Мудрый Юрист

Понятие и признаки ценных бумаг

Г.Н. Шевченко, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Юридического института ДВГУ.

Среди объектов гражданских прав ст. 128 ГК РФ называет ценные бумаги. Нормы права, посвященные ценным бумагам, кроме ГК РФ, содержатся и в иных нормативных актах (ФЗ "Об акционерных обществах", ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", ФЗ "О рынке ценных бумаг" и других), однако, несмотря на обилие законов, посвященных ценным бумагам, вопрос о понятии ценных бумаг не получил своего однозначного решения ни в законодательстве, ни в теории гражданского права.

Закрепление в ст. 142 ГК РФ понятия ценной бумаги как строго формального документа, удостоверяющего имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при предъявлении этого документа, не только не положило конец многочисленным спорам о понятии и сущности ценных бумаг, но породило новые, еще более жаркие споры. Отчасти это обусловлено еще и тем, что в настоящее время наибольшее распространение на практике получили эмиссионные ценные бумаги, которые отражают заемное финансирование и финансирование через участие в основном капитале. Сами же эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться как в документарной, так и в бездокументарной форме, причем основной формой их выпуска является бездокументарная.

В настоящее время сложились две основные концепции понимания ценных бумаг. Первая концепция - документарная, представители которой, основываясь, главным образом, на действующем ГК, признают ценными бумагами только документарные ценные бумаги. Что касается так называемых бездокументарных ценных бумаг, то они в рамках документарной концепции рассматриваются не в качестве ценных бумаг, а только как имущественные права или способ фиксации прав, а потому не могут быть признаны вещами, а следовательно, и объектами права собственности. Сторонники второй - бездокументарной концепции ценных бумаг - указывают на то, что понимание ценных бумаг, заложенное в ГК РФ, базируется на традиционном понятии ценной бумаги, разработанном в XIX веке, и не учитывает запросов сегодняшнего дня. Вследствие этого они конструируют либо единое понимание ценной бумаги как бестелесной вещи, лишенной материального субстрата, парадоксально определяя ценную бумагу как "бестелесную вещь", как обязательственное договорное право, регулируемое нормами вещного права, либо ценные бумаги рассматриваются как совокупность имущественных прав.

Исходя из изложенного выше, представляется, что есть смысл более подробно рассмотреть основные признаки, присущие ценным бумагам.

  1. Ценные бумаги удостоверяют субъективные гражданские права. Еще Г.Ф. Шершеневич отмечал: "очевидно, бумага приобретает ценное значение не сама по себе, а потому, что в ней заключается воплощение права" <1>.
<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. СПб., 1908. Т. II. С. 63.

Вопрос о том, какова природа удостоверенных ценными бумагами прав, не нашел однозначного решения в законодательстве. Статья 142 ГК РФ определяет, что ценная бумага удостоверяет имущественные права. В то же время ст. 2 ФЗ "О рынке ценных бумаг", характеризуя эмиссионную ценную бумагу, устанавливает, что таковая закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав. Действительно, акция, наряду с имущественными правами (например, правом на дивиденды, правом на ликвидационную квоту), предоставляет и иные права: право на участие в управлении акционерным обществом, право на получение информации о деятельности общества, поэтому следует признать, что ценная бумага может удостоверять либо имущественные права, либо имущественные и связанные с ними неимущественные права, но не может удостоверять только неимущественные права, поскольку она призвана участвовать в имущественном обороте и обладает качеством обращаемости.

Имущественные права, предоставляемые ценными бумагами, могут быть обязательственными и вещными. Большинство ценных бумаг закрепляют обязательственные права. Вещные права закреплены в товарораспорядительных ценных бумагах, к числу которых следует отнести складские свидетельства, закладную, коносамент. При этом названные ценные бумаги воплощают в себе, наряду с вещными правами, также и обязательственные права. Бумаг, которые удостоверяли бы только вещные права, в российском законодательстве не существует.

Следует подчеркнуть, что каждая ценная бумага предоставляет определенную совокупность прав, которые в комплексе и определяют ее содержание. Эта совокупность прав, по общему правилу, должна быть неделимой (то, что в ряде случаев исполнение по ценной бумаге осуществляется частями, например, выплата процентов по облигациям или дивидендов по акциям, не колеблет этого правила). Исключение составляют дробные акции, которые появились в ФЗ "Об акционерных обществах" в 2001 г. Это нововведение вряд ли можно признать теоретически обоснованным, так как оно не согласуется с положением о неделимости ценных бумаг. В то же время, учитывая особенности эмиссионных ценных бумаг, исходя исключительно из практических соображений, можно допустить появление дробных акций. Еще И.Т. Тарасов, анализируя "так называемые доли акций" отмечал, что "только исключительно утилитарные соображения, и при том совершенно односторонние, а не какой-нибудь определенный, твердый принцип могут заставить оправдать столь анормальное явление, как выпуск долей акций" <2>.

