Мудрый Юрист

Правовые основы взаимодействия акционера и его представителей в совете директоров акционерного общества

Беляев Дмитрий Александрович

Сотрудник крупной российской энергетической компании, Заместитель Председателя Совета директоров ОАО "Тываэнерго-Холдинг", член Совета директоров ОАО "Межбанковское объединение - Единый электроэнергетический комплекс", ОАО "СаранскТеплоТранс", ОАО "ЦНИИ НПКэнерго". Специалист в области корпоративного управления и хозяйственных обществ.

Родился 28 апреля 1983 г. в г. Морозовске Ростовской обл. В 2005 г. окончил Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина по специальности "Юриспруденция".

Автор ряда научных публикаций.

В настоящее время во всех отраслях российской экономики отчетливо прослеживается тенденция к укрупнению и интеграции бизнеса. Роль акционеров - физических лиц, прежде единолично контролировавших предприятия, уменьшается, на смену им приходят крупные холдинговые компании, которые для поддержания рентабельности финансовых вложений вынуждены разрабатывать эффективные системы корпоративного управления.

В связи с тем что совет директоров определяет стратегию развития акционерного общества, а также обеспечивает эффективный контроль за финансово-хозяйственной деятельностью общества, перспективным направлением в управлении акционерными обществами является повышение качества работы совета директоров и его взаимодействия со всеми другими участниками корпоративных отношений.

Однако в ходе разработки современных систем управления акционерными обществами обнаруживаются серьезные проблемы правового регулирования отношений, возникающих между акционерами и членами совета директоров. Настоящая статья направлена на то, чтобы определить природу этих отношений, выявить пробелы в их правовом регулировании и предложить меры по его последовательному усилению.

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества избираются общим собранием акционеров (п. 1 ст. 66 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО)). Состав акционеров общества, как правило, неоднороден; акционеры имеют различные интересы, для реализации которых они стремятся избрать в совет директоров своих кандидатов.

Итак, акционер, как правило, предпочитает самостоятельно принимать участие в совете директоров (разумеется, если он является физическим лицом), именно поэтому Закон содержит специальную оговорку о том, что член совета директоров общества может не быть акционером общества (п. 2 ст. 66 Закона об АО). Выдвигая в совет директоров своего кандидата, акционер, по сути, доверяет конкретному лицу от его имени управлять акционерным обществом, в результате чего будут приниматься решения, обязательные для самого акционера.

Согласно п. 2 ст. 66 Закона об АО членом совета директоров может быть только физическое лицо, что еще раз подтверждает предположение о лично-доверительном характере отношений между акционером и кандидатом, выдвигаемым им в совет директоров. Акционер доверяет полномочия члена совета директоров конкретному физическому лицу в силу его личностных способностей и, как правило, выражаемой кандидатом готовности защищать интересы "своего" акционера. Полномочия члена совета директоров неразрывно связаны с его личностью, т.к. передача права голоса членом совета директоров другим лицам не допускается (п. 3 ст. 68 Закона об АО).

Отношения между акционером и "его" членом совета директоров не укладываются ни в одну из существующих гражданско-правовых моделей представления интересов (представительство, поручение, агентирование, комиссия). Принципиальная проблема законодательства, регулирующего отношения, связанные с выдвижением, избранием и деятельностью члена совета директоров, состоит в том, что формально член совета директоров признается лицом, которое считается независимым при осуществлении своих полномочий <*>, но фактически, как правило, в значительной степени зависит от того акционера, который "провел" его в совет (в силу того что является работником акционера или получает от акционера вознаграждение за свои услуги).

<*> Закон не устанавливает, что совет директоров или отдельные его члены подотчетны общему собранию акционеров или акционерам, выдвинувшим их кандидатуры и (или) проголосовавшим за них, в то время как исполнительные органы акционерного общества подотчетны общему собранию акционеров и совету директоров в силу прямого указания ст. 69 Закона об АО.

Закон недвусмысленно признает за членом совета директоров акционерного общества наличие собственных прав и законных интересов, и в качестве обеспечительной меры ему предоставляется право обжаловать решение совета директоров, принятого советом директоров общества в нарушение порядка, установленного Законом об АО, иными правовыми актами РФ, уставом общества (п. 5 ст. 68 Закона об АО) <*>. Недоработкой Закона является то, что содержание таких прав не раскрыто.

<*> См. также ст. 81 Закона об АО: при определенных обстоятельствах член совета директоров признается лицом, заинтересованным в совершении сделки акционерным обществом.

Для члена совета директоров общества с ограниченной ответственностью законодатель не предусмотрел наличие собственных прав и законных интересов. Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" не содержит нормы, аналогичной той, что содержится в п. 5 ст. 68 Закона об АО, что, по нашему мнению, не имеет под собой правового обоснования. Автор предполагает, что это просто техническая недоработка законодателя.

