Мудрый Юрист

Ответственность банков в виде возмещения убытков за нарушения при безналичных расчетах реналь садыков, ришат садыков

Реналь Садыков, РАГС при Президенте РФ.

Ришат Садыков, сотрудник коммерческого банка.

В отношения, связанные с безналичными расчетами, вовлечены буквально все участники оборота. В связи с этим вопрос об ответственности банка за ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей является крайне актуальным - тем более в связи с тем, что убытки от такого нарушения могут значительно превысить сумму перечисленных средств.

При межбанковских расчетах основной проблемой является установление, несет ли банк ответственность только за свои собственные действия либо он отвечает и за надлежащее проведение расчетной операции в целом, в том числе и иными участвующими в расчетах банками. ГК РФ закрепляет в качестве основного принцип ответственности банка клиента за совершение всей расчетной операции. Банки-посредники, привлеченные к участию в расчетном обязательстве, несут ответственность в порядке регресса. ГК РФ допускает возможность возложения ответственности за срыв расчетной операции на банк-посредник, непосредственно допустивший нарушение (п. 2 ст. 866, п. 3 ст. 872, п. 3 ст. 874). Однако в данном случае банки - соисполнители расчетного обязательства должны быть привлечены в процесс в качестве соответчиков по ходатайству сторон (ч. 2 ст. 46 АПК РФ). Суд не вправе привлечь к участию в деле банк-посредник без согласия истца по собственной инициативе. Исключение сделано лишь по делам, вытекающим из публичных правоотношений (абз. 2 ч. 2 ст. 46 АПК РФ).

Банки как субъекты предпринимательской деятельности обязаны возместить убытки, причиненные срывом расчетной операции, независимо от наличия вины и в том случае, если убытки явились следствием случая, т.е. банк не знал и не должен был знать о возможности наступления негативного результата (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Возложение на банк риска случайных убытков определяется тем, что банк - профессиональный участник рынка оборота капиталов. Единственным основанием освобождения от полного возмещения убытков может служить лишь доказывание в ходе процесса срыва расчетной операции вследствие непреодолимой силы.

При безналичном переводе денежных средств наиболее значительные убытки возникают в случаях, когда клиент вследствие несвоевременного или неправильного выполнения банками своих обязательств по осуществлению безналичных перечислений средств не выполняет своих обязательств перед кредитором по основному обязательству. Возникшие в рассмотренных выше случаях убытки, как правило, значительно превышают по размеру сумму переводимых средств. В подавляющем большинстве случаев при получении поручения клиента о производстве операций по перечислению средств или инкассированию платежа банк не знает и не может знать о характере и тем более о деталях той сделки, во исполнение которой производится платеж. Банк не проверяет и не имеет права проверять обстоятельства, связанные с выполнением сторонами основного договора, если иное прямо не установлено законом или договором с клиентом. Следовательно, банк не может предвидеть размеры возможных убытков клиента, которые могут возникнуть из-за неправильного (несвоевременно) проведенного платежа.

Пределы ответственности

Российское законодательство в настоящее время прямо не ограничивает возможности взыскания с банков таких убытков.

В большинстве правовых систем банк не рассматривается ответственным за косвенные убытки, которые он не мог предвидеть в то время, когда он получил инструкции о переводе средств от переводящего лица, если банк при этом не действовал преднамеренно либо не проявил грубую неосторожность. Это правило является практическим применением общих принципов договорного права <*>.

<*> Например, ст. 18 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международных кредитовых переводах", ст. 4А-305 Единого торгового кодекса США. См.: Ефимова Л.Г., Новоселова Л.А. Банки: ответственность за нарушения при расчетах. М.: Инфра-М. 1996. С. 429.

Предлагается выделять новую категорию "гарантированных сообщений". Неспособность выполнить гарантированную операцию ставила бы банк перед ответственностью за связанные с этим косвенные убытки (ст. 4А-305 ЕТК США).

Если банк-получатель не исполнит платежное поручение, которое он обязан был исполнить в силу прямого соглашения, он несет ответственность перед отправителем за его расходы по сделке, сопутствующие расходы и неполученные проценты в связи с неисполнением платежного поручения. Дополнительные убытки, включая косвенные убытки, подлежат возмещению только в той степени, в которой это предусмотрено письменным соглашением с банком-получателем <*>.

<*> Новоселова Л.А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений. Докт. дис. М., 1997. С. 132 - 140.

Положения п. 1 ст. 15 ГК РФ свидетельствуют о возможности по соглашению сторон ограничить размер подлежащих возмещению убытков либо ограничить возможность взыскания тех или иных убытков.

В силу п. 1 ст. 400 ГК РФ право на полное возмещение убытков по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, может быть ограничено законом.

Сравнивая эти положения с нормами ст. 15 ГК РФ, можно прийти к выводу, что в отношениях из обязательств ограничения размера ответственности могут быть установлены только законом, но не договором. Однако такой вывод противоречит другим положениям, закрепленным в Гражданском законодательстве. Так, ст. 394 ГК РФ допускает возможность установления исключительной неустойки не только законом, но и договором.

