределялись в тюремных помещениях сообразно полу, возрасту, правам состояния и роду совершенных ими или наказуемых им преступлений, отбывающие наказание особо от состоящих под следствием и судом, с соблюдением строгой изоляции отдельной однородной группы заключенных от всех остальных с целью предупреждения вредного влияния их друг на друга.

На рубеже XIX - XX вв. во всех российских тюрьмах было достигнуто полное обособление женских отделений от мужских и, за немногими лишь исключениями, отделений, предназначенных для несовершеннолетних, от помещений, где содержатся взрослые арестанты. Кроме того, по общему правилу каждая из тюрем общего устройства разделялась не менее как на три отделения: 1) для подследственных, 2) для срочных, 3) для пересыльных, причем в составе каждого отделения по возможности производилась покамерная классификация заключенных. <*> Срочными арестантами считались присужденные к аресту, к заключению в тюрьме или крепости, к отдаче в исправительные арестантские отделения или к заключению в исправительный дом и к каторжным работам, когда приговоры о таких арестантах обращены к исполнению. <**> Каждая тюрьма состояла из одиночных и общих камер с тем, чтобы известное число их было выделено и изолировано для содержания лиц, находящихся под стражей не в силу судебного приговора, а по другим основаниям. <***>

<*> См.: Отчет ГТУ за 1908 г. СПб., 1910. С. 38. (МКФ).
<**> ТФ. ГАТО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 74. Л. 57.
<***> См.: Тюремное преобразование. Т. 1. СПб., 1905. С. 108.

Изданная в соответствии с законом Общая тюремная инструкция 1915 года устанавливала определенный порядок изоляции различных категорий заключенных исходя из того, что правильное распределение и размещение заключенных является решающим условием, обеспечивающим поддержание установленного режима <*> и недопущение преступлений среди заключенных. Указанные Инструкцией 1912 года положения предусматривали раздельное размещение мужчин и женщин; впервые судимых и осужденных за малозначительные преступления от неоднократно судимых и осужденных за тяжкие преступления; заключенных из числа несовершеннолетних от взрослых отбывать это наказание совместно с другими заключенными.

<*> См.: Вопросы исправительно-трудового права. Сб. статей. Вып. 1. М., 1957. С. 48.

В тюрьмах нравственность зависит от числа живущих вместе. "Это правило, - по мнению Людовика Ре-Виллеме, - никто не должен терять из виду, когда речь идет о предупреждении влияния заключенных друг на друга". <*> По общепринятому мнению, одним из самых существенных условий для правильного размещения арестантов, обеспечивающим более или менее успешное осуществление тюремного режима, являлась наличность в этих учреждениях достаточного количества келий. Но этот важнейший принцип пенитенциарной системы не мог быть проведен в жизнь ввиду отсутствия необходимого количества камер, которых в действительности не хватало для сколько-нибудь сносного размещения наличных арестантов. <**>

<*> Людовик Ре-Виллеме. О тюрьмах в настоящем их положении. СПб., 1822. С. 115.
<**> См.: Отчет ГТУ за 1909 год. СПб., 1911. С. 47.

Обращаясь к вопросу о порядке распределения тюремного населения по общим и одиночным камерам, следует заметить, что Уложением о наказаниях вообще не предусматривалось, в каких камерах, т.е. в общих или одиночных, должны отбывать наказание лица, приговоренные к тюремному заключению. Новое же Уголовное уложение предъявляет прямое требование, чтобы арестанты этой категории содержались в одиночном заключении. И только при неимении в этой тюрьме одиночных камер приговоренные к отбыванию тюремного заключения по Уголовному уложению могли отбывать наказание совместно с другими заключенными. В этом случае четыре дня общего заключения равняются трем дням одиночного заключения (ст. 20 Уг. Ул.). Что касается приговоренных к заключению в крепости, то они и по новому Уложению должны были содержаться в общем заключении. При переполнении тюрем общие камеры обыкновенно предоставлялись срочным арестантам, а также тем из подследственных, которые без ущерба для интересов следствия могли быть объединены вместе, приговоренным к крепости и пересыльным арестантам.

Порядок содержания в одиночном заключении определялся, кроме того, циркуляром ГТУ N 20 1909 года. Согласно этим правилам, каждая келья должна быть не менее 1 000 куб. футов. Арестантов могли посещать чины администрации тюрьмы, члены наблюдательных комиссий, где таковые учреждены, члены благотворительных учреждений. <*>

<*> Цир. ГТУ N 20, 1909 г.