Закон не позволяет определить, наличие каких обстоятельств можно считать достаточным, чтобы между акционером и "его" членом совета директоров установились двусторонние отношения. На первый взгляд достаточным кажется, что для этого акционеру нужно выдвинуть кандидата и проголосовать за него на общем собрании акционеров <*>. Однако выборы членов совета директоров осуществляются кумулятивным голосованием (п. 4 ст. 66 Закона об АО).

<*> В то же время для некоторых авторов наличие двусторонней связи между акционером и членом совета директоров, предложенным им в качестве кандидата в состав указанного органа, представляется вполне очевидным (См., напр.: Габов А.В. Сделки с заинтересованностью. Практика акционерных обществ. М.: Издат. центр "Акционер", 2004. С. 354).

Рассмотрим ситуацию: два акционера выдвинули одного и того же кандидата в совет директоров акционерного общества (Закон не запрещает различным акционерам выдвинуть одного и того же кандидата) и отдали за него равное количество принадлежащих им голосов на общем собрании, в результате чего их кандидат был избран в состав совета директоров. Возникает вопрос: интересы какого из двух акционеров представляет член совета директоров?

Характерной для крупных холдинговых компаний является ситуация, когда мажоритарный акционер своим голосованием обеспечивает "прохождение" в совет директоров кандидата от небольшой группы миноритариев, что позволяет акционерам и менеджменту компании вести конструктивный диалог, способствует информационной открытости акционерного общества, улучшает его инвестиционную привлекательность. В такой ситуации член совета директоров, даже избранный мажоритарным акционером, воспринимается как представляющий интересы миноритарных акционеров.

Пункт 3.1.1 гл. 3 Кодекса корпоративного поведения, утв. распоряжением ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г. N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения" (далее - Кодекс корпоративного поведения) <*>, отвечает на этот вопрос следующим образом: члены совета директоров должны действовать в интересах общества, независимо от того, кем была предложена их кандидатура и кто из акционеров голосовал за их избрание. В пункте 2.1.1 гл. 3 Кодекса корпоративного поведения специально указывается, что личностные качества члена совета директоров и его репутация не должны вызывать сомнений в том, что он будет действовать в интересах общества. Более того, выдвижение конкретного лица в кандидаты и голосование на общем собрании за данного кандидата в случае его последующего избрания в совет директоров не обязывает последнего при осуществлении своих полномочий, в том числе при голосовании по вопросам повестки дня совета директоров, совершать какие бы то ни было действия в интересах акционера, руководствоваться указаниями (рекомендациями) акционера или каким-либо образом учитывать их. Член совета директоров обязан в своей деятельности не руководствоваться указаниями акционера, но при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей действовать только в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Акционер вправе подать иск против члена совета директоров только при условии, что ущерб действиями (бездействием) последнего причинен непосредственно акционерному обществу (ст. 71 Закона об АО).

<*> Кодекс корпоративного поведения носит рекомендательный характер.

Хозяйственное общество (в том числе и общество одного лица) является организацией, обладающей собственной правоспособностью, и, соответственно, лицом, за которым закон признает наличие собственных интересов. Сам факт того, что хозяйственное общество в силу положений ст. 2 Закона об АО и ст. 2 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, предполагает наличие таковых.

Член совета директоров не обязан предоставлять "своему" акционеру никакую информацию, связанную с деятельностью акционерного общества. Более того, в части доступа к информации акционеров Закон содержит конструкцию, косвенно направленную против выполнения членом совета директоров информационных функций в интересах акционера, что выражается в установлении определенного порядка предоставления информации акционерам общества.

Заметим также, что отношения между акционером и кандидатом (членом совета директоров) опосредованы общим собранием акционеров, т.к. член совета директоров избирается общим собранием, а не просто направляется в совет директоров акционером, обладающим достаточным для этого количеством голосов.

Акционер не может отозвать члена совета директоров, кандидатуру которого он выдвинул и (или) за кандидатуру которого проголосовал. В случае неудовлетворительной работы отдельного члена совета директоров в силу требований ст. 66 Закона об АО возможно прекратить полномочия только всех членов совета директоров одновременно. Значение данной нормы для нашего исследования состоит в том, что акционер не имеет возможности инициировать рассмотрение общим собранием акционеров вопроса о прекращении полномочий только "своего" члена совета директоров (мера ответственности перед акционером не индивидуализирована), что еще раз демонстрирует волю законодателя - член совета директоров не является проводником политики конкретного акционера, а напротив, должен являться самостоятельным участником корпоративных отношений.

В установленной Законом правовой конструкции акционер выдвигает и обеспечивает "прохождение" в совет директоров акционерного общества своего кандидата, но не получает взамен права контролировать деятельность этого лица, предопределять его позицию при принятии решений. Однако на практике контроль со стороны акционера за деятельностью "своего" члена совета директоров осуществляется, в противном случае даже крупный акционер может очень быстро утратить возможность управлять акционерным обществом. Как только акционер предоставит "своим" членам совета директоров реальную независимость в принятии решений, группа иных лиц, заинтересованных в результатах деятельности акционерного общества (другие акционеры, менеджмент компании, представители конкурентных компаний), попытается установить свой контроль за деятельностью совета директоров.