<2> Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 377.

К сожалению, оперативность правового регулирования гражданских отношений указами Президента и нормативными актами министерств и ведомств еще до принятия Гражданского кодекса РФ привела к появлению документов, которые не обладали таким важнейшим признаком, как удостоверение субъективных гражданских прав. В качестве примера можно привести казначейские обязательства, выпускавшиеся в России до конца 1996 г. Одно из прав, которое мог реализовать держатель казначейского обязательства, - это право на получение налогового освобождения, которое не является субъективным гражданским правом.

  1. Следующий признак ценных бумаг, который наиболее часто встречается в юридической литературе, это начало презентации. Традиционно считается, что ценная бумага является документом, предъявление, "презентация" которого является необходимым для осуществления выраженного в бумаге права. В период становления и развития предъявительских ценных бумаг право могло быть материализовано только в бумажном носителе. Но в дальнейшем такая жесткая связанность ценной бумаги, как совокупности прав, и ценной бумаги, как бумажного документа, отпала.

Во-первых, изменилось само понятие документа - это не только бумажный носитель; во-вторых, с появлением именных ценных бумаг, когда управомоченное лицо фиксируется помимо самой ценной бумаги еще и в специальном реестре, возможна реализация прав по ценной бумаге без ее предъявления, "презентации". В-третьих, оказалось, что в ряде случаев гораздо удобнее осуществлять различные сделки с ценными бумагами в отсутствии документарной формы. Все это обусловило начало дематериализации именных ценных бумаг.

Утверждение о том, что бездокументарная ценная бумага не имеет материального носителя - документа, - неточно. Аксиомой является положение о том, что применительно к ценным бумагам сведения о праве приобретают юридическое значение только в том случае, если они тесно связаны с определенным носителем этой информации - документом. Представляется, что это положение полностью применимо и к бездокументарным ценным бумагам.

В настоящее время уже не вызывает сомнений, что документ может быть выполнен не только на бумаге, но и на других носителях. Фиксация прав осуществляется на электронном документе, находящемся у определенного лица (должника-эмитента, реестродержателя, депозитария), который все свои действия осуществляет в соответствии с императивными нормами законодательства. Требования к таким лицам при осуществлении операций с бездокументарными ценными бумагами не менее жестки, чем требования, предъявляемые к форме документарной ценной бумаги: это и соответствие самого реестродержателя определенным нормативам; это и обязательное лицензирование такой деятельности; это, наконец, осуществление всех записей в соответствии с императивными правилами, содержащимися в нормативных актах. Условия фиксации прав устанавливаются публичной властью, причем эти условия являются едиными для всех лиц, осуществляющих такую деятельность. Правообладатель для совершения операций с бездокументарными ценными бумагами должен обращаться только к заранее определенному официальному лицу. Соблюдение всех этих требований вызвано свойствами документа, выполненного не на бумажном, а на электронном носителе и, с нашей точки зрения, восполняет необходимость предъявления документа для реализации воплощенных прав, как это установлено и единственно возможно для документарной ценной бумаги.

Таким образом, начало презентации не является общим признаком для всех ценных бумаг; будучи обязательным для предъявительских и ордерных, он не конститутивен для именных эмиссионных ценных бумаг: реализация воплощенных в них прав возможна и без презентации.

  1. Третий признак ценных бумаг - свойство публичной достоверности: по отношению к надлежащим образом легитимированному обладателю ценной бумаги обязанное лицо может выдвигать лишь такие возражения, которые вытекают из содержания самого документа, либо касаются действительности бумаги, либо основаны на непосредственных отношениях между должником по ценной бумаге и ее обладателем.

Свойство публичной достоверности, которое означает автономность и независимость прав держателя ценной бумаги от прав его предшественника, не является присущим всем ценным бумагам: обыкновенные именные ценные бумаги (ректа-бумаги) таким свойством не обладают. Ректа-бумаги, к которым можно отнести депозитные и сберегательные сертификаты, а также некоторые другие ценные бумаги передаются посредством цессии. Это означает, что приобретатель такой бумаги становится правопреемником отчуждателя, и поэтому в соответствии со ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, а следовательно, именные обыкновенные ценные бумаги не обладают свойством публичной достоверности, т.е. не подлежат действию правила об ограничении возражений должника.

  1. ГК РФ содержит открытый перечень ценных бумаг, указывая, что к ним относятся также и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг. Поэтому при решении вопроса, относится тот или иной документ к числу ценных бумаг, следует руководствоваться чисто формальным признаком - назван ли он таковым федеральным законом или в установленном им порядке.

