Мудрый Юрист

Проблемы применения особого порядка судебного разбирательства

Трофимов И.Э., судья Вологодского областного суда.

Особый порядок судебного разбирательства по уголовным делам является новеллой в российском уголовном процессе и в определенной степени напоминает известные в зарубежном праве "сделки о признании вины". В основе этого правового института лежит стремление упростить уголовный процесс соразмерно тяжести совершенного преступления и сложности уголовного дела.

Новый российский уголовно-процессуальный закон закрепил право обвиняемого в определенных условиях заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства и право суда при соблюдении данных условий удовлетворить ходатайство обвиняемого, гарантируя ему назначение наказания, не превышающего 2/3 от максимального, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ. По мнению законодателя, это значительно сокращает сроки рассмотрения уголовных дел, упрощает судебный процесс и облегчает работу судьи по делам, не представляющим большой сложности.

Вместе с тем анализ судебной практики свидетельствует о том, что применение особого порядка судебного разбирательства не получило такого широкого распространения, как ожидалось. Одной из причин этого является существенное ограничение права обвиняемого на свободный выбор данной формы уголовного судопроизводства, который в рамках действующего уголовно-процессуального закона обременен условиями, препятствующими использованию сокращенных процедур судебного разбирательства.

Несомненно, законодатель вправе установить определенные ограничения для применения тех или иных уголовно-процессуальных институтов. Исходя из конституционного принципа равенства всех перед законом, эти ограничения должны быть одинаковыми для любого лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Для этого необходимо, чтобы условия, при которых возможно применение той или иной формы уголовного судопроизводства, как можно меньше зависели от субъективных факторов.

Положения гл. 40 УПК РФ, регулирующие порядок заявления обвиняемым ходатайства о применении сокращенной процедуры уголовного судопроизводства, содержат в себе ряд существенных препятствий для ее применения. Эти препятствия связаны с противоречивостью уголовно-процессуальных норм и с недостаточной эффективностью правил назначения наказания, а также с такими субъективными составляющими, как добросовестность и профессионализм следователя, мнение государственного обвинителя и потерпевшего, обоснованность заявленного гражданского иска, отношение к обвинению и особому порядку судебного разбирательства соучастников группового преступления.

Согласно закону условиями, при которых возможно постановление приговора без судебного разбирательства, являются согласие обвиняемого с предъявленным обвинением в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, а также согласие на упрощенную процедуру судопроизводства потерпевшего, государственного или частного обвинителя. Помимо этого, закон предусматривает, что данное ходатайство должно быть заявлено обвиняемым только на определенных стадиях производства по уголовному делу добровольно и в присутствии защитника.

Согласно ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела, либо на предварительном слушании, когда оно является обязательным.

Однако закрепленная в п. 2 ч. 2 ст. 315 УПК РФ возможность заявить подобное ходатайство в ходе предварительного слушания практически не может быть реализована в рамках действующего уголовно-процессуального закона.

Новая редакция ст. 229 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ) предусматривает такие основания для проведения предварительного слушания, которые так или иначе связаны либо с несогласием одной из сторон процесса с обвинением, либо с решением вопроса о рассмотрении уголовного дела судом присяжных.

Предварительное слушание проводится при наличии ходатайства стороны об исключении доказательств, при наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, при наличии оснований для прекращения или приостановления производства по делу, а также для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Очевидно, что решение в ходе предварительного слушания вопросов, связанных с исключением доказательств или вопроса о возвращении уголовного дела прокурору для устранений препятствий его рассмотрения, свидетельствует о несогласии сторон с качеством проведенного расследования и по своей сути означает несогласие с предъявленным обвинением.

Необходимость приостановления или прекращения уголовного дела сама по себе исключает рассмотрение его в особом порядке, поскольку результатом последнего может быть только обвинительный приговор.

Таким образом, в рамках действующего уголовно-процессуального закона ходатайство об особом порядке судебного разбирательства фактически может быть заявлено обвиняемым только в момент ознакомления с материалами уголовного дела, как это предусмотрено п. 1 ч. 2 ст. 315 УПК РФ.