При исполнении уголовного наказания, каким является лишение свободы, как нами выше сказано, на первое место выдвигается режим исполнения наказания. "Можно спорить, - пишет В.И. Горобцов, - об иерархии основных средств исправления осужденных к лишению свободы, но думается, что режим - единственное средство, которое распространяется на всех без исключения осужденных" <*>.

<*> Горобцов В.И. Средства обеспечения режима в исправительных учреждениях и их система // Проблемы меры наказания и уголовно-исполнительного права. Томск, 2003. С. 105.

Одним из основных требований режима в местах лишения свободы законодатель устанавливал обязательную изоляцию осужденных, а именно постоянный надзор за ними с тем, чтобы исключить возможность совершения ими новых преступлений. <*> Тюремные правила не допускали никакого общения между собой заключенных. Они ни в коем случае не должны были встречаться на прогулках и в коридорах, когда их выводили из одиночных камер. Тем не менее общение происходило посредством перестукивания, за которое следовало наказание карцером. <**>

<*> См.: Малинин Ф.Н. Постановления шести международных конгрессов. СПб., 1904. С. 29.
<**> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 3. М., 1962. С. 67.

Архитектурный вопрос в тюремном деле представлялся весьма важным, пенитенциарный характер которого состоял в приспособлении здания к задачам индивидуализации наказания. Используемый опыт Запада в устройстве крестообразной и П-образной формы тюремных построек в максимальной степени соответствует требованиям прогрессивной классификации. "Преимущества таких зданий, особенно устроенных по первой, крестообразной, форме, представляли значительные удобства, как по части окарауливания заключенных, так и по части их распределения на категории". <*> Словом, архитектура теперь призвана быть инструментом преобразования индивидов: воздействовать на тех, кто в ней находится, управлять их поведением, доводить до них требования власти, делать их доступными для показания, изменять их. <**>. Элементы надзора становятся частью отношений между арестантом и людьми, осуществляющими надзор.

<*> Обзор преобразований по тюремной части при новых законодательных установлениях... Указ. соч. С. 46.
<**> См.: Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 251.

Наружная охрана в числе чинов конвойной стражи осуществляла сопровождение арестантов гражданского ведомства на внешние работы и в присутственные места, оказывала содействие тюремному начальству при производстве внезапных обысков, подавлении беспорядков в местах заключения. Статья 186 Уст. Сод. Страж. установила "важнейших арестантов, требующих особо бдительного надзора, которых следует отправлять для содержания в городские тюрьмы". Внутренний надзор осуществлялся в тюрьмах через надзирателей, и, чтобы он был эффективным, арестанты должны были содержаться в запертых камерах (ст. 3 Общих указаний...) <*>, не допускался самовольный переход арестантов из камеры в камеру (ст. 235 Уст. Сод. Страж.). В целях предупреждения побегов содержащиеся под стражей по обвинению в тяжких преступлениях должны быть закованы в кандалы (ст. 237, там же). Кандалы и всякого рода цепи в истории царской тюрьмы до последнего дня существования царской власти были неотъемлемой принадлежностью тюрьмы. Но в XX век царская тюрьма перешла не только с ручными и ножными кандалами, но и с приковыванием к тачке. В эпоху "конституционного строя" царское правительство, допуская возможность побега узников, ввело под скромным названием "предупредительных связок", являвшихся лишь видоизменением кандалов, заковывание в эти "связки" узников. <**>

<*> См.: Общие указания, преподанные по установлению в тюремных учреждениях надзора при введении в действие положения о тюремной страже. Приложение 3 // Сборник циркуляров ГТУ, изданных в 1879 - 1910 гг. Часть 2. СПб., 1911 (в дальнейшем цир. ГТУ...).
<**> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 4. М., 1962. С. 27.

При вступлении в должность нового начальника тюрьмы арестанты тотчас же принимались "нащупывать" его, пытаясь сначала руководить им, и, если только он обнаружит хотя бы малейшую подавленность, его тотчас же засыпают массой самых пустых и нелепых просьб, а то и требований, чтобы, так сказать, ошеломить его и забрать бразды правления в свои руки <*> и снизить, таким образом, пенитенциарные свойства тюремного режима.

<*> См.: Журчайло Я. Современная тюрьма и ее особенности. СПб., 1910. С. 15.