Практике известны случаи, когда акционер выдвигает в совет директоров акционерного общества своих работников, которым внутренними документами акционера - юридического лица: положениями о представителях, правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными правовыми актами - предписывается выполнять в интересах акционера определенные информационные функции и голосовать в совете директоров в точном соответствии с поручениями (указаниями) акционера. В таком случае правовые отношения между акционером и членом совета директоров осложняются трудовым элементом. Акционер не просто выдвигает своего работника в совет директоров акционерного общества, он одновременно является его работодателем. Последнее обстоятельство означает, что член совета директоров - работник акционера обязан, согласно трудовому договору, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка (ст. 56 Трудового кодекса РФ), а также приказы и распоряжения работодателя. Эта обязанность логически следует из Закона и, как правило, указывается в трудовом договоре.

Таким образом, если правила внутреннего трудового распорядка или иной локальный правовой акт акционера - юридического лица предусматривает, что работник общества в случае его выдвижения от акционера-работодателя и избрания в состав совета директоров акционерного общества обязан голосовать в соответствии с поручением (указаниями) акционера, то за невыполнение данной обязанности член совета директоров - работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Ситуация, в которой член совета директоров является работником акционера, сама по себе означает, что выполнение обязанностей члена совета директоров одновременно является трудовой функцией для данного лица.

Закон данный конфликт не институциализирует и не обеспечивает в данной ситуации гарантии члену совета директоров - работнику акционера, хотя такие гарантии предоставляться ему должны как слабой стороне в трудовом отношении.

В соответствии со ст. 71 Закона об АО член совета директоров несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием).

Однако законодательство в отношении ответственности члена совета директоров непоследовательно, и не ясно, за что должен нести ответственность член совета директоров - работник акционера в том случае, если он осуществляет свои функции в совете директоров (в том числе голосует) в соответствии с поручениями (указаниями) работодателя. В результате ответственность возлагается за действия, к которым его принуждает работодатель. Обязанность члена совета директоров - работника акционера - выполнять поручения (указания) работодателя при осуществлении полномочий члена совета директоров, которые, как указывалось, работник вправе осуществлять свободно и под свою ответственность, - следует признавать принудительным трудом в смысле ст. 4 ТК РФ, т.к. невыполнение распоряжений работодателя повлечет дисциплинарную ответственность.

Для устранения данной коллизии целесообразно дополнить абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО формулировкой о том, что член совета директоров - работник акционера не несет ответственности, если действовал в соответствии с поручениями (указаниями) своего работодателя или его аффилированных лиц. В свою очередь, акционер-работодатель должен признаваться солидарным ответчиком по требованиям из причинения убытков действиями члена совета директоров, которые совершены по указанию такого акционера.

Следует остановиться на правовом положении членов совета директоров акционерного общества, выдвинутых акционером-государством. Согласно п. 17 и 22 Постановления Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. N 738 "Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами ("золотой акции")" такие члены совета директоров прямо называются "представителями интересов Российской Федерации в совете директоров" и осуществляют голосование по вопросам повестки дня заседания совета директоров на основании письменных директив Федерального агентства по управлению федеральным имуществом.

Согласно п. 6 ст. 71 Закона об АО представители государства в совете директоров открытого общества несут предусмотренную этой же статьей ответственность наряду с другими членами совета директоров открытого общества. Снова возникает вопрос: за что отвечают физические лица, которые в принудительном порядке обязаны выполнять указания акционера? Тем более что действия представителя (член совета в данном случае именуется именно представителем) в силу требований ст. 182 ГК РФ непосредственно создают, изменяют и прекращают гражданские права и обязанности представляемого. Не ясно, какую цель преследует законодатель, устанавливая в Федеральном законе, что член совета директоров действует в интересах общества и несет за свои действия ответственность, а в то же самое время на основании Постановления Правительства обязан голосовать в соответствии с директивой государственного органа. Государство, выдавая директиву для голосования, стремится к тому, чтобы член совета директоров просто формализовал волю акционера, проголосовав предписанным ему образом, но в таком случае и отвечать за его действия должно государство.

Основываясь на положениях Закона об АО, можно утверждать, что член совета директоров акционерного общества является лицом, обладающим собственной правосубъектностью, и поэтому должен являться самостоятельным участником отношений в акционерном обществе. Однако для акционера выдвижение и избрание в совет директоров своих кандидатов - важный элемент защиты собственных интересов по управлению акционерным обществом, поэтому естественно стремление акционера к максимальной регламентации деятельности своих кандидатов.

Итак, деятельность члена совета директоров - представителя государства и члена совета директоров - работника акционера имеет много общего. Для решения проблем, связанных с правовым положением указанных лиц, необходимо на уровне Трудового кодекса и Закона об АО определить особенности их правового положения, предусмотреть эффективные механизмы защиты данных лиц от воздействия на них акционеров, считающих их "своими" представителями в совете, или установить гарантии, которые позволят членам совета директоров не опасаться преследования за действия, совершенные под принуждением.