В практическом плане такой подход вполне оправдан, поскольку в правовую регламентацию ценных бумаг вносится необходимая определенность. Но тогда возникает другая проблема: какими критериями должен руководствоваться законодатель при решении вопроса об отнесении документа к разряду ценных бумаг? В юридической литературе вполне обоснованно предлагается при отнесении документов к ценным бумагам руководствоваться общей идеей - уважением прав личности, предоставление ей в рамках гражданского права максимальной инициативы и свободы выбора, возможности полноценной защиты прав в соответствии с принципами цивилизованного гражданского процесса <3>. Но даже с учетом всего вышесказанного порой трудно объяснить, почему одни документы приобретают статус ценных бумаг, а другие - нет. Так, в российском законодательстве коносамент в силу прямого указания ст. 143 ГК РФ отнесен к числу ценных бумаг, а накладная таковой не признается, хотя данные документы по своей сущности однородны. Договор банковского вклада может удостоверяться именной или предъявительской сберегательной книжкой. Сберегательная книжка на предъявителя, согласно ст. 143, 843 ГК РФ, является ценной бумагой, а именная сберегательная книжка не является таковой. В последнем случае позиция законодателя все же может быть логически объяснена. Сберегательная книжка на предъявителя является обязательством с неопределенным кредитором, а именно такие обязательства могут традиционно принимать форму ценных бумаг; что касается именной сберегательной книжки, то здесь потребности гражданского оборота вполне могут быть удовлетворены оформлением общегражданского договора на бланке установленной формы.

<3> См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги и тенденции развития гражданского права // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. М., 2001. С. 272.

Следует отметить, что в настоящее время наметилась тенденция к лишению статуса ценных бумаг многих именных документов, поскольку современное гражданское право содержит и иные средства, способные облегчить заключение сделок, в частности, типовые договоры, договоры присоединения.

  1. Ценные бумаги должны обладать свойством оборотоспособности. Под оборотоспособностью следует понимать способность ценных бумаг быть предметом гражданско-правовых сделок. Ст. 142 ГК РФ устанавливает, что имущественные права, удостоверенные ценной бумагой, могут быть реализованы двумя способами - осуществлением или передачей при обязательном предъявлении самого документа.

Бездокументарные ценные бумаги в силу объективных причин не могут быть фактически (физически) переданы, но этого и не требуется. Часть 2 ст. 142 ГК РФ устанавливает, что для осуществления и передачи прав, удостоверенных в них, достаточно доказательств закрепления их в реестре, поэтому юридическая передача прав на бездокументарные ценные бумаги осуществима.

Действующее законодательство исходит из принципа одновременности перехода прав на бумагу и прав, удостоверенных ценной бумагой. Ст. 142 ГК РФ устанавливает, что с передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности. Аналогичное правило закреплено в ст. 29 ФЗ "О рынке ценных бумаг": "Права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу". Из этого правила есть два исключения, относящиеся к возможности реализации правомочий, удостоверенных обыкновенной акцией: право на участие в общем собрании и право на дивиденды могут переходить не одновременно с переходом права на акцию, а по истечении определенного периода.

Вся история становления и развития ценных бумаг - это история их обращения, что невозможно без такого их свойства, как оборотоспособность.

Вышеуказанные признаки характерны как для документарных, так и бездокументарных ценных бумаг, вследствие чего на современном уровне развития цивилистики можно говорить о формировании самостоятельного института гражданского права - института ценных бумаг, который может быть подразделен на два относительно самостоятельных субинститута - субинститут документарных ценных бумаг и субинститут бездокументарных ценных бумаг.

Правовое регулирование документарных и бездокументарных ценных бумаг имеет различия, но они не таковы, чтобы можно было признать существование самостоятельных объектов гражданского права. Тенденция российского законодательства на дематериализацию ценных бумаг отвечает общей тенденции финансовых рынков, стремящихся уменьшить расходы, связанные с обращением ценных бумаг, а также сократить время, необходимое для перехода прав на ценные бумаги.

Появление и развитие бездокументарных ценных бумаг не приводит к вытеснению из гражданского оборота документарных ценных бумаг, но превалирующее значение в настоящее время приобретают бездокументарные ценные бумаги. Вместе с развитием общества развивается и право, и вполне "естественно, что гражданское право эпохи компьютеров, космонавтики и атомной энергетики разительно отличается от гражданского права времен парусного флота и дилижансов" <4>, поэтому и ценные бумаги, являясь динамическим институтом, приобрели новые качества, не учитывать которые нет оснований.

<4> Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада. М., 1992. С. 5.