В числе мер государственного принуждения, не связанных с реализацией юридической ответственности, можно выделить принудительные меры или пресечение противоправных деяний, применяемое в профилактических целях. В связи с этим Главное тюремное управление требовало от администрации тюрем возможно частое производство тщательных повальных обысков, не менее двух раз в неделю под наблюдением и даже при непосредственном участии начальников тюрем и их помощников. А в тех случаях, когда имелись основания подозревать подготовку арестантов к побегу, - немедленно, по возможности внезапно. <*>

<*> Цир. ГТУ N 10, 21 апреля 1909 г.

Основными компонентами специально-предупредительной деятельности в местах лишения свободы являются установленные законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами специальные мероприятия государственно-властного характера, реализуемые тюремной администрацией, направленные на неуклонное исполнение основных требований режима и его элементов.

При характеристике воспитательных свойств режима, установленных администрацией тюрем на основании тюремного законодательства в виде надзора и охраны, обращалось в первую очередь внимание, что ему принадлежит активная роль в предупреждении преступности. Идеи общей и частной превенции, разработанные С.В. Познышевым, признаются многими учеными и в наше время. Отмечается также, что режим обеспечивал постепенное формирование позитивных навыков и привычек у лиц, лишенных свободы <*>, в том числе и в виде санкций за совершенные правонарушения, предусмотренные законом.

<*> См.: Беляев А.А. Цели и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. Л.: ЛГУ, 1963. С. 131.

Несмотря на принимаемые меры по улучшению состава надзора и их службы, добиться значительного улучшения службы так и не удалось. Не все должностные лица тюремной администрации выполняли добросовестно свои обязанности. Здесь можно привести в качестве примера коменданта Петропавловской крепости. Комендант мог заключать узника в темный, сырой карцер на срок до недели и возобновлять такое же наказание хотя бы на следующий же день после освобождения. Он мог без ограничения срока лишать узника права чтения книг, переписки, свидания с родными, не говоря уже о курении. Он мог назначать все эти взыскания одновременно. Лишь от его усмотрения зависело, за какое нарушение назначить то или другое наказание или все их вместе. <*>

<*> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 4. М., 1962. С. 48.

Если в вышеуказанном примере говорится о произволе надзирателей по отношению к арестантам, то в Курганском тюремном замке следует сказать о халатности тюремной администрации, послаблении режима содержания арестантов. Проведенное дознание показало, что смотритель замка Радзинский пренебрегал проведением осмотра карцера. Считал это излишним. Арестанты воспользовались слабым надзором за ними и вскрыли деревянный пол, настланный сверх каменного, а со стороны мастерских мастеровые подготовили подкоп и передали в карцер инструменты через разобранную стену. Однако смотритель считал, что деревянный пол был очень плотно пригнан к плоскости стен, а потому он никак не мог подумать о возможности вскрытия деревянного пола и осуществления подкопа. Надзиратель Карлович вообще не понимал, "каким образом арестанты подняли пол и разобрали стену", и то, что это сделано извне, "что ему все равно становится непонятными". <*>

<*> ТФ. ГАТО. Ф. 331. Оп. 15. Ед. хр. 51. Л. 108.

Что касается указания изоляции осужденных, то она обеспечивалась посредством другого вида деятельности - охраны осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях. Министр юстиции, подчеркивая важность соблюдения режима, утвердил Инструкцию "Об употреблении оружия чинами тюремной администрации" от 17 декабря 1907 года. В содержании другого циркуляра начальникам мест заключения от 10 марта 1915 года сочетались элементы надзора и охраны за арестантами, устанавливалась тесная связь между часовыми на постах и надзирательским составом. Как отмечено в циркуляре, в случае если от часового получены сведения о каком-либо обнаруженном им нарушении арестантами должного порядка, в соответствующую камеру должен немедленно направиться начальник, или его помощник, или дежурный надзиратель и приказать арестантам прекратить беспорядок, при этом виновные арестанты должны были без малейшего промедления быть удалены из камер в карцеры.

Таким образом, на основе анализа Устава о содержании арестантов под стражей в дореволюционной России применялись различные пенитенциарные средства для исправления осужденных. К системе правовых средств, регламентирующих режим исполнения наказания, в первую очередь относятся: надзор и охрана осужденных, различные административные взыскания по отношению к арестантам, меры поощрения, применение физической силы, специальных средств и оружия.