Вместе с тем указанные в ч. 1 ст. 314 УПК РФ условия, при которых может быть заявлено о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (согласие потерпевшего, государственного или частного обвинителя), на предварительном следствии невыполнимы.

При ознакомлении с материалами уголовного дела узнать мнение государственного обвинителя о проведении судебного процесса в особом порядке невозможно, поскольку в досудебном производстве по уголовному делу государственный обвинитель не участвует. В подавляющем большинстве случаев неизвестно суду и мнение потерпевшего по данному вопросу, поскольку он знакомится с материалами дела до обвиняемого и вправе вообще отказаться от выполнения требований ст. 216 УПК РФ. Поэтому, поставив телегу впереди лошади, следователи вынуждены узнавать мнение потерпевшего, еще не зная, заявит обвиняемый или нет о своем желании рассмотреть дело в особом порядке.

Кроме того, реализация обвиняемым своего права на рассмотрение уголовного дела в особом порядке поставлена в зависимость от добросовестности следователя, дознавателя или прокурора, которые должны разъяснить ему данное право.

Содержащиеся в научно-практическом пособии по применению УПК РФ рекомендации о возвращении уголовного дела прокурору в случае, если обвиняемому на предварительном следствии не разъяснялось его право заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, являются правильными <*>. Однако обоснованность подобного решения вызывает сомнения. Во-первых, это увеличит сроки рассмотрения уголовного дела, сокращение которых является основной целью применения особого порядка судебного разбирательства. Во-вторых, принятие такого решения вряд ли обеспечит более надежную защиту прав обвиняемого, если принять во внимание "качество" работы органов следствия.

<*> Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. М.: Издательство "Норма", 2004.

Приведенные выше противоречия существенно затрудняют работу судей, ведут к различному пониманию и применению уголовно-процессуального закона. Представляется, что одним из путей разрешения указанных противоречий могло быть закрепление в законе нормы, позволяющей обвиняемому заявить ходатайство о проведении судебного разбирательства в особом порядке непосредственно в судебном заседании. Лишение обвиняемого такой возможности ограничивает его права. Только суд может в полной мере обеспечить соблюдение закона при рассмотрении уголовного дела, проверить условия, при которых непосредственно в суде обвиняемый заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Полагаю, что нет никакой необходимости перекладывать эти обязанности на органы следствия и ставить в зависимость от их добросовестности реализацию обвиняемым своих процессуальных прав.

Следует согласиться с мнением М.Н. Король о том, что предоставление подсудимому права заявить в судебном заседании ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства не нарушает права сторон <*>. Именно по этому пути пошла судебная практика в некоторых регионах России.

<*> Король М.Н. Особый порядок судебного разбирательства // Уголовный процесс. 2005. N 7.

Внесение в УПК РФ изменений, позволяющих обвиняемому заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке непосредственно в судебном заседании, решило бы и ряд других вопросов, связанных прежде всего с требованиями закона о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением как основном условии проведения судебного заседания в особом порядке.

На практике часто встречаются случаи, когда подсудимый соглашается с предъявленным обвинением только в судебном заседании. Более того, на предварительном следствии обвиняемый вправе вообще не выражать своего мнения по поводу предъявленного ему обвинения. Это может быть связано не только с нежеланием признать вину, но и с применением недозволенных методов следствия, с отсутствием психологического контакта со следователем и другими субъективными причинами. В рамках действующего уголовно-процессуального закона такое дело не может быть рассмотрено в особом порядке, что влечет ограничение права обвиняемого рассчитывать на более мягкое наказание, как это предусмотрено ч. 7 ст. 316 УПК РФ, в случаях, когда в силу различных причин он только в судебном заседании решил дать признательные показания и заявить о своем согласии с предъявленным обвинением.

В этой связи необходимо коснуться вопросов о толковании слова "согласие", поскольку лицо, согласное с предъявленным обвинением, может и не признавать своей вины, например, по причине неверия в объективность судебного разбирательства и справедливость судебного решения. По мнению И. Петрухина, ложное признание (самооговор) может быть продиктовано и личными соображениями, например желанием спасти от уголовной ответственности близкого человека <*>.

<*> Петрухин И. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе // Российская юстиция. 2003. N 2.

Как считает судья Томского областного суда Н. Дубовик, рассмотрение уголовного дела в особом порядке может иметь место не при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а лишь при полном признании им своей вины <*>.

<*> Дубовик Н. "Сделка о признании вины" и "особый порядок": сравнительный анализ // Российская юстиция. 2004. N 4.

С предложениями Н. Дубовик трудно не согласиться, в противном случае будет существовать возможность осуждения невиновного лица в результате самооговора. Однако не следует забывать, что признание обвиняемым вины во многом обусловлено "качеством" предъявленного обвинения.

Например, в случае совершения кражи на сумму менее 2500 рублей необоснованное вменение лицу квалифицирующего признака "причинение значительного ущерба" будет служить для него достаточным основанием для частичного признания вины. Очевидно, что любое другое необоснованное завышение объема обвинения может стать непреодолимым препятствием для рассмотрения уголовного дела в особом порядке. Еще большую актуальность приобретает данный вопрос в случаях, когда действия обвиняемого, совершившего тяжкое преступление, органы следствия "с запасом" квалифицируют как преступление особо тяжкое, дела о которых вообще не могут быть рассмотрены в особом порядке согласно действующему закону.

Даже если обвиняемый согласится с необоснованным обвинением, суд не вправе рассмотреть дело в особом порядке. В п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм УПК РФ" сказано, что в случае, когда имеются основания для изменения квалификации содеянного подсудимым, суд обязан вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить рассмотрение уголовного дела в общем порядке. Следовательно, необоснованное завышение объема обвинения фактически лишает обвиняемого права на рассмотрение уголовного дела в особом порядке.

Вопрос о возможности изменения обвинения при рассмотрении уголовного дела в особом порядке представляется чрезвычайно важным. Решение этого вопроса позволило бы существенно расширить область применения сокращенной процедуры уголовного судопроизводства.

Допустим, что лицу предъявлено обвинение в краже с несколькими квалифицирующими признаками. Обвиняемый на предварительном следствии признал свою вину полностью и ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Однако в суде он заявил, что не согласен с вмененным ему квалифицирующим признаком "с незаконным проникновением в помещение". При такой позиции обвиняемого суд обязан прекратить особое производство. Но допустим, что при рассмотрении уголовного дела в общем порядке суд при вынесении приговора исключил указанный выше квалифицирующий признак из обвинения, признав доводы подсудимого убедительными. Таким образом, лицо, привлеченное к уголовной ответственности, было необоснованно лишено права рассчитывать на более мягкое наказание в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Такие же последствия будут по уголовному делу, когда обвиняемый изначально не признает часть предъявленного ему обвинения, но и осуждается только по тому обвинению, которое признает. Максимальный размер наказания в обоих случаях будет поставлен в зависимость от формы судопроизводства, свобода выбора которой у обвиняемого отсутствует. Из двух обвиняемых, совершивших одинаковые преступления, больше шансов на рассмотрение дела в особом порядке имеет тот, уголовное дело в отношении которого расследует более грамотный следователь, способный дать правильную юридическую оценку содеянному.

То же касается и заявленных по делу гражданских исков. Требование, закрепленное в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм УПК РФ", о том, что при рассмотрении дела в особом порядке подсудимый должен быть согласен не только с обвинением, но и с исковыми требованиями, представляется спорным, поскольку необоснованно заявленный по делу гражданский иск (например, в возмещение морального вреда по делу о краже) также делает невозможным реализацию обвиняемым своего права на рассмотрение дела в особом порядке.