Пункт 2 ст. 400 ГК РФ запрещает соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, объявляя такое соглашение ничтожным, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом или если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Следовательно, включаемые в договоры банковского счета с предпринимателями условия об ограничении размера возмещаемых банком убытков только уплатой неустойки, либо размером утраченной или неправильно перечисленной суммы (либо кратной этому размеру) следует считать правомерными.

Как следует из рассмотренных нами выше положений, в целях обеспечения максимальной защиты владельца средств и обеспечения возможности использования средств на счетах в качестве платежного средства в законе необходимо исключить право сторон в договоре банковского счета изменять или ограничивать право клиента на возмещение основной суммы перевода и процентов на нее в размере средней банковской ставки, начисленных за период задержки платежа.

В отношениях между банками, участвующими в переводе средств, нет необходимости лишать банки права в соглашениях устанавливать правила об ограниченной ответственности, если такие соглашения не будут затрагивать права клиентов на соответствующее возмещение <*>.

<*> См. подробнее: Ефимова Л.Г., Новоселова Л.А. Банки: ответственность за нарушения при расчетах. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М.: Инфра-М. 1996. С. 82, 94.

Квалификация требований

ГК РФ не содержит норм, детально регламентирующих порядок исчисления убытков. Данный пробел компенсируется (в определенной степени) арбитражно-судебной практикой (п. 10 Постановления Пленумов от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Иск о взыскании с банка не выданных или не перечисленных им сумм на практике нередко рассматривается как иск о взыскании убытков в виде реального ущерба (ст. 15 ГК РФ). С этим нельзя согласиться. Убытки как мера гражданско-правовой ответственности связаны с возложением на нарушителя новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей. При взыскании с банка не выплаченной клиенту суммы никаких дополнительных или новых обязанностей на банк не возлагается, речь идет о принудительном получении самой суммы долга. Кроме того, если бы речь шла о взыскании убытков, то санкция (неустойка за просрочку платежа, проценты) по общему правилу должна засчитываться в счет суммы убытков. В отношении же суммы основного долга такой зачет недопустим <*>. В данном случае имеет место присуждение к исполнению обязанности в натуре (ст. 12 ГК РФ). Возмещение ущерба, получившего оценку в денежном выражении, т.е. убытков, освобождает банк от исполнения расчетного обязательства только в случае, когда банк вообще не приступал к совершению расчетной операции (п. 2 ст. 396 ГК РФ).

<*> Новоселова Л.А. Указ. источ. С. 116.

Отсутствуют основания для иного подхода, т.е. признания не выданных или не перечисленных клиенту денежных средств убытками в виде реального ущерба, и в ситуации, когда банк не перечисляет по платежным поручениям средства третьим лицам. Практика арбитражных судов суммы, списанные со счетов клиентов, но не перечисленные банком, рассматривает как суммы основного долга банка перед клиентом-плательщиком.

Так, Президиум ВАС РФ отменил по протесту заместителя Председателя ВАС РФ В.В. Витрянского судебные постановления первой и апелляционных инстанций, которыми было отказано во взыскании с банка денежных средств, списанных, но не перечисленных по назначению. Арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что списание денежных средств со счета истца произведено по его распоряжению, договором по расчетному и кассовому обслуживанию не предусмотрена обязанность банка возвратить списанные денежные средства. Гражданские права истца не нарушены, и он вправе потребовать возмещения убытков, вызванных незачислением на счета получателей списанных с него денежных средств.

Таким образом, арбитражный суд первой инстанции встал на позицию непризнания за списанной, но не перечисленной суммой качества основного долга, предлагая доказать наличие убытков у лица, со счета которого и были списаны соответствующие суммы, факт незачисления данной суммы на счета получателей.

Президиум ВАС РФ с такой квалификацией не согласился, указав, что "действия по перечислению включают в себя не только списание, но и передачу денежных средств лицам, указанным в платежных документах. Банк, списав сумму с расчетного счета истца, не передал ее по назначению...". Данную сумму Президиум ВАС РФ квалифицировал в качестве долга банка перед клиентом (истцом) <*>.

<*> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. N 8213/95 // Вестник ВАС РФ. 1996. N 8. С. 46.

К сожалению, подобная практика не является устоявшейся, и арбитражные суды нередко рассматривают случаи о понуждении к исполнению обязанности в натуре в расчетных отношениях как не основанные на законе. Так, Президиум ВАС РФ Постановлением от 11.04.2000 N 7883/99 отказал в удовлетворении искового требования о понуждении банка исполнить обязанность в натуре путем перечисления списанных средств по назначению с корреспондентского счета банка. Решение было мотивировано тем, что требование об исполнении платежного поручения (заявление на перевод) представляет собой по существу иск об обязании ответчика исполнить поручение истца и передать имущество (денежные средства) истца-плательщика третьему лицу, не участвующему в деле, - получателю средств. Порядок исполнения такого рода требований законодательно не установлен, вследствие чего истец выбрал ненадлежащий способ защиты гражданского права.

Отказывая в удовлетворении искового требования о понуждении банка исполнить обязанность в натуре, суд кассационной инстанции правильно исходил из того, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты своего нарушенного права, исполнение которого не предусмотрено Федеральным законом "Об исполнительном производстве" или иными правовыми актами РФ.