Действующий уголовно-процессуальный закон содержит в себе возможность изменения обвинения после окончания предварительного расследования и до начала судебного следствия. Так, при утверждении обвинительного заключения прокурор вправе уменьшить объем обвинения. Государственный обвинитель вправе отказаться от обвинения полностью или частично в любой момент судебного разбирательства, в том числе и до исследования доказательств по делу. С новым объемом обвинения подсудимый может быть согласен полностью, и лишение его права заявить о рассмотрении дела в особом порядке лишь на том основании, что на предварительном следствии он об этом не ходатайствовал, будет неправильным.

Ограничено право обвиняемого на выбор сокращенной формы судопроизводства и позицией стороны обвинения. Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит в себе тех условий, при которых государственный обвинитель и потерпевший могут не согласиться с ходатайством подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Отказ государственного обвинителя и потерпевшего от рассмотрения уголовного дела в особом порядке может быть немотивированным. Однако для представителей стороны обвинения это выглядит несколько странно. Основной задачей государственного обвинителя в судебном процессе является доказывание вины подсудимого путем представления доказательств. Когда подсудимый признает свою вину и не настаивает на том, чтобы доказательства, подтверждающие его виновность, исследовались в судебном заседании, вправе ли государственный обвинитель просить о проведении судебного следствия в общем порядке? Представляется, что это может быть возможным только при имеющихся сомнениях в достоверности сделанного подсудимым признания вины. В этом случае государственный обвинитель должен ходатайствовать об исследовании доказательств в объеме, достаточном для устранения возникших сомнений, но дело должно считаться рассмотренным в особом порядке, с определенными правовыми последствиями и особыми правилами назначения наказания.

Еще одна проблема касается рассмотрения судом уголовного дела в отношении нескольких подсудимых. Как отмечает Е. Хаматова, если по уголовному делу в отношении нескольких подсудимых, которые изначально согласились на рассмотрение уголовного дела в особом порядке, в судебном заседании кто-либо из них заявит возражения против применения сокращенных процедур, то суд может либо прекратить особое производство, либо выделить уголовное дело в отношении отказавшихся от особого порядка подсудимых в отдельное производство <*>. В любом случае следует признать, что право подсудимого на рассмотрение уголовного дела в особом порядке зависит от воли соучастников преступлений, поскольку разделение уголовных дел о групповых преступлениях часто бывает невозможным.

<*> Хаматова Е. Особый порядок судебного разбирательства по уголовному делу претерпел изменения // Уголовный процесс. 2004. N 1.

Малоэффективными представляются и закрепленные в законе правила назначения наказания при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, являющиеся, пожалуй, основным стимулом для выбора обвиняемым сокращенного порядка рассмотрения уголовного дела. Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства подсудимому не может быть назначено наказание, превышающее две трети максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного санкцией статьи за совершенное преступление. Однако, как показывает судебная практика, и при рассмотрении уголовного дела в общем порядке подсудимому, который полностью признает свою вину, крайне редко назначается наказание, превышающее пределы, установленные ч. 7 ст. 316 УПК РФ. Этому в какой-то степени способствовали изменения уголовного закона, касающиеся назначения наказания при рецидиве преступлений. Поэтому в большинстве случаев соглашаться на постановление приговора без проведения судебного разбирательства только для того, чтобы рассчитывать на наказание, не превышающее двух третей от максимально возможного, обвиняемому не имеет никакого смысла.

Очевидно, что более широкое применение особого порядка рассмотрения уголовных дел возможно только при соответствующем изменении действующего законодательства. Такие изменения должны гарантировать обвиняемым равные права на свободный выбор сокращенной формы судопроизводства, независимый от необоснованных действий и решений органов следствия, предусматривать возможность изменения объема обвинения и размеров гражданского иска при рассмотрении дел в особом порядке, содержать в себе эффективные правила назначения наказания. Необходимо конкретизировать в законе условия, при которых государственный обвинитель и потерпевший могут возражать против постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Следует снять ненужные процессуальные ограничения и позволить обвиняемому ходатайствовать об особом порядке рассмотрения дела не только при окончании предварительного расследования, но и в суде до начала судебного